Ксенофобия, толерантность и русские эмигранты

Как известно по «пира­миде потреб­но­стей» амери­канца Абра­хама Маслоу (чьи роди­тели проис­хо­дили, кстати, из Киев­ской губер­нии), после физио­ло­ги­че­ских потреб­но­стей (еда, питье) следу­ю­щая — это безопас­ность. Для эмигран­тов безопас­ность можно интер­пре­ти­ро­вать как толе­рант­ное и добро­же­ла­тель­ное отно­ше­ние со стороны прини­ма­ю­щего обще­ства или страны. Любое изме­не­ние обще­ствен­ной атмо­сферы эмигрант очень чутко чувствует и сразу напря­га­ется, когда что-то идёт не так.

Русский эмигрант на чужбине во Фран­ции. Иллю­стра­ция «Сати­ри­кона», худож­ник Юрий Аннен­ков, 1931 год.
Смот­рите подборку его кари­ка­тур из «Сати­ри­кона» в нашем отдель­ном мате­ри­але.

Могу дать недав­ний пример из своей жизни в Брита­нии. Мест­ные эксперты, связан­ные с британ­скими сило­ви­ками, с лёгкой руки заяв­ляют в своём докладе, что до пяти­де­сяти процен­тов русских Вели­ко­бри­та­нии сотруд­ни­чает с россий­ским посоль­ством и спец­служ­бами. Пять­де­сят процен­тов от трёх­сот тысяч — это серьёз­ные цифры, а что более серьёзно, что потом такие выска­зы­ва­ния пере­пе­ча­ты­вает британ­ская пресса, это читают англи­чане…

Ксено­фоб­ские речи и «доклады» быстро транс­фор­ми­ру­ются в реаль­ные непри­ят­ные, а то и траги­че­ские инци­денты.

Заметка из париж­ского журнала «Иллю­стри­ро­ван­ная Россия» за январь 1935 года повест­вует о поло­же­нии русских во Фран­ции в то время, когда наши сооте­че­ствен­ники натолк­ну­лись на изме­не­ние обще­ствен­ного климата к иностран­цам на своей новой родине. Траги­че­ская ситу­а­ция с участием иностран­цев, несколько блёст­ких и хлёст­ких статей в прессе, и вот уже поли­ция, мигра­ци­он­ные органы пристально следят за русскими, депор­ти­руют их, и фран­цузы уже пере­стают быть такими друже­люб­ными… Впро­чем, русским Фран­ции, в отли­чие от совре­мен­ных русских Брита­нии, повезло — у них нашлись заступ­ники и во фран­цуз­ском обще­стве, и среди депу­та­тов.


Положение эмигрантов во Франции

Разъяснение компетентного лица

Трудо­вая жизнь бежен­цев, полная забот и лише­ний, за послед­ние два месяца неска­занно ослож­ни­лась. Сначала пошли глухие, пани­че­ские слухи о пред­сто­я­щих массо­вых высыл­ках русских, затем нача­лась усилен­ная проверка прав на житель­ство бежен­цев во Фран­ции, права на работу, нача­лись уволь­не­ния со службы, уста­нав­ли­вался процент иностран­ных рабо­чих на заво­дах и мастер­ских, появи­лись стро­гие приказы о высыл­ках отдель­ных лиц, подверг­шихся даже срав­ни­тельно лёгкому судеб­ному взыс­ка­нию, — и все эти меры и слухи страшно взвол­но­вали бежен­скую массу, порож­дая новые страхи и волне­ния за завтраш­ний день и за простой кусок хлеба. Люди заме­та­лись в пани­че­ском страхе, ища правды и защиты.

Из жизни эмигран­тов во Фран­ции в 1930-е: Йохан фон Греков, бывший дирек­тор Техни­че­ского универ­си­тета в Санкт-Петер­бурге, за изго­тов­ле­нием гробов.

И в этой тяже­лой обста­новке самое неве­ро­ят­ное каза­лось возмож­ным, слухи прини­мали облик неми­ну­емо гряду­щих суро­вых меро­при­я­тий. Между тем именно в такие труд­ные минуты печати и ответ­ствен­ным орга­ни­за­циям и влия­тель­ным лицам надле­жит по мере возмож­но­сти выявить насто­я­щее поло­же­ние вещей и отде­лить истину от вооб­ра­жа­е­мого и преуве­ли­чен­ного страха неми­ну­е­мой ката­строфы. Ведь мы же живём во Фран­ции, где в тече­ние ряда лет сотни тысяч русских рабо­тали и рабо­тают во всех отрас­лях труда и даже в самых труд­ных усло­виях жизни нахо­дили всяче­скую защиту и поддержку. Надо потому верить и наде­яться, что труд­ные минуты прой­дут и вновь русские беженцы смогут спокойно вздох­нуть и рабо­тать.

Прежде всего надо принять во внима­ние, что за послед­ние месяцы ника­ких новых зако­нов, огра­ни­чи­ва­ю­щих права русских эмигран­тов во Фран­ции, не было издано. Это факт капи­таль­ной важно­сти. Законы об иностран­цах ведь оста­лись без изме­не­ния. Усили­лась лишь стро­гость их приме­не­ния. Изме­ни­лось отно­ше­ние властей, — высших и низших. Стали приме­нять букву закона во всей его стро­го­сти.

То, что назы­ва­ется «bienveillance» и «tolerance», обыч­ное в госте­при­им­ной Фран­ции (добро­же­ла­тель­ность и терпи­мость), как будто стало исче­зать. Невольно бежен­ская мысль искала причину этого изме­не­ния. И нам кажется, что причины эти ясны: общий миро­вой кризис с этой осени стал особенно чувство­ваться и во Фран­ции, куда он дока­тился позже других стран; марсель­ская траге­дия, ничего общего не имею­щая с русскими и иными бежен­цами, напра­вила внима­тель­ные взоры на всех бежен­цев и вообще на иностран­цев и на иностран­цев-работ­ни­ков, в том числе и русских, армян, поля­ков и прочих, часть печати, жела­ю­щая угодить толпе и безра­бот­ным своим граж­да­нам, стала натрав­ли­вать обще­ствен­ное мнение против иностран­цев; поли­ция, боясь всяких упрё­ков и подо­зре­ний, стала усердно искать нару­ше­ний самых мелких пред­пи­са­ний, — словом, созда­лась нездо­ро­вая обще­ствен­ная атмо­сфера — источ­ник всех слухов и преуве­ли­чен­ных стра­хов…

Из жизни эмигран­тов во Фран­ции в 1930-е: Павел Офро­си­мов, бывший гене­рал-майор свиты Его Вели­че­ства, стал разво­дить кур.

Но Фран­ция, страна свободы и обще­ствен­ного мнения, где всегда правда и истина после борьбы и выдержки берут верх, — сама встре­пе­ну­лась. В ней самой нашлись силы и люди, решив­шие оздо­ро­вить создав­шу­юся атмо­сферу. Обра­ще­ния к пред­се­да­телю прави­тель­ства, к мини­страм труда и внут­рен­них дел, к пред­се­да­телю сове­ща­ния об иностран­цах, госпо­дину Эррио со стороны русских и армян­ских учре­жде­ний — ибо их поло­же­ние сходно во многом (и те, и другие, вынуж­ден­ные прибыть во Фран­цию, лишены возмож­но­сти вернуться на родину), обра­ще­ние к сочув­ству­ю­щим депу­та­там и сена­то­рам, к орга­нам печати, выяс­нили для них картину и размеры бедствия. Власти и пред­ста­ви­тели парла­мента поняли вопрос, поняли сущность и осно­ва­ния особен­ного поло­же­ния русских и армян­ских бежен­цев, не по своей воле прибыв­ших во Фран­цию и не имею­щих возмож­но­сти уехать никуда.

Во Фран­ции есть возмож­но­сти и много­об­раз­ные пути для торже­ства правды и истины. И против нездо­ро­вого обще­ствен­ного мнения со стороны самих фран­цу­зов начали разда­ваться оздо­ров­ля­ю­щие авто­ри­тет­ные голоса: влия­тель­ная газета «Тан» и неза­ви­си­мый орган печати «Журналь дэ Деба» поме­щают ряд прекрас­ных статей в пользу бежен­цев и иностран­ного труда. Депу­тат М. Муте выра­бо­тал гуман­ный особый проект о нару­ши­те­лях закона, устра­ня­ю­щий невы­но­си­мую нынеш­нюю прак­тику высы­лок. Влия­тель­ная орга­ни­за­ция «Коми­тет защиты прав чело­века и граж­да­нина» энер­гично высту­пили в защиту иностран­цев. Свыше ста депу­та­тов прогрес­сив­ного направ­ле­ния собра­лись на днях для того, чтобы поднять голос против ксено­фо­бии и попра­ния священ­ного права на труд, личную свободу и чест­ное суще­ство­ва­ние. Бывший министр, сена­тор Ж. Годар в много­чис­лен­ном публич­ном собра­нии указы­вал, что он и его друзья приняли все меры к защите иностран­ного труда. Видней­ший депу­тат, мэр Курбе­вуа Гризони делает всё для защиты эмигра­ции. Нако­нец, сами фабри­канты и хозя­ева круп­ных владе­ний высту­пают в защиту рабо­чих-иностран­цев… Здоро­вое обще­ствен­ное мнение крас­но­ре­чиво и громко заго­во­рило. Атмо­сфера посте­пенно очища­ется. Правда и спра­вед­ли­вость востор­же­ствуют…

Из жизни эмигран­тов во Фран­ции в 1930-е: пред­по­ло­жи­тельно, на фото бывший губер­на­тор Туль­ской губер­нии Алек­сандр Трой­ниц­кий, живший за грани­цей на пожерт­во­ва­ния баро­нессы Марии Матав­ти­ной-Маков­ской, вдовы худож­ника Констан­тина Маков­ского.

Обра­ще­ния сена­то­ров, депу­та­тов, бывших мини­стров и орга­ни­за­ций к главе прави­тель­ства, к госпо­дам мини­страм и госпо­дину Эррио, дали хоро­шие резуль­таты.

Нам это допод­линно известно.

Нельзя сейчас многое сказать, нельзя поле­ми­зи­ро­вать, него­до­вать и возму­щаться, — это прино­сит громад­ный вред. Очень скоро бежен­ская масса почув­ствует себя, как и раньше, под защи­той свобод­ной и госте­при­им­ной Фран­ции.

Мы призы­ваем наших доро­гих чита­те­лей к спокой­ствию и вместе с нами верить, что насту­па­ю­щий Новый Год прине­сёт с собой покой и успо­ко­е­ние и так уже доста­точно изму­чен­ной и исстра­дав­шейся бежен­ской массе…



Публи­ка­ция подго­тов­лена авто­ром теле­грам-канала CHUZHBINA.

Поделиться