Десять портретов Ленина: от неоимпрессионистов до соцреалистов и Уорхола

В 2020 году испол­нится 150 лет со дня рожде­ния Влади­мира Ильича-Улья­нова Ленина — рево­лю­ци­о­нера, руко­во­ди­теля партии боль­ше­ви­ков, созда­теля СССР. Его роль для отече­ствен­ной исто­рии трудно пере­оце­нить. Но в пред­две­рии юбилея мы хотим пого­во­рить не о поли­ти­че­ских дости­же­ниях Ленина, а о нём самом как лично­сти: друге, соседе, муже, началь­нике.

Мы собрали десять не самых попу­ляр­ных и даже удиви­тель­ных порт­ре­тов вождя миро­вого проле­та­ри­ата и немного расска­зы­ваем о каждом.


Парижский портрет Ленина, Эмиль Бернар, 1910 год

Начнём с картины, где узнать Влади­мира Ильича с первого взгляда не так просто. Это чуть ли не един­ствен­ный порт­рет, напи­сан­ный до рево­лю­ции, когда Ленин скры­вался на конспи­ра­тив­ных квар­ти­рах, не афиши­ро­вал лицо и вообще держался в тени.

Один такой порт­рет создал худож­ник Эмиль Бернар. За один сеанс он запе­чат­лел вождя боль­ше­ви­ков в париж­ском кафе «Клозери де Лила» на буль­варе Монпар­нас. Поли­тик и живо­пи­сец были знакомы, так как жили непо­да­лёку друг от друга. Улья­новы тогда квар­ти­ро­ва­лись на улице Мари-Роз, а Влади­мир Ильич коро­тал время, играя в шахматы с поэтом Полем Фором — родствен­ни­ком живо­писца Бернара. Он их и позна­ко­мил.

В 1970-е годы порт­рет попал в фонды Централь­ного музея В. И. Ленина, но публике его не демон­стри­ро­вали вплоть до пере­стройки — за несо­от­вет­ствие кано­ни­че­скому образу вождя.


Силуэт Ленина, С. В. Чехонин, 1920 год

Силу­эт­ный порт­рет Ленина автор­ства Сергея Васи­лье­вича Чехо­нина был исклю­чи­тельно попу­ля­рен. Худож­ник тщательно наблю­дал за выступ­ле­ни­ями Влади­мира Ильича на конгрессе Комин­терна и сделал несколько наброс­ков. Позже они и стали осно­вой силу­эт­ного порт­рета. Чехо­нин расска­зы­вал:

«Внеш­ность его произ­во­дила впечат­ле­ние огром­ной воле­вой сосре­до­то­чен­но­сти. Край­няя подвиж­ность его позы и лице­вой муску­ла­туры делали его весьма труд­ною моде­лью для худож­ника. Рисо­вал я его в профиль, кото­рый всё время нахо­дился в движе­нии».


«Выступление Ленина на митинге рабочих Путиловского завода в 1917 году», И. И. Бродский, 1926 год

Исаак Изра­и­ле­вич Брод­ский — совет­ский мастер живо­писи, создав­ший тради­цию изоб­ра­жать выда­ю­щую исто­ри­че­скую личность в окру­же­нии «народ­ных масс». Это марк­сист­ский подход к искус­ству — подчёр­ки­вать, что масштаб­ные исто­ри­че­ские собы­тия проис­хо­дят на «актив­ном народ­ном фоне».

Картина «Выступ­ле­ние Ленина на митинге рабо­чих Пути­лов­ского завода в 1917 году» следует этим прин­ци­пам. Огром­ная толпа пути­лов­цев сосре­до­то­ченно вгля­ды­ва­ется в трибуну, на кото­рой высту­пает Ленин. Брод­ский много внима­ния уделяет каждой фигуре: описы­вает их лица, простую одежду, взвол­но­ван­ные движе­ния. На полотне Брод­ского созда­ётся новый образ трудя­щихся — дисци­пли­ни­ро­ван­ных, дума­ю­щих, свобод­ных.


Портрет Ленина, К. С. Петров-Водкин, 1934 год

Кузьма Петров-Водкин был в числе немно­гих худож­ни­ков, кого в январе 1924 года допу­стили сделать зари­совки с покой­ного Ленина. Он с зада­чей спра­вился и создал строго доку­мен­таль­ную, нети­пич­ную для своего автор­ского стиля картину «Ленин в гробу».

А через десять лет живо­писца настигла мысль создать новый потрет вождя проле­та­ри­ата — за рабо­чим столом над раскры­той книгой:

«… мне хоте­лось дать Влади­мира Ильича живым — дать уютную обста­новку, где он сам с собой. Он, конечно, читает Пушкина, а затем ляжет спать. Я даже приду­мал, что ему дать читать. Это “Песни запад­ных славян”, так как мне каза­лось, что эти вещи должны действо­вать сильно и остро…».

Оста­но­вимся немного подроб­нее на худо­же­ствен­ной компо­зи­ции картины. Порт­рет построен таким обра­зом, что взгляд зрителя концен­три­ру­ется на голове Ленина — круп­ной, скульп­турно вылеп­лен­ной, с очень широко расстав­лен­ными глазами. Фигура Ленина, сидя­щего в белой рубашке за столом, почти каса­ется голо­вой верх­него края взятого в ширину полотна. Такая компо­зи­ция позво­ляет скон­цен­три­ро­вать внима­ние зрителя на лице вождя.


Иллюстрация из книги «Жизнь Ленина», П. Н. Староносов, 1934–1936 гг.

Культ лично­сти Сталина влиял не только на поли­тику, но и на искус­ство. Изме­ни­лись подходы к изоб­ра­же­нию не только «ныне живу­щих» боль­ше­ви­ков, но и к фигу­рам из прошлого.

Яркий пример — серия иллю­стра­ций из книги «Жизнь Ленина», над кото­рой худож­ник Старо­но­сов рабо­тал два года. Влади­мир Ильич впер­вые пред­стаёт здесь как стоя­щий над жизнью герой, статич­ный, пафос­ный, хресто­ма­тий­ный оратор. Вслед за Старо­но­со­вым этот образ повто­ряли другие совет­ские живо­писцы.

Надежда Круп­ская крити­ко­вала их:

«Ленина они изоб­ра­жают статич­ным, спокой­ным, а не со свой­ствен­ными ему жестами, в то время как у Влади­мира Ильича было очень живое, выра­зи­тель­ное лицо».

Возможно, Надежда Констан­ти­новна была права, но в это деся­ти­ле­тие перед худож­ни­ками стояла совсем другая задача. Они должны были изоб­ра­жать не «живого чело­века», а «близ­неца партии», как в поэме Маяков­ского:

«Партия и Ленин —
близ­нецы-братья —
Кто более
матери-исто­рии ценен?
Мы гово­рим Ленин,
подра­зу­ме­ваем — партия
Мы гово­рим
партия,
подра­зу­ме­ваем —
Ленин».


«Ленин на экзамене», В. М. Орешников, 1947 год

Пожа­луй, един­ствен­ное завер­шён­ное и худо­же­ственно значи­мое изоб­ра­же­ние Ленина-юноши. Совет­ский живо­пи­сец Виктор Михай­ло­вич Ореш­ни­ков создал его по заказу Ленин­град­ского госу­дар­ствен­ного универ­си­тета за три года: с 1944 по 1947 год. Слож­ность задачи заклю­ча­лась в том, что худож­нику не было на что опереться — обра­зов Улья­нова студен­че­ских времён ранее никто не созда­вал, Ореш­ни­кову пред­сто­яло само­сто­я­тельно создать канон.

Картина раскры­вает эпизод из жизни Ленина-студента. Из Казан­ского универ­си­тета его исклю­чили за рево­лю­ци­он­ную деятель­ность. После возвра­ще­ния из ссылки он пытался восста­но­виться и завер­шить обра­зо­ва­ние, но ему отка­зали. Многие бы отча­я­лись, но Ленин добился возмож­но­сти сдать экза­мены экстер­ном — в 1891 году он высту­пал в Петер­бург­ском универ­си­тете и полу­чил диплом первой степени.

В совет­ской исто­рио­гра­фии подчёр­ки­ва­ется, что разно­сто­рон­ние знания моло­дого Ленина и его глубо­кое пони­ма­ние сущно­сти пред­мета впечат­лили профес­суру. Момент удив­ле­ния препо­да­ва­те­лей и запе­чат­лел Ореш­ни­ков. Чтобы достичь доку­мен­таль­ной точно­сти в изоб­ра­же­нии профес­со­ров, худож­ник исполь­зо­вал старые фото­гра­фии.

Допол­ни­тель­ная труд­ность заклю­ча­лась в том, что Ореш­ни­ков должен был изоб­ра­зить не просто студента, сдаю­щего экза­мен «на отлично». Он должен быть напи­сать страст­ного рево­лю­ци­о­нера, созда­теля боль­ше­вист­ской партии и вождя Вели­кой Октябрь­ской соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции.

Худож­ник пробо­вал разные вари­анты компо­зи­ции. Напри­мер, среди эски­зов есть вари­ант, где Ленин изоб­ра­жён с жестом оратора. Но Ореш­ни­ков отка­зался от этой идеи — слиш­ком наду­ман­ной и искус­ствен­ной выгля­дела бы такая ситу­а­ция.

Чтобы доба­вить Ленину уверен­но­сти, живо­пи­сец изоб­ра­зил его не сидя­щим, а стоя­щим — он будто следует мыслям и хочет допол­ни­тельно подчерк­нуть свою правоту. Он един­ствен­ный персо­наж картины, смот­ря­щий на зрителя.

Итого­вая компо­зи­ция пере­даёт энер­гич­ность, целе­устрем­лён­ность и вдох­но­ве­ние Ленина, но без ложного пафоса — такую ситу­а­цию легко пред­ста­вить в действи­тель­но­сти.


Портрет В. И. Ленина, Г. Д. Геловани, 1957 год

Грузин­ский худож­ник Гурам Дави­до­вич Гело­вани создал порт­рет Ленина к XXII съезду КПСС. На полотне вождь изоб­ра­жён в клас­си­че­ских тради­циях соци­а­ли­сти­че­ского реализма. Фигура в полный рост, вождь не смот­рит на зрителя, потому что что-то запи­сы­вает в книжку на ходу, но уверенно движется вперёд.

Критики хвалили грузин­ского худож­ника за отход от камер­ной трак­товки изоб­ра­же­нии Ленина: компо­зи­ция подчер­ки­вает мону­мен­таль­ность образа и привле­кает внима­ние дина­мич­но­стью.


«Ленин в Дрезденской галерее в 1914 году», Д. А. Налбандян, 1970-е гг.

В твор­че­стве Дмит­рия Арка­дье­вича Налбан­дяна ленин­ская тема была одной из самых значи­мых: он создал десятки рисун­ков и поло­тен с вождём миро­вого проле­та­ри­ата. Дмит­рий Арка­дье­вич соче­тал доку­мен­таль­ное знание исто­ри­че­ских собы­тий с бога­тым вооб­ра­же­нием.

Мастер любил ставить Влади­мира Ильича в центр слож­ных много­фи­гур­ных компо­зи­ций. Напри­мер, на данном полотне Ленин сопер­ни­чает с Мадон­ной Рафа­эля. Кого вы увидели на этой картине первым?

Точность изоб­ра­же­ния такова, что мы узнаём Ленина с первых секунд, несмотря на то, что он стоит к зрителю боком, а взгляд его направ­лен вглубь картины.


«Свадьба Ленина и Крупской в Шушенском», Т. А. Горшунова, 1980-е гг.

Ленин и Круп­ская позна­ко­ми­лись в 1894 году, ему было 24 года, ей — 25 лет. По воспо­ми­на­ниям совре­мен­ни­ков выгля­дел он значи­тельно старше. Сначала они были просто знако­мыми, а Ленин даже просил руки Апол­ли­на­рии Якубо­вой, подруги Круп­ской, но полу­чил отказ.

В следу­ю­щие годы Ленин и Круп­ская сбли­зи­лись, регу­лярно встре­ча­ясь в рево­лю­ци­он­ных круж­ках. Когда Влади­мира Ильича приго­во­рили к ссылке в Сибирь, в одной из запи­сок он пред­ло­жил Круп­ской стать его женой. Та согла­си­лась:

«Ну что ж — женой так женой!».

22 июля 1898 года они венча­лись — этот момент и запе­чат­лела худож­ница Татьяна Горшу­нова. Дата точно известна из церков­ной книги Петро­пав­лов­ского храма села Шушен­ское Мину­син­ского уезда.

Очевидцы вспо­ми­нали, что неве­ста была одета в скром­ную белую блузку и чёрную юбку, а жених — в потёр­тый корич­не­вый костюм. На картине наряды другие.

Моло­до­жёны обме­ня­лись обру­чаль­ными коль­цами, выплав­лен­ными из медных пята­ков.

Круп­ская позже вспо­ми­нала:

«Мы ведь моло­до­жё­нами были. И это скра­ши­вало ссылку. То, что я не пишу об этом в воспо­ми­на­ниях, вовсе не значит, что не было в нашей жизни ни поэзии, ни моло­дой стра­сти…»

Есть инте­рес­ные гипо­тезы, не подтвер­ждён­ные, впро­чем, доку­мен­тами, что для обоих моло­до­жё­нов брак был вторым. Британ­ская энцик­ло­пе­дия сооб­щает, что ранее Круп­ская была заму­жем за Бори­сом Герма­ном — эсером и другом Фанни Каплан. А Ленин, возможно, тоже был ранее женат — но сведе­ния об этом засек­ре­чены и хранятся в архиве русского Жандарм­ского отде­ле­ния. Но это только пред­по­ло­же­ния.


«Красный Ленин», Энди Уорхол, 1987 год.

Шелко­гра­фия разме­ром метр на 75 см с порт­ре­том вождя миро­вого проле­та­ри­ата отно­сится к числу позд­них работ Уорхола. Он создал её по знаме­ни­той фото­гра­фии моло­дого Ленина: на мрач­ном моно­хром­ном фоне выде­ля­ются блед­ное лицо, кисти и книга. Порт­рет лако­ни­чен, а многие критики даже срав­ни­вали его с иконами.

Уорхол стре­мился к попу­ляр­но­сти, поэтому изоб­ра­жал только самых знаме­ни­тых людей мира — Элиза­бет Тэйлор и Мэри­лин Монро, Джона Леннона, Майкла Джек­сона, боксёра Мухам­меда Али, а также Мао Цзедуна.

Уорхол был абсо­лютно аполи­ти­чен: созда­ние порт­ре­тов комму­ни­стов пресле­до­вало исклю­чи­тельно коммер­че­ские цели.

Британ­ский худо­же­ствен­ный критик Джулиан Спол­динг расска­зы­вал:

«Поли­тика его не инте­ре­со­вала, он не скры­вал своих амби­ций добиться славы любым путём. Отсюда его тяга к изоб­ра­же­нию знаме­ни­то­стей всех мастей. Поли­тики входят в число наибо­лее узна­ва­е­мых и попу­ляр­ных лично­стей, поэтому Уорхол и обра­тил на них внима­ние и создал свои версии их лично­стей. Сам он отри­цал, что явля­ется крити­ком совре­мен­ного ему обще­ства и назы­вал себя выра­зи­те­лем массо­вого вкуса своего времени. Его знаме­ни­тые изоб­ра­же­ния Мао Цзэдуна и Ленина вовсе не гово­рят о его инте­ресе к учению Мао или идеям Ленина. Это не более чем коммер­че­ские продукты, пред­на­зна­чен­ные для худо­же­ствен­ного рынка».

Полотно долгое время принад­ле­жало Борису Бере­зов­скому. Буквально за несколько дней до смерти олигарх продал его за 202 тысячи долла­ров, чтобы распла­титься с долгами. Имя поку­па­теля неиз­вестно.


Читайте также наш мате­риал «Октябрь­ская рево­лю­ция в живо­писи: десять глав­ных картин»

Поделиться