Н.И. Бухарин. Заметки экономиста, 1928

30 сентября 1928 года в "Правде" была опуб­ли­ко­вана статья Нико­лая Буха­рина "Заметки эконо­ми­ста". Это боль­шой объём­ный анализ и ряд пред­ло­же­ний разви­тия народ­ного хозяй­ства СССР. Данная статья явля­ется важной для пони­ма­ния эконо­мики Совет­ского Союза, уже побо­ров­шего послед­ствия Граж­дан­ской войны и нако­пив­шего сред­ства в ходе Новой эконо­ми­че­ской поли­тики для инду­стри­а­ли­за­ции страны. "Записки эконо­ми­ста" знаме­нуют исто­ри­че­скую развилку, перед кото­рой встало руко­вод­ство партии боль­ше­ви­ков. Впослед­ствии буха­рин­ские пред­ло­же­ния будут названы "правым укло­ном" в проти­во­вес левому троц­кист­скому. Он пред­став­ля­ется более правиль­ным обозна­чить буха­рин­ские воззре­ния "средин­ным путём": с одной стороны, Бухурин высту­пает за Совхозы, но с сохра­не­нием инди­ви­ду­аль­ного хозяй­ства, с другой стороны, он поддер­жи­вает план, но не до конца. Для Буха­рина важна гармо­ния.

19102_buharin01


Насту­пает новый хозяй­ствен­ный год. И совер­шенно есте­ственно, что у всякого мысля­щего рабо­чего, а тем более рабо­чего-комму­ни­ста, появ­ля­ется потреб­ность подве­сти извест­ные итоги, наме­тить извест­ные перспек­тивы, увидеть всю картину нашего хозяй­ствен­ного разви­тия в целом. Посмот­рите на письма рабо­чих, на записки, пода­ва­е­мые во время много­раз­лич­ных собра­ний, послу­шайте выступ­ле­ния рядо­вых проле­та­риев. Какой огром­ный куль­турно-поли­ти­че­ский рост! Какой уровень вопро­сов и проблем, копо­ша­щихся в голо­вах массы! Какая жгучая потреб­ность доис­каться до "корня вещей"! Какая неудо­вле­тво­рен­ность ходя­чей и стер­той моне­той штам­по­ван­ных и пусто­ва­тых фраз, элемен­тар­ных, как бревно, и похо­жих одна на другую, как две горо­шины. Надо сознаться, что здесь, в этих "ножни­цах" между запро­сами массы и той "духов­ной пищей", кото­рая ей пода­ется (пода­ется часто холод­ной или неряш­ливо едва-едва разо­гре­той), есть боль­шая доля вины с нашей стороны вообще, со стороны нашей печати — в особен­но­сти. Разве те вопросы, жгучие и "боль­ные", кото­рые свер­лят мозги многим и многим, нахо­дят у нас доста­точно живой отклик? Разве разного рода сомне­ния полу­чают доста­точ­ное разъ­яс­не­ние с нашей стороны? Разве у нас доста­точно удовле­тво­ри­тельно постав­лено дело серьез­ной инфор­ма­ции о нашем хозяй­стве? Разве мы в доста­точ­ной степени ставим перед массой, и рабо­чей массой в первую очередь, слож­ней­шие проблемы нашего хозяй­ство­ва­ния? Нет, и тысячу раз нет: здесь у нас громад­ный пробел, кото­рый нужно запол­нить, чтобы иметь право гово­рить о серьез­ных усилиях по вовле­че­нию масс в актив­ное соци­а­ли­сти­че­ское стро­и­тель­ство.

Но дело, разу­ме­ется, не только в пропа­ганде. Стре­мясь извлечь уроки из нашего собствен­ного прошлого и непре­рывно крити­куя самих себя, мы должны прийти также к следу­ю­щему выводу: мы и сами недо­ста­точно осознали еще всю новизну усло­вий рекон­струк­тив­ного пери­ода (период в разви­тии народ­ного хозяй­ства СССР после восста­но­ви­тель­ного пери­ода — прим. ред). Именно поэтому мы так "запаз­ды­вали": проблему своих спецов поста­вили лишь после шахтин­ского дела, проблему совхо­зов и колхо­зов сдви­нули прак­ти­че­ски с места после хлебо­за­го­то­ви­тель­ного кризиса и связан­ных с ним потря­се­ний и т. д., словом, действо­вали в значи­тель­ной мере согласно истинно русской пого­ворке: "Гром не грянет — мужик не пере­кре­стится".

Когда мы в свое время пере­хо­дили от воен­ного комму­низма к новой эконо­ми­че­ской поли­тике, мы самым смелым, самым реши­тель­ным обра­зом стали пере­стра­и­вать все наши ряды. Эта огром­ная пере­груп­пи­ровка сил, наряду с беше­ной пропа­ган­дой таких лозун­гов, как "учись торго­вать" и т. д., была пред­по­сыл­кой наших хозяй­ствен­ных успе­хов.

Пере­ход к рекон­струк­тив­ному пери­оду, разу­ме­ется, не выра­жает прин­ци­пи­аль­ного сдвига хозяй­ствен­ной поли­тики, что, несо­мненно, было в 1921 году. Однако он имеет огром­ней­шее значе­ние, так сказать, в другом изме­ре­нии. Ибо суще­ствует вели­чай­шая разница между, скажем, простой почин­кой моста и его построй­кой: послед­нее требует знания и высшей мате­ма­тики, и сопро­тив­ле­ния мате­ри­а­лов, и тысячи других премуд­ро­стей. То же и в масштабе всего хозяй­ства. Рекон­струк­тив­ный период поста­вил ряд слож­ней­ших техни­че­ских задач (проек­ти­ро­ва­ние новых заво­дов, новая техника, новые отрасли промыш­лен­но­сти), ряд слож­ней­ших орга­ни­за­ци­онно-эконо­ми­че­ских задач (новая система орга­ни­за­ции труда на пред­при­я­тиях, вопросы Standart'a инду­стрии, райо­ни­ро­ва­ния, формы всего хозяй­ствен­ного аппа­рата и пр.), ряд вели­чай­шей труд­но­сти задач общего хозяй­ствен­ного руко­вод­ства (соче­та­ние в новых усло­виях основ­ных элемен­тов хозяй­ства, вопросы соци­а­ли­сти­че­ского накоп­ле­ния, вопросы эконо­мики в связи с вопро­сами клас­со­вой борьбы, опять-таки в новых усло­виях этой борьбы, и т. д.), нако­нец, ряд проблем, каса­ю­щихся людского аппа­рата (вовле­че­ние масс в процесс раци­о­на­ли­за­ции, с одной стороны, проблема квали­фи­ци­ро­ван­ных кадров — с другой). Круп­ные техни­че­ские заво­е­ва­ния капи­та­ли­сти­че­ского мира (особенно в Герма­нии и Соеди­нен­ных Штатах) и рост миро­вого произ­вод­ства крайне заост­ряют поста­новку наших внут­рен­них проблем. Между тем мы не произ­вели необ­хо­ди­мой пере­груп­пи­ровки наших сил или, вернее, произ­во­дили ее не в той мере, не в том темпе и не с той энер­гией, как это требо­ва­лось объек­тив­ным ходом вещей.


I.

Истек­ший год подво­дит итог целому трех­ле­тию рекон­струк­тив­ного разви­тия нашей эконо­мики. Страна сделала громад­ный прыжок вперед. Прямо смешно бывает читать преуче­ные рассуж­де­ния наших беглых Бруц­ку­сов и Загор­ских и различ­ных "светил" иностран­ной науки, кото­рые, подце­пив парочку газет­ных сенса­ций из обла­сти "сведе­ний" made in Riga и напя­лив на себя важнец­кие колпаки, с преве­ли­ким усер­дием тщатся дока­зать "крах совет­ского хозяй­ства", "крах комму­низма", "крах боль­ше­визма" и прочие "крахи" на тему: что думают Чембер­лены (братья Остин и Невилл), когда им не спится. Между тем всякому непредубеж­ден­ному наблю­да­телю, у кото­рого сохра­ни­лась хотя бы мини­маль­ная способ­ность объек­тив­ного сужде­ния, ясно, что, как ни верти и как ни вертись, хозяй­ство СССР по боль­шин­ству глав­ней­ших направ­ле­ний бешено мчится вперед и что самые зигзаги этого бега и как будто внезап­ные свое­об­раз­ные "кризисы" этого хозяй­ства явля­ются всем, чем угодно, но только не пред­вест­ни­ками любез­ного белым серд­цам "краха боль­ше­вист­ской системы".

За послед­ние годы в ряде произ­вод­ствен­ных отрас­лей, в первую очередь промыш­лен­ных, мы уже подо­шли к серьез­ным техни­че­ским сдви­гам: наша нефтя­ная промыш­лен­ность, черное гнездо кото­рой прочно слажено в Бакин­ском районе, пере­жила насто­я­щую техни­че­скую рево­лю­цию и почти пере­обо­ру­до­вана на амери­кан­ский лад; наше маши­но­стро­е­ние, основ­ной рычаг даль­ней­шего пере­во­рота и инду­стри­аль­ной пере­делки страны, двину­лось боль­шими шагами вперед; его особый отряд, сель­ско­хо­зяй­ствен­ное маши­но­стро­е­ние, втрое превы­сил цифры дово­ен­ного уровня; выросла целая новая ветвь промыш­лен­но­сти — элек­тро­тех­ни­че­ская промыш­лен­ность; зало­жен фунда­мент нашей хими­че­ской промыш­лен­но­сти, и впер­вые на нашей терри­то­рии мы присту­паем к добыче азота из воздуха; элек­три­фи­ка­ция, постройка элек­тро­стан­ций неуклонно заво­е­вы­вают все новые и новые пози­ции; хозяй­ственно-техни­че­ская рево­лю­ция выбра­сы­вает свои щупальцы и в деревню: мощно поддер­жи­вая и разви­вая коопе­ра­тив­ные объеди­не­ния крестьян, она уже выслала около 30000 трак­то­ров в поля и степи нашей страны, и трак­тор­ные колонны, как боевые дружины техни­че­ского пере­во­рота, появ­ля­ются уже нередко гостями на самых отста­лых, поис­тине варвар­ских участ­ках нашего Союза — впер­вые ножи трак­тор­ных плугов подни­мают целину саль­ских, укра­ин­ских, заволж­ских, казах­ских степей, и воль­ный ковыль в послед­ний раз поет свою пред­смерт­ную песнь.

Посмот­рите на сухие цифры, кото­рые своим стро­гим языком расска­зы­вают нам о продол­жа­ю­щейся рево­лю­ции в нашем Союзе.

Основ­ной капи­тал всего госу­дар­ственно-коопе­ра­тив­ного сектора народ­ного хозяй­ства СССР вырос за 3 года (1925÷26−−1927÷28) на 4 млрд руб. по ценам 192526 года (+14% с лишком).

Основ­ной капи­тал госу­дар­ствен­ной и коопе­ра­тив­ной промыш­лен­но­сти за те же годы и в тех же ценах поднялся с 6,3 млрд руб. до 8,8 млрд руб., т. е. на 212 млрд (+39–40%), причем темп приро­ста достиг за послед­ний год огром­ной цифры в 15%.

Эти данные гово­рят о реаль­ном накоп­ле­нии, т. е. о расши­рен­ном воспро­из­вод­стве. Если же взять всю сумму капи­таль­ных вложе­ний, т. е. вклю­чать и возме­ще­ние сношен­ных частей "капи­тала", то мы полу­чим такие цифры.

Весь обоб­ществ­лен­ный сектор: здесь цифра годо­вых вложе­ний подня­лась с 2 млрд до 3,4 млрд руб. по тем же ценам.

Госу­дар­ствен­ная и коопе­ра­тив­ная промыш­лен­ность: здесь соот­вет­ству­ю­щие цифры будут состав­лять 890 млн руб. в 192526 году и 1,5−−1,6 млрд в 192728 году.

Инте­ресно также отме­тить систе­ма­ти­че­ский рост совер­шенно нового промыш­лен­ного стро­и­тель­ства. Доля средств, идущих на это стро­и­тель­ство, в процен­тах к общим ассиг­но­ва­ниям на промыш­лен­ность неуклонно возрас­тает: 192526 год — 12%, 192627 год — 21%, 192728 год — 23%. Чрез­вы­чайно быстро растет удель­ный вес промыш­лен­но­сти во всем народ­ном хозяй­стве, удель­ный вес произ­вод­ства средств произ­вод­ства в промыш­лен­ном секторе и т. д. Харак­терно при этом то обсто­я­тель­ство, что доходы крестьян­ства, по послед­ним иссле­до­ва­ниям, почти напо­ло­вину состоят из дохо­дов промыш­лен­ных (промыслы, стро­и­тель­ство, доходы от лесо­раз­ра­бо­ток и пр.). Все это пока­зы­вает, насколько быстро идет процесс инду­стри­а­ли­за­ции страны, насколько ярко идет в то же время процесс соци­а­ли­за­ции (обоб­ществ­ле­ния) всей ее эконо­мики. Цифры, каса­ю­щи­еся вытес­не­ния част­ника, обще­из­вестны. Растет това­ро­обо­рот страны, в част­но­сти оборот между горо­дом и дерев­ней. Растет грузо­обо­рот. Растет бюджет. Из года в год увели­чи­ва­ется числен­ность рабо­чего класса. Растет мате­ри­аль­ный и куль­тур­ный уровень его жизни. И т. д. и т. д.

И в то же время рост нашей эконо­мики и несо­мнен­ней­ший рост соци­а­лизма сопро­вож­да­ются свое­об­раз­ными "кризи­сами", кото­рые, при всем реша­ю­щем отли­чии зако­но­мер­но­стей нашего разви­тия от капи­та­ли­сти­че­ского, как будто "повто­ряют", но в вогну­том зеркале, кризисы капи­та­лизма; и тут и там диспро­пор­ция между произ­вод­ством и потреб­ле­нием, но у нас это соот­но­ше­ние взято "навы­во­рот" (там — пере­про­из­вод­ство, здесь — товар­ный голод; там — спрос со стороны масс гораздо меньше пред­ло­же­ния, здесь — этот спрос больше пред­ло­же­ния); и тут и там идет вложе­ние огром­ных сумм "капи­тала", кото­рое связано со специ­фи­че­скими кризи­сами (при капи­та­лизме) и "затруд­не­ни­ями" (у нас); но у нас и это соот­но­ше­ние взято "навы­во­рот" (там — пере­на­коп­ле­ние, здесь — недо­ста­ток капи­тала); и тут и там — диспро­пор­ция между различ­ными сферами произ­вод­ства, но у нас типи­чен метал­ли­че­ский голод. Безра­бо­тица у нас имеет место одно­вре­менно с систе­ма­ти­че­ским ростом числен­но­сти заня­тых рабо­чих. Даже аграр­ный "кризис" у нас идет "навы­во­рот" (недо­ста­ток пред­ло­же­ния хлеба). Словом, в особен­но­сти истек­ший год поста­вил перед нами проблему наших "кризи­сов", имею­щих место в началь­ные пери­оды пере­ход­ной эконо­мики в стране отста­лой, мелко­бур­жу­аз­ной по составу своего насе­ле­ния, нахо­дя­щейся во враж­деб­ном окру­же­нии.

Маркс, как известно, дал теорию капи­та­ли­сти­че­ских кризи­сов. Эти кризисы он выво­дил из общей беспла­но­во­сти ("анар­хии") капи­та­ли­сти­че­ского произ­вод­ства, из невоз­мож­но­сти при капи­та­лизме правиль­ных пропор­ций между различ­ными элемен­тами процесса воспро­из­вод­ства, в том числе между произ­вод­ством и потреб­ле­нием, или, другими словами, изне­воз­мож­но­сти для капи­та­лизма "сбалан­си­ро­вать" различ­ные элементы произ­вод­ства. Это вовсе, конечно, не значит, что Маркс обхо­дил проблему клас­сов и клас­со­вой борьбы. Потреб­ле­ние масс, его уровень, самая ценность рабо­чей силы вклю­чают, по Марксу, и момент клас­со­вой борьбы. Во всей меха­нике развер­ты­ва­ю­щихся проти­во­ре­чий между произ­вод­ством и потреб­ле­нием, между ростом произ­вод­ства и отно­ше­ни­ями распре­де­ле­ния, уже вклю­чена эта борьба клас­сов, напя­ли­ва­ю­щая на себя костюм эконо­ми­че­ских кате­го­рий. Оторвать классы и клас­со­вую борьбу от эконо­ми­че­ских отно­ше­ний пытался извест­ный буржу­аз­ный эконо­мист, проф. Туган- Бара­нов­ский, кото­рый в своей "соци­аль­ной теории распре­де­ле­ния" подчер­ки­вал только момент "клас­со­вой борьбы", выбра­сы­вая за борт ее эконо­ми­че­ские опре­де­ле­ния, а в своей теории кризи­сов, выбра­сы­вая момент потреб­ле­ния масс, выбра­сы­вал тем самым цели­ком и момент клас­со­вой борьбы. Един­ственно правиль­ной явля­ется, однако, именно теория Маркса, а не буржу­аз­ная теория Туган-Бара­нов­ского. Поэтому и к вопросу о наших "кризи­сах" можно и должно подхо­дить с мето­до­ло­гией Маркса, а не "соци­аль­ной теорией распре­де­ле­ния" Туган-Бара­нов­ского, хотя она внешне и "бази­ру­ется" на "клас­со­вом" прин­ципе. С другой стороны, смешно упре­кать, скажем, схемы воспро­из­вод­ства во II томе "Капи­тала" в том, что они, эти схемы, игно­ри­руют проблему клас­сов: это значило бы не пони­мать ни теории клас­со­вой борьбы, ни марк­со­вой теории воспро­из­вод­ства.

В пере­ход­ный период (пере­ход­ный от капи­та­лизма к соци­а­лизму) классы еще оста­ются и клас­со­вая борьба време­нами даже обост­ря­ется. Но обще­ство пере­ход­ного пери­ода есть в то же время извест­ное един­ство, хотя и проти­во­ре­чи­вое. Поэтому и для этого обще­ства (с гораздо боль­шим, если уж на то пошло, "правом") можно постро­ить, по анало­гии со вторым томом "Капи­тала", "схемы воспро­из­вод­ства", т. е. наме­тить усло­вия правиль­ного соче­та­ния различ­ных сфер произ­вод­ства и потреб­ле­ния и различ­ных сфер произ­вод­ства между собою, или, другими словами, усло­вия подвиж­ного эконо­ми­че­ского равно­ве­сия. По сути дела, в этом и состоит задача выра­ботки народ­но­хо­зяй­ствен­ного плана, кото­рый все больше и больше прибли­жа­ется к балансу всего народ­ного хозяй­ства, плана, созна­тельно наме­ча­е­мого, явля­ю­ще­гося и пред­ви­де­нием (прогно­зом), и дирек­ти­вой одно­вре­менно.

Поста­вим теперь даль­ней­ший вопрос: если у нас "кризисы" имеют как будто харак­тер "вывер­ну­тых наизнанку" капи­та­ли­сти­че­ских кризи­сов; если у нас эффек­тив­ный спрос масс шагает впереди произ­вод­ства, то не есть ли "товар­ный голод" общий закон нашего разви­тия? Не обре­чены ли мы на — пери­о­ди­че­ские или непе­ри­о­ди­че­ские — "кризисы" наоб­рат­ной основе, на ином соот­но­ше­нии между произ­вод­ством и потреб­ле­нием? Не суть ли эти "крити­че­ские" затруд­не­ния желез­ный закон нашего разви­тия?

В этой встре­ча­ю­щейся и в нашей эконо­ми­че­ской лите­ра­туре поста­новке вопроса уже зара­нее зало­жен опре­де­лен­ный порок. Здесь смеши­ва­ются две совер­шенно различ­ные вещи: с одной стороны, отста­ва­ние — в каждый данный момент — развер­ты­ва­ю­щихся произ­во­ди­тель­ных сил от еще более быстро расту­щих потреб­но­стей ("спроса" — в широ­ком смысле этого слова), с другой — специ­фи­че­ски острая, "кризис­ная", форма, а именно форма товар­ного голода (где уже идет речь о спросе плате­же­спо­соб­ном). Первое явле­ние выра­жает лишь тот факт, что обще­ство действи­тельно пере­хо­дит к соци­а­лизму, что рост потреб­но­стей явля­ется непо­сред­ствен­ной двига­тель­ной пружи­ной его эконо­ми­че­ского разви­тия, что произ­вод­ство стано­вится сред­ством и т. д. Совсем другое — моменты кризис­ного харак­тера, кото­рые нару­шают ход воспро­из­вод­ства. Они могут лежать лишь в нару­ше­нии усло­вий эконо­ми­че­ского равно­ве­сия, т. е. выте­кать из непра­виль­ного соче­та­ния элемен­тов воспро­из­вод­ства (вклю­чая сюда и момент потреб­ле­ния). "Извра­щен­ный" — по срав­не­нию с капи­та­ли­сти­че­ским — харак­тер "кризи­сов" опре­де­ля­ется действи­тельно прин­ци­пи­ально новым соот­но­ше­нием между потреб­но­стями масс и произ­вод­ством. Но это соот­но­ше­ние не есть разви­ва­ю­щийся анта­го­низм (наобо­рот, произ­вод­ство дого­няет все время потреб­ле­ние масс, идущее впереди, явля­ю­ще­еся основ­ным стиму­лом всего разви­тия), поэтому здесь нет базы для "ЗАКОНА кризи­сов", для закона неиз­беж­ных кризи­сов. Но здесь могут быть "кризисы", выте­ка­ю­щие из отно­си­тель­ной анар­хич­но­сти, т. е. отно­си­тель­ной беспла­но­во­сти хозяй­ства пере­ход­ного пери­ода.

Отно­си­тель­ная беспла­но­вость — или отно­си­тель­ная плано­вость — хозяй­ства пере­ход­ного пери­ода имеет своей осно­вой суще­ство­ва­ние мелких хозяйств, форм рыноч­ной связи, т. е. значи­тель­ных элемен­тов стихий­но­сти. Поэтому и сам план имеет особую природу: это вовсе не более или менее "закон­чен­ный" план разви­того соци­а­ли­сти­че­ского обще­ства. В этом плане есть много элемен­тов пред­ви­де­ния стихий­ной равно­дей­ству­ю­щей (напри­мер, исчис­ле­ние урожая, товар­ной массы хлеба, товар­ной массы продук­тов крестьян­ского произ­вод­ства вообще, а следо­ва­тельно, и цен и т. д. и т. п.), кото­рая стано­вится исход­ным пунк­том для той или другой дирек­тивы. Именно поэтому у нас невоз­мо­жен "идеаль­ный" план. Именно поэтому здесь до извест­ной степени могут иметь место ошибки. Но ошибка, имею­щая свое объяс­не­ние, и даже неиз­беж­ная ошибка, не пере­стает быть ошиб­кой. Это во-первых. Во-вторых, грубей­шее нару­ше­ние основ­ных пропор­ций (как у нас в случае с зерно­вым хозяй­ством, о чем ниже) и соот­вет­ству­ю­щие просчеты отнюдь не неиз­бежны. В-третьих, если любой хоро­ший план не всемо­гущ, то плохой "план" и плохое хозяй­ствен­ное манев­ри­ро­ва­ние вообще могут загу­бить и хоро­шее дело.

В давниш­ней поле­мике с троц­ки­стами (см. сбор­ник: "К вопросу о троц­кизме") нам прихо­ди­лось дока­зы­вать, что нельзя пере­оце­ни­вать плано­вого начала и не видеть очень значи­тель­ных элемен­тов стихий­но­сти; прихо­ди­лось еще тогда разже­вы­вать ту истину, что поня­тие пропор­ции между отрас­лями промыш­лен­но­сти, взятой "в себе", т. е. безот­но­си­тельно к крестьян­скому рынку, есть бессмыс­лен­ное поня­тие, что именно поэтому сила нашего плана отно­си­тельна и струк­тура его свое­об­разна. А в поле­мике с Е. А. Преоб­ра­жен­ским (см. "К вопросу о зако­но­мер­но­стях пере­ход­ного пери­ода") прихо­ди­лось разъ­яс­нять, что нельзя при анализе зако­но­мер­но­сти пере­ход­ного пери­ода отвле­каться от эконо­ми­че­ской поли­тики проле­тар­ского госу­дар­ства, ибо здесь огром­ная часть хозяй­ства есть госу­дар­ствен­ное (и связан­ное с ним коопе­ра­тив­ное) хозяй­ство, важней­шие хозяй­ствен­ные орга­ни­за­ции суть госу­дар­ствен­ные орга­ни­за­ции и т. д. Поэтому, несмотря на отно­си­тель­ность нашего плани­ро­ва­ния, роль его поис­тине огромна; круп­ные ошибки хозяй­ствен­ного руко­вод­ства, вызы­вая нару­ше­ние основ­ных хозяй­ствен­ных пропор­ций в стране, могут тем самым вызвать к жизни и крайне небла­го­при­ят­ные для проле­та­ри­ата пере­груп­пи­ровки клас­сов. Нару­ше­ние необ­хо­ди­мых эконо­ми­че­ских соот­но­ше­ний имеет своей другой сторо­ной нару­ше­ния поли­ти­че­ского равно­ве­сия в стране.

Из того, что "товар­ный голод" не есть абсо­лют­ный закон разви­тия пере­ход­ной эконо­мики, что "кризис­ные" нару­ше­ния основ­ных хозяй­ствен­ных пропор­ций не неиз­бежны, выте­кает следу­ю­щее:

Чтобы добиться возможно более благо­при­ят­ного (возможно более бескри­зис­ного) хода обще­ствен­ного воспро­из­вод­ства и систе­ма­ти­че­ского роста соци­а­лизма, а следо­ва­тельно, возможно более выгод­ного для проле­та­ри­ата соот­но­ше­ния клас­со­вых сил в стране — необ­хо­димо доби­ваться возможно более правиль­ных соче­та­ний основ­ных элемен­тов народ­ного хозяй­ства ("балан­си­ро­вать" их, расстав­лять их наибо­лее целе­со­об­раз­ным обра­зом, активно воздей­ствуя на ход эконо­ми­че­ской жизни и клас­со­вой борьбы).

Всякий отказ от этой важней­шей и наису­ще­ствен­ней­шей задачи явля­ется капи­ту­ля­цией перед мелко­бур­жу­аз­ной стихией, вопло­ще­нием знаме­ни­тых исто­ри­че­ских лозун­гов мелко­бур­жу­аз­ной расхля­бан­но­сти: "авось", "небось" и "как-нибудь". По сути дела, смешно даже дока­зы­вать эту акси­ому. Но такова консер­ва­тив­ность и рутина нашего бюро­кра­ти­че­ского аппа­рата, что ее еще прихо­дится "дока­зы­вать", ибо там сплошь и рядом еще гнез­дится эта изуми­тель­ная идео­ло­гия: раз затруд­не­ния все равно будут — айда на печку!


II.

Рекон­струк­тив­ный период требует от хозяй­ствен­ного руко­вод­ства самого тщатель­ного проду­мы­ва­ния проблем теку­щей поли­тики. Здесь прежде всего вновь ставится все тот же "прокля­тый" вопрос о соот­но­ше­нии города и деревни, и вновь разо­гре­ва­ются старые "рецепты", должен­ству­ю­щие якобы спасти нас от всяких зол и напа­стей: троц­кист­ские чрево­ве­ща­тели, эти садов­ники, дерга­ю­щие расте­ние за верхушку, чтобы оно "скорее росло", и мелко­бур­жу­аз­ные рыцари креп­кого хозя­ина, кото­рые скор­бят и хнычут по поводу "форси­ро­ван­ного наступ­ле­ния на кула­че­ство", — все они заго­мо­зи­лись на фоне затруд­не­ний в связи с хлебо­за­го­тов­ками, ожили, возоб­но­вили продук­цию своих пана­цей, высту­пили — в кото­рый раз! — со своими поже­ла­ни­ями, требо­ва­ни­ями, предо­сте­ре­же­ни­ями, угро­зами. Рассмот­рим и мы эту "проблему проблем", еще раз крити­че­ски прове­рив свою линию.

Мы провели исто­ри­че­скую борозду между капи­та­ли­сти­че­ским миром и миром, проле­тар­ской дикта­туры, но нам полезно исполь­зо­вать исто­ри­че­ский опыт капи­та­лизма. Нам полезно исполь­зо­вать этот опыт и с точки зрения инте­ре­су­ю­щей нас проблемы, тем более что все мы помним поло­же­ние Маркса: различ­ные типы соот­но­ше­ний города и деревни отме­чают целые исто­ри­че­ские эпохи.

В преде­лах и рамках капи­та­лизма нетрудно разли­чить три основ­ных типа отно­ше­ний. Первый тип — наибо­лее отста­лое, полу­кре­пост­ни­че­ское сель­ское хозяй­ство, крестья­нин-паупер, голод­ная аренда, беспо­щад­ная эксплу­а­та­ция мужика, слабая емкость внут­рен­него рынка. (Пример: доре­во­лю­ци­он­ная Россия.) Второй тип — гораздо мень­шие остатки крепост­ни­че­ства, крепост­ник-поме­щик в значи­тель­ной степени уже капи­та­лист, более зажи­точ­ное крестьян­ство, боль­шая емкость крестьян­ского рынка и т. д. Третий тип -"амери­кан­ский" — почти полное отсут­ствие феодаль­ных отно­ше­ний, "свобод­ная" земля, на началь­ных ступе­нях разви­тия отсут­ствие абсо­лют­ной ренты, зажи­точ­ный фермер, огром­ный внут­рен­ний рынок для промыш­лен­но­сти. И что же? Нетрудно видеть, что мощь и размах инду­стри­аль­ного разви­тия, мощь и размах роста произ­во­ди­тель­ных сил были макси­мальны именно в Соеди­нен­ных Штатах.

Троц­ки­сты, ставя проблему макси­маль­ной пере­качки (взять все, что "техни­че­ски дося­га­емо"; брать больше, чем брал царизм, и т. д.), хотят поме­стить СССР в этом исто­ри­че­ском ряду "за" старой Россией, в то время как его нужно поме­стить "за" Соеди­нен­ными Штатами Америки. Ибо если Соеди­нен­ные Штаты осуществ­ляют наибо­лее быст­рое в преде­лах капи­та­лизма разви­тие сель­ского хозяй­ства и движе­ния произ­во­ди­тель­ных сил в целом, то мы — на соци­а­ли­сти­че­ском базисе, на основе реши­тель­ной борьбы со всеми капи­та­ли­сти­че­скими элемен­тами — должны еще быст­рее, в тесном союзе с реша­ю­щими массами крестьян­ства. В своей наив­но­сти идео­логи троц­кизма пола­гают, что макси­мум годо­вой пере­качки из крестьян­ского хозяй­ства в инду­стрию обес­пе­чи­вает макси­маль­ный темп разви­тия инду­стрии вообще. Но это явно неверно. Наивыс­ший длительно темп полу­чится при таком соче­та­нии, когда инду­стрия поды­ма­ется на быстро расту­щем сель­ском хозяй­стве. Именно тогда и инду­стрия дает рекорд­ные цифры своего разви­тия. Но это пред­по­ла­гает возмож­ность быст­рого реаль­ного накоп­ле­ния в сель­ском хозяй­стве, следо­ва­тельно, отнюдь не поли­тику троц­кизма. Пере­ход­ный период откры­вает новую эпоху в соот­но­ше­нии между горо­дом и дерев­ней, эпоху, кото­рая кладет конец систе­ма­ти­че­скому отста­ва­нию деревни, "идио­тизму дере­вен­ской жизни", кото­рая закла­ды­вает фунда­мент курса на уничто­же­ние проти­во­по­лож­но­сти между горо­дом и дерев­ней, кото­рая пово­ра­чи­вает самую инду­стрию "лицом к деревне" и инду­стри­а­ли­зи­рует сель­ское хозяй­ство, выводя его с исто­ри­че­ских задво­рок на аван­сцену эконо­ми­че­ской исто­рии. Троц­ки­сты не пони­мают, следо­ва­тельно, того, что разви­тие инду­стрии зави­сит от разви­тия сель­ского хозяй­ства.

С другой стороны, мелко­бур­жу­аз­ные рыцари, "защи­ща­ю­щие" сель­ское хозяй­ство от всяких доле­вых отчис­ле­ний в пользу инду­стрии, стоят, по сути дела, на точке зрения увеко­ве­че­ния мелкого хозяй­ства, его убогонь­кой техники, его "семей­ной" струк­туры, его узень­кого куль­тур­ного гори­зонта. Глубоко консер­ва­тив­ные по суще­ству, видя­щие в хутор­ском хозяй­стве альфу и омегу техники агро­но­мии, эконо­мики, — эти идео­логи "хозяй­чика" отста­и­вают рутину и инди­ви­ду­а­лизм в эпоху, кото­рая ставит на своем знамени рево­лю­ци­он­ное преоб­ра­зо­ва­ние и коллек­ти­визм, и, по сути дела, расчи­щают путь махрово-кулац­ким элемен­там. Если троц­ки­сты не пони­мают, что разви­тие инду­стрии зави­сит от разви­тия сель­ского хозяй­ства, то идео­логи мелко­бур­жу­аз­ного консер­ва­тизма не пони­мают, что разви­тие сель­ского хозяй­ства зави­сит от инду­стрии, т. е. что без трак­тора, хими­че­ского удоб­ре­ния, элек­три­фи­ка­ции сель­ское хозяй­ство обре­чено топтаться на месте. Они не пони­мают, что именно инду­стрия есть рычаг ради­каль­ного пере­во­рота в сель­ском хозяй­стве и что без веду­щей роли инду­стрии невоз­можно уничто­же­ние дере­вен­ской узости, отста­ло­сти, варвар­ства и нищеты.

Исходя из преодо­ле­ния обоих этих флан­гов "обще­ствен­ной мысли", мы должны теперь разре­шить конкрет­ный вопрос о соот­но­ше­нии между инду­стрией и сель­ским хозяй­ством у нас в СССР в данный период. Основ­ные факты, кото­рые мозо­лят всем глаза, таковы: при общем росте оборота между горо­дом и дерев­ней — товар­ный голод, т. е. и недо­ста­точ­ное (резко недо­ста­точ­ное) покры­тие дере­вен­ского спроса, следо­ва­тельно, как будто отста­ва­ние промыш­лен­но­сти от сель­ского хозяй­ства; с другой стороны, затруд­не­ния с хлебом, недо­ста­точ­ное пред­ло­же­ние хлеба по срав­не­нию со спро­сом на него, т. е. как будто отста­ва­ние сель­ского хозяй­ства; огром­ный рост промыш­лен­ной продук­ции и огром­ный рост капи­таль­ного стро­и­тель­ства, и в то же время — весьма значи­тель­ный товар­ный дефи­цит. Все эти "пара­доксы" нашей хозяй­ствен­ной жизни должны полу­чить свое разре­ше­ние. От этого разре­ше­ния зави­сят и основ­ные дирек­тивы нашей поли­тики.

Троц­кий в своем заяв­ле­нии Комин­терну ("Июль­ский пленум и правая опас­ность") — доку­менте неслы­ханно клевет­ни­че­ском и клику­ше­ском — пыта­ется местами аргументировать,опомнясь на минуту от перма­нент­ного визга.

Важней­шие места аргу­мен­та­ции: 1) "что отста­лость сель­ского хозяй­ства явля­ется причи­ной всех труд­но­стей, это, разу­ме­ется, бесспорно"; 2) "по типу своему нынеш­нее сель­ское хозяй­ство беско­нечно отстало, даже по срав­не­нию с нашей очень отста­лой промыш­лен­но­стью"; но 3) "несмотря на несрав­ненно более высо­кий свой, по срав­не­нию с сель­ским хозяй­ством, технико-произ­вод­ствен­ный тип, наша промыш­лен­ность не только не доросла еще до веду­щей и преоб­ра­зу­ю­щей, т. е. до подлинно соци­а­ли­сти­че­ской роли по отно­ше­нию к деревне, но и не удовле­тво­ряет даже и теку­щих товарно-рыноч­ных потреб­но­стей, задер­жи­вая тем самым ее разви­тие"; 4) "поднять сель­ское хозяй­ство вверх (точно его можно поды­мать и вниз! — Н. Б.) можно только через Промыш­лен­ность. Других рыча­гов нет… Смеши­вать воедино два вопроса: об общей исто­ри­че­ской отста­ло­сти деревни от города и об отста­ва­нии города от рыноч­ных запро­сов сего­дняш­ней деревни — значит сдавать геге­мо­нию города над дерев­ней".

Из этих рассуж­де­ний дела­ются и выводы: партия с XII съезда (!!) вела правую поли­тику, поли­тику недо­ста­точ­ной инду­стри­а­ли­за­ции и, следо­ва­тельно, утери темпа, откуда и вырос кризис хлебо­за­го­то­вок; партия в феврале признала, утвер­ждает Л. Д. Троц­кий, отста­ва­ние промыш­лен­но­сти, но теперь (после июль­ского Пленума и отмены чрез­вы­чай­ных мер) партия снова взялась за старое и т. д. и т. д. Гене­раль­ный вывод: необ­хо­димо форси­ро­вать инду­стри­а­ли­за­цию сверх того, что дела­ется в насто­я­щее время (о других "выво­дах" автора здесь гово­рить не место).

В этих рассуж­де­ниях пора­жает не только то, что они кричаще проти­во­ре­чат "музыке соци­а­лизма", кото­рую автор перма­нент­ной рево­лю­ции слышал в первых контроль­ных цифрах, появив­шихся, как это всем известно, гораздо позд­нее XII съезда. В этих рассуж­де­ниях пора­жает прежде всего полное отсут­ствие анализа дина­мики разви­тия. Ни вопрос об основ­ных фондах промыш­лен­но­сти по срав­не­нию с основ­ными фондами сель­ского хозяй­ства, ни вопрос о вели­чине продук­ции пром. и с.- х., ни вопрос о движе­нии этих соот­но­ше­ний не инте­ре­суют автора. Между тем соот­вет­ству­ю­щие факты кое о чем гово­рят даже для людей, трижды оглу­шен­ных буржу­аз­ной ложью о СССР.

Эти факты нахо­дят свое выра­же­ние в следу­ю­щих цифрах (см.  ниже).

Из этих рекорд­ных цифр по промыш­лен­но­сти выте­кает, что дело не просто в "технико-произ­вод­ствен­ном типе" промыш­лен­но­сти, кото­рый более высок, чем "тип" крестьян­ского хозяй­ства (эта святая истина вряд ли нужда­ется даже в упоми­на­нии), что не только "тип", но и конкрет­ная дина­мика разви­тия дает гигант­ский пере­вес инду­стрии и обоб­ществ­лен­ному сектору вообще. Из этих рекорд­ных по промыш­лен­но­сти цифр выте­кает также, что не в якобы низком темпе разви­тия (при данных сред­ствах, ресур­сах и возмож­но­стях) лежит корень объяс­не­ния того, что наша промыш­лен­ность не покры­вает дере­вен­ского спроса,- темп развер­ты­ва­ния нашей промыш­лен­но­сти по срав­не­нию с капи­та­ли­сти­че­скими стра­нами неслы­ханно высок (даже товар­ная продук­ция промыш­лен­но­сти растет значи­тельно быст­рее товар­ной продук­ции сель­ского хозяй­ства); из этой картины выте­кает, что дело отнюдь не в отста­ва­нии инду­стрии от сель­ского хозяй­ства. Словом, из этих цифр выте­кает необ­хо­ди­мость искать какое-то другое, менее элемен­тар­ное, но боле­е­дей­стви­тель­ное объяс­не­ние.

А. Прирост основ­ных фондов
(в % к преды­ду­щему году)

I

192526 г. 192627 г. 192718 г.
Госпро­мыш­лен­ность + 8,0 + 10,7 + 13,1
Элек­тро­стро­и­тель­ство + 21,3 + 44,1 + 44,0
Госпро­мыш­лен­ность с + 8,6 + 12,4 + 15,1
элек­тростр.

II
Весь обоб­ществл. сектор
в целом (госпром. +
элек­тростр. + трансп. + + 3,5 + 5,5 + 7,6
жил. ком. стр. +
коопе­ра­ция и т. д.)

III
Сель­ское хозяй­ство + 4,6 + 4,3 + 4,7
В том числе част­ное + 4,5 + 4,0 + 4,3

В. Прирост вало­вой продук­ции
(в % к преды­ду­щему году)

I
Вся промыш­лен­ность (по + 39,3 + 13,7 + 13,4
довоен. ценам)
В том числе цено­вая + 45,2 + 15,1 + 14,3
В том числе ВСХНов­ская (по
опт. ценам на 1/X 1926 — + 19,6 + 23,1
года)

II
Сель­ское хозяй­ство (без
лесн. хоз., рыбо­лов­ства и + 20,6 + 3,9 + 3,0
охоты; цены довоен.)
В том числе зернов. + 32,4 + 3,8 — 1,9
куль­туры

С. Прирост товар­ной продук­ции
(в % к преды­ду­щему году)

I
Вся промыш­лен­ность (цены + 38,5 + 13,5 + 13,9
довоен.)
В том числе цензо­вая + 45,2 + 15,0 + 15,1
В том числе ВСХНов­ская
(по отпуск­ным ценам — + 15,1 17,6
1/X 1926 + года)

II
Сель­ское хозяй­ство (без
лесн. хоз., рыбо­лов­ства и + 11,3 + 8,1 + 8,9
охоты; дово­ен­ные цены)
В том числе зерно­вое + 30,8 + 10, + 6,8
хозяй­ство

Харак­терно, что Троц­кий и троц­ки­сты не только "не инте­ре­су­ются" всеми выше­при­ве­ден­ными фактами (в 1925 году они анало­гич­ными фактами все же инте­ре­со­ва­лись, правда с "музы­каль­ной" точки зрения), но они "не заме­чают" и других круп­ней­ших по своему значе­нию фактов. Види­мость аргу­мента у Троц­кого — непо­кры­тые дере­вен­ского спроса. Но он отнюдь не затруд­няет себя вопро­сом о харак­тере этого спроса, о струк­туре спроса на пром­то­вары вообще и т. д. Между тем эти вопросы, как мы сейчас увидим, имеют реша­ю­ще­езна­че­ние.

Во-первых, почему у "сверх­ин­ду­стри­а­ли­стов" троц­кист­ского толка дере­вен­ский спрос отожеств­ля­ется со спро­сом сель­ского хозяй­ства, и в част­но­сти со спро­сом со стороны зерно­вого хозяй­ства, — спро­сом, осно­ван­ным на движе­нии соот­вет­ству­ю­щей сель­ско­хо­зяй­ствен­ной или даже зерно­вой продук­ции (ибо гово­рить об "отста­ва­нии" или "неот­ста­ва­нии" промыш­лен­но­сти от с. х. на осно­ва­нии непо­кры­того дере­вен­ского спроса можно только при усло­вии такого отожеств­ле­ния)? Почему не дела­ется ника­кой, ровно ника­кой попытки проана­ли­зи­ро­вать струк­туру дере­вен­ского спроса?

Между тем уже в "Контроль­ных цифрах" на 192728 год мы читаем, что, "по послед­ним иссле­до­ва­ниям, сумма этих дохо­дов (дохо­дов не специ­ально сель­ско­хо­зяй­ствен­ного харак­тера.– Н. Б.) оказы­ва­ется почти равной сумме дохо­дов от реали­за­ции сель­ско­хо­зяй­ствен­ных продук­тов. В 192728 году доход от реали­за­ции сель­ско­хо­зяй­ствен­ной продук­ции (вне деревни) состав­лял 2634 млн черв. руб., а от незем­ле­дель­че­ских заня­тий (вне деревни) — 2400 млн руб.

Таким обра­зом, действи­тельно, почти поло­вина дохо­дов крестьян­ства (а следо­ва­тельно, почти поло­вина дере­вен­ского спроса) есть резуль­тат не земле­де­лия, а других зара­бот­ков, и в первую очередь зара­бот­ков, связан­ных с самой промыш­лен­но­стью (стро­и­тель­ные работы и пр.). Поэтому делать вывод об отста­ва­нии промыш­лен­но­сти ОТ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА, на основе только факта непо­кры­того дере­вен­ского спроса, — нелепо.

Во-вторых, делать этот вывод вдвойне нелепо, если связы­вать его (как это и делают г-да критики) с кризи­сом хлебо­за­го­то­вок, т. е. с пробле­мами зерно­вого хозяй­ства. Теперь-то и малому дитяти ясно, что оппо­зи­ци­он­ные поба­сенки об "ужасно-агра­мад­ных" нату­раль­ных зерно­вых фондах деревни, все эти разгла­голь­ство­ва­ния о 900 млн пудов разле­те­лись, как яркие пузыри, и лопнули навсе­гда. Никто больше этим россказ­ням не верит. Наобо­рот, все яснее и яснее стано­вится то обсто­я­тель­ство, что хлеба у нас произ­во­дится вообще мало,что у нас часто в подсче­тах смеши­вали расту­щие доходы деревни, ее общие доходы с дохо­дами от зерна, т. е. по росту суммар­ных дере­вен­ских дохо­дов непра­вильно судили одви­же­нии произ­вод­ства зерно­вых хлебов.

Даже по пред­по­ло­жи­тель­ным данным "Контроль­ных цифр" на 192728 год, данным, кото­рые оказа­лись для 192728 года по зерну преуве­ли­чен­ными, отме­ча­лось сокра­ще­ние вало­вого сбора зерно­вых куль­тур. По этим данным, сбор зерно­вых хлебов состав­лял в 192627 году 3779 млн руб. по дово­ен­ным ценам, в 192728 году — 3708 млн руб.; в процен­тах к преды­ду­щему году состав­ляет для 192627 года прирост на 3,8%, а для 192728 года — сокра­ще­ние на 1,9% (а в действи­тель­но­сти сокра­ще­ние оказа­лось еще больше). В червон­ном исчис­ле­нии оба года пока­зы­вают сокра­ще­ние: в 192627 году на 15,5%, в 192728 году даль­ней­шее сокра­ще­ние на 0,6%.

Таким обра­зом, при бурном росте инду­стрии, при значи­тель­ном росте насе­ле­ния, при подъ­еме потреб­но­стей этого насе­ле­ния коли­че­ство хлеба в стране не растет. Разве не ясно, что напле­вист­ское отно­ше­ние к зерно­вой проблеме явля­лось бы при таких усло­виях насто­я­щим преступ­ле­нием? И разве не ясно, что троц­кист­ская поста­новка вопроса и троц­кист­ское его "реше­ние" вели бы пряме­хонь­ким путем к действи­тель­ному, а не иллю­зор­ному краху.

Хлебо­за­го­то­ви­тель­ный кризис явился выра­же­нием вовсе не изоби­лия хлеба при голоде на пром­то­вары. Это "объяс­не­ние" не выдер­жи­вает ника­кой критики. Он подго­тов­лялся в обста­новке измель­ча­ния крестьян­ского хозяй­ства стабиль­но­стью или даже паде­нием зерно­вого хозяй­ства и проявился: 1) при вырос­шей диспро­пор­ции цен на зерно, с одной стороны, техкуль­тур — с другой; 2) при росте доба­воч­ных дохо­дов от незем­ле­дель­че­ского труда; 3) при недо­ста­точ­ном повы­ше­нии нало­го­вых ставок на кулац­кие хозяй­ства; 4) при недо­ста­точ­ном снаб­же­нии деревни пром­то­ва­рами; 5) при возрос­шем хозяй­ствен­ном влия­нии кула­че­ства в деревне.

В своем суще­стве кризис этот связан был с непра­виль­ной поли­ти­кой цен, с огром­ным разры­вом цен на зерно и на другие продукты сель­ского хозяй­ства. В резуль­тате этого проис­хо­дило пере­рас­пре­де­ле­ние произ­во­ди­тель­ных сил в сторону от зерно­вого хозяй­ства, их (отно­си­тель­ное) бегство из обла­сти зерно­вой продук­ции. Само собой разу­ме­ется, что этот процесс наибо­лее ярко прояв­лялся в произ­во­дя­щих райо­нах. Вопи­ю­щим приме­ром (не типич­ным, однако, приме­ром) непра­виль­ного манев­ри­ро­ва­ния с ценами явля­ется Север­ный Кавказ. Здесь вало­вой сбор пшеницы с деся­тины был: в 192526 году — 69,9 пуда; в 192627 году — 37,9 пуда; в 192728 году — 29,8 пуда. При этом сбор в 69,9 пуда сопро­вож­дался со стороны заго­то­ви­тель­ных орга­нов ценой в 1 руб. 15 коп., а при сборе в 37,9 пуда — в 1 руб. 02 коп. В резуль­тате, если вычесть семена, крестья­нин выру­чал с деся­тины: в 192526 году — 72 руб., в 192627 году — 32 руб., в 192728 году — 24 руб. Если даже допу­стить, что эти данные не вполне точны, все же они с доста­точ­ной ясно­стью харак­те­ри­зуют опре­де­лен­ную тенден­цию. Конечно, это — пример исклю­чи­тель­ный, по нему нельзя судить об общем поло­же­нии вещей. Но он указы­вает на боль­шие прорехи не только в обла­сти нашего общего плани­ро­ва­ния (просчет с зерном в масштабе СССР), но и в обла­сти нашего порай­он­ного манев­ри­ро­ва­ния.

Если процесс топта­ния на месте (и даже паде­ния) зерно­вого хозяй­ства наибо­лее резко прояв­лялся в произ­во­дя­щих райо­нах, то он не мог не отра­жаться в конце концов и на райо­нах потреб­ля­ю­щих: отсут­ствие снаб­же­ния хлебом этих райо­нов должно было приво­дить к росту нату­ра­ли­за­тор­ской тенден­ции.

Здесь — пару слов о значе­нии закона цен. С легкой руки Е. А. Преоб­ра­жен­ского идео­логи троц­кизма вооб­ра­жают, что закон соци­а­ли­сти­че­ского накоп­ле­ния должен чем дальше, тем больше наси­ло­вать закон ценно­сти, кото­рый есть закон равно­ве­сия товар­ного произ­вод­ства. Здесь не место разби­рать подробно всю абсурд­ность этого поло­же­ния. Укажем здесь, что самое проти­во­по­став­ле­ние закона ценно­сти, как закона товар­ного произ­вод­ства, и закона соци­а­ли­сти­че­ского накоп­ле­ния, как заме­сти­теля и наслед­ника закона ценно­сти, нелепо уже по одному тому, что и при капи­та­лизме был закон накоп­ле­ния, действо­вав­ший на основе закона ценно­сти: поэтому закон ценно­сти может пере­рас­тать в наших усло­виях во что угодно, но только не в закон накоп­ле­ния. Сам закон накоп­ле­ния пред­по­ла­гает суще­ство­ва­ние другого закона, на основе кото­рого он "действует". Что это — закон трудо­вых затрат или что-либо иное — в данном случае для нас безраз­лично. Ясно одно: если какая-либо отрасль произ­вод­ства систе­ма­ти­че­ски не полу­чает обратно издер­жек произ­вод­ства плюс извест­ную надбавку, соот­вет­ству­ю­щую части приба­воч­ного труда и могу­щую служить источ­ни­ком расши­рен­ного воспро­из­вод­ства, то она либо стоит на месте, либо регрес­си­рует. Этот закон "годится" и для зерно­вого хозяй­ства. Если сосед­ние отрасли произ­вод­ства нахо­дятся в сель­ском хозяй­стве в лучшем поло­же­нии, проис­хо­дит процесс пере­рас­пре­де­ле­ния произ­во­ди­тель­ных сил. Если этого нет — проис­хо­дит, в наших усло­виях, общий процесс нату­ра­ли­за­ции сель­ского хозяй­ства. Думать, что рост плано­вого хозяй­ства озна­чает возмож­ность (на том милом осно­ва­нии, что отми­рает закон ценно­сти) действо­вать, как левая нога хочет, значит не пони­мать азбуки эконо­ми­че­ской науки. Эти сооб­ра­же­ния явля­ются доста­точ­ным бази­сом для опре­де­ле­ния границ "пере­качки". Против­ники инду­стри­а­ли­за­ции возра­жают против всякого отчуж­де­ния хотя бы части приба­воч­ного продукта, т. е. против всякой "пере­качки". Но в таком случае замед­ля­ется темп инду­стри­а­ли­за­ции. Троц­ки­сты опре­де­ляют вели­чину пере­качки в преде­лах "техни­че­ски дося­га­е­мого" (т. е. выхо­дить даже за пределы приба­воч­ного продукта). Ясно, что в таком случае не может быть и речи о разви­тии сель­ского хозяй­ства или его зерно­вой отрасли, что необ­хо­димо для разви­тия инду­стрии же. Здесь истина лежит посе­ре­дине.

Но разви­тие (именно разви­тие, т. е. расши­рен­ное произ­вод­ство) сель­ского хозяй­ства вообще (в том числе и произ­вод­ство сырья, и зерно­вого хозяй­ства) необ­хо­димо и с точки зрени­я­экс­порта и импорта. За ввоз обору­до­ва­ния нужно платить. То же самое за ввоз сырья. Было бы совер­шенно дикой вещью, если бы мы, после выпа­де­ния хлеб­ного экспорта, на основе зерно­вого кризиса, вообще пере­ори­ен­ти­ро­ва­лись так, что навсе­гда поста­вили бы крест на этом экспорте. Довольно с нас времен­ной зави­си­мо­сти от загра­ницы по линии импорта обору­до­ва­ния. Зави­сеть от нее одно­вре­менно и по обору­до­ва­нию, и по сырью, и по хлебу — немыс­лимо. Мы должны, опира­ясь на нашу сель­ско­хо­зяй­ствен­ную базу и исполь­зуя ее продук­цию, платя за импорт­ное обору­до­ва­ние "сель­ско­хо­зяй­ствен­ной валю­той" (что, конечно, вовсе не исклю­чает необ­хо­ди­мо­сти усиле­ния и промыш­лен­ного экспорта),развивая свою тяже­лую инду­стрию, посте­пенно эман­си­пи­ро­ваться от зави­си­мо­сти и по линии обору­до­ва­ния и стано­виться, таким обра­зом, все более и более на собствен­ные ноги (что, разу­ме­ется, не исклю­чает необ­хо­ди­мо­сти даль­ней­шего исполь­зо­ва­ния между­на­род­ных эконо­ми­че­ских связей).

В-третьих, почему троц­ки­сты умал­чи­вают о внеде­ре­вен­ском спросе? Разве у нас сполна покры­ва­ется спрос рабо­чего насе­ле­ния? Разве у нас сполна покры­ва­ется произ­во­ди­тель­ный спрос самой промыш­лен­но­сти? Разве у нас покры­ва­ется спрос на пром­то­вары (металл, топливо, стро­и­тель­ные мате­ри­алы и пр.), предъ­яв­ля­е­мый прочими отрас­лями обоб­ществ­лен­ного хозяй­ства (транс­пор­том, жилстро­и­тель­ством и т. д.)? Ведь нужно же понять, какое огром­ное значе­ние имеют эти обсто­я­тель­ства для пони­ма­ния корней товар­ного голода, для пони­ма­ния хода воспро­из­вод­ства у нас.

Правда, в этой обла­сти у нас нет вразу­ми­тель­ных стати­сти­че­ских данных; наши хозяй­ствен­ные органы еще не поняли всей абсо­лютно неот­лож­ной необ­хо­ди­мо­сти тщатель­ного и вдум­чи­вого изуче­ния струк­туры спроса на пром­то­вары, хотя это значе­ние с точки зрения анализа воспро­из­вод­ства явля­ется совер­шенно исклю­чи­тель­ным. По чрез­вы­чайно грубым и лишь пример­ным исчис­ле­ниям, произ­ве­ден­ным по моей просьбе неко­то­рыми това­ри­щами и дающим пред­став­ле­ние не столько о точных пропор­циях, сколько о поряд­ке­ин­те­ре­су­ю­щих нас вели­чин, дело пред­став­ля­ется в следу­ю­щем виде:

% от общего
спроса на
пром­то­вары
1. Спрос на пром­то­вары, предъ­яв­лен­ный
самой промыш­лен­но­стью (как для нужд
теку­щего произ­вод­ства, так и для 37–39
капи­таль­ного стро­и­тель­ства)

2. Спрос прочих отрас­лей
обоб­ществ­лен­ного хозяй­ства 15–16
Итого спрос всего
обоб­ществ­лен­ного 52–55
хоз-ва (без зарплаты)

3. Спрос лиц, живу­щих на 15–16
зара­бот­ную плату

4. " прочего город­ского около 5
насе­ле­ния

5. " крестьян­ства 23–25

6. Экспорт пром­то­ва­ров 2−2,5

При этом спрос, созда­ва­е­мый обоб­ществ­лен­ным капи­таль­ным стро­и­тель­ством (с вклю­че­нием зарплаты стро­и­тель­ных рабо­чих), входит в сово­куп­ный спрос на пром­то­вары в размере, веро­ятно, 16–17%.

Таким обра­зом, эти пример­ные исчис­ле­ния, каса­ю­щи­еся струк­туры спроса на пром­то­вары на пред­сто­я­щий 192829 год, пока­зы­вают, что дере­вен­ский спрос даже в его целом состав­ляет лишь одну пятую или одну четвер­тую всего сово­куп­ного спроса на пром­то­вары.

Что каса­ется других частей спроса (т. е. трех четвер­тей или даже четы­рех пятых его!), то ведь здесь налицо тоже "отста­ва­ние"! В част­но­сти, и сама промыш­лен­ность, разви­ва­ясь бешено, в рекорд­ных темпах, предъ­яв­ляет и беше­ный спрос на пром­то­вары же, но не может его удовле­тво­рить. Когда Троц­кий гово­рит, что промыш­лен­ность отстает от роста дере­вен­ского спроса, от роста сель­ского хозяй­ства, то этот аргу­мент лишь на первый взгляд может выгля­деть убеди­тельно. Но вот при внима­тель­ном анализе оказы­ва­ется, что промыш­лен­ность "отстает" от самое себя!! Что это значит? "Промыш­лен­ность отстает от самое себя". Как пони­мать эту формулу? А это значит, что промыш­лен­ность в своем разви­тии наты­ка­ется на границы, этого разви­тия. Вот тот вывод, кото­рый обхо­дится сверх­ин­ду­стри­а­ли­стом Троц­ким и зама­зы­ва­ется рассуж­де­ни­ями о дере­вен­ском спросе на пром­то­вары, рассмат­ри­ва­е­мом изоли­ро­ванно от всего сово­куп­ного спроса на пром­то­вары. А "наты­каться" на границы озна­чает следу­ю­щее: 1) очевидно, взяты недо­ста­точно правиль­ные соот­но­ше­ния между отрас­лями самой промыш­лен­но­сти (напр., явное отста­ва­ние метал­лур­гии); 2) очевидно, взяты недо­ста­точно правиль­ные соот­но­ше­ния между ростом теку­щего произ­вод­ства промыш­лен­но­сти и ростом капи­таль­ного стро­и­тель­ства (как промыш­лен­но­сти, так и всего обоб­ществ­лен­ного сектора в целом); если нет кирпича и не может быть в данном сезоне его произ­ве­дено (по техни­че­ским усло­виям) больше опре­де­лен­ной вели­чины, то нельзя сочи­нять программы стро­и­тель­ства, превы­ша­ю­щие этот предел, и вызы­вать этим спрос, кото­рый не может быть покрыт, ибо, сколько ни форси­руй стро­и­тель­ство дальше, все равно из воздуха не сдела­ешь фабрич­ных зданий и жилищ (к этому вопросу мы еще вернемся при обсуж­де­нии проблемы капи­таль­ных затрат); 3) очевидно также, что границы разви­тия даны произ­вод­ством сырья: хлопок, кожа, шерсть, лен и т. д. равным обра­зом не могут быть добыты из воздуха. Но как ведомо всем, эти пред­меты суть продукты сель­ско­хо­зяй­ствен­ного произ­вод­ства, и их недо­ста­точ­ность явля­ется причи­ной недо­ста­точ­ного разви­тия вало­вой продук­ции промыш­лен­но­сти, кото­рая не может, в свою очередь, покрыть цели­ком ни спроса город­ского, ни спроса дере­вен­ского насе­ле­ния. Если, следо­ва­тельно, налицо недо­стача сырья плюс недо­стача хлеба (а это, помимо прочего, озна­чает также "недо­стачу" экспорта и недо­стачу импорт­ных това­ров), плюс недо­стача стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов, то нужно быть поис­тине остро­ум­ным чело­ве­ком, чтобы требо­вать еще "сверх­ин­ду­стри­а­лист­ской" программы.

Подводя общие итоги, нужно сказать:

1) по основ­ным фондам, по вало­вой и товар­ной продук­ции темп разви­тия инду­стрии чрез­вы­чайно превы­шает темп разви­тия сель­ского хозяй­ства;

2) зерно­вое хозяй­ство, постав­лен­ное в крайне невы­год­ные усло­вия, угро­жа­юще отстает даже от мини­мально необ­хо­ди­мых темпов;

3) спрос со стороны дере­вен­ского насе­ле­ния напо­ло­вину явля­ется незем­ле­дель­че­ским спро­сом и сам в значи­тель­ной мере порож­да­ется разви­тием круп­ной промыш­лен­но­сти, обоб­ществ­лен­ного хозяй­ства;

4) даль­ней­шее увели­че­ние темпов в разви­тии инду­стрии опре­де­ля­ется в значи­тель­ной мере сель­ско­хо­зяй­ствен­ными сырье­выми и экспорт­ными лими­тами;

5) очевидно далее, что при распре­де­ле­нии средств внутри промыш­лен­но­сти (а в части капи­таль­ного стро­и­тель­ства — внутри всего обоб­ществ­лен­ного сектора) нужно добиться всесто­рон­него учета всех факто­ров, опре­де­ля­ю­щих "более или менее бескри­зис­ное разви­тие" (из резо­лю­ции XV съезда), более правиль­ное соче­та­ние отрас­лей промыш­лен­но­сти и отрас­лей обоб­ществ­лен­ного сектора.

Из всего комплекса выте­ка­ю­щих отсюда проблем на первое место стано­вятся проблемы капи­таль­ного стро­и­тель­ства и зерно­вого хозяй­ства. Что каса­ется послед­него вопроса, то партия в своих реше­ниях — в особен­но­сти в своих послед­них реше­ниях — подчерк­нула все его огром­ное значе­ние: отсюда выпрям­ле­ние поли­тики цен, отсюда поста­новка вопроса о совхо­зах и колхо­зах, отсюда необ­хо­ди­мость громад­ней­ших прак­ти­че­ских усилий в данной обла­сти. Разу­ме­ется, если бы не было угро­жа­ю­щего отста­ва­ния зерно­вого хозяй­ства, его дроб­ле­ния, пони­же­ния его товар­но­сти и т. д., то целе­со­об­раз­ней было бы, пожа­луй, деньги, ассиг­ну­е­мые на совхозы, вложить, скажем, в произ­вод­ство черного металла, кото­рое явля­ется "узким местом" нашей промыш­лен­но­сти. Однако даже "сверх­ин­ду­стри­а­ли­сты" не реша­ются напасть на совхозы. Почему? Потому что очевидно именно отста­ва­ние зерно­вого хозяй­ства. "Чисто произ­вод­ствен­ная" точка зрения, т. е. точка зрения "увели­че­ния продук­ции" (Ленин), совпа­дает здесь с точкой зрения "клас­со­вого заме­ще­ния", посте­пен­ного заме­ще­ния капи­та­ли­сти­че­ских элемен­тов сель­ского хозяй­ства возрас­та­ю­щей коллек­ти­ви­за­цией инди­ви­ду­аль­ных бедняц­ких и серед­няц­ких хозяйств, укруп­не­нием и обоб­ществ­ле­нием сель­ско­хо­зяй­ствен­ного произ­вод­ства. Эта огром­ная новая проблема, кото­рая отнюдь не пред­по­ла­гает прене­бре­жи­тель­ного отно­ше­ния к инди­ви­ду­аль­ному трудо­вому хозяй­ству, а, наобо­рот, должна решаться на подъ­еме инди­ви­ду­аль­ных хозяйств (именно так ставил вопрос тов. Ленин), требует особого внима­ния и особого напря­же­ния усилий именно благо­даря своей новизне. Это есть, до извест­ной степени, круп­ное капи­таль­ное стро­и­тель­ство в сель­ском хозяй­стве, требу­ю­щее и новой техники (трак­то­ри­за­ция, меха­ни­за­ция, хими­за­ция и т. д.), и квали­фи­ци­ро­ван­ных кадров. Подъем инди­ви­ду­аль­ного крестьян­ского хозяй­ства, особенно зерно­вого, огра­ни­че­ние кулац­кого хозяй­ства, стро­и­тель­ство совхо­зов и колхо­зов при правиль­ной поли­тике цен, при коопе­ри­ро­ва­нии масс крестьян­ства и т. д. должны выпра­вить круп­ней­шую хозяй­ствен­ную диспро­пор­цию, нахо­див­шую свое выра­же­ние в стабиль­но­сти и даже регрессе зерно­вых куль­тур и в слабом разви­тии сель­ского хозяй­ства вообще. В общем и целом при состав­ле­нии наших планов необ­хо­димо помнить о дирек­тиве XV съезда: "Непра­вильно исхо­дить из требо­ва­ния макси­маль­ной пере­качки средств из сферы крестьян­ского хозяй­ства в сферу инду­стрии, ибо это требо­ва­ние озна­чает не только поли­ти­че­ский разрыв с крестьян­ством, но и подрыв сырье­вой базы самой инду­стрии, подрыв ее внут­рен­него рынка, подрыв экспорта и нару­ше­ние равно­ве­сия всей народ­но­хо­зяй­ствен­ной системы. С другой стороны, непра­вильно было бы отка­зы­ваться от привле­че­ния средств деревни к стро­и­тель­ству инду­стрии; это в насто­я­щее время озна­чало бы замед­ле­ние темпа разви­тия и нару­ше­ние равно­ве­сия в ущерб инду­стри­а­ли­за­ции страны"


III.

Осью всех наших плано­вых расче­тов, всей нашей хозяй­ствен­ной поли­тики должна быть забота о посто­янно разви­ва­ю­щейся инду­стри­а­ли­за­ции страны, и партия будет бороться против всякого, кто взду­мает свер­нуть нас с этого пути. Со всех точек зрения (разви­тия произ­во­ди­тель­ных сил, разви­тия сель­ского хозяй­ства, роста удель­ного веса соци­а­лизма, укреп­ле­ния смычки внутри страны, укреп­ле­ния между­на­род­ного эконо­ми­че­ского веса, оборо­но­спо­соб­но­сти, роста массо­вого потреб­ле­ния и т. д. и т. п.) инду­стри­а­ли­за­ция СССР есть для нас закон. При этом нужно посто­янно иметь в виду, что наша соци­а­ли­сти­че­ская инду­стри­а­ли­за­ция должна отли­чаться от капи­та­ли­сти­че­ской тем, что она прово­дится проле­та­ри­а­том, в целях соци­а­лизма, что она по-другому, по-иному воздей­ствует на крестьян­ское хозяй­ство, что она по-другому, по-иному "отно­сится" к сель­скому хозяй­ству вообще. Капи­та­лизм созда­вал прини­жен­ность сель­ского хозяй­ства. Соци­а­ли­сти­че­ская инду­стри­а­ли­за­ция — это не пара­зи­тар­ный по отно­ше­нию к деревне процесс (при капи­та­лизме, несмотря на разви­тие сель­ского хозяй­ства под влия­нием инду­стрии, элементы такого пара­зи­тизма налицо), а сред­ство ее вели­чай­шего преоб­ра­зо­ва­ния и подъ­ема. Инду­стри­а­ли­за­ция страны озна­чает поэтому и инду­стри­а­ли­за­цию сель­ского хозяй­ства, и тем самым она подго­тов­ляет уничто­же­ние проти­во­по­лож­но­сти между горо­дом и дерев­ней.

Понятно, что процесс инду­стри­а­ли­за­ции не может идти одина­ково плавно на всех ступе­нях разви­тия. Понятно также, что он ставит нас перед труд­ней­шими пробле­мами: в полу­ни­щей стране необ­хо­димо собрать и произ­во­ди­тельно приме­нить, превра­тив в новую технику, новые здания и т. д., огром­ные суммы "капи­тала". Проблема капи­таль­ного стро­и­тель­ства выдви­га­ется поэтому на первый план. Здесь мы стал­ки­ва­емся с труд­ней­шими и слож­ней­шими зада­чами, кото­рые никак не могут быть решены ни криком, ни "инту­и­цией", ни другими анало­гич­ными каче­ствами. Здесь нужно вдум­чи­вое изуче­ние проблемы, здесь неуместно какое бы то ни было диле­тант­ство, здесь необ­хо­дима коллек­тив­ная прора­ботка вопроса, здесь необ­хо­дим счет.

Мы должны стре­миться к возможно более быст­рому темпу инду­стри­а­ли­за­ции. Значит ли это, что мы все должны вкла­ды­вать в капи­таль­ное стро­и­тель­ство? Вопрос в доста­точ­ной мере нелеп. Но этот неле­пый вопрос скры­вает в себе другой вопрос, вполне "лепый", а именно вопрос о грани­цах накоп­ле­ния, о верх­нем лимите для сумм капи­таль­ного вложе­ния.

Прежде всего при состав­ле­нии программ капи­таль­ного стро­и­тель­ства необ­хо­димо иметь в виду дирек­тиву партии о резер­вах (валют­ных, золо­тых, хлеб­ных, товар­ных}. За послед­нее время вошло в очеред­ную "моду" помал­ки­вать насчет поли­тики резер­вов:

Ходить бывает склизко

По камеш­кам иным.

О том, что очень близко,

Мы лучше помол­чим.

(это отры­вок из стихо­тво­ре­ния Алек­сея Толстого, не автора "Хожде­ния по мукам", а поэта XIX века)

Однако, хотя "молча­ние — золото", а золота у нас мало, все же играть в молчанки тут никак нельзя. У нас не только нет резер­вов, но пере­бои в снаб­же­нии, "очереди" и "хвосты" стали быто­вым явле­нием", в значи­тель­ной мере дезор­га­ни­зу­ю­щим и нашу произ­вод­ствен­ную жизнь.

Мы гово­рим о том, что в извест­ной мере ошибки плано­вого руко­вод­ства неиз­бежны, что затруд­не­ния у нас велики, что между­на­род­ная обста­новка напря­жена. Можно ли при этих усло­виях хозяй­ство­вать без резер­вов? Поли­тика, посто­ян­ным спут­ни­ком кото­рой было бы отсут­ствие резер­вов, попа­хи­вала бы аван­тю­риз­мом. Именно поэтому партия в послед­ние годы ставила проблему резер­вов во главу угла. Но эта дирек­тива до сих пор выпол­ня­лась явно недо­ста­точно. Нужно создать здесь реши­тель­ный пере­лом, ибо партия выно­сит свои резо­лю­ции вовсе не для забавы. В насто­я­щее время нет ровно ника­ких осно­ва­ний для реви­зии реше­ний XIV и XV съез­дов о резер­вах. Наобо­рот, вся обста­новка диктует нам выпол­не­ние этих реше­ний. Мы специ­ально инте­ре­со­ва­лись вопро­сом о том, как обстоит дело с выпол­не­нием этой дирек­тивы при состав­ле­нии наших перспек­тив­ных наме­ток. Возь­мем, напр., послед­ние наметки, имею­щи­еся в обла­сти проек­ти­ровки пяти­летки промыш­лен­но­сти. У меня такое впечат­ле­ние, что при состав­ле­нии контроль­ных цифр пяти­летки в ВСНХ о поли­тике резер­вов поза­были и поду­мать. Так, из отчета "Эконо­ми­че­ской жизни" видно, что слиш­ком боль­шие требо­ва­ния, предъ­яв­ля­е­мые пяти­лет­кой к бюджету, делают нере­аль­ной" . А "нере­аль­ность" — это недо­ста­ток "довольно" суще­ствен­ный.

Понятно, что вопрос о резер­вах стоит в ближай­шей связи и с вопро­сом о произ­во­ди­тель­ном потреб­ле­нии (в том числе и капи­таль­ном стро­и­тель­стве), и с вопро­сом о личном потреб­ле­нии (личном потреб­ле­нии масс). Обще­из­вестно, что здесь у нас струна натя­нута крайне туго. Натя­ги­вать ее дальше, еще более обост­рять товар­ный голод невоз­можно. XV съезд и здесь дал совер­шенно правиль­ную дирек­тиву:

"Нельзя… исхо­дить из одно­сто­рон­него инте­реса накоп­ле­ния в данный отре­зок времени (как того требо­вал Троц­кий…) или исхо­дить из одно­сто­рон­него инте­реса потреб­ле­ния".

К сожа­ле­нию, и в вопросе о товар­ном голоде и пяти­лет­них перспек­ти­вах промыш­лен­но­сти перед нами такая же картина, как в вопросе о резер­вах. Отчет "Эконо­ми­че­ской жизни"говорит о пред­став­лен­ной пяти­летке промыш­лен­но­сти, что здесь отсут­ствует баланс спроса и пред­ло­же­ния. Если план, кото­рый состав­ля­ется в период кризиса снаб­же­ния, не проана­ли­зи­ро­ван под углом зрения баланса спроса и пред­ло­же­ния, то это, конечно, не "внеш­ний" недо­ста­ток, не "формаль­ная" промашка, а глубо­кийв­нут­рен­ний порок. Острота товар­ного голода должна быть реши­тельно смяг­чена, и притом не в отда­лен­ной перспек­тиве, а в ближай­шие годы. Первые шаги в этом направ­ле­нии нужно сделать теперь же.

Необ­хо­димо далее поста­вить вопрос о мате­ри­аль­ных элемен­тах капи­таль­ного стро­и­тель­ства. Для того чтобы инду­стри­а­ли­за­ция страны прово­ди­лась в жизнь, а не оста­ва­лась на бумаге, для того чтобы капи­таль­ное стро­и­тель­ство было реаль­но­стью, а не бюро­кра­ти­че­ской "игрой в цифирки" (Ленин), необ­хо­димо обес­пе­че­ние не только соот­вет­ству­ю­щего коли­че­ства денег, выра­жа­ю­щего собой спрос на стро­и­тель­ные мате­ри­алы и т. д., но и соот­вет­ству­ю­щее пред­ло­же­ние этих послед­них, их физи­че­ское, нату­раль­ное бытие, их простая налич­ность, притом не их буду­щая "налич­ность", а их налич­ность в насто­я­щем, ибо из "буду­щих кирпи­чей" нельзя стро­ить "насто­я­щие" фабрики даже по Бём-Баверку. У нас, однако, часто стано­вятся на какую-то стран­ную точку зрения свое­об­раз­ного "денеж­ного фети­шизма", пола­гая, что деньги будут — все будет. Между тем если у нас нет налицо тех или других мате­ри­а­лов в нужном (с учетом эконо­мии) коли­че­стве и если для их произ­вод­ства требу­ется период, выхо­дя­щий за рамки того времени, когда они должны быть произ­во­ди­тельно потреб­лены, то не выру­чат ника­кие деньги. Можно бить себя в грудь, клясться и божиться инду­стри­а­ли­за­цией, прокли­нать всех врагов и супо­ста­тов, но от этого дело ни капельки не улуч­шится. Можно наде­яться на правило: "авось проско­чим!", можно играть в чет-и-нечет, "зага­ды­вать" и т. д., но, увы, объек­тив­ные соот­но­ше­ния выпол­зут все равно на свет божий.

Как же, однако, у нас обстоит дело здесь на ближай­ший год? Ответ дает следу­ю­щая таблица.

Баланс стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов на 192829 год

Мате­ри­алы Емкость Произ­вод­ство Дефи­цит или То же в %
избы­ток
Цемент (в тыс. б.) 15100 13460 — 1640 — 10,8
Кирпич (в млн. шт.) 2677 2445 — 232 — 8,6
Алебастр (в т. т.) 335 281 — 54
Известь (в т. т.) 734 700 — 34
Мел (в т. т.) 250 252 + 2
Огне­упорн. матер. (в 758 683 — 45
т. т.)

Мате­ри­алы Емкость Произ­вод­ство Дефи­цит или То же в %
избы­ток
Лес пиле­ный (т. к. м.) 10368 10191 — 177 –
Стекло окон­ное (т. т.) 184,8 158,2 — 32 — 17,4
Балки швел­лера (т. т.) 208,8 147 — 61,8 — 29,7
Прово­лока катан. (т. т.) 157,3 122 — 35,3 — 22,4
Сорто­вое жел., фасон. и
сталь (т. т.) 1246,1 958 288,6 23,2

Эти данные пока­зы­вают, что если по кирпичу и цементу были приняты кое-какие меры (хотя 8,6% и 10,8% все же больше, чем "доста­точ­ный" дефи­цит), то дефи­цит по стеклу, балкам и швел­ле­рам, прово­локе, сорто­вому железу и стали чрез­вы­чайно высок. К сожа­ле­нию, автор статьи, откуда мы заим­ствуем эти цифры, не объяс­няет, при каком именно приро­сте физи­че­ского объема стро­и­тель­ства будут иметь место эти дефи­циты. Но если это исчис­ле­ние дефи­ци­тов правильно, то перед нами выри­со­вы­ва­ется довольно слож­ная задача, как же стро­ить на деле, если не хватает 20% стро­и­тель­ного металла? И нельзя ли здесь иметь более точный подсчет и программы, рассчи­тан­ные на реаль­ные балки и железо, а не эфир­ные и вооб­ра­жа­е­мые?

Инте­ресно просле­дить поло­же­ние вещей на наибо­лее отста­лом фронте нашей круп­ной промыш­лен­но­сти, на фронте черной метал­лур­гии, произ­во­дя­щей чугун, рельсы, балки, швел­лера, листо­вое, кровель­ное и оцин­ко­ван­ное железо, жесть, трубы желез­ные и чугун­ные, катанку и др. Здесь "Контроль­ные цифры баланса черных метал­лов на 192829 год" дают нам такую картину разви­тия по 3 годам:

192627 г. % 192728 г. % 192829 г. %
удовл. удовл. удовл.
потребн. потребн. потребн.

1. Транс­порт 95,1 91,0 87,0
2. Нарко­маты и учрежд. 97,5 96,0 78,5
3. Метал­ло­пром ГУМП 91,5 87,4 77,2
4. " мест­ная 75,2 87,2 66,0
5. Пр. неме­тал. пром. 81,3 81,8 77,5
6. Коммун. хоз. и 79,4 73,6 57,7
строит.
7. Кустарн. пром. 62,4 67,8 48,5
8. Инди­вид. потреб. 68,2 60,5 56,6
города и села
________________________________________________
Итого 82,3 80,0 71,0

Таким обра­зом, дефи­цит (дефи­цит!!) быстро возрас­тает (возрас­тает!!) по всем реши­тельно кате­го­риям потре­би­те­лей!

Для того чтобы понять, каким же это обра­зом полу­ча­ется такой пара­докс, что у нас идет по всей линии — и по личному потреб­ле­нию, и по потреб­ле­нию произ­во­ди­тель­ному — рост дефи­цита, так обост­ря­ю­щийся как раз на 192829 год, нужно посмот­реть, как проек­ти­ру­ются у нас цифры приро­ста капи­таль­ного стро­и­тель­ства.

Какую дирек­тиву давал на этот пред­мет XV съезд партии?

"В вопросе о темпе разви­тия необ­хо­димо… иметь в виду край­нюю слож­ность задачи. Здесь следует исхо­дить не из макси­мума темпа накоп­ле­ния на ближай­ший год или несколько лет, а из такого соот­но­ше­ния элемен­тов народ­ного хозяй­ства, кото­рое обес­пе­чи­вало бы длительно наибо­лее быст­рый темп разви­тия…

В обла­сти соот­но­ше­ния между разви­тием тяже­лой и легкой инду­стрии равным обра­зом необ­хо­димо исхо­дить из опти­маль­ного соче­та­ния обоих момен­тов. Считая правиль­ным пере­не­се­ние центра тяже­сти в произ­вод­ство средств произ­вод­ства, нужно при этом учиты­вать опас­ность слиш­ком боль­шой увязки госу­дар­ствен­ных капи­та­лов в круп­ное стро­и­тель­ство, реали­зу­ю­ще­еся на рынке лишь через ряд лет; с другой стороны, необ­хо­димо иметь в виду, что более быст­рый оборот легкой инду­стрии (произ­вод­ство пред­ме­тов первой необ­хо­ди­мо­сти) позво­ляет исполь­зо­вать ее капи­талы и для стро­и­тель­ства в тяже­лой инду­стрии при усло­вии разви­тия легкой инду­стрии".

Как мы видим, XV съезд партии был очень осто­ро­жен. В вопросе о темпе XV съезд прямо гово­рил против беше­ного разгона темпа на первые годы и после­ду­ю­щего неиз­беж­ного сниже­ния. Как же в ходе работ выпол­ня­ется эта партий­ная дирек­тива? К сожа­ле­нию, у нас нет свежих мате­ри­а­лов о пред­по­ло­же­ниях по капи­таль­ному стро­и­тель­ству всего обоществ­лен­ного сектора. Но вот данные о проек­ти­ро­ва­нии капи­таль­ного стро­и­тель­ства по промыш­лен­но­сти (т. е. примерно о 35% всего обоб­ществ­лен­ного стро­и­тель­ства).

Прирост капи­таль­ных вложе­ний в процен­тах к преды­ду­щему году состав­ляет по выра­ба­ты­ва­е­мой пяти­летке (к счастью, не приня­той прези­ди­у­мом ВСНХ):

192930 193031 193132 193233
+ 39,6% + 7,3% — 1% — 8,3%

Таким обра­зом, здесь поступ­лено "как раз наобо­рот". В 192930 году дан разгон почти на 40% приро­ста только для того, чтобы эта цифра слетела до 7, а затем до — 1 и, нако­нец, до — 8. Не ясно ли, что это — проек­ти­ровка без уста­новки? Какие пред­по­сылки легли в основу акро­ба­ти­че­ских salto mortale в обла­сти такого серьез­ного дела, как капи­таль­ное стро­и­тель­ство? На эти вопросы нельзя найти сколько бы то ни было удовле­тво­ри­тель­ного ответа. Эти фанта­сти­че­ские курбеты покры­вают без всякого дефи­цита самый пылкий спрос на "товары" плохого каче­ства.

Нельзя ли и здесь, в вопросе о темпе, потре­бо­вать точного выпол­не­ния реше­ний XV съезда?

Ведь пере­на­пря­же­ние капи­таль­ных затрат: 1) не будет сопро­вож­даться реаль­ным стро­и­тель­ством такого объема, 2) неиз­бежно через неко­то­рое время пове­дет к свер­ты­ва­нию уже нача­тых работ, 3) крайне небла­го­при­ятно отра­зится на других отрас­лях произ­вод­ства, 4) обост­рит товар­ный голод по всем линиям, 5) в конеч­ном счете снизит темп разви­тия.

Такое поло­же­ние вещей в усло­виях стабиль­ных и полу­ста­биль­ных цен имеет еще отри­ца­тель­ное воздей­ствие на денеж­ную систему. Но эта тема особого порядка, хотя и в высшей степени важная.

Для всякого комму­ни­ста понятно, что нужно идти вперед так быстро, как это возможно. Понятно, что нам в высо­кой степени неже­ла­тельно снижать уже достиг­ну­тый темп, кото­рый — это нужно помнить — мы достигли ценою вели­чай­шего напря­же­ния бюджета, ценою отсут­ствия резерв­ных накоп­ле­ний, ценою сокра­ще­ния доли потреб­ле­ния и т. д. Мы идем с напря­же­нием огром­ным. И нужно понять, что если мы должны сохра­нить (а не раздуть!) этот темп и в то же время: 1) смяг­чить товар­ный голод, 2) сдви­нуть вперед дело с резер­вами, 3) обес­пе­чить более бескри­зис­ное разви­тие, — то для этого нужно принять ряд самых реши­тель­ных мер, обес­пе­чи­ва­ю­щих боль­шую эффек­тив­ность строительства,большую произ­во­ди­тель­ность всех наших произ­вод­ствен­ных единиц и гораздо боль­шую произ­во­ди­тель­ность новых, входя­щих в процесс произ­вод­ства пред­при­я­тий, — эффек­тив­ность и произ­во­ди­тель­ность, серьезно превы­ша­ю­щие тепе­реш­ние требо­ва­ния в этой обла­сти.

Конкрет­ные обсле­до­ва­ния РКИ пока­зали, что здесь у нас уйма непро­из­во­ди­тель­ных трат и расхо­дов. Эти faux frais, связан­ные с рядом орга­ни­за­ци­он­ных вопро­сов, нужно свести до мини­мума. Нужно звер­ски рабо­тать над сниже­нием индекса стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов. Нужно звер­ски умень­шать период произ­вод­ства (то, что строят в Америке два месяца, у нас строят около 2 лет!). Нужно в значи­тель­ной мере изме­нить тип стро­и­тель­ства (слиш­ком тяже­лые здания и т. п.). Нужно гораздо более экономно расхо­до­вать мате­ри­алы (у нас, напри­мер, расхо­ду­ется в 1÷2−2 раза больше металла, чем это необ­хо­димо). Вся эта рубрика в целом может дать гигант­скую эконо­мию, если принять во внима­ние, что капи­таль­ное стро­и­тель­ство в промыш­лен­но­сти состав­ляет только одну треть сово­куп­ного стро­и­тель­ства по обоб­ществ­лен­ному сектору (1,25−−1,30 млрд руб. по промыш­лен­но­сти без элек­тро­стро­и­тель­ства из общей суммы в 3,4 млрд руб. за 192728 год).

Высво­бож­да­ю­щи­еся суммы должны пойти: 1) на смяг­че­ние напря­жен­но­сти на рынке, кото­рая бьет и промыш­лен­ность, и все обоб­ществ­лен­ное хозяй­ство, и рабо­чих, и крестьян (как мы это видели выше из анализа струк­туры спроса), и нашу денеж­ную систему; 2) на обра­зо­ва­ние резер­вов; 3) на сохра­не­ние реально нами достиг­ну­тых темпов.

Одно­вре­менно необ­хо­димо всемерно поды­мать произ­во­ди­тель­ность наших пред­при­я­тий, снижать себе­сто­и­мость продук­ции (обес­пе­чить действи­тель­ное массо­вое произ­вод­ство продук­ции). Новей­шие изоб­ре­те­ния, важней­шие техни­че­ские дости­же­ния вообще, серьез­ная раци­о­на­ли­за­тор­ская работа, втяги­ва­ние масс, разви­тие и приме­не­ние науки, роль кото­рой должна быть теперь повы­шена в несколько раз, — все это должно стоять в центре нашего внима­ния. Нужно покон­чить с россий­ским провин­ци­а­лиз­мом: l{ должны следить за каждым движе­нием научно-техни­че­ской мысли Европы и Америки и исполь­зо­вать каждый их действи­тель­ный шаг вперед; мы должны научно поста­вить дело нашего стати­сти­че­ского учета; мы должны кончать — и возможно скорее — с нераз­бе­ри­хой, дерга­нием и пр. в системе нашего хозуправ­ле­ния. Мы должны научиться куль­турно управ­лять в слож­ных усло­виях рекон­струк­тив­ного пери­ода.

Эту задачу возможно решить, лишь поняв следу­ю­щее: мы не пере­стро­или так своих рядов, как того требует рекон­струк­тив­ный период.

У нас должен быть пущен в ход, сделан мобиль­ным макси­мум хозяй­ствен­ных факто­ров, рабо­та­ю­щих на соци­а­лизм. Это пред­по­ла­гает слож­ней­шую комби­на­цию личной, груп­по­вой, массо­вой, обще­ствен­ной и госу­дар­ствен­ной иници­а­тивы. Мы слиш­ком все пере­цен­тра­ли­зо­вали. Мы должны спро­сить себя, не должны ли мы сделать несколько шагов в сторону ленин­ского госу­дар­ства-коммуны? Это вовсе не значит "распус­кать вожжи". Наобо­рот. Основ­ное руко­вод­ство, важней­шие вопросы должны гораздо тверже, более жестко (но зато и более проду­манно) решаться "в центре". Но в стро­гих рамках этих реше­ний действуют уже ниже­сто­я­щие органы, отве­ча­ю­щие за свой круг вопро­сов, и т. д. Гипер­цен­тра­ли­за­ция в ряде обла­стей приво­дит нас к тому, что мы сами лишаем себя доба­воч­ных сил, средств, ресур­сов и возмож­но­стей, и мы не в состо­я­нии исполь­зо­вать всю массу этих возмож­но­стей, благо­даря ряду бюро­кра­ти­че­ских преград: мы действо­вали бы гораздо более гибко, манев­ренно, гораздо более успешно, если бы, начи­ная с отдель­ного госпред­при­я­тия, были бы в состо­я­нии больше приме­няться к реаль­ным, конкрет­ным усло­виям и не делать поэтому тысяч малень­ких и боль­ших глупо­стей, кото­рые в сумме "влетают в копе­ечку".

Хлебо­за­го­то­ви­тель­ный кризис сигна­ли­зи­ро­вал нам круп­ные опас­но­сти. Эконо­мика обер­ну­лась здесь и своей клас­со­вой сторо­ной.

Эти опас­но­сти еще не изжиты, и нужна еще боль­шая работа, чтобы они были изжиты. В стране, несо­мненно, коло­бро­дят враж­деб­ные нам силы: кула­че­ство в деревне, остатки старых и новые буржу­аз­ные груп­пи­ровки в горо­дах. В порах нашего гигант­ского аппа­рата гнез­дятся тоже элементы бюро­кра­ти­че­ского пере­рож­де­ния с их полным равно­ду­шием к инте­ре­сам масс, их быту, их жизни, их мате­ри­аль­ным и куль­тур­ным инте­ре­сам. Если актив­ные идео­логи мелкой и сред­ней буржу­а­зии протя­ги­вают свои щупальцы и тихо­нечко пробуют коле­бать нашу поли­ти­че­скую линию (таковы против­ники инду­стри­а­ли­за­ции, против­ники совхо­зов, колхо­зов и т. д.), то чинов­ники "чего изво­лите?" готовы выра­бо­тать какой угодно, хотя бы сверх­ин­ду­стри­а­лист­ский, план, чтобы завтра хихи­кать над нами в "узком кругу", а после­зав­тра идти под руку с нашими против­ни­ками. У рабо­чего класса есть, однако, масса козы­рей на руках. В борьбе с клас­со­выми врагами, усили­ва­ю­щими свою поли­ти­че­скую актив­ность, проле­та­риат, опира­ясь на бедноту, орга­ни­зуя ее силы против кула­че­ства, развер­ты­вая смелую само­кри­тику в своих рядах, будет все успеш­нее преодо­ле­вать и свои собствен­ные недо­статки. Мы растем, и мы можем расти, и мы будем расти с мень­шими потря­се­ни­ями, если станем куль­тур­нее и научимся лучше управ­лять. Именно об этом гово­рил в послед­нее время тов. Ленин.

Источ­ник

Поделиться