Лучшие сериалы 1980-х гг.: от русской классики до гардемаринов

Продол­жаем разго­вор о сери­а­лах. В прошлый раз мы обсу­дили хиты 1990-х гг., сего­дня на очереди 1980-е гг. Пик разви­тия кино­прома СССР, причём не только Мосфильма, но и Киев­ской, Одес­ской, Бело­рус­ской, Рижской кино­сту­дий. Чем кино отли­ча­лось тогда? Оно было в основе своей неком­мер­че­ским — всем была инте­ресна идея и каче­ство, а не хайп. Рейтин­гов прак­ти­че­ски не было, а потому важнее было мнение худсо­вета и цензуры. Вы не пове­рите, но это прино­сило благо­твор­ный эффект — высо­кая планка каче­ства работы опера­то­ров, сценар­ного мате­ри­ала, боль­шие деньги и сроки съёмок позво­ляли делать достой­ный продукт.


«Долгая дорога в Дюнах», 1981 год

Не мог не вспом­нить о моей родине. Лучший сериал Латвии всех времён, нико­гда уже малень­кой стране не снять подоб­ное. Игра актё­ров, музыка, сцена­рий — всё при нём. Олег Руднев, глава Госко­ми­тета Латвий­ской ССР по кине­ма­то­гра­фии, напи­сал сцена­рий на основе расска­зов рыба­ков, кото­рый он «попро­сил» экра­ни­зи­ро­вать. Сцена­рий был слаб, поэтому труже­ники Рижской кино­сту­дии, одной из глав­ных в СССР, его приче­сали, пора­бо­тали над диало­гами, музыку напи­сал леген­дар­ный Раймонд Паулс. Рыбац­кая легенда колхоза «Узвара» («Победа») о любви простого рыбака и дочки поме­щика превра­ти­лась в сериал, кото­рый смот­рел весь Союз, а улицы к вечеру пустели. Будет ли когда-то так, чтоб сериал Прибал­тики соби­рал такие беше­ные рейтинги? Артур и Марта — новая кино­лю­бовь всего союза. В этом была конечно ещё и симпа­тия совет­ского чело­века к «нашей Европе» — Латвия с её готи­кой, кафеш­ками и дюнами была мечтой простого труже­ника.

Любовь сквозь года и испы­та­ния войны. Артур и Марта любят друг друга, она рожает от него сына, но выхо­дит замуж за богача Рихарда. Потом будет война, сибир­ские тюрьмы и долго­ждан­ная встреча. Они снова вместе, прошли эту долгую дорогу в дюнах, преодо­лели всё, что вынесла Латвия на своём веку.


«Хлеб — имя существительное», 1988 год

Пере­стройка открыла прежде запрет­ные темы совет­ской исто­рии. Навер­няка знали люди о коллек­ти­ви­за­ции, но вряд ли пред­став­ляли себе, что же это такое было, сколько погибло от голода и было раску­ла­чено. При Бреж­неве уже писа­тели «дере­вен­ской прозы» кричали вовсю — село умирает, спасите его. Писали и причи­нах этой проблемы, их не карали за это, но и чита­те­лей у них было не так много.

В 1988 году Ленфильм снял 8-серий­ный фильм «Хлеб — имя суще­стви­тель­ное» о жизни боль­шого приволж­ского села. С 1900 по 1937 годы — взлёт и паде­ние села, развал веко­вого уклада и тради­ци­он­ных ценно­стей, неко­гда зажи­точ­ное село обра­щено в пепел войнами, коллек­ти­ви­за­цией, голод и смерть царят там, где неко­гда гуляли на ярмарке.


«Трест, который лопнул», 1982 год

Дикий Запад — куль­то­вая тема. А если это герои О. Генри — это хорошо вдвойне. Супер­мю­зикл с Кара­чен­цо­вым для вас! Два друга Таккер и Питерс — благо­род­ные жулики. Они не просто обво­ро­вы­вают амери­кан­цев. Прин­цип Джеффа — обяза­тельно что-то отдать взамен полу­чен­ных денег «будь то меда­льон из фаль­ши­вого золота, …или бирже­вые бумаги, или поро­шок от блох, или хотя бы затре­щина».

Они разра­ба­ты­вают аферы, чтобы зара­бо­тать денег и осуще­ствить мечты. Энди Таккер хочет открыть библио­теку, а Джефф Питерс — вернуться в родной штат Юта и встре­титься с первой любо­вью. «Вакха­на­лия азарта, ставка жизнь и ставка смерть!».


«Маленькие трагедии», 1979–1980-е гг.

Послед­няя роль в кино Высоц­кого в роли Дон Жуана. Рассказы Пушкина оживают на экране во всей красе. Теле­ви­зи­он­ный трёх­се­рий­ный фильм, снятый режис­сё­ром Миха­и­лом Швей­це­ром, посвя­щён 150-летнему юбилею работы Алек­сандра Серге­е­вича Пушкина в Болдине.

Связу­ю­щим сюже­том фильма служит повесть Пушкина «Египет­ские ночи». А «Малень­кие траге­дии» пред­стают как спон­тан­ное твор­че­ство на темы, задан­ные публи­кой из «Египет­ских ночей». Все в сборе — Дон Жуан, Скупой рыцарь, Моцарт и Сальери, Мефи­сто­фель, явят вам феерию, достой­ную восхи­ще­ния.


«Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», 1981 год

Наши первые книжки. Я даже помню второй класс и чёрную книжку с картин­ками, кото­рую мы читали. Что было в СССР на высшем уровне, чего нет сего­дня — детское кино. Через обра­зо­ва­тель­ную программу и теле­ви­де­ние детям стара­лись привить правиль­ные ценно­сти — дружбу, смелость, чест­ность — и доно­сили это в игро­вой форме.

Приклю­че­ния двух друзей из Америки, кото­рые точно не будут скучать, прой­дут вместе испы­та­ния и пора­ду­ются награде, найден­ной случайно. Будет и любовь — Бекки, рассле­до­ва­ние убий­ства, пират­ская жизнь на острове. Из пере­дряг Том и Гек выйдут с честью.


«Мёртвые души», 1984 год

Клас­сика — глав­ная тема позд­него совет­ского кино. Навер­ное, потому что гово­рить в кино о дне сего­дняш­нем было всё равно, что гулять по минному полю в подпи­тии. А если это делать устами персо­на­жей фанта­стики или русской клас­сики — вроде как все вопросы к Гоголю и Чехову, причём тут режис­сёр?

Повесть Гоголя акту­альна и по сей день, все персо­нажи — Мани­лов, Соба­ке­вич, Плюш­кин — это энцик­ло­пе­дия русской души, во всех нас есть немного от героев «Мёрт­вых душ». Сериал полу­чился на славу — здесь и рассуж­де­ния об ответ­ствен­но­сти чело­века, о Боге, о пути России в автор­ской гого­лев­ской манере — его острое слово и сатира о загни­ва­ю­щем дворян­стве, где душе не быть живой.


«Цыган» и «Возвращение Будулая»,1979–1985 гг.

Русская лите­ра­тура всегда с санти­мен­тами отно­си­лась к цыга­нам, а в быту и сего­дня они скорее вызы­вают оттор­же­ние и опаску. Но как не вспом­нить Пушкина, Лермон­това, Чехова, Горь­кого, Лескова, Цвета­еву с её:

«Целое поле нам — Брач­ная кровать! Пьян без вина и без хлеба сыт, — Это цыган­ская свадьба мчит!».

Что так трогает в них — навер­ное, искрен­ность, страсть и вечное стран­ни­че­ство, «любовь» у них рифму­ется лишь со словом «кровь», а жить долго и счаст­ливо влюб­лён­ным нико­гда не суждено. Ещё до бразиль­ских сери­а­лов наши люди зачи­ты­ва­лись лите­ра­тур­ными мело­дра­мами.

Совет­ский цыган Буду­лай — воевал на фронте как герой, дошёл до Берлина, вернулся в колхоз кузне­цом. Он влюбится в Клав­дию, они прой­дут вместе испы­та­ния, чтобы встре­титься и расста­ваться уже нико­гда. Такой совет­ский насто­я­щий фильм о том, что наци­о­наль­ные пред­рас­судки ни к чему.


«За всё заплачено», 1988 год

Афган — послед­няя война СССР, война, принёс­шая горе, война, прокля­тая наро­дом. Офици­ально всё шло успешно, но во дворе знали, что прихо­дят «грузы 200», ещё один чей-то друг, одно­класс­ник вернулся из далё­кой страны инва­ли­дом и не может выйти из дома, а кто-то вернулся с изло­ман­ной психи­кой. Но это были кухон­ные беседы, осуж­дав­шие власть за аван­тюру в Азии ценой жизни наших ребят.

Один из первых филь­мов, пока­зав­ших войну СССР в Афга­ни­стане был «За всё запла­чено». Вернув­ши­еся из Афгана одно­пол­чане рабо­тают в Сибири, не знают, как им жить в мирной реаль­но­сти. Их цель — зара­бо­тать на памят­ник павшему другу. Работа им пред­стоит труд­ная: протя­нуть 20 км газо­про­вода за два месяца, но гораздо слож­нее было преодо­леть сопро­тив­ле­ние началь­ства и банди­тов. Фильм о том, что делает война с людьми.


«Гардемарины, вперёд!», 1987–1988 гг.

Исто­ри­че­ский супер­блок­ба­стер Свет­ланы Дружи­ни­ной. Те же мушке­теры, но уже в России, благо­род­ные юноши, кото­рые непре­менно спасут страну, обре­тут любовь и пока­рают злых клевет­ни­ков. Галант­ный век с поедин­ками на шпагах и паск­ви­лями, борь­бой за сердце дамы и пого­ней на конях во имя друзей.

Русские супер­мены теперь не на фронте или в тылу наци­стов, они в седле, молоды и горячи. Блон­дины Жигу­нов и Хара­тьян — секс-символы заката СССР. Попу­ляр­ность сери­ала пере­жи­вёт его — ещё все 1990-е гг. страна будет напе­вать песни и шутить гусар­ские шутейки вроде: «Какой вы нена­сыт­ный, гарде­ма­рин».


«Отцы и дети», 1983 год

Поко­лен­че­ский конфликт — тема вечная. К соро­ка­трёх­лет­нему поме­щику Кирса­нову, только что окон­чив универ­си­тет, приез­жает сын Арка­дий. C ним само­уве­рен­ный доктор Евге­ний База­ров. Стар­ший брат отца, Павел Петро­вич, и База­ров сразу же ощущают взаим­ную анти­па­тию. Через несколько дней после приезда Арка­дий знако­мит друга с Один­цо­вой, моло­дой, краси­вой и бога­той вдовой, кото­рой База­ров сразу же начи­нает инте­ре­со­ваться…


Читайте также наш мате­риал «Десять знако­вых альбо­мов совет­ской элек­тро­ники».

Поделиться