Десять портретов Достоевского

«Меня зовут психо­ло­гом. Неправда. Я лишь реалист в высшем смысле, — то есть изоб­ра­жаю все глубины души чело­ве­че­ской». Фёдор Михай­ло­вич Досто­ев­ский мечтал стать писа­те­лем с детства. Уже в 23 года он поспе­шил оста­вить Петер­бург­скую инже­нер­ную команду, где числился инже­не­ром-подпо­ру­чи­ком и посвя­тил лите­ра­туре всё своё время. Первый роман «Бедные люди» он закон­чил всего в 24 года (в 1845 году) и сразу полу­чил востор­жен­ное призна­ние Висса­ри­она Белин­ского и Нико­лая Некра­сова — зако­но­да­те­лей лите­ра­тур­ной моды тех лет.

Совре­мен­ные чита­тели пред­став­ляют Досто­ев­ского по извест­ному порт­рету Васи­лия Перова — сосре­до­то­чен­ным, замкну­тым, аске­тич­ным и отстра­нён­ным. Спра­вед­лива ли такая оценка? VATNIKSTAN собрал десять фото­гра­фий и порт­ре­тов Фёдора Досто­ев­ского разных лет, чтобы по-новому взгля­нуть на писа­теля.


Фотография Ф. М. Достоевского, дата неизвестна

Начнём с самой зага­доч­ной и редкой фото­гра­фии Досто­ев­ского. Это един­ствен­ное изоб­ра­же­ние писа­теля с гладко выбри­тым лицом: бороды нет, а усы едва разли­чимы.

На обороте ориги­нала фото­гра­фии, храня­щейся в Госу­дар­ствен­ном Лите­ра­тур­ном музее, веро­ятно, рукою Анны Досто­ев­ской простав­лена дата: «1863 год». Так же фото­гра­фия дати­ро­вана и в ката­логе Музея памяти Досто­ев­ского: «Москва. 1863». Но дата эта запи­сана не сразу: в 1863 году писа­тель ещё не был знаком со своей буду­щей женой. Нет ника­ких свиде­тельств — мему­ар­ных, доку­мен­таль­ных, иконо­гра­фи­че­ских, подтвер­жда­ю­щих, что в какой-то период 1862–1863 годов писа­тель не носил бороды и усов.

Веро­ятно, фото сделано в конце 1840-х гг. Согласно воспо­ми­на­ниям одного из совре­мен­ни­ков, Досто­ев­ский:

«…был в моло­до­сти довольно круг­лень­кий, полнень­кий, свет­лый блон­дин, с лицом округ­лён­ным и слегка вздёр­ну­тым носом. Ростом он был не выше брата; светло-кашта­но­вые волосы были боль­шею частию коротко остри­жены; под высо­ким лбом и редкими бровями скры­ва­лись неболь­шие, довольно глубоко лежа­щие серые глаза <…> губы толсто­ва­тые».


«Портрет Достоевского в 26 лет», К. Трутовский, 1847 год.

В 1846 году вместе с рома­ном «Бедные люди» к Фёдору Михай­ло­вичу пришёл успех. Здесь он впер­вые поднял темы, кото­рые станут ключе­выми для его твор­че­ства: судьба «малень­кого чело­века», двой­ствен­ность чело­ве­че­ских харак­те­ров и Петер­бург. В этом же году он стал участ­ни­ком лите­ра­турно-фило­соф­ского кружка братьев Беке­то­вых, где встре­тился с поэтом и писа­те­лем Плеще­е­вым. Именно он через год позна­ко­мит Досто­ев­ского с Миха­и­лом Петра­шев­ским.


Фёдор Достоевский и Чокан Валиханов, 1858 или 1859 год. Фотография Соломона (Шлеймы) Лейбин

Одно из самых ранних изоб­ра­же­ний Досто­ев­ского, писа­телю здесь 37 или 38 лет. Порт­рет снят в фото­ате­лье: стол со скатер­тью, ковёр, ровный серый фон и заучен­ная поза.

Фото сделано в 1858 или 1859 году в Семи­па­ла­тин­ске (совре­мен­ный город «Семей» в Казах­стане), где Фёдор Михай­ло­вич жил неко­то­рое время после каторги и ссылки, пока ему не разре­шили вернуться в Петер­бург. Впро­чем, под поли­цей­ским надзо­ром петра­ше­вец Досто­ев­ский нахо­дился до 1875 года.

В Семи­па­ла­тин­ске писа­тель служил рядо­вым в 7-ом Сибир­ском линей­ном бата­льоне. На фото писа­тель запе­чат­лён со своим другом — Чока­ном Вали­ха­но­вым — казах­ским путе­ше­ствен­ни­ком и этно­гра­фом. В Семи­па­ла­тин­ске Досто­ев­ский позна­ко­мился с Марией Исае­вой, буду­щей женой.

Эта фото­гра­фия не заре­ги­стри­ро­вана в ката­логе Музея памяти Досто­ев­ского. Но в коллек­ции А. Г. Досто­ев­ской она, безусловно, имелась, и вдова писа­теля исполь­зо­вала её в каче­стве иллю­стра­ции в первом томе «Юбилей­ного» Полного собра­ния сочи­не­ний писа­теля, издан­ного в 1906 году. Возможно, в общий ката­лог этот снимок не попал, потому в момент состав­ле­ния была изъята для созда­ния репро­дук­ции.


Фотография Достоевского работы И. А. Гоха, 1860 год

Фото­гра­фия сделана в год возвра­ще­ния писа­теля в Петер­бург: он отбыл каторгу, пожил в ссылке, женился и вернулся к столич­ной жизни. Инте­ресно срав­нить порт­рет с преды­ду­щим изоб­ра­же­нием. Внешне Досто­ев­ский изме­нился мало — прошёл всего год — но в его облике появи­лись новые детали.

Писа­тель сменил воен­ную форму на новый доро­гой сюртук, отрас­тил акку­рат­ную бороду. Поза его более расслаб­лен­ная, рука зало­жена за жилет, а спина расслаб­лена (обра­тите внима­ние на жест­кую выправку с преды­ду­щего снимка). В общем, в Семи­па­ла­тин­ске мы видели скован­ного «млад­шего офицера», а в Петер­бурге — раско­ван­ного столич­ного денди.


Фотография Достоевского работы М. Б. Тулинова, 1860-е гг.

Един­ствен­ное фото Фёдора Михай­ло­вича в полный рост. Разме­ща­лось на фрон­тис­писе тома Полного собра­ния сочи­не­ний, где публи­ко­ва­лись «Записки из мёрт­вого дома».

Фото инте­ресно внут­рен­ним контра­стом. С одной стороны, писа­тель хорошо одет: простор­ный тёмный сюртук в соче­та­нии с акку­рат­ным жиле­том и широ­кие брюки в круп­ную клетку, акку­рат­ная борода. В то же время поза — отнюдь не модная и не само­до­воль­ная. Писа­тель суту­лится, руки висят безвольно, облик создаёт ощуще­ние придав­лен­но­сти и напря­же­ния.

Эту фото­гра­фию Досто­ев­ский пода­рил Алек­сан­дру Герцену, когда посе­щал его в Лондоне в июле1862 года с дарствен­ной надпи­сью:

«Алек­сан­дру Ивано­вичу Герцену в память нашего свида­ния в Лондоне от Ф. Досто­ев­ского».


Фотография Ф. М. Достоевского в Париже, 1862 год.

В Музее памяти Досто­ев­ского снимок дати­ро­ван 1862 годом, хотя эта дата дискус­си­он­ная. Возможно, это 1863 год — время второго посе­ще­ния Парижа. Писа­теля запе­чат­лел модный фран­цуз­ский фото­граф Эмиль Бондоно. Фото подкра­шено аква­ре­лью. Досто­ев­ский писал об этой поездке:

«Вот уже сколько меся­цев толку­ете вы мне, друзья мои, чтоб я описал вам поско­рее мои загра­нич­ные впечат­ле­ния, не подо­зре­вая, что вашей прось­бой вы ставите меня просто в тупик. Что я вам напишу? Что расскажу нового, ещё неиз­вест­ного, нерас­ска­зан­ного? Кому из всех нас русских (то есть чита­ю­щих хоть журналы) Европа не известна вдвое лучше, чем Россия? Вдвое я здесь поста­вил из учти­во­сти, а навер­ное в десять раз. К тому же, кроме сих общих сооб­ра­же­ний, вы специ­ально знаете, что мне-то особенно нечего расска­зы­вать, а уж тем более в порядке запи­сы­вать, потому что я сам ничего не видал в порядке, а если что и видел, так не успел разгля­деть. Я был в Берлине, в Дрез­дене, в Висба­дене, в Баден-Бадене, в Кельне, в Париже, в Лондоне, в Люцерне, в Женеве, в Генуе, во Флорен­ции, в Милане, в Вене­ции, в Вене, да ещё в иных местах по два раза, и всё это, всё это я объе­хал ровно в два с поло­ви­ною месяца! Да разве можно хоть что-нибудь поря­дочно разгля­деть, проехав столько дорог в два с поло­ви­ною месяца?».


«Портрет Ф. М. Достоевского», Василий Перов, 1872 год

Самый извест­ный порт­рет писа­теля живо­пи­сец Васи­лий Перов напи­сал по прямому пору­че­нию Павла Третья­кова. Знаме­ни­тый коллек­ци­о­нер неслу­чайно выбрал Перова: худож­ник увле­кался твор­че­ством Досто­ев­ского, особенно ценил его роман «Преступ­ле­ние и нака­за­ние» и разде­лял жизнен­ные прин­ципы.

Прежде чем присту­пить к работе Перов неделю бесе­до­вал с писа­те­лем и спорил с ним, чтобы запом­нить выра­же­ние его лица в тот момент погру­же­ния в глубо­кие рассуж­де­ния. Но момент созда­ния картины Фёдор Михай­ло­вич уже напи­сал «Преступ­ле­ние и нака­за­ние», «Идиота» и рабо­тал над «Бесами».

Компо­зи­ция постро­ена таким обра­зом, чтобы в центре внима­ния оказы­ва­лось ярко осве­щен­ное лицо Досто­ев­ского, кото­рый, впро­чем, не смот­рит на зрителя. Взгляд его уходит в сторону. Тёмный фон и мини­ма­ли­стич­ные детали создают образ отстра­нён­ного от внеш­него мира чело­века.


Достоевский под арестом на гауптвахте, 1874 год

Фёдор Досто­ев­ский в 1874 году был аресто­ван на два дня: 21 и 22 марта писа­тель провёл на гаупт­вахте на Сенной площади. Причина — «нару­ше­ние порядка публи­ка­ций». Более подроб­ной инфор­ма­ции о данном инци­денте найти не удалось, но снимок сохра­нился.


«Портрет Достоевского», К. А. Васильев.

Иссле­до­ва­тели твор­че­ства Констан­тина Васи­льева отме­чают, что его привя­зан­ность к писа­телю прошла через всю жизнь: впер­вые позна­ко­мив­шись с рома­нами в 14 лет, живо­пи­сец регу­лярно пере­чи­ты­вал их. К созда­нию порт­рета Констан­тин Алек­се­е­вич подо­шёл очень серьёзно, он стре­мился достичь макси­маль­ной подлин­но­сти. Для этого он изучил почти все извест­ные фото­гра­фии писа­теля и описа­ния его внеш­но­сти, собрал инфор­ма­цию о личных вещах и обста­новке каби­нета.

В отли­чии от боль­шин­ства преды­ду­щих изоб­ра­же­ний, здесь Досто­ев­ский не погру­жен в размыш­ле­ния, не отстра­нён от окру­жа­ю­щего мира. Он сосре­до­то­ченно размыш­ляет, а взгляд его устрем­лён на зрителя. Компо­зи­цию допол­няет один из люби­мых «симво­лов» Васи­льева — горя­щая свеча.


 «Ф. М. Достоевский. Белая ночь», Илья Глазунов, 1983 год.

Худож­ник Илья Глазу­нов любил Досто­ев­ского и всю жизнь пере­чи­ты­вал его книги. Жена живо­писца вспо­ми­нала:

«Глазу­нов покло­нялся Досто­ев­скому и хотел, чтобы его окру­жали и стра­сти по Досто­ев­скому. На пределе чело­ве­че­ских возмож­но­стей. Только тогда он мог рабо­тать, это вдох­нов­ляло его».

Он создал серию иллю­стра­ций к его произ­ве­де­ниям, а также несколько порт­ре­тов самого мастера.

Глазу­нов напи­сал образ Досто­ев­ского на фоне Санкт-Петер­бурга. Чуть сгорб­лен­ная фигура писа­теля — гармо­нич­ная часть общего тёмного город­ского вида. Писа­тель погру­жен в себя, холод­ная гамма подчёр­ки­вает отстра­нён­ность его настро­е­ния.


Читайте также наш мате­риал о совре­мен­ни­ках Досто­ев­ского «Лите­ра­тур­ные хиты 1860-х гг.: что читали в первое деся­ти­ле­тие прав­ле­ния Алек­сандра II»

Поделиться