Бригада С — I Need A Needle

Запев по-англий­ски, первые лица совет­ской рок-музыки продол­жали иссле­до­вать пределы глас­но­сти и писать о пробле­мах в стране, водке и сексе. Централь­ной темой стано­ви­лась свобода, поня­тая как борьба с угне­те­нием и зави­си­мо­стью — в том числе нарко­ти­че­ской. Каза­лось, что даже расхо­жее опре­де­ле­ние «запре­щён­ные препа­раты» отсы­лало не столько к химии, сколько к цензуре.

Специ­ально для VATNIKSTAN музы­каль­ный обозре­ва­тель Алек­сандр Морсин расска­зы­вает о самых много­обе­ща­ю­щих рок-билинг­вах «крас­ной волны», замах­нув­шихся на миро­вое господ­ство. Сего­дня — о пионе­рах совет­ского гоп-ска «Бригаде С» и песне «I Need A Needle», в кото­рой Гарик Сука­чёв поёт про ломку и кринж от имени всех севших на иглу.


Как это было

Гарик Сука­чёв сорил англи­циз­мами и воль­ными пере­во­дами сленга более-менее всегда, особенно в период увле­че­ния куль­ту­рой хиппи. К концу 1980-х гг., когда его «Бригада С» вовсю наби­рала обороты, привычка к лекси­че­ским мутан­там вроде «малень­кая бейба» только добав­ляла Сука­чёву плюсов и стран­ного шарма. При всем варва­ризме его «Плей­бой» был привле­ка­тель­ным и даже желан­ным, несмотря на нелепо бритые усы и белые носки под чёрные туфли.

Экспор­ти­ро­вать образ буйно поме­шан­ного на Запад было не так уж сложно. В июле 1989 года «Бригада С» дала первые в своей исто­рии концерты в США, а ещё через месяц сыграла на Москов­ском фести­вале мира — на одной сцене с Bon Jovi и Оззи Осбор­ном.

«Бригада С» — «Гады», Москов­ский фести­валь мира

Осенью на репе­ти­цию «Бригады С» загля­нул бывший участ­ник куль­то­вых The Velvet Underground Джон Кейл и сделал компли­мент группе: «Звучит очень по-амери­кан­ски». Сука­чёв отве­тил: «Жаль, хоте­лось бы, чтобы это звучало очень по-русски».

Тем не менее уже на втором альбоме группы «Аллер­гии — нет!» Сука­чёв спел песню на англий­ском языке «I Need A Needle» про вполне понят­ную по обе стороны океана заразу.


Что происходит

При жела­нии прозрач­ный, как шприц, опус про вену и рукав легко пред­ста­вить в каче­стве финаль­ной темы для «Иглы» Рашида Нугма­нова. Сюжет, расста­новка сил и финал подхо­дят но Гарик опоз­дал на несколько лет.

Боевик «I Need A Needle» был напи­сан на стихи Алек­сандра Григо­рьева, рабо­тав­шего с «Парком Горь­кого» и привык­шего к интер­на­ци­о­наль­ным проек­там их патрона Стаса Намина. Лейбл Намина SNC Records после­до­ва­тельно выво­дил совет­ских роке­ров на между­на­род­ную арену и, само собой, учиты­вал конъ­юнк­туру рынка. В част­но­сти, обыг­ры­вал соци­аль­ную повестку того же Фести­валя мира и напо­ми­нал о вреде нарко­ти­ков с помо­щью песен-преду­пре­жде­ний.

Мне нужна игла! Ты зака­та­ешь мне рукав, дружище.
Мне нужна игла! Где эта малень­кая игрушка?
Мне нужна игла! Ну же, я схожу с ума!
Мне нужна игла! Лучшее, что можно найти.

Сюжет пяти­ми­нут­ной рок-крамолы зани­мает ровно одно пред­ло­же­ние: дали попро­бо­вать, подсел, хочет слезть, но поздно. В живой версии песня подхо­дила типажу Сука­чёва как нельзя лучше: ломка на сцене убеди­тельно иллю­стри­ро­вала муче­ния в припеве. Лидер «брига­ди­ров» так корчился и выво­ра­чи­вал кисти рук, так сжимал микро­фон и пучил глаза, будто боролся с неви­ди­мыми сани­та­рами или выскаль­зы­вал из смири­тель­ной рубашки. На этом фоне простые слова про иглу и допинг звучали страшно убеди­тельно. Пред­став­ляя песню во время тура по Герма­нии, Сука­чёв описы­вал «I Need A Needle» как «драму».


Как жить дальше

Песня про послед­ствия игло­ука­лы­ва­ния не стала хитом ни на родине, ни за грани­цей и быстро выпала из репер­ту­ара группы. На следу­ю­щей пластинке вновь были вещи на англий­ском, правда, уже чужие — Тома Уэйтса и Creedence Clearwater Revival. В новых проек­тах Сука­чёва «I Need A Needle» тоже не нашлось места.

Его по-преж­нему неслабо трясло и штор­мило на сцене, но каждый раз речь шла либо о трубке, либо о роме, макси­мум — о траве. С иглами было покон­чено раз и навсе­гда. Об это странно жалеть, но артист явно поте­рял супер­эф­фект­ный номер: шоу, в кото­ром седой «оборо­тень с гита­рой» гоняет хмурого по сцене и заго­няет его в угол, могло войти в исто­рию. Или в иголь­ное ушко.


Читайте также «Машина Времени — All I Can Say Is Hello»

Поделиться