«К увлечению 1920 годами пришел через визуальные образы и формы»

размещено в: Интервью | 0

Новое интервью из цикла бесед с популяризаторами истории. На этот раз пообщались с создателем проекта «Тогда» и редактором «Электронекрасовки» Ильёй Старковым про русский авангард, бум просветительских медиа и онлайн-музеи.

— Как формировался твой интерес к тематике довоенной советской истории? Интерес обусловлен увлечением эстетикой авангарда? Какую роль в твоей исторической деятельности играет тот факт, что ты дизайнер (хотя тебе не очень нравится, когда тебя так называют)?

— Так как я дизайнер, то к увлечению 1920 годами пришел через визуальные образы и формы, это были, как правило, конструктивистские оформительские вещи в виде обложек книг, журналов и плакатов. Со временем сфера интересов расширялась и углублялась.

— Расскажи, как возник проект «Тогда». Какие ты ставил акценты? Чем ты вдохновлялся? Это музей в виде сайта или журнал?

— Постепенно накопленный массив информации моих увлечений 1920-1930 годами потребовал какой-то систематизации. Так появился проект «Тогда», где сформировались несколько широких направлений: дизайн, кино, книги и журналы, быт. Всё это подаётся в формате журнала. Из этих широких направлений появляются узкоспециализированные темы, исследованиями которых я занимаюсь. Это отдельные явления и личности обозреваемого периода. Например, в немом кино меня безумно интриговали интертитры (межкадровые текстовые кадры), я интертитрам посвятил отдельный проект. В общем, главная страница сайта всегда отражает тот диапазон тем, явлений и персон, которыми я занимаюсь в данный момент. Коротко перечислю: отдельные личности авангарда, например, Соломон Телингатер (в прошлом году совместно с сыном художника, Владимиром Телингатером запустили интернет-архив работ); немое кино; архитектура авангарда; ОБЭРИУты, фотомонтаж и шрифтовые работы в оформлении периодики и книг; формирование и организация «нового быта», «нового человека» и история повседневности; творческие группировки; детские книги и рисунки. Работа над этим материалом невозможна без сотрудничества с другими культурными институтами. В этой связи на сайте сформировался ещё один формат — онлайн-музей. Сейчас свои странички есть у Мемориала, Кунсткамеры, Музея Маяковского, Парка Горького и других партнеров. Если говорить о вдохновении, то результаты этой работы и сам процесс, пожалуй, вдохновляют больше всего.

Интертитр

— «Электронекрасовка» — это продолжение проекта «Тогда»? Как возникла идея сотрудничества с Некрасовской библиотекой?

— «Электронекрасовка» — это совершенно новый для меня проект, и если сейчас можно провести какие-то параллели с «Тогда», то постепенно их будет меньше.

У библиотеки имени Н.А. Некрасова есть свой уникальный редкий фонд, насчитывающий более 12 000 изданий. Фонд постепенно оцифровывается и нуждается в продвижении. Моя идея заключалась в создании медиа вокруг этого архива. Собственно, так мы запустили проект «Электронекрасовка». В моем идеальном представлении, «Электронекрасовка» — это целая экосистема состоящая из онлайн-проекта и оффлайн событий, в виде лектория, встреч, кинопоказов.

— Журнал при «Электронекрасовке», в котором обрабатываются материалы библиотеки, — это начинание глобальное. Сколько человек задействовано в журнале? Как построена работа редакции? Как вы выбираете темы?

Журнал — это только один из разделов «Электронекрасовки», мы вытаскиваем интересные материалы или календарные инфоповоды из книг и газет, пересобираем их в новые и актуальные сейчас форматы подачи информации. Будут на сайте игры и  тесты. Пока работа завязана только на мне как редакторе и авторе в одном лице.

— «Электронекрасовка» сочетает в себе черты другого твоего проекта — «Москва Тогда». В полной мере тот проект не реализовался. Это было связано с отсутствием ресурсов? Насколько трудоёмким было работать с этим проектом?

— «Москва Тогда» временно замороженный проект, новой информации туда не загружается. Проект получился более масштабным чем я представлял. Но я всегда о нем помню и, надеюсь, получится его продолжить в том виде, в котором я его себе представлял. Пересечение с «Электронекрасовкой» здесь в календарных событиях в Москве, но идея и формат совершенно разные. На «Электронекрасовке» —  это медиаподача, а  «Москва Тогда» в идеале — это инструмент, в том числе для исследователей.

— Сколько времени в день ты проводишь, работая с архивами? Ты сам сканируешь книги? 

— Если говорить об «Электронекрасовке», то, конечно, не сам. Это многолетняя работа, многих отделов библиотеки. Сайт — лишь верхушка айсберга. На «Тогда» — по-разному, нет какого-то плана и расписания, иногда могу пару недель плотно заниматься в библиотеках и архивах, а потом постепенно в течение нескольких месяцев публиковать.

— Твои предыдущие проекты существовали за счёт пожертвований. Насколько активно люди жертвовали деньги на просветительский проект?

— В целом проект «Тогда» как отправная точка других подпроектов существует за счет моей дизайнерской деятельности, объем пожертвований примерно равен объему затрат на техническое содержание сайтов — оплату доменов и хостинга.

— Как ты считаешь, возможно ли делать научно-популярный проект о советском прошлом без политизированности? Как избежать холиваров с комментариях, которые возникают даже из-за невинных картинок?

— С пользовательскими комментариями на сайтах и в соцсетях я понял простую вещь: комментарии редко оставят по хорошему поводу. Поэтому единственной формой обратной связи я оставил почту и личные сообщения, где, собственно, и были самые содержательные комментарии.

— В России в течение последних лет появилось несколько ярких и современных историко-культурологических проектов, вроде «Арзамаса», «Карт истории», «Электронекрасовки». Ты согласен, что возник бум увлечения истории со стороны людей, которые прежде темой прошлого сторонились? Или же просто прогресс дошёл до консервативной сферы истории?

— Мне кажется, это палка о двух концах. Бум в просветительских медиа произошёл, потому что в современной журналистике не осталось места для независимых проектов. Современные историко-культурные проекты они не про историю в целом, а про историю человека и его окружение, то есть это те же «новости» только не про 2018 год, а, например, про 1923 год. И пришедшие из современных медиа стилистика, форматы подачи и технологии делают эту медиаисторию массовой.

Илья Старков

— А какие интернет-ресурсы, посвящённые истории, ты бы выделил?

— Кроме тех, что уже упоминались раньше,  — «Прожито», электронный архив рукописей, текстовый корпус личных дневников, «Устная история», онлайн-архив мемуарных бесед, «Магистерия», образовательный сайт с лекциям.

— Какие бы издания, выложенные на сайте «Электронекрасовки» ты бы посоветовал полистать. Назови пять самых классных подшивок.

— Учитывая мои увлечения 1920-1930 годам, издания будут на эту тему:

  • «Новый Леф» — журнал творческой группировки ЛЕФ под предводительством Владимира Маяковского
  • «Новый зритель» —  киножурнал 1920-х, для тех кто интересуется авангардным кино — бесценная вещь.
  • «СССР на стройке» — фотожурнал о прелестях жизни в СССР, который делался в основном на экспорт, поэтому над ним трудились лучшие фотографы и дизайнеры: Александр Родченко, Аркадий Шайхет, Эль Лисицкий, варвара Степанова, Соломон Телингатер и многие другие.
  • «Строительство Москвы» — архитектурный журнал преимущественно издаваемый в 1920-е, поэтому много конструктивизма и утопических проектов
  • «Цирк и эстрада» — трудно поверить, но были отдельные издания посвященный цирку