Женские лица революции. Истории трёх террористок начала XX века

размещено в: История | 0

На рубеже XIX-XX веков политический террор в России прочно вошёл в повседневную жизнь. От Владивостока до Киева империя дрожала от взрывов самодельных бомб. Главные цели — генерал-губернаторы, министры и тюремные начальники. Даже члены царской семьи не могли спать спокойно. Страна задыхалась от столыпинских галстуков, каторги и репрессий. Недоучившиеся студенты и молодые рабочие клялись покончить с тиранией и жандармским порядком в стране. Несмотря на непреодолимые противоречия во взглядах, обе стороны сходились во мнении, что “Террор – ужасная вещь”. Но реальность была ещё хуже, поэтому молодежь добавляла: “Есть только одна вещь хуже террора – это безропотно сносить насилие”.

Кто эти молодые юноши и девушки, что жертвовали собой ради других? Что они делали? Как пришли к своим взглядам?

Помимо хорошо нам известных биографий Засулич, Перовской, Каляева, Желябова, были тысячи других, о которых мы ничего не знаем. Все они удивительно похожи, но в то же время каждая интересна по-своему. Мы выбрали, на наш взгляд, три “типичные” истории женщин — рядовых членов Боевой Организации эсеров, которые передают “дух времени”.


Евстолия Павловна Рогозинникова

17 октября 1907 года. Газета «Русское слово»:

«ПЕТЕРБУРГ, 17, Х. Начальник главного тюремного управления Максимовский смертельно ранен у себя в кабинете. Стреляла подряд 7 раз из револьвера женщина, одетая вся в черное, вполне интеллигентного вида. Циркулируют слухи, что покушение произведено по постановлению с.-р.»

Женщиной вполне интеллигентного вида была революционерка Евстолия Павловна Рогозинникова, член Летучего боевого отряда Северной области партии социалистов-революционеров. При обыске у нее были обнаружены два револьвера и «пояс смертницы» — специально изготовленный бюстгальтер с 5 кг динамита. Евстолия планировала взорвать охранку, где её должны были допросить жандармы в присутствии больших чинов.

rogozinnkova

Из газеты «Пермские губернские ведомости» // № 226 Пятница, 19 октября 1907 года

k_ubiistvu_maksimovskogo

Эсеры приговорили Александра Максимовского к смерти за то, что он ввел телесные наказания для политических заключенных. Убийство проходило по сценарию покушения Веры Засулич на петербургского градоначальника Федора Трепова. В понедельник, 15 октября, Евстолия Павловна пришла в приёмную Главного тюремного управления и добилась аудиенции у Максимовского. Войдя в его кабинет, Рогозинникова несколько раз выстрелила в тюремщика из револьвера в упор.

Александр Максимовский
Александр Максимовский

На следующий день после сообщения в газете Евстолия Рогозинникова была повешена по решению военного суда. В последнем письме родным она писала:

«Не знаю, получите ли вы мои два письма, написанные уже после суда — на всякий случай пишу ещё раз, веря, что это дойдет. Ещё раз сказать вам, любимые, что не страшно мне. Верьте, что легко умирать мне. Только высший долг заставил меня идти туда, куда пошла я. Нет, даже не долг, любовь, большая, большая любовь к людям. Ради неё я пожертвовала всем, что было у меня…»


Дора Владимировна Бриллиант

Как и многие молодые революционеры конца XIX — начала XX века, Дора Владимировна Бриллиант принадлежала к поколению недоучившихся студентов. Поколению отчисленных, арестованных, отправленных на каторгу за студенческие волнения в университетах Киева, Петербурга, Москвы, Казани. В этом смысле у Доры Бриллиант “образцовая” биография:

Первый арест и высылка — за участие в большой студенческой демонстрации в Киеве. В ссылке Дора знакомится с революционерами и присоединяется к эсерам. На протяжении нескольких лет занимается организационной работой в местном комитете партии и мечтает стать членом Боевой Организации. Работа в динамитной мастерской, подготовка покушений на министра внутренних дел Вячеслава Плеве и московского генерал-губернатора Сергея Александровича Романова. Арест, Петропавловская крепость, сумасшествие и смерть в возрасте 30 лет.

dora_brilliant

Главная цель — отдать свою жизнь в серьезном и значительном деле.

«Почему, — с горечью спрашивала она часто, — не хотят пустить меня на выход? У меня хватит мужества не скомпрометировать партию. У меня достаточно гордости, чтобы вот так сложить руки, не дрогнуть, не показать врагу самую крошечную слабость, ничтожную робость»

Борис Савинков в своих “Воспоминаниях террориста” описывал Дору как «молчаливую, скромную и застенчивую, жившую только своей верой в террор» женщину.

«…Она с головой ушла в местные комитетские дела, и комната ее была полна ежеминутно приходившими и уходившими по конспиративным делам товарищами. Маленького роста, с черными волосами и громадными, тоже черными, глазами. Дора Бриллиант с первой же встречи показалась мне человеком, фанатически преданным революции. Она давно мечтала переменить род своей деятельности и с комитетской работы перейти на боевую. Все ее поведение, сквозившее в каждом слове желание работать в терроре убедили меня, что в ее лице организация приобретает ценного и преданного работника …»

Когда покушение на Вячеслава Плеве только готовилось, Дора и ее подруга случайно встретили карету министра внутренних дел во время прогулки. Девушки попытались проследить, куда направляется карета министра, но безрезультатно.

«Вот удивительный, редкостный случай, — досадливо заметила Дора, — мы одни могли бы с ним покончить»


Мария Марковна Школьник

Совсем иным представителем революционного подполья была Мария Марковна Школьник. Она не училась в университетах и гимназиях, а пришла к революционному террору, что называется, от станка.

Мария Школьник родилась в бедной еврейской семье, которая не могла дать своим детям даже начального образования. До 13 лет Мария оставалась безграмотной, рано начала работать. Во время стачки за девятичасовой рабочий день Школьник знакомится с агитаторшей из еврейской социалистической партии Бунд, а вместе с ней и с революционным движением. Сама становится агитатором на фабрике и организатором стачек.

maria_skolnik

Как мы знаем, например, из автобиографического произведения Владимира Маяковского “Я сам”, век революционера-пропагандиста был недолгий:

«1908 год. Вступил в партию РСДРП (большевиков). Держал экзамен в торгово-промышленном подрайоне. Выдержал. Пропагандист. Пошёл к булочникам, потом к сапожникам и, наконец, к типографщикам. На общегородской конференции выбрали в МК. Звался «товарищем Константином». Здесь работать не пришлось — взяли»

Школьник вместе с товарищем Аароном Шпайзманом взялась организовать тайную типографию в Кишинёве. Обыск. Жандармы обнаружили типографский шрифт. Арест и отправка на поселение в Сибирь.

Сто лет назад полиция, как и сегодня, слабо разбиралась в политическом контексте. Поэтому эсеров Школьник и Шпайзмана обвиняли в том числе… в издании социал-демократической газеты «Искра». Осудили их всё же за подстрекательство к бунту.

Н. И. Верхотуров "Портрет Марии Школьник"
Н. И. Верхотуров «Портрет Марии Школьник»

Дальше всё стандартно: Сибирь, поселение, побег и переезд за границу. В Женеве Мария вступает в Боевую Организацию и получает первое задание — исполнить приговор генералу Дмитрию Трепову (сыну того самого Трепова). Генерала приговорили за участие в жестком подавлении Первой русской революции. Трепову повезло — его предупредили о готовящемся покушении, операцию отложили. Киевский генерал-губернатор Клейгельс остался жив по тем же причинам.

Черниговскому губернатору Алексею Хвостову тоже повезло, но меньше. 1 января 1906 года Мария Школьник и Аарон Шпайзман попытались его взорвать. Первая бомба, брошенная Шпайзманом, дала осечку, вторая, с легкой руки Школьник, тяжело ранила, но не убила губернатора.

Снова арест, суд, смертный приговор, замененный на бессрочную каторгу. Следующие 4 года Мария провела на Нерчинской каторге, которая славилась своим жестоким режимом по отношению к политическим заключенным. Но эсерке снова удалось сбежать и уехать за границу.

Мария Школьник, одна из немногих революционеров-террористов, кто закончил свою жизнь не на виселице и не на каторге. Ей удалось дожить до почтенных 70 лет и оставить после себя интересные воспоминания «Жизнь бывшей террористки».


Материал подготовлен коллективом проекта «Нечаевщина». Подписаться на паблик || телеграм-канал