Десять главных групп московской рок-лаборатории

Москов­ские власти отре­а­ги­ро­вали на рок-музыку позже, чем ленин­град­ские: столич­ная рок-лабо­ра­то­рия начала рабо­тать только в 1985 году. И сразу же стала не только концерт­ной площад­кой, но ещё и местом подко­вёр­ных интриг, выяс­не­ния отно­ше­ний и пере­рас­пре­де­ле­ния мате­ри­аль­ных ценно­стей. Ретро­спек­тивно рок-лабо­ра­то­рия кажется эдаким комсо­моль­ским клопов­ни­ком, тем более, ещё и со спор­ной фигу­рой Троиц­кого где-то непо­да­лёку.

С другой стороны, она открыла дорогу к публике многим музы­кан­там: боль­шая часть значи­мых столич­ных групп второй поло­вины 1980-х гг. так или иначе в этой орга­ни­за­ции состо­яли. С третьей, лабо­ра­то­рия вызы­вала отчёт­ли­вое недо­воль­ство у старой гвар­дии, уже зако­сте­нев­шей и оброс­шей роскон­цер­тов­ским жирком — мол, какие-то моло­дые недо­учки поку­ша­ются на наш кусок пирога. Примерно как сейчас завсе­гда­таи «Нашего радио» смот­рят на поко­ле­ние фести­валя «Боль». В общем, собрал совер­шенно субъ­ек­тив­ную десятку лабо­ра­тор­ских питом­цев.


«Браво»

«Браво» всту­пили в рок-лабо­ра­то­рию уже в 1985 году, тогда же закон­чи­лись и притес­не­ния группы. Агуза­рова верну­лась в Москву, затем был «Музы­каль­ный ринг», концерты с Пуга­чё­вой и Град­ским и филар­мо­ни­че­ская ставка. При этом первый офици­аль­ный альбом «Браво» вышел только в 1987 году — и, конечно, стал неве­ро­ятно успеш­ным. До сих пор несложно найти людей, кото­рые считают этот период группы вообще лучшим в её исто­рии.


«Чудо-Юдо»

Засве­тив­ши­еся в фильме «Авария — дочь мента» москов­ские вроде-как-панки. Забав­ный и несколько кари­ка­тур­ный образ роке­ров как вечных нару­ши­те­лей спокой­ствия. Ну, навер­ное, будет доста­точно приве­сти цитату из смеш­ной рецен­зии «Москов­ского комсо­мольца» на фести­валь рок-лабо­ра­то­рии 1987 года:

«Худсо­вет рок-лабо­ра­то­рии утвер­ждал программы всех групп, высту­пив­ших на фести­вале. Была утвер­ждена программа и у этой группы. Но зрители её не увидели. Зато они увидели исте­рич­ный и хули­ган­ский пане­ги­рик извра­щён­ному миро­ощу­ще­нию и бессмыс­лен­ной скабрез­но­сти. Участ­ники группы убеж­дены, в глубо­ко­мыс­лен­но­сти наду­ва­ния презер­ва­ти­вов и откры­той матер­щины на сцене. ЧУДО-ЮДО не только дискре­ди­ти­ро­вало себя. “Оно” обошлось очень подло со многими людьми, кото­рые болели за музы­кан­тов и дове­ряли им. Смогут ли они сейчас смот­реть этим людям в глаза?»


«Николай Коперник»

Одна из самых зако­вы­ри­стых, эстет­ских и, навер­ное, себя­лю­би­вых москов­ских групп деся­ти­ле­тия. Техни­че­ски это помесь новой волны и довольно старо­мод­ного даже для 1986 года арт-рока, с роман­тич­ными соля­ками на гита­рах и саксо­фо­нах. Плюс харак­тер­ная вокаль­ная манера Юрия Орлова, отго­лоски кото­рой можно при жела­нии услы­шать у неко­то­рых совре­мен­ных групп, инте­ре­су­ю­щихся совет­скими вось­ми­де­ся­тыми. Ну, хотя бы у «Инту­ри­ста».


«Альянс»

Внезапно став­шая знако­вой в послед­ние годы группа, о влия­нии кото­рой гово­рят многие музы­канты. Впро­чем, обычно это сводится только к глав­ному хиту «На заре», хотя «Альянс» пере­иг­рал многое: от нью-вейва и до невнят­ного стади­он­ного прог-рока с квази­сим­фо­ни­че­скими аран­жи­ров­ками или около­фол­ко­вого мини­ма­лизма с Инной Желан­ной.

На очеред­ной волне попу­ляр­но­сти «На заре» группа собра­лась заново и в феврале 2020 года выпу­стила новый альбом, кото­рый, впро­чем, проле­тел почти неза­ме­чен­ным.


«Биоконструктор»

Ещё одна группа, очевидно важная для многих моло­дых музы­кан­тов, корнями уходя­щих в пост-панк и новую волну. «Биокон­струк­тор» — эдакий совет­ский ранний Depeche Mode: низкий вкрад­чи­вый голос, синте­за­тор­ные аран­жи­ровки. Довольно наивно — особенно все эти беско­неч­ные поучи­тель­ные тексты об опас­но­стях научно-техни­че­ского прогресса — но толково сыграно и запи­сано.

Чуть позже «Биокон­струк­тор» распа­дётся, а на его облом­ках возник­нет «Техно­ло­гия» — одна из самых коммер­че­ски успеш­ных позд­не­со­вет­ских-ранне­рос­сий­ских групп и уж точно едино­глас­ный побе­ди­тель в номи­на­ции «русские Depeche Mode».


«Вежливый отказ»

Эклек­тич­ный и концеп­ту­а­лист­ский проект, кото­рый, кстати, жив до сих пор. Тут тоже есть такая эстет­ская москов­ская надлом­лен­ность, кото­рая очень раздра­жала поклон­ни­ков клас­си­че­ского ленин­град­ского рока. Мол, чего это они дурака валяют — те же претен­зии, кото­рые предъ­яв­ля­лись в самом Ленин­граде «Аукцы­ону», напри­мер. В обла­сти радио­фор­мата рок север­ной столицы побе­дил, но уж очень быстро закон­чился.


«Звуки Му»

А тут тради­ци­он­ный москов­ский ново­вол­но­вый выпенд­рёж, общая модность аран­жи­ро­вок и любовь всяких тогдаш­них тренд­сет­те­ров прекрасно урав­но­ве­ши­ва­лись невра­сте­ни­че­ски-алко­го­ли­че­ским обра­зом Петра Мамо­нова и его быто­вой мета­фи­зи­кой. В лучших своих прояв­ле­ниях «Звуки Му» 1980-х гг. — это моно­тон­ные гипно­ти­че­ские ритмы и пуга­ю­щий неми­га­ю­щий взгляд Мамо­нова. Ну, а про внима­ние Боуи, зару­беж­ные гастроли и уход в рели­гию вы сами всё знаете. Пожа­луй, глав­ная москов­ская группа вось­ми­де­ся­тых.


«Центр»

Исто­рия рок-лабо­ра­то­рии во многом и начи­на­лась с «Центра»: группа Васи­лия Шумова участ­во­вала в самом первом концерте орга­ни­за­ции в октябре 1985 года. И так же, как и со «Звуками Му» — сложно найти прямых после­до­ва­те­лей «Центра» в том, что потом стало назы­ваться «русским роком». Кажется, только в послед­нее деся­ти­ле­тие насле­дие Шумова вось­ми­де­ся­тых с его беско­неч­ными бесстраст­ными спокен­вор­дами начи­нает пере­оце­ни­ваться и входить в канон отече­ствен­ной музыки.


«Коррозия металла»

Вообще хэви и его произ­вод­ные были чуть ли не маги­страль­ным направ­ле­нием всей рок-лабо­ра­то­рии примерно с 1987 года. Пере­чис­лять извест­ные группы тех лет можно долго — это и Э. С. Т., и «ШАХ», и «Легион». Не говоря уже о «филар­мо­ни­че­ском метале», кото­рый созда­вали совсем не анде­гра­унд­ные люди, напри­мер, «Ария» или «Круиз».

Вполне спра­вед­ливо было бы упомя­нуть тут любую из команд, но я всё же оста­нов­люсь на пауков­ском проекте. Тащемта, он оказался самым меме­тич­ным и вышел за жанро­вые и вообще музы­каль­ные рамки.


«Крематорий»

Или любая другая группа из услов­ного пантеона «Нашего радио» — «Бригада С», «Ва-Банкъ». То, что в девя­но­стые и дальше стало ассо­ци­и­ро­ваться с кондо­вым русским роком: парни, пришед­шие к успеху и сумев­шие вписаться в рыноч­ные усло­вия. Собственно «Крема­то­рий» на первых концер­тах лабо­ра­то­рии высту­пал как «Крем», кстати. На конец 1980-х гг. и член­ство в рок-лабо­ра­то­рии пришлись их глав­ные хиты, напри­мер, «Мусор­ный ветер» и «Безоб­раз­ная Эльза».


Читайте и слушайте также  «Десять знако­вых альбо­мов совет­ской элек­тро­ники»

Поделиться