Десять портретов Пушкина

Сего­дня испол­ня­ется 221 год со дня рожде­ния Алек­сандра Серге­е­вича Пушкина — самого извест­ного поэта нашей страны, зало­жив­шего основы реали­сти­че­ской драма­тур­гии в отече­ствен­ной лите­ра­туре и став­шего леген­дой ещё при жизни.

Биогра­фия Алек­сандра Серге­е­вича хорошо известна боль­шин­ству из нас ещё со школы, поэтому сего­дня мы не станем повто­рять её. Пред­ла­гаем вашему внима­нию десять порт­ре­тов, позво­ля­ю­щих по-новому взгля­нуть на осно­во­по­лож­ника совре­мен­ного русского лите­ра­тур­ного языка.


«Пушкин-ребёнок», Ксавье де Местр, 1801 — 1802 годы

Первый порт­рет из нашей подборки долго был неиз­ве­стен. Он появился в экспо­зи­ции москов­ского музея Пушкина только в 1961 году — его пере­дал артист Всево­лод Якут, кото­рый в свою очередь полу­чил его от зритель­ницы. Она объяс­няла: порт­рет долго хранился в семье Мудро­вых, предок кото­рых, москов­ский врач Матвей Яковле­вич, лечил семью Пушки­ных.

Неко­то­рые иссле­до­ва­тели Пушкина сомне­ва­лись, что на порт­рете — вели­кий поэт в детстве. Заме­сти­тель дирек­тора музея по науч­ной работе, Ната­лья Влади­ми­ровна Баран­ская, попро­сила крими­на­ли­стов изучить изоб­ра­же­ние. Они рабо­тали два года и в итоге подтвер­дили, что на порт­рете действи­тельно Алек­сандр Серге­е­вич.


«Саша Пушкин, лицеист», Юрий Иванов, 1984 год

Еще одно детское изоб­ра­же­ние поэта, но здесь его легко узнать по причёске, а на лите­ра­тур­ное буду­щее наме­кает перо в руке. Худож­ник-график Юрий Иванов создал целую серию откры­ток с порт­ре­тами поэта и его извест­ных совре­мен­ни­ков.


«Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе 8 января 1815 года», Илья Репин, 1911 год

8 января 1815 года в Царско­сель­ском лицее состо­ялся первый торже­ствен­ный экза­мен Пушкина и первое выступ­ле­ние перед публи­кой, кото­рый воспи­тан­ники по обычаю сдавали при пере­ходе с первого курса на второй. Поэту здесь 15 лет. Тёплое воспо­ми­на­ние об экза­мене оста­вил его друг Иван Пущин:

«На публич­ном нашем экза­мене Держа­вин, держав­ным своим благо­сло­ве­нием, увен­чал юного нашего поэта. Мы все, друзья-това­рищи его, горди­лись этим торже­ством. Пушкин тогда читал с блес­ком свои „Воспо­ми­на­ния в Царском Селе“. В этих вели­ко­леп­ных стоках затро­нуто всё живое для русского сердца. Читал Пушкин с необык­но­вен­ным ожив­ле­нием».

Илья Репин напи­сал эту картину по просьбе Пушкин­ского лицей­ского обще­ства, гото­вив­ше­гося отме­тить столе­тие.


«Пушкин среди декабристов в Каменке», Дмитрий Кардовский, 1934 год

Пушкин разде­лял взгляды декаб­ри­стов и дружил со многими из них. В 1820 году за поли­ти­че­ские стихи его сослали на юг, где он знако­мится с членами Союза благо­ден­ствия Миха­и­лом Орло­вым, Констан­ти­ном Охот­ни­ко­вым, Влади­ми­ром Раев­ским, Иваном Якуш­ки­ным. Ещё до ссылки на юг Пушкин состоял в лите­ра­тур­ном обще­стве декаб­ри­стов «Зелё­ная лампа» (филиал Союза благо­ден­ствия). Много времени Алек­сандр Серге­е­вич провёл в Каменке — штабе заго­вор­щи­ков. Князь Пётр Вязем­ский писал:

«Хоть Пушкин и не принад­ле­жал к заго­вору, кото­рый прия­тели таили от него, но он жил и раска­лялся в этой жгучей и вулка­ни­че­ской атмо­сфере».


«Пушкин на берегу Чёрного моря», Иван Айвазовский, 1887 год

Пушкин и Айва­зов­ский были знакомы лично — впер­вые они встре­ти­лись в 1836 году на одной из выста­вок в Санкт-Петер­бурге. Айва­зов­скому тогда было всего 19 лет, он был под боль­шим впечат­ле­нием:

«С тех пор и без того люби­мый мною поэт сделался пред­ме­том моих дум, вдох­но­ве­ния и длин­ных бесед и расска­зов о нём».

Но создать цикл работ, посвя­щён­ных люби­мому поэту, Айва­зов­ский решится только в 1880-е гг. Напри­мер, данная картина напи­сана в год пяти­де­ся­ти­ле­тия со дня смерти поэта.


«Портрет Пушкина», Иосиф-Евстафий Вивьен, 1826 год

Этот порт­рет в двух экзем­пля­рах Алек­сандр Серге­е­вич лично зака­зал у обру­сев­шего фран­цуза Иосифа Вивьена: один для Прас­ко­вьи Осипо­вой, близ­кой подруги и соседки по Михай­лов­скому, другой — для поэта Евге­ния Бара­тын­ского. Изоб­ра­же­ние испол­нило роль совре­мен­ной фото­гра­фии на память для близ­ких друзей.


«Пушкин на набережной Невы», Борис Кустодиев, 1915 год

Талант­ли­вый порт­ре­тист и поклон­ник всего вели­кого и русского, Кусто­диев не мог не прикос­нуться в своём твор­че­стве к Алек­сан­дру Серге­е­вичу. Пушкин у него полу­чился живым, добрым, милым и совер­шенно лишён­ным пафоса.


Автопортрет, 1829 год

Пушкин любил рисо­вать — порт­реты друзей, родствен­ни­ков, знако­мых, госу­дар­ствен­ных деяте­лей, лите­ра­то­ров и иллю­стра­ции к собствен­ным произ­ве­де­ниям. Данный авто­порт­рет поэт вклеил в альбом сестёр Ушако­вых, своих прия­тель­ниц в 1829 году.


«Наброски профиля Пушкина», Николай Гоголь, 1837 год

Рисо­вали Пушкина и другие клас­сики отече­ствен­ной лите­ра­туры. Этот набро­сок принад­ле­жит Гоголю, кото­рый очень почи­тал Пушкина в юности. Вот как Павел Аннен­ков, лите­ра­тур­ный критик и мему­а­рист, описы­вает первый визит Гоголя к поэту:

«…Тотчас по приезде в Петер­бург, Гоголь, движи­мый потреб­но­стью видеть поэта, кото­рый зани­мал всё его вооб­ра­же­ние ещё на школь­ной скамье, прямо из дома отпра­вился к нему. Чем ближе подхо­дил он к квар­тире Пушкина, тем более овла­де­вала им робость и, нако­нец, у самых дверей квар­тиры разви­лась до того, что он убежал в конди­тер­скую и потре­бо­вал рюмку ликёра…Подкреплённый им, он снова возвра­тился на приступ, смело позво­нил и на вопрос свой: „Дома ли хозяин?“, услы­хал ответ слуги: „Почи­вают!“ Было уже поздно на дворе. Гоголь с вели­ким участием спро­сил: „Верно, всю ночь рабо­тал?“ — „Как же, рабо­тал, — отве­чал слуга. — В картишки играл“. Гоголь призна­вался, что это был первый удар, нане­сён­ный школь­ной идеа­ли­за­ции его. Он иначе не пред­став­лял себе Пушкина до тех пор, как окру­жён­ного посто­янно обла­ком вдох­но­ве­ния».


«Портрет Пушкина», Иван Линёв, 1836 — 1837 годы

По мнению неко­то­рых иссле­до­ва­те­лей, этот порт­рет реали­стично пере­даёт внеш­ность и состо­я­ние Пушкина в послед­ние годы жизни. Правда, лите­ра­тур­ный Эрих Голлер­бах выска­зы­вает неко­то­рое сомне­ние в том, что порт­рет прижиз­нен­ный:

«… трудно пред­по­ло­жить, что появ­ле­ние нового порт­рета Пушкина в послед­ние годы его жизни оста­лось неза­ме­чен­ным его совре­мен­ни­ками».

Ссыла­ясь на «мерт­вен­ность облика Пушкина», «неко­то­рую окоче­не­лость лица, не умень­ша­ю­щую, однако, впечат­ле­ния сход­ства», он пред­по­ла­гает, что Линёв сделал порт­рет с рисунка Ф. А. Бруни «Пушкин во гробе» или собствен­ной подоб­ной зари­совки, кото­рую затем «превра­тил в порт­рет живого Пушкина».


Читайте также «Десять порт­ре­тов Льва Толстого: от фото с войны до фрески в храме»

Поделиться