«Угрюм-река». Сибирская семейная эпопея о том, что капитализм душу губит

размещено в: Интересное, Культура | 0

Проза кануна утверждения соцреализма в качестве основного литературного направления рубежа 1920 – 1930 годов была многообразной. С одной стороны, творили молодые новаторы из ассоциации пролетарских писателей, а с другой стороны, сохранилась и развивалась традиция литературы серебряного века. Начинавшие до Первой мировой войны писатели переходили к своим наиболее зрелым произведениям. Это можно сказать об Алексее Толстом, Викентии Вересаеве, Вячеславе Шишкове. Шишков был в стороне от мейнстрима – он был региональным сибирским писателем, самобытным и очень ярким.

Шишков для Сибири человек пришлый. Он родился в Бежецке, что под Тверью, в 1873 году. Сын мелкого лавочника, отучившейся в техническом училище, в 21 год получил назначение в Томский округ путей сообщения. Вячеслав Шишков по долгу службы исследовал Сибирь, в течение 15 лет он проводил ежегодные экспедиции на реках Иртыш, Обь, Бия, Катунь, Енисей, Чулым, Лена, Нижняя Тунгуска и Ангара. Свои впечатления чиновник преобразовывает в путевые заметки, которые печатаются в 1908 – 1911 годах. Шишкову помогает Максим Горький. В 1916 выходит первое крупное произведение писателя «Тайга». После революции литература становится для Шишкова основной деятельностью. В 1923 году опубликован роман «Ватага», необычное произведение о гражданской войне. Злодеями показаны не белогвардейцы, а беспощадные сибирские партизаны-кержаки, которые сочетали раскольническую религиозность с анархизмом. Вокруг романа разворачиваются бурные дискуссии. В принципе «Ватага» созвучна «Тихому Дону», другому максимально жестокому роману о гражданской войне, где нет прямой героизации красных. Но главным произведением Шишкова является семейная эпопея «Угрюм-река».

«Угрюм-реку» сложно каталогизировать. По внешним признакам роман можно было бы сравнивать с творчеством Теодора Дразейра. Это обстоятельная история о накоплении капитала, разворачивающаяся на задворках империи во время «золотой лихорадки» на рубеже XIX и XX века. Внутри произведения сокрыты разные жанры. Шишков легко балансирует между книгой из библиотеки приключений и мелодрамой, социальной прозой а-ля Горький и психологическим триллером, остроумным памфлетом, высмеивающим провинциальную мещанскую действительность, и очеркистикой с вниманием к местным особенностям. Язык писателя также неоднороден – он вводит в оборот и местный сибирский диалект, и арго каторжан, но и употребляет изящную столичную словесность, свойственную дворянской литературе.

Центральная фигура «Угрюм-реки» — Прохор Громов, отпрыск подозрительно разбогатевшей полукупеческой-полумужицкой семьи. Продемонстрировано взросление Прохора, эволюция его взглядов от пылкого юношеского романтизма до расчетливого цинизма, а потом и вовсе психоза. Интересна не только семья Громовых. Практически каждый персонаж эпопеи скрывает свою тайну.

В произведении напрочь отсутствует идеологический привкус. «Угрюм-река» написана вне какого-либо политического контекста. Да, единственный стопроцентно положительный персонаж – это инженер Протасов, революционер и глас здравого смысла. Но в Протасове не угадывается большевик. Наоборот, его товарищи по подполью попрекают главного инженера в меньшевизме. Нетипично для советской литературы показаны образы священнослужителей – важнее продажных попов выступающий за справедливость отец Александр, который, наряду с Протасовым, был главным защитником рабочих.

Роман историчен: подмеченные детали быта самых разных слоёв населения формируют целостную и достоверную картину рубежа XIX и XX веков. Это не только какая-то региональная специфика, но и нравы высшего света, особенности правоприменения, поведенческие черты. Есть весьма любопытные штрихи. Например, показателен факт наличия среди руководителей сибирского завода американского экспата (очень комичного).  Сами события романа возникли не на пустом месте. Расстрел рабочих на реке Лене нашёл своё отражение в книге.

«Угрюм-реку» экранизировали в 1969 году. Если первая часть смотрится лихо, то второй фильм оказался скомканным и лишенным многих важных элементов книги. Но в целом, это весьма удачное кино.

 

 

Для красного словца можно было заключить, что Вячеслав Шишков – писатель утраченный, а «Угрюм-река» — позабытый шедевр. Но «не заросла народная тропа». Про Шишкова пишут на «Пикабу», его именем названа Всероссийская литературная премия, учреждённая в родном Бежецке, сохранился музей писателя. Шишков – скорее доказательство того, что на полках старых библиотек вас ждёт множество ценных находок. Литературная судьба Шишкова сложилась вполне успешно: ему вручили Сталинскую премию, но при этом он остался писателем вольнодумным и независимым; Шишкова не изучают в школе, но свой талант он реализовал полностью.

Иллюстрации Петра Пинкевича, из издания книги 1982 года.