Лолита, Маргарита и Иван Денисович: зарубежные песни, вдохновлённые русской литературой

Несмотря на то что лите­ра­тура и музыка могут суще­ство­вать друг от друга совер­шенно авто­номно, далеко не одно поко­ле­ние попу­ляр­ных музы­кан­тов обра­ща­ется к лите­ра­туре в каче­стве источ­ника вдох­но­ве­ния. Русская проза и поэзия не стали исклю­че­нием.

По просьбе VATNIKSTAN музы­каль­ный журна­лист Пётр Поле­щук сделал подборку зару­беж­ных песен, создан­ных под влия­нием русской лите­ра­туры.


Регина Спектор, Apres Moi

Регина Спек­тор роди­лась в Москве и эмигри­ро­вала в США, когда ей было девять лет. Один из глав­ных хитов Регины, попав­ший и на диск Live In London — траги­че­ская и экспрес­сив­ная баллада Apres Moi — посвя­щена Борису Пастер­наку. И в ней звучат на русском его знаме­ни­тые строки:

«Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохо­чу­щая слякоть
Весною чёрною горит…»


Пит Сигер, Where Have All the Flowers Gone

Песня появи­лась в период войны во Вьет­наме и быстро обле­тела весь мир, поко­рив сердца милли­о­нов участ­ни­ков моло­дёж­ного движе­ния проте­ста. Она широко звучала на земном шаре во второй поло­вине ХХ столе­тия.

Напи­сал песню амери­кан­ский компо­зи­тор и певец Пит Сигер, прочи­тав роман «Тихий Дон» Миха­ила Шоло­хова. Слова колы­бель­ной «Колода-дуда» он сразу же занёс в свой блок­нот, и, нахо­дясь под впечат­ле­нием от неё, обра­тился к моло­дому поко­ле­нию с вопро­сом: «Куда исчезли все цветы?». Этот рефрен зазву­чал над миром как призыв заду­маться о послед­ствиях войны.

«Где цветы? Дай мне ответ.
Где цветы? Дай мне ответ.
Где они растут?
Где цветы? Дай мне ответ.
Когда же все поймут?
Когда же все поймут?»

Шоло­хов знако­мит чита­те­лей с песней «Колода-дуда» в первой книге романа: Дарья поёт ребёнку колы­бель­ную, а Григо­рий сквозь сон вслу­ши­ва­ется в её смысл. Перед слуша­те­лем пред­стаёт картина жизни каза­ков: воль­ные воды Дона, берега, покры­тые камы­шом, трудо­лю­би­вые и домо­ви­тые девки, мужчины, ушед­шие на войну, — и фило­соф­ски отра­жа­ется извеч­ный жизнен­ный круго­во­рот.

— Колода-дуда,
Иде ж ты была?
— Коней стерегла.
— Чего высте­регла?
— Коня с седлом,
С золо­тым махром…
— А иде ж твой конь?
— За воро­тами стоит.
— А иде ж ворота?
— Вода унесла…

Именно эта колы­бель­ная и стала исто­ком песни Пита Сигера, в кото­рой в фило­соф­ской форме выра­зился протест против войны во Вьет­наме. Эту песню испол­няли сам Пит Сигер, Джоан Баэз, трио «Питер, Пол и Мэри» (США), а также Марлен Дитрих.

В авгу­сте 1964 года Пит Сигер соби­рался гастро­ли­ро­вать в СССР. В марте певец прислал ноты песни «Куда исчезли все цветы?» Миха­илу Алек­сан­дро­вичу Шоло­хову и попро­сил его о встрече. К сожа­ле­нию, эта встреча не состо­я­лась. Но в архиве писа­теля сохра­ни­лись ноты песни и письмо из иностран­ной комис­сии, содер­жа­щее эти сведе­ния.


Renaissance, Mother Russia

В 1974 году англий­ская прогрес­сив­ная рок-группа Renaissance выпу­стила одну из своих наибо­лее знако­вых песен: Mother Russia — дань уваже­ния русскому писа­телю Алек­сан­дру Солже­ни­цыну и его роману «Один день из жизни Ивана Дени­со­вича». Ориги­наль­ная версия песни длилась 9:30, но была сокра­щена до 3:07 для специ­аль­ного релиза в США.


Rolling Stones, Sympathy for the Devil

Несмотря на то, что «Лето Любви» в СССР не случи­лось, 1968 год был особенно плодо­твор­ным на песни так или иначе связан­ные с Россией. Если «битлы» спели о мифи­че­ском возвра­ще­нии в СССР, то в то же время «Стоунс» выдали нечто гораздо более ради­каль­ное. Мик Джагер и Кит Ричардс напи­сали «Sympathy for the Devil» под силь­ным влия­нием «Мастера и Марга­риты» Миха­ила Булга­кова, а именно фигуры Дьявола.

В песне Сатана отправ­ляет слуша­те­лей в путе­ше­ствие по самым крово­про­лит­ным собы­тиям миро­вой исто­рии — от смерти Иисуса Христа до рели­ги­оз­ных войн в Европе — с обяза­тель­ной оста­нов­кой в Санкт-Петер­бурге нака­нуне убий­ства царской семьи.

Как гово­рил сам Джаг­гер:

«Изна­чально я напи­сал её как своего рода паро­дию на Боба Дилана. Но именно Кит пред­ло­жил изме­нить темп и исполь­зо­вать допол­ни­тель­ную перкус­сию, превра­тив народ­ную песню в самбу».


Franz Ferdinand, Love and Destroy

Сингл шотланд­ской рок-группы «Love and Destroy» также был вдох­нов­лён рома­ном Булга­кова. Текст песни осно­ван на сцене, в кото­рой Марга­рита летит над Моск­вой.

Надо сказать, что Булга­ков буквально «прилип» к зару­беж­ным музы­кан­там. Как и Джаг­гер в своё время, Алекс Капра­нос, фронт­мен Franz Ferdinand, довольно подробно объяс­няет, какое место для него зани­мает эта книга:

«В отли­чие от многих рома­нов, кото­рые иссле­дуют конфликт между Иису­сом и Понтием Пила­том и быстро стано­вятся теоло­ги­че­скими очер­ками, Булга­ков демон­стри­рует конфликт Иисуса-Пилата и сопут­ству­ю­щие собы­тия в исто­рии, проис­хо­дя­щей в совре­мен­ной России: с ведь­мами, колдов­ством, балом сатаны и точным порт­ре­том довольно слож­ных, проти­во­ре­чи­вых и порой презри­тель­ных русских персо­на­жей, порож­дён­ных абсурд­ными комму­ни­сти­че­скими пред­став­ле­ни­ями об утопи­че­ском обще­стве».

Капра­нос был в восторге, когда его группа смогла сыграть песню в России. Кстати, ранняя версия компо­зи­ции назы­ва­лась «Марга­рита».


Патти Смит, Banga

Крёст­ная мать (бабушка?) панк-рока Патти Смит, пожа­луй, должна была родиться в России и пове­сти исто­рию отече­ствен­ного панка своей тропой. Ситу­а­ция примерно такая же, как с Кафкой, о кото­ром гово­рят, как о «вели­ком русском писа­теле», кото­рый не родился в России. Смит среди всех завсе­гда­таев колы­бели панка — клуба CBGB — была самой лите­ра­ту­ро­цен­трич­ной фигу­рой и ещё с моло­до­сти зачи­ты­ва­лась Маяков­ским. Неуди­ви­тельно, что одна­жды в её твор­че­стве случи­лась явная отсылка к тому же Булга­кову. Её альбом, выпу­щен­ный в 2012 году, назы­вался Banga.

Патти вдох­но­вила чрез­вы­чайно предан­ная собака Понтия Пилата в «Мастере и Марга­рите», кото­рая веками ждала, когда хозяин придёт на небеса. «Банга» явля­ется гимном для домаш­них живот­ных, это ясно из всту­пи­тель­ных слов песни. Здесь Смит ссыла­ется на другую собаку Булга­кова, но не прого­ва­ри­вает ничего конкретно. И всё же русскому слуша­телю очевидно, что речь о Шари­кове из пове­сти «Соба­чье сердце». Патти Смит была «пора­жена», когда впер­вые прочи­тала её за несколько лет до записи пластинки.


Боб Дилан, альбом «Blood On The Tracks»

Впер­вые лите­ра­туру попу­ляр­ной музыке привил «амери­кан­ский Борис Гребен­щи­ков» и кумир Патти Смит — Боб Дилан. Глав­ный голос Америки всегда тяго­тел к боль­шому пласту лите­ра­туры, в том числе и русской. Его альбом 1975 года «Blood On The Tracks» был вдох­нов­лён расска­зами Антона Чехова, а в интер­вью 1978 года журналу Playboy Дилан назы­вает Чехова своим люби­мым писа­те­лем.

Назва­ние «Blood On The Tracks» произо­шло от пове­сти Чехова «Степь: исто­рия одной поездки». Панте­лей, один из персо­на­жей пове­сти, сказал следу­ю­щую фразу: «По кровя­ному следу его нашли…», а Дилан исполь­зо­вал эту фразу как назва­ние альбома. Кстати, Россия неспро­ста прохо­дит тенью через этот альбом — во время его сочи­не­ния, Дилан жил в нью-йорк­ской квар­тире с 73-летним худож­ни­ком из России.


Sky Ferreira, Lolita

Самый извест­ный и самый проти­во­ре­чи­вый роман Влади­мира Набо­кова «Лолита» тесно связан с харак­тер­ным обра­зом девушки в очках в форме сердца из фильма Стэнли Кубрика 1962 года. Но сексу­а­ли­зи­ро­ван­ный образ Лолиты, увеко­ве­чен­ный попу­ляр­ной куль­ту­рой, имеет не так много общего с текстом романа Набо­кова.

Певица Скай Феррейра запи­сала компо­зи­цию под назва­нием «Лолита» и призна­лась, что «ей действи­тельно подхо­дит роль невин­ной, но мятеж­ной фигуры Лолиты»


Grimes, Visions

Канад­ская синти-поп певица Клэр Элис Буше, широко извест­ная как Граймс, также очень любит русскую лите­ра­туру. И хотя в самих песнях у неё нет лите­ра­тур­ных аллю­зий, артистка поме­стила цитату из стихо­тво­ре­ния «Песня послед­ней встречи» Анны Ахма­то­вой на русском языке на обложку альбома 2012 года «Visions»:

«„Я обма­нут моей унылой
Пере­мен­чи­вой, злой судь­бой“
Я отве­тила: „Милый, милый — И я тоже. Умру с тобой!“».

В интер­вью Tiny Mix Tape Граймс сказала:

«Анна Ахма­това — одна из моих люби­мых русских поэтесс. Я сильно отож­деств­ля­юсь с её арти­сти­че­ским присут­ствием и тем, как она видит себя в мире, по край­ней мере, насколько я пони­маю её. Она одна из моих икон».


Читайте также исто­рию мифи­че­ского музы­каль­ного микро­ав­то­буса и его энту­зи­а­ста Дениса Алек­се­ева «„Газель Смерти“: фено­мен глав­ной панк-марш­рутки»

Поделиться