Взгляд русских эмигрантов на День Победы

Каза­лось бы, найти прилич­ную эмигрант­скую статью на очеред­ную годов­щину 9-го мая не состав­ляет боль­шой проблемы. Вроде бы собы­тие весьма свет­лое и непро­ти­во­ре­чи­вое, и, даже по мнению Запада, Совет­ский Союз оказался тогда, в 1945 году, на «правиль­ной стороне исто­рии».

Празд­ник Победы. 9 мая 1945 года. Худож­ник Влади­мир Штра­них, 1951 год

И как же я оказался неправ! Я не сумел найти ни одной статьи про годов­щину Победы без ложки дёгтя. Всё-таки для многих эмигран­тов окон­ча­ние войны обер­ну­лось траге­дией: те, кто пошли служить немцам или оказа­лись в стра­нах «восточ­ного блока» в момент прихода Крас­ной армии, попали под каток репрес­сий. Подоб­ная судьба не мино­вала и даль­не­во­сточ­ную эмигра­цию в Мань­чжу­рии. О мнении второй волны эмигра­ции можно даже и гово­рить — многие из них, рассчи­ты­вая на победу Герма­нии, пере­шли на сторону «Европы Нового Порядка» и потом целую жизнь скры­вали, чем зани­ма­лись в первую поло­вину 1940-х, боясь раскры­тия не только в СССР, но и на Западе.

Но если отно­ше­ние первых двух волн эмигра­ции было ожида­емо, то совер­шенно удиви­тельно, что из всей эмигрант­ской прессы 1970–1980-х годов самые злоб­ные и желч­ные статьи про участие Совет­ского Союза во Второй миро­вой войне напи­саны пред­ста­ви­те­лями третьей волны. Каза­лось бы, уж кому крити­ко­вать осво­бож­де­ние Бухен­валь­дов, Освен­ци­мов, Прибал­тики, Укра­ины, Бело­рус­сии, Польши — родины пред­ков боль­шин­ства выход­цев из третьей волны… Более того, неко­то­рые из дисси­ден­тов сами были вете­ра­нами, как, напри­мер, исто­рик Алек­сандр Моисе­е­вич Некрич, с замет­кой кото­рого из журнала «Обозре­ние» мы вам пред­ла­гаем сего­дня озна­ко­миться.

Есть подо­зре­ние, что подоб­ные едкие статьи не выра­жали истин­ного отно­ше­ния боль­шин­ства эмигран­тов. Ведь журналы, в кото­рых писали дисси­денты, спон­си­ро­ва­лись зару­беж­ными струк­ту­рами, а там сидели отнюдь не сенти­мен­таль­ные господа, и вообще шла Холод­ная война. Ника­ких скидок на 9-е мая там и не думали давать. То, что освя­ще­ние Второй миро­вой в эмигрант­ских изда­ниях дисси­дент­ского толка было важной идео­ло­ги­че­ской зада­чей, заметно по совер­шенно одно­бо­кому и абсо­лютно проза­пад­ному подходу к пакту Моло­това-Риббен­тропа.

Понятно, почему это собы­тие не устра­и­вало Запад. Пакт Моло­това-Риббен­тропа стал для «союз­ни­ков» боль­ным ударом, на кото­рый они зата­или злобу и изли­вают её по сей день. Не забы­вает Некрич, рабо­тав­ший в Русском иссле­до­ва­тель­ском центре Гарвард­ского универ­си­тета, напом­нить и о том, насколько же важен был для Победы ленд-лиз, и проехаться по тому, что Совет­ский Союз посмел торго­вать с Герма­нией аж до июня 1941 года, почему-то не упоми­ная, что в тот же самый период Герма­ния так же вела не менее плот­ную торговлю с США.

Поды­то­жив, хочется сказать, что весьма непри­ят­ное впечат­ле­ние остав­ляет изуче­ние этого эмигрант­ского сюжета. Сейчас 9-е мая вполне заслу­жи­вает того, чтобы быть глав­ным русским наци­о­наль­ным празд­ни­ком не только в России, но и за рубе­жом. Есть насто­я­щее исто­ри­че­ские собы­тие, истин­ный народ­ный подвиг, обли­тый кровью и каса­ю­щийся каждой семьи, и уже сфор­ми­ро­вав­ша­яся тради­ция празд­ника. Негоже уходить в само­оплё­вы­ва­ние из-за «критики запад­ных парт­нё­ров» и откла­ды­вать на чердак самую важную славян­скую победу над коллек­тив­ным немцем со времён Грюн­вальд­ской битвы.

После Грюн­вальд­ской битвы. Худож­ник Альфонс Муха (Чехия), 1924 год

40-летие победы над нацистской Германией

Фраг­мент из статьи «Воспи­та­ние исто­рией»
«Обозре­ние». Анали­ти­че­ский журнал газеты «Русская мысль» (Париж)
№ 14, апрель 1985 года

Горба­чёв стал во главе партии в разгар подго­товки к торже­ствен­ному празд­но­ва­нию 40-летия со дня победы над гитле­ров­ской Герма­нией. Ещё в июне 1984 года ЦК КПСС принял специ­аль­ное поста­нов­ле­ние о пред­сто­я­щих торже­ствах. Они должны быть исполь­зо­ваны прежде всего для воспи­та­ния народа на геро­и­че­ских приме­рах прошлого. Воспи­та­ние исто­рией — такова задача в обла­сти идео­ло­гии, выдви­ну­тая партией. Речь идёт, конечно, об исто­рии, санк­ци­о­ни­ро­ван­ной партией, и, прежде всего, об усво­е­нии основ­ных этапов исто­рии КПСС. В 1985 году соби­ра­ются торже­ственно отпразд­но­вать ещё два юбилея — 50-летие стаха­нов­ского движе­ния и 80-летие россий­ской рево­лю­ции 1905 года. Все эти три собы­тия симво­ли­зи­руют как бы трёх «китов», на кото­рых зиждется сейчас здание совет­ской идео­ло­гии: подвиг в войне, подвиг в труде, рево­лю­ци­он­ная тради­ция.

Есте­ственно, что нет и речи о воспи­та­нии на фактах подлин­ной исто­рии, в кото­рую, конечно, входят не только ратные и трудо­вые дела, рево­лю­ции и восста­ния, но и повсе­днев­ная жизнь народа, исто­рия его сопро­тив­ле­ния как чуже­зем­ным захват­чи­кам, так и собствен­ной власти, пора­бо­тив­шей его. КПСС исполь­зует годов­щину войны для укреп­ле­ния и распро­стра­не­ния мифа о якобы неру­ши­мом един­стве партии и народа. Память о войне против гитле­ров­ской Герма­нии и об огром­ных жерт­вах, сопро­вож­дав­ших эту войну, должна служить как бы цепью, прико­вы­ва­ю­щей народ к партии. Есте­ственно, что ради этой цели исто­рия второй миро­вой войны препа­ри­ру­ется таким обра­зом, чтобы в памяти у людей отло­жи­лись лишь факты, свиде­тель­ству­ю­щие о мудро­сти и прозор­ли­во­сти партии и её руко­во­ди­те­лей. В этом и состоит смысл воспи­та­ния исто­рией, призывы к кото­рому звучат сейчас со стра­ниц совет­ской печати, на торже­ствен­ных собра­ниях, посвя­щён­ных годов­щине окон­ча­ния войны.

Исто­рия второй миро­вой войны иска­жа­ется до неузна­ва­е­мо­сти. Особенно это отно­сится к пери­оду 1939–1941 годов, когда CСCP факти­че­ски нахо­дился на стороне агрес­сора — гитле­ров­ской Герма­нии, помо­гая ей сначала развя­зать войну в Европе, а затем оказы­вая ей воен­ную, поли­ти­че­скую и мораль­ную поддержку. Так продол­жа­лось вплоть до напа­де­ния Герма­нии на Совет­ский Союз 22 июня 1941 года.


Напом­ним о неко­то­рых собы­тиях того времени.

23 авгу­ста 1939 года гитле­ров­ская Герма­ния и Совет­ский Союз подпи­сали в Москве так назы­ва­е­мый пакт о нена­па­де­нии. 28 сентября того же года был подпи­сан другой пакт, офици­ально имену­е­мый «Дого­во­ром о дружбе и границе». Оба дого­вора содер­жали секрет­ные прило­же­ния, кото­рые и сейчас, спустя 40 лет после окон­ча­ния войны, оста­ются скры­тыми от совет­ского народа. Суть этой секрет­ной дого­во­рён­но­сти между Стали­ным и Гитле­ром заклю­ча­лась в разделе Восточ­ной и частично Юго-Восточ­ной Европы на сферы инте­ре­сов обоих госу­дарств. Прежде всего это каса­лось Польши, восточ­ная часть кото­рой (Запад­ная Укра­ина и Запад­ная Бело­рус­сия) отхо­дила к Совет­скому Союзу, а запад­ную часть окку­пи­ро­вала Герма­ния. В зону СССР вклю­ча­лись также Латвия, Литва, Эсто­ния и, в извест­ном смысле, Финлян­дия. Были заклю­чены и другие секрет­ные согла­ше­ния. Первым резуль­та­том сговора Гитлера и Сталина было напа­де­ние Герма­нии на Польшу 1 сентября 1939 года, поло­жив­шее начало второй миро­вой войне. 17 сентября Крас­ная армия ударила по Польше с востока в траги­че­ский момент, когда поль­ская армия отча­янно защи­ща­лась от насе­дав­ших с запада немцев. Побе­ди­тели отпразд­но­вали гибель Польши пара­дом своих войск в Бресте. На трибу­нах стояли рядом немец­кие и совет­ские коман­диры. Но это было лишь нача­лом совет­ско-нацист­ского сотруд­ни­че­ства, скреп­лён­ного, как писал Сталин Риббен­тропу, кровью (кровью поля­ков, разу­ме­ется. — Приме­ча­ние редак­ции журнала).

Шарж на осво­бож­де­ние Запад­ной Бело­рус­сии и Запад­ной Укра­ины от поль­ских окку­пан­тов. Совет­ский журнал «Кроко­дил», сентябрь 1939 года

Моло­тов, кото­рый был в ту пору пред­се­да­те­лем СНК СССР и народ­ным комис­са­ром иностран­ных дел, похва­лялся на засе­да­нии Верхов­ного Совета СССР 31 октября 1939 года: «Однако оказа­лось доста­точ­ным корот­кого удара по Польше со стороны герман­ской, а затем Крас­ной армии, чтобы ничего не оста­лось от этого урод­ли­вого детища Версаль­ского дого­вора…». Депу­таты Верхов­ного Совета одоб­ри­тельно апло­ди­ро­вали. Совет­ско-герман­ское воен­ное сотруд­ни­че­ство вклю­чало предо­став­ле­ние Герма­нии базы на Мурман­ском побе­ре­жье для её подвод­ных лодок, опери­ру­ю­щих против Англии. СССР снаб­жал герман­скую воен­ную авиа­цию, совер­шав­шую терро­ри­сти­че­ские налёты на Англию и её города, свод­ками погоды, что облег­чало немец­ким пило­там их действия. Совет­ские ледо­колы «Сталин» и «Кага­но­вич» провели немец­кий рейдер через Севе­ро­мор­ской путь в Тихий океан, где рейдер топил затем суда, достав­ляв­шие продо­воль­ствие, оружие и снаря­же­ние на Британ­ские острова.

Обложка журнала «Кроко­дил», посвя­щён­ная прекра­ще­нию суще­ство­ва­ния Польши. Октябрь 1939 года

В 1939–1941 годах Совет­ский Союз снаб­жал Герма­нию зерном, нефтью и стра­те­ги­че­скими мате­ри­а­лами, в кото­рых она отча­янно нужда­лась для веде­ния войны против Запада. СССР также произ­во­дил закупки стра­те­ги­че­ских мате­ри­а­лов в третьих стра­нах для Герма­нии и достав­лял их ей. Совет­ский Союз вёл пропа­ган­дист­скую кампа­нию против Англии и Фран­ции, утвер­ждая, что, мол, они, а не Герма­ния, явля­ются агрес­со­рами. Совет­ские пропа­ган­ди­сты также убеж­дали США не высту­пать на стороне Англии. Нако­нец, в ноябре 1940 года Моло­тов отпра­вился в Берлин, где полу­чил пред­ло­же­ние, чтобы СССР принял участие вместе с фашист­скими держа­вами — Герма­нией, Италией и Японией — в буду­щем разделе мира. Вопреки утвер­жде­ниям совет­ской исто­рио­гра­фии, будто совет­ское руко­вод­ство откло­нило пред­ло­же­ние Гитлера, на самом деле Сталин и Моло­тов не только согла­си­лись обсуж­дать планы буду­щего дележа добычи, но и соста­вили свой собствен­ный план, кото­рый даже видав­шему виды Гитлеру пока­зался чрез­мер­ным.

В разгаре совет­ско-нацист­ской дружбы Герма­нии были выданы немец­кие и австрий­ские анти­фа­ши­сты, нахо­див­ши­еся в совет­ских лаге­рях по ложному обви­не­нию в шпио­наже в пользу Герма­нии. Этот период был также отме­чен массо­вым убий­ством плен­ных поль­ских офице­ров в Катыни, вблизи Смолен­ска, осуществ­лён­ным НКВД. В это самое время наци­сты в окку­пи­ро­ван­ной ими запад­ной части Польши произ­во­дили массо­вое истреб­ле­ние поль­ской интел­ли­ген­ции.

Разу­ме­ется, что знаком­ство со всеми этими фактами отнюдь не входит в программу воспи­та­ния совет­ских людей исто­рией, к кото­рому призы­вает «Правда» в одной из своих пере­до­вых статей.

Оборона Сева­сто­поля. Худож­ник Алек­сандр Дейнека, 1942 год

Как известно, СССР понёс в войне огром­ные потери — 20 милли­о­нов чело­век, т.е. 10–11% от всего насе­ле­ния. (Правда, Польша поте­ряла отно­си­тельно своего насе­ле­ния в два раза больше — 20%. Это и понятно, ибо она стала жерт­вой двух агрес­со­ров одно­вре­менно, окку­па­ция её терри­то­рии продол­жа­лась более пяти лет.) В Совет­ском Союзе редко можно было найти семью, не поте­ряв­шую в войне кого-нибудь из своих близ­ких. Совет­ские солдаты и граж­дан­ское насе­ле­ние объеди­нён­ными усили­ями с наро­дами США, Англии и других свобо­до­лю­би­вых стран отсто­яли свою родину и выиг­рали войну. Потери в войне посто­янно эксплу­а­ти­ру­ются совет­ским партий­ным руко­вод­ством в поли­ти­че­ских целях — дома и за рубе­жом — и не без успеха.


Но в чём же причина таких огром­ных потерь?

Они, эти потери, опре­де­ля­лись тремя основ­ными факто­рами: жесто­ко­стью немец­ких захват­чи­ков, пресле­до­вав­ших поли­тику уничто­же­ния совет­ских воен­но­плен­ных, а их было до 5 милли­о­нов, и поли­ти­кой гено­цида и голода, прово­ди­мой на окку­пи­ро­ван­ных наци­стами совет­ских терри­то­риях. Вторым факто­ром была сама война с сопут­ству­ю­щими ей несча­стьями — бегством и эваку­а­цией мирных жите­лей, болез­нями, обни­ща­нием насе­ле­ния. Третьим факто­ром была жесто­кость самой совет­ской системы, просчёты, ошибки и преступ­ле­ния, совер­шён­ные высшим совет­ским поли­ти­че­ским и воен­ным руко­вод­ством.

Жизнь чело­ве­че­ская в СССР не стави­лась ни в грош на протя­же­нии всех лет суще­ство­ва­ния совет­ского режима. В деся­ти­ле­тия, пред­ше­ство­вав­шие войне, милли­оны совет­ских граж­дан погибли во время насиль­ствен­ной коллек­ти­ви­за­ции и террора. Во время войны проис­хо­дило плано­мер­ное уничто­же­ние целых наро­дов, глав­ным обра­зом мусуль­ман­ских, навлек­ших на себя гнев совет­ской власти. Террор против воору­жён­ных сил обез­гла­вил армию в конце 30-х годов. Наибо­лее способ­ные воена­чаль­ники — трое из пяти марша­лов Совет­ского Союза, а также боль­шин­ство коман­ди­ров корпу­сов, диви­зий, бригад — были уничто­жены; многие высшие офицеры были брошены в тюрьмы и лагеря.

Кари­ка­тура из журнала «Обозре­ние»

Сотруд­ни­че­ство с гитле­ров­ской Герма­нией привело к созда­нию общей границы с агрес­со­ром на протя­же­нии несколь­ких тысяч кило­мет­ров, совер­шенно откры­той для втор­же­ния врага. Форти­фи­ка­ции на новой границе не были воздвиг­нуты, а на старой были взорваны или срыты по приказу Сталина. Вот почему Крас­ная армия отка­ты­ва­лась на восток в тече­ние первых меся­цев войны, теряя убитыми и плен­ными милли­оны своих солдат и боевое снаря­же­ние. Потери ещё больше возросли затем из-за просчё­тов высшего коман­до­ва­ния, плохо подго­тов­лен­ных наступ­ле­ний, беспо­ря­доч­ных отхо­дов, прене­бре­жи­тель­ного во многих случаях отно­ше­ния коман­ди­ров к солдат­ским жизням. Доста­точно прочесть мему­ары марша­лов и гене­ра­лов, чтобы отдать себе отчёт в том, что цена, упла­чен­ная за победу, могла бы быть гораздо ниже.

Исто­рия войны против гитле­ров­ской Герма­нии — это исто­рия также и того, как высшее коман­до­ва­ние думало не о том, чтобы выиг­рать сраже­ния с возможно мень­шими жерт­вами, а о том, как побе­дить, не счита­ясь ни с какими поте­рями. В этом, кстати, содер­жится частично и ответ на недо­умён­ный вопрос, почему гитле­ров­ская Герма­ния, напа­да­ю­щая сторона, поте­ряла немно­гим больше 7 милли­о­нов людей за 6 лет войны, в то время как Совет­ский Союз поте­рял в три раза больше за 4 года войны. Учёным ещё пред­стоит заняться пробле­мой потерь во время войны против Герма­нии.

Без вести пропав­ший. Худож­ник Андрей Горский, 1946 год

И послед­нее. Подго­товка к воен­ному юбилею прохо­дит под знаком прини­же­ния роли США и Вели­ко­бри­та­нии, сыгран­ной в разгроме Герма­нии. Это правда, что СССР вынес на своих плечах основ­ное бремя войны в 1941–1945 годах, но также правда и то, что не выстой Вели­ко­бри­та­ния один на один против гитле­ров­ской Герма­нии в 1939–1941 годах (вплоть до вступ­ле­ния в войну США), Совет­ский Союз, веро­ятно, проиг­рал бы войну. Мате­ри­аль­ная помощь, оказан­ная союз­ни­ками Совет­скому Союзу во время войны, была очень важна и состав­ляла 18110 часть от произ­ве­дён­ного в самом Совет­ском Союзе. Но нет сомне­ния, что без англий­ских и амери­кан­ских само­лё­тов в 1941 году у Крас­ной армии вообще не было бы прикры­тия с воздуха, и это факт, что в 1942–1945 годах стре­ми­тель­ные наступ­ле­ния Крас­ной армии стали возможны только благо­даря амери­кан­ским воен­ным транс­порт­ным сред­ствам, достав­лен­ным в СССР морем и через Иран. Неда­ром извест­ная русская посло­вица гласит: «Дорого яичко к крас­ному дню».

Моряки союз­ных флотов, достав­ляв­шие оружие и снаря­же­ние совет­скому союз­нику, были не менее отважны, чем совет­ские моряки. Солдаты союз­ных войск, воевав­шие против немцев и итальян­цев на Ближ­нем Востоке, в Африке, в Европе, против япон­цев — в джун­глях Индо­ки­тая и Бирмы, на остро­вах Тихого и Индий­ского океа­нов, сделали всё, что могли, для дости­же­ния общей победы, так же, как совет­ские солдаты на своих фрон­тах. Десант­ная опера­ция в Норман­дии в июне 1944 года, поло­жив­шая начало откры­тию Второго фронта, была дости­же­нием высшего порядка в исто­рии войн. Именно так охарак­те­ри­зо­вал её в своё время Сталин, в то время Верхов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий совет­скими воору­жен­ными силами.

Исто­рия призвана учить и воспи­ты­вать, в том числе и уваже­ние к делам своих союз­ни­ков по общей борьбе.

Алек­сандр Некрич
редак­тор «Обозре­ния»



Публи­ка­ция подго­тов­лена авто­ром теле­грам-канала CHUZHBINA.

Поделиться