Референдум «Да-Да-Нет-Да»

Скоро, в апреле, граж­дане России пойдут на изби­ра­тель­ные участки для голо­со­ва­ния по поправ­кам в Консти­ту­цию. В связи с этим мы решили вспом­нить рефе­рен­думы, прохо­див­шие в нашей стране прежде. Как оказа­лось, такой именно в России был всего один. Это рефе­рен­дум, прошед­ший 25 апреля 1993 года. Как выяс­ни­лось после, голо­со­ва­ние ничего не решило, а только лишь ухуд­шило ситу­а­цию. Итак, мы решили разо­браться, что это был за рефе­рен­дум и почему он прова­лился.

Алла поёт за рефе­рен­дум:


Что бы ни гово­рили о Борисе Ельцине, но этого чело­века отли­чало фено­ме­наль­ное везе­ние и поли­ти­че­ское чутьё. Будучи в одном шаге от Полит­бюро ЦК, он бросил вызов Горба­чёву и даже избе­жал репрес­сий. Ему, типич­ному номен­кла­тур­ному карье­ри­сту, удалось возгла­вить демо­кра­ти­че­скую оппо­зи­цию Москвы, хотя едва ли он был дисси­ден­том. Оста­вив позади лиде­ров либе­ра­лов Саха­рова, Попова и Собчака, он возгла­вил Верхов­ный Совет и стал первым прези­ден­том РСФСР. Иными словами, всё у Ельцина до поры до времени полу­ча­лось. 1992 год он встре­тил в кресле прези­дента, лидера народа и его рейтинг был непо­мерно высок. Но только до поры до времени.

Дело в том, что разно­род­ная масса сторон­ни­ков «царя Бориса» была с 1988 года по 1991 год скреп­лена лишь одним — жела­нием побо­роть КПСС и Горба­чёва, о разно­гла­сиях было решено забыть. Но недолго длился роман Верхов­ного совета России и Ельцина. Ведь ломать не стро­ить, и 1992 год стал порой ради­каль­ных реформ, кото­рые не сулили ничего прият­ного.

Юмор на съезде:

Пятый съезд депу­та­тов ещё верил Ельцину и его курсу реформ, дал в октябре 1991 года прези­денту 13 меся­цев на постро­е­ние рыноч­ной эконо­мики, утвер­дил Егора Гайдара как и. о. премьера, а прави­тель­ство возгла­вил лично прези­дент. Карт-бланш был выдан без лимита.

Первым ощути­мым ударом по Ельцину тогда стал неожи­дан­ный отказ съезда рати­фи­ци­ро­вать Бело­веж­ские согла­ше­ния. Каза­лось бы, распад СССР — это реаль­ность, однако совет­ский по взгля­дам парла­мент не был готов принять такое согла­ше­ние. Именно шестой съезд в апреле 1992 года пока­зал, что Совет и его спикер Хасбу­ла­тов вполне могут огра­ни­чить власть Ельцина.

В 1992 году Ельцин, уже вовсю ощутив­ший себя прави­те­лем России, пытался выстро­ить амери­кан­скую систему власти. Он сам возглав­лял прави­тель­ство, ввёл пост вице-прези­дента и госсек­ре­таря, как в США. Борис Нико­ла­е­вич желал решать внут­рен­ние и внеш­ние дела само­дер­жавно и рассчи­ты­вал на скорое постро­е­ние прези­дент­ской респуб­лики по новой консти­ту­ции и на послуш­ный парла­мент.

Глас народа:

Но вот неза­дача. Действо­вала ещё старая совет­ская консти­ту­ция 1978 года, по кото­рой глав­ный орган власти — это Съезд народ­ных депу­та­тов и изби­ра­е­мый им Верхов­ный Совет. Таков же был совет­ский прин­цип — во главе всего Советы, а прави­тель­ство лишь испол­ни­тель воли народ­ного вече, не более. Съезд и Верхов­ный Совет имел функ­ции и зако­но­да­тель­ные, и испол­ни­тель­ные, достав­ши­еся от СССР. Сложи­лось как в 1917 году двое­вла­стие.

В общем-то не было уж так очевидно было, что Ельцин оста­нется на своем посту до конца срока. Судите сами — Съезд был попу­ля­рен, критика прави­тель­ства подни­мала рейтинг Хасбу­ла­това и Руцкого, вера в совет­ские идеалы была сильна и на ней играли. Ельцин своими жесто­кими рефор­мами лишь оттал­ки­вал. Почему бы не изгнать Бориса Нико­ла­е­вича и не поста­вить прези­ден­том своего чело­века, мари­о­нетку и вершить все по-совет­ски? Чем не план?

Более того, Хасбу­ла­тов и его сторон­ники посто­янно пере­пи­сы­вали консти­ту­цию, заби­рали власть. Благо­даря их поправ­кам к началу 1993 года у парла­мента было огром­ное коли­че­ство рыча­гов власти, они могли вмеши­ваться во все сферы работы прави­тель­ства и прези­дента лично. Новую консти­ту­цию они видели конечно парла­мент­ской и прези­дента видели лишь как своего слугу. Так в лобо­вую столк­ну­лись два прин­ципа — совет­ского и прези­дент­ского прав­ле­ния.

Ельцин послал съезд на… пере­рыв:

Недо­воль­ство рефор­мами росло, полно­мо­чия Ельцина мятеж­ный Совет огра­ни­чи­вал всё строже, на сторону Хасбу­ла­това пере­шёл Руцкой, а Гайдар терял контроль над стра­ной. В декабре 1992 года на Седь­мом Съезде случи­лось уже ожида­е­мое — Гайдара не утвер­дили премье­ром, а чрез­вы­чай­ные полно­мо­чия Ельцина прекра­щены. Более того, съезд принял закон о праве приоста­нав­ли­вать указы прези­дента по реше­нию парла­мента.

Решив мирно разо­браться, Ельцин пред­ла­гает прове­сти рефе­рен­дум о дове­рии прези­денту и Съезду вместе с голо­со­ва­нием по новой консти­ту­ции. Его назна­чают на 12 марта 1993 года. Пусть народ решит, кому из нас уйти, пусть скажет, какие выборы прово­дить, какие нет.

Однако в марте рефе­рен­дума не случи­лось, ибо борьба двух ветвей власти нарас­тала. Его то отме­няли, то пере­но­сили, то все скаты­ва­лось в ругань с экрана Первого и Второго кана­лов ТВ. В марте 1993 года депу­таты съезда ещё больше огра­ни­чили права прези­дента, кото­рый демон­стра­тивно не явился на засе­да­ние. Все разо­шлись доволь­ные, но 26 марта Хасбу­ла­тов срочно собрал всех снова по очень стран­ной причине.

Ельцин решил хоро­шенько напу­гать Верхов­ный Совет в духе стар­ше­класс­ника, шпыня­ю­щего началь­ную школу. Намек­нуть по-пацан­ски, что если депу­таты не прекра­тят по-хоро­шему, он может и «врезать» (люби­мое тогда слово Бориса Нико­ла­е­вича). Мол, может у вас больше рыча­гов на бумаге, но сило­вые струк­туры и армия принад­ле­жат мне, власть я вам не отдам, а вот в Матрос­скую тишину могу и поса­дить. Как вы знаете, так и случится, в октябре 1993 года.

Прези­дент 20 марта ни с того, ни с сего заявил о «особом порядке управ­ле­ния» стра­ной, приоста­новке действия Консти­ту­ции РСФСР и роспуске парла­мента. Потом выяс­ни­лось, что ника­кого указа Ельцин не подпи­сы­вал, а лишь кошма­рил. Съезд пред­при­нял попытку импич­мента, одно­вре­менно состо­я­лось голо­со­ва­ние об отставке пред­се­да­теля Верхов­ного Совета Хасбу­ла­това. Ни то, ни другое пред­ло­же­ние не прошло. После этого нако­нец-то все реши­лись 25 апреля уже прове­сти этот много­стра­даль­ный рефе­рен­дум.

По разным данным, уже тогда Коржа­ков и Грачёв подго­то­вили указ о разгоне парла­мента и аресте Хасбу­ла­това. Ельцин же уповал на народ­ную попу­ляр­ность и верил в рефе­рен­дум, указ этот он подпи­шет лишь 21 сентября 1993 года.

Борис за нас!

Народ устал уже от митин­гов и в поте лица пытался зара­бо­тать на еду. Впер­вые роди­лись гряз­ные полит­тех­но­ло­гии. Со всех экра­нов ТВ и радио агити­ро­вали за Ельцина, ибо СМИ были подкон­трольны его людям. Верхов­ному Совету слова никто не давал, журна­ли­стов застав­ляли поли­вать грязью Руцкого и Хасбу­ла­това. Спикера обви­няли в алчно­сти и пьян­стве, нарко­ма­нии и разврате, гене­рала Руцкого — в корруп­ции, съезд назы­вали банди­тами и махнов­цами.

Такая вот свобода слова от Бориса Нико­ла­е­вича.

Всем гово­рили, что на четыре вопроса надо отве­чать так:

«Дове­ря­ете ли Вы прези­денту Россий­ской Феде­ра­ции Б. Н. Ельцину?» — ДА

Одоб­ря­ете ли Вы соци­ально-эконо­ми­че­скую поли­тику, осуществ­ля­е­мую прези­ден­том Россий­ской Феде­ра­ции и прави­тель­ством Россий­ской Феде­ра­ции с 1992 года?" — ДА

Счита­ете ли Вы необ­хо­ди­мым прове­де­ние досроч­ных выбо­ров прези­дента Россий­ской Феде­ра­ции? — НЕТ

Счита­ете ли Вы необ­хо­ди­мым прове­де­ние досроч­ных выбо­ров народ­ных депу­та­тов Россий­ской Феде­ра­ции? — ДА

Агит­бри­гада имени Ельцина под управ­ле­нием астро­лога Глобы:

Народ так и запом­нил «Да-Да-Нет-Да», так и вошло это в исто­рию России. Удобно и просто. Торже­ство полит­тех­но­ло­гий, может быть, первое в исто­рии страны. Впер­вые все от старых совет­ских арти­стов до ново­мод­ных роке­ров начи­нают агита­цию на концер­тах, на ТВ. Запела Алла Бори­совна, Костя Кинчев и «Алиса», горой за прези­дента высту­пили и Таба­ков, и Абду­лов, и астро­лог Глоба пред­ска­зал победу царя Бориса. Подпи­сы­ва­ются письма и даются интер­вью, где Совет назы­вают «ежов­щи­ной» и реван­шем ГКЧП. Тон исте­ри­чен — «Не дадим фаши­стам взять власть, только Ельцин!». Резуль­таты оказа­лись стран­ными.

За досроч­ные выборы прези­дента высту­пила поло­вина — 49% изби­ра­те­лей. За то, чтобы пере­из­брать депу­та­тов, выска­за­лись больше — 67%. Будто сказали — кати­тесь вы, Ельцин да Хасбу­ла­тов к чертям со своими поли­ти­ками! Матч окон­чился де-факто вничью. Ельцин не побе­дил, но и не прова­лился. Что каса­ется первых двух вопро­сов, то за дове­рие прези­денту тогда выска­за­лись 58%, а соци­ально-эконо­ми­че­скую поли­тику Ельцина одоб­рили 53% участ­ни­ков голо­со­ва­ния. Иными словами, народ сказал что-то непо­нят­ное, а слушать его не хотели.

Народ о том, как сходил на рефе­рен­дум. «Ельцин — мужик, “Наути­лус” — сила!»:

А позже оказа­лось всё ещё хуже. Консти­ту­ци­он­ный суд заявил, что этот рефе­рен­дум носит харак­тер консуль­та­тив­ный, а не обяза­тель­ный из-за низкой явки. Иными словами, никто никому не должен ничего, все оста­ется как есть. Поэтому кризис продол­жил нарас­тать и закон­чился кроваво. А если бы рефе­рен­дума не было, может казна бы сэко­но­мила денежку пенси­о­не­рам и инва­ли­дам, такие вот дела…

Эксклю­зив­ные кадры нака­нуне рефе­рен­дума:

Примеры агиток апреля 1993 года:



Читайте также наш мате­риал «Ельцин на фото­гра­фиях из пред­вы­бор­ного альбома»

Поделиться