Ва-Банкъ — First-Rate Aerobatics

Совет­ский рок прокла­ды­вал себе путь на Запад по следам полит­эми­гран­тов: музы­канты повто­ряли извест­ные марш­руты и держали в уме прове­рен­ные пере­са­доч­ные пункты — стар­то­вать было принято в сосед­ней Финлян­дии, дальше вглубь Европы и уже оттуда в Америку. Первыми «финские» пропуска в боль­шой мир исполь­зо­вали ленин­градцы, но со време­нем это стало общей прак­ти­кой.

Специ­ально для VATNIKSTAN автор канала «Между The Rolling Stones и Досто­ев­ским» Алек­сандр Морсин расска­зы­вает о самых много­обе­ща­ю­щих рок-билинг­вах «крас­ной волны», замах­нув­шихся на миро­вое господ­ство. Сего­дня — о героях москов­ского альт-рока «Ва-Банкъ», запи­сав­шихся в Хель­синки раньше других, и их сабо­таж-панке «First-Rate Aerobatics» про поте­ряв­ших смысл жизни лётчи­ков-ками­кадзе.


Как это было

Выпуск­ник факуль­тета между­на­род­ных эконо­ми­че­ских отно­ше­ний МГИМО Алек­сандр Скляр собрал группу «Ва-банкъ» после пяти лет службы дипло­ма­том в КНДР и, кажется, как никто другой в москов­ской рок-среде был готов к жизни за грани­цей. В 1987 году «Ва-банкъ» участ­во­вал в фести­вале «Рок-пано­рама» и с подачи Арте­мия Троиц­кого выехал на рок-фести­валь в Варшаве.

Через год «Ва-банкъ» поехал в тур по Финлян­дии, где дал 12 клуб­ных концер­тов и дого­во­рился о записи альбома на финском отде­ле­нии студии EMI. Запи­сан­ная за неделю пластинка «Va-Bank» (1988 год) содер­жала девять англо­языч­ных песен и вышла на лейбле Amulet впере­мешку с рели­зами мест­ных рок-звёзд вроде Boycott и Electric Boys. Продю­се­ром альбома высту­пил финский музы­кант Тимо Оксала, позже рабо­тав­ший с HIM и Lordi.

«Va-Bank» стал первым в исто­рии совет­ским рок-альбо­мом, офици­ально выпу­щен­ным за рубе­жом. В следу­ю­щие пару лет группа объез­дила прак­ти­че­ски всю Европу и попала в несколько доку­мен­таль­ных филь­мов. В самом извест­ном из них «Серп и гитара» (1988 год) Скляр гово­рит, что «Ва-банкъ» полу­чает за концерт 8 рублей, добав­ляя, что «кило­грамм салями стоит где-то 12–13 рублей».


Что происходит

На «Va-Bank» не было ориги­наль­ных песен на англий­ском языке — все девять треков были пере­во­дами с русского. Боль­шую часть пластинки группа играла альтер­на­тив­ный метал в духе Faith No More и хард­кор имени Генри Роллинза. Внешне Скляр явно ориен­ти­ро­вался на Билли Айдола и всяче­ски подчер­ки­вал хоро­шую физи­че­скую форму (повязка на бицеп­сах — ещё не самый замет­ный аксес­суар). Под конец альбома «Ва-Банкъ» выдал распа­да­ю­щийся на части алеа­то­ри­че­ский вуду-блюз «First-Rate Aerobatics», спетый будто из-под пова­лен­ного надгро­бия.

«Зали­вай, меха­ник, доверху все баки —
Я решил сего­дня не на шутку поле­тать.
Здесь меня все знают в пьянке или в драке,
Ни одной собаке не привык я усту­пать»

Дальше Скляр пред­стает в образе главы отряда лётчи­ков-ками­кадзе, этакого главаря банды небес­ных налёт­чи­ков — тех, что смот­рят на мир из кабины истре­би­теля и знают все про мёрт­вую петлю. Герою Скляра «давно за двадцать», он в «глухом пике» и не соби­ра­ется тянуть. «Вниз и только вниз я стремлю свой само­лет! Это высший пило­таж», — раз за разом будто закли­на­ние произ­но­сит лидер «Ва-Банка». Как и ожида­лось, мета­фора мёрт­вой петли отсы­лала не к экспе­ри­мен­там пору­чика Несте­рова, а к готов­но­сти нало­жить на себя руки.

В послед­ний путь призы­ва­ется вся «гоп-компа­ния» — все, «кто не спасо­вал и не подох в тоске». Следом идёт лучшая ода сабо­тажу и дивер­сии в тылу врага, а именно бессмыс­лен­ной и пустой жизни по прави­лам. Так, начав­шись как экстре­маль­ный пример профес­си­о­наль­ного выго­ра­ния, «First-Rate Aerobatics» обора­чи­ва­ется прово­дами сбитого — самим собой — лётчика. Такого рода вреди­тель­ства на произ­вод­стве и отча­ян­ного эска­пизма совет­ский рок ещё не знал.


Как жить дальше

«Va-Bank» не был пере­куп­лен боль­шими лейб­лами в Европе и Америке, второго шанса группа не полу­чила. «First-Rate Aerobatics» верну­лась к привыч­ному и более понят­ному вари­анту «Высший пило­таж», и в таком виде держа­лась в репер­ту­аре группы до сере­дины 1990-х годов. Потом Алек­сандр Ф. Скляр окунулся в водную тема­тику и стал приме­рять совсем другие образы: на место лётчика пришли моряки всех мастей — матросы, боцманы, капи­таны — но все, как и раньше, с оголён­ными нервами и слож­ным харак­те­ром.

После финской пластинки «Ва-Банкъ» ещё раз попро­бо­вал зайти в Европу через сосе­дей — лейбл в Литве — примерно с тем же успе­хом. С годами тяга на Запад у коллек­тива поугасла, а Алек­сандр Ф. Скляр выбрал путь певца-ультра­пат­ри­ота с песнями про Донбасс и Крым­ский мост. В том самом ролике про «Я заби­ваю сваю» Скляр оказался на сцене рядом с Дени­сом Майда­но­вым, Дмит­рием Хара­тья­ном и Ольгой Корму­хи­ной. Певцу доста­лись строчки «выбор нашей судьбы не так уж и прост — строим мы для людей Крым­ский мост».

Инте­ресно, что сказал бы герой песни «Высший пило­таж» герою «Крым­ского моста»: если бы он пред­ло­жил проле­теть под ним, а по пути вспом­нил о своём пред­на­зна­че­нии ками­кадзе, могла бы полу­читься инте­рес­ная компо­зи­ция. Напри­мер, «Я заби­ваю своих».


Читайте также «Рондо — Kill Me With Your Love»

Поделиться