«Перевыполним трэш-план». Самые странные телевизионные программы 1990-х

1990-е – время свобод, ради­каль­ных пере­мен во всём и везде. Теле­ви­де­ние первой поло­вины 1990-х годов – это каза­чья воль­ница. Оковы жёст­кой совет­ской цензуры пали вместе с СССР, контроль за эфиром был слаб.

Всё это, конечно, было след­ствием поли­тики глас­но­сти, плодом борьбы за свободу слова. Но привело это к анар­хии и нераз­бе­рихе в веща­нии, корруп­ции и отсут­ствию внят­ной струк­туры на ТВ. То, что совре­мен­ный зритель едва ли может себе пред­ста­вить. Меня­лись каналы, менедж­мент, концеп­ции, сетки веща­ния, реклам­ный бюджет расхо­до­вался непо­нятно как даже для руко­вод­ства медиа-проек­тов. Вместе с тем, это деся­ти­ле­тие сопро­вож­да­лось неве­ро­ят­ной свобо­дой твор­че­ства.

Теле­ка­налы в 1992 году оказа­лись в поло­же­нии дефолта: госу­дар­ство не желало давать деньги, част­ный капи­тал не пони­мал, как рабо­тать с теле­ви­де­нием. Всему учились поне­многу, путём проб и ошибок. В горниле этих испы­та­ний и роди­лось совре­мен­ное «Остан­кино», привыч­ное нам. Но среди «проб и ошибок» было очень много удиви­тель­ного мате­ри­ала.


Монтаж

1992 год был самым безум­ным для теле­ви­де­ния, ведь Централь­ное теле­ви­де­ние умерло, а идей о том, что дальше, особо не было. Моло­дым и дерз­ким журна­ли­стам хоте­лось творить. Поня­тий «формат или нефор­мат», «рейтинг или охват ауди­то­рии» ещё никто не знал. Да и откуда? Под шумок пере­мен и вечной анар­хии в эфир феде­раль­ных кана­лов проле­зали самые разные вещи, филь­тров не суще­ство­вало, границ дозво­лен­ного мора­лью часто тоже. Это было поле для экспе­ри­мен­тов, поиска неиз­вест­ного доселе.

Так родился недол­гий теле­экс­пе­ри­мент – пост­мо­дер­нист­ский угар «Монтаж» от Диброва и его друзей. Поток ЛСД-бреда, яркие краски и безум­ный аван­гард, достой­ный Хармса. В аван­гар­дист­ском потоке созна­ния слива­лись Брод­ский, Сталин и сюрре­а­лизм. Под постав­лен­ный голос актера Шале­вича перед глазами публики проно­сятся полотна в стиле Дали и Буню­эля. Старик Саль­ва­дор точно бы одоб­рил это, бьюсь об заклад.


Дрёма

Он брута­лен, а она неистова. Он фило­соф, а она коро­лева секса. Он любит кушать, а она чистить зубки. Они треп­лятся на разные темы, доводя всё до абсурда. Вдвоем делают театр треша и психо­де­лики, кото­рый едва ли пока­зали бы сейчас.

Моло­дые Епифан­цев и Чехова пости­гают вершину безу­мия, слушают альтер­на­тив­ную жест­кую музыку. Основа их пере­дачи – это сочный и бьющий резко, как кровь из арте­рии, эпатаж. «Пере­вы­пол­ним треш-план!» – вот такой нехит­рый лозунг выдви­гают веду­щие. Стрип­тиз, кровь, садо-мазо и прочие преле­сти для совер­шен­но­лет­них. Программа шла поздно ночью в рамках музы­каль­ного канала ТВ-6 и шоки­ро­вала насе­ле­ние. Теперь понятно, откуда вышел «Зелё­ный слоник», смот­рим!

Приме­ча­ние. VATNIKSTAN уже писал об этом пере­даче ранее в статье «Смот­реть и слушать».


Тет-а-тет

Сексу­аль­ное просве­ще­ние для дети­шек на первой кнопке теле­ви­зора. Что такое изна­си­ло­ва­ние, домо­га­тель­ства, сифи­лис, СПИД – это пред­стоит узнать ребя­там. Лучше по ТВ, чем в реаль­ной жизни, одним словом.

Всё гово­рится напря­мую, всё, о чем стар­шее поко­ле­ние шёпо­том стес­ня­лось. Участ­ники викто­рины даже тести­руют презер­ва­тивы при помощи воды. Весело и задорно, как на детских стар­тах.

Успехи в секспро­свете судят вене­ро­логи и психо­логи. Программа носила просве­ти­тель­ский харак­тер, с благими целями. Дескать, раз роди­тели ничего не гово­рят, то, пожа­луй, уж лучше это расска­жет теле­ви­зор. Программу закрыли через пару меся­цев – понят­ное дело, за безнрав­ствен­ность.

Сейчас такую программу трудно пред­ста­вить даже в ночном эфире. Разврат, о Боже, какой разврат! Сложно пред­ста­вить реак­цию Поклон­ской и Мило­нова на эту программу. Нужны ли такие пере­дачи, али нет, у каждого своё мнение.


Третий глаз

Выхо­дила на 4 канале Остан­кино и на НТВ. Один из родо­на­чаль­ни­ков совре­мен­ного россий­ского теле­ви­де­ния Иван Коно­нов знако­мит зрите­лей с веду­нами, ведь­ма­ками, колду­нами, сайен­то­ло­гами, экстра­сен­сами и астро­ло­гами. Мистика, гада­ния, Рон Хаббард, обще­ние с мёрт­выми, пред­ска­за­ния футболь­ных матчей – всё это наблю­дали зрители НТВ в тече­ние четы­рёх лет. Ещё нет размаха шоу типа «Битвы экстра­сен­сов» или иных мисти­че­ских программ. Это разго­вор в студии, но всё равно очень инте­ресно.

Маг Юрий Горный пред­ска­зы­вает выиг­рыш­ные номера Спорт­лото «5 из 36» для двух тира­жей. Три цифры пред­ска­зы­вает на наших глазах. На 1 мин 02 сек пред­ска­за­ние начи­на­ется. Это цифры – 10, 25, 36. На 4 мин 20 сек в убега­ю­щей кверху строке видны три из пред­ска­зан­ных с помо­щью поро­ло­но­вого кубика цифр. Треш и угар, друзья мои!


Великолепная семёрка

Дешё­вая и странно сделан­ная игра на 1 канале Остан­кино с Макси­мом из сери­ала про няню. Полна криков и суеты. Но выяс­ня­ется, что это интел­лек­ту­аль­ная викто­рина по исто­рии, где исто­ри­че­ские персо­нажи прихо­дят в студию и задают вопросы. Хотя больше похоже на спек­такль с участием паци­ен­тов психи­ат­ри­че­ской клиники.


Шок-шоу

И правда нака­ты­вает состо­я­ние шока от этого всего. Футу­ри­сти­че­ская поэзия безу­мия. Вызов замше­лым консер­ва­то­рам. Все стихи, что читали прежде на кухнях, да в котель­ных, вылезли в эфир. Поэты Констан­тин Кедров и Елена Коцюба вольно играют со словом, ищут смыслы и нахо­дят их. Где они сейчас, живы ли, одному Богу известно. Пар проте­ста и аван­гарда вышел быстро, и это пере­стало удив­лять. Поп-куль­тура вытес­нила марги­на­лов, куми­рами стали «На-на», «Комби­на­ция» и Тито­мир.


Дебилиада

Шикар­ная пере­дача. Первый проект на ТВ группы «Несчаст­ный случай» и их друзей. К сожа­ле­нию, руко­вод­ству «Остан­кино» не понра­ви­лось аван­гард­ное начи­на­ние Корт­нева и Пельша. Лишь одна­жды в 1993 году этот теле­спек­такль был выпу­щен в эфир. После же в сотруд­ни­че­стве было отка­зано – как сказано в поста­нов­ле­нии Дирек­тора канала, «за изде­ва­тель­ство над теле­ви­де­нием и несо­от­вет­ствие облику первого канала». Такая харак­те­ри­стика лучше всякой похвалы.

Очень жаль. Это пред­став­ле­ние увле­кает дина­мич­но­стью, арти­стич­но­стью, юмором моло­дых озор­ни­ков. У них свой непо­вто­ри­мый стиль. В основе скет­чей посло­вицы и пого­ворки, их разбор и декон­струк­ция.

Смот­рите, Пельш с прибал­тий­ским акцен­том, а Корт­нев с воло­сами.

Поделиться