«Русская партия» на выборах в Польше

Инте­рес­ным пери­о­дом поли­ти­че­ской жизни русских людей в Польше было время после окон­ча­ния Вели­кой войны и проиг­рыша Совет­ской России в совет­ско-поль­ской войне. На евро­пей­скую арену вышла «II Жечь Поспо­лита», насе­ле­ние кото­рой было как мини­мум на треть неполь­ским, и кото­рая вклю­чила в себя многие исто­ри­че­ские запад­но­рус­ские земли: Гали­цию, Лемков­щину, Волынь, Вилен­щину, Поле­сье, Грод­нен­щину.

C одной стороны, там всё еще суще­ство­вали давние галиц­кие русо­филы, кото­рые нахо­ди­лись в союзе с русскими из восточ­ных кресов (бывших запад­ных окраин Россий­ской импе­рии). А с другой стороны, тоже с центром в Гали­ции, в Польше разви­ва­лось мощное укра­ин­ское движе­ние, кото­рое поли­ти­че­ски блоки­ро­ва­лось с более мелким бело­рус­ским движе­нием, а в поль­ской державе тем време­нем подрас­тает сам Степан Бандера, кото­рый вовсю развер­нётся в поли­ти­че­ской жизни II респуб­лики уже в 1930-е.

Заметка неко­его госпо­дина «-ского» (газета «Руль», 28 января 1928) посвя­щена первому русскому поли­ти­че­скому блоку Польши, а также «укра­ин­ской» и «росси­ян­ской» пробле­мах, с кото­рыми он столк­нулся, пойдя на выборы 1928 года.

После того как в 1926 году в резуль­тате воен­ного пере­во­рота на «трон» Польши опять сел Юзеф Пилсуд­ский, парла­мент­ские выборы в стране были не более чем фикцией. Иллю­стра­ция из июнь­ского выпуска совет­ского журнала «Смехач» 1926 года.

Русские в Польше

(От нашего варшав­ского корре­спон­дента)

Впер­вые со времени восста­нов­ле­ния госу­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти Польши русское насе­ле­ние страны высту­пает во время парла­мент­ских выбо­ров с собствен­ным спис­ком: этим спис­ком явля­ется «русский список» – по-поль­ски «листа руска» – заре­ги­стри­ро­ван­ный централь­ной изби­ра­тель­ной комис­сией в Варшаве, в каче­стве № 20.

Исто­рия возник­но­ве­ния этого списка в общих чертах уже известна чита­те­лям «Руля». Пози­ция укра­ин­цев сделала вступ­ле­ние русского насе­ле­ния Польши в изби­ра­тель­ный блок наци­о­наль­ных мень­шинств невоз­мож­ным, а даль­ней­шая тактика этого блока – и неже­ла­тель­ным. Отдель­ные попытки напра­вить изби­ра­тель­ную работу русского мень­шин­ства в Польше по линии блоки­ровки с чуждыми груп­пами – варшав­ские пере­го­воры бывшего сена­тора Каспе­ро­вича с поль­ским «беспар­тий­ным блоком сотруд­ни­че­ства с прави­тель­ством», вилен­ская попытка архи­манд­рита Моро­зова обра­зо­вать «право­слав­ный блок» – не встре­тили сочув­ствия в един­ствен­ной поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции русского насе­ле­ния Польши – в Русском Народ­ном Объеди­не­нии – и обра­зо­ван­ная верхов­ным сове­том этого Объеди­не­ния комис­сия приняла ответ­ствен­ное реше­ние о выступ­ле­нии с само­сто­я­тель­ным спис­ком.

Исто­рия наиме­но­ва­ния этого списка «русским» также заслу­жи­вает внима­ния. Ещё в XIX столе­тии слово «русский» озна­чало на поль­ском языке всё насе­ле­ние «Руси», земель, лежа­щих к Востоку от этно­гра­фи­че­ской Польши. «Русскими» в этом значе­нии в глазам поля­ков одина­ково вели­ко­росы, бело­русы, гали­чане и насе­ле­ние южной России. Но в XX столе­тии по мере разви­тия в поль­ском обще­стве идеи полной этни­че­ской само­сто­я­тель­но­сти «укра­ин­цев» и «бело­ру­сов», возникли новые термины: «россий­ский», «русин­ский». «Росси­я­нами» стали назы­вать по-поль­ски вели­ко­ро­сов, слово «руский» (sic!) полу­чило то же значе­ние, что и «русин­ский».

Но для корен­ного русского насе­ле­ния Гали­чины и нынеш­них восточ­ных окраин Польши слово «россий­ский» оста­лось чуждым. Волын­ский, галиц­кий, вилен­ский, полес­ский крестья­нин, если только он не подчи­нился пропа­ганде само­стий­ни­ков, по-преж­нему считает себя не «росси­я­ни­ном», а «русским» и своей орга­ни­за­цией и партией всегда будет считать только ту, кото­рая будет имено­вать себя русской. Поэтому в момент возник­но­ве­ния Русского Народ­ного Объеди­не­ния в Польше осно­ва­тели его стре­ми­лись к тому, чтобы офици­аль­ное наиме­но­ва­ние этой орга­ни­за­ции на поль­ском языке было «Руське Зьед­но­чене Людове». Но мини­стер­ство внут­рен­них дел, утвер­ждав­шее устав объеди­не­ния, не согла­си­лось на такое наиме­но­ва­ние и поэтому офици­ально орга­ни­за­ция превра­ти­лась в «Российське Зьед­но­чене Наро­дове». Закон о выбо­рах в парла­мент не огра­ни­чи­вает, однако, права орга­ни­за­то­ров изби­ра­тель­ных спис­ков давать им наиме­но­ва­ние согласно собствен­ному усмот­ре­нию и поэтому орга­ни­за­торы русского списка № 20 насто­яли, чтобы он офици­ально заре­ги­стри­ро­ван был как список «русский».

Поль­ская кари­ка­тура 1928 года на укра­ин­ских наци­о­на­ли­стов, участ­во­вав­ших в выбор­ной кампа­нии

Состав­ле­ние спис­ков по окру­гам ещё не закон­чи­лось, но т.н. госу­дар­ствен­ные списки, по кото­рым канди­даты прохо­дят в сейм и сенат голо­сами всех изби­ра­те­лей, голо­су­ю­щих за данный список в госу­дар­стве, уже сфор­му­ли­ро­ваны окон­ча­тельно. Список канди­да­тов в сейме возглав­лен пред­се­да­те­лем верхов­ного совета Русского Народ­ного Объеди­не­ния в Польше, брест­ским врачом П.О. Коро­лем. На втором месте – бывший член Госу­дар­ствен­ной Думы, ныне галицко-русский и волын­ский деятель Б.Н. Леляв­ский, на третьем – пред­се­да­тель галиц­кой Русской Народ­ной Орга­ни­за­ции Г.С. Малец, на четвёр­том – бывший депу­тат Н.С. Сереб­рян­ни­ков. В числе других извест­ных русских деяте­лей, выстав­ля­ю­щих свои канди­да­туры в сейм следует упомя­нуть редак­то­ров вилен­ского «Утра» г. г. Емелья­нова и Горячко, энер­гич­ного против­ника укра­и­ни­за­то­ров церкви на Волыни г. Кома­ре­вича, галицко-русских деяте­лей Ваврика, Марко, Сохоц­кого, и др., работ­ни­ков Русского Народ­ного Объеди­не­ния г. г. Клюева, Хрен­ни­кова, Бутур­лина, Мюллера, Первен­цова, Кислов­ского, Байра­шен­ского и др. Список канди­да­тов в сенат возглав­лен г. г. Мале­цом, Сереб­рян­ни­ко­вым, Леляв­ским и Бутур­ли­ным.

Обра­щает на себя внима­ние почти полное отсут­ствие пред­ста­ви­те­лей духо­вен­ства в обоих спис­ках. В списке канди­да­тов в сейм трид­ца­тое место зани­мает галиц­кий униат­ский священ­ник Куряло, в списке канди­да­тов в сенат – девя­тое место зани­мает извест­ный борец за русское дело в Лемков­щине, – также униат­ский священ­ник о. Роман Чайков­ский. Хотя, по словам орга­нов верхов­ного совета Р.Н.О., между изби­ра­тель­ным коми­те­том этой орга­ни­за­ции и изби­ра­тель­ным коми­те­том вилен­ских русских старо­об­ряд­цев достиг­нуто согла­ше­ние о совмест­ных действиях во время выбо­ров, но пред­ста­ви­теля старо­об­ряд­цев в госу­дар­ствен­ном списке нет. Надо думать, этот пробел будет воспол­нен в одном из окруж­ных спис­ков.

Следует наде­яться, что усилия, прояв­лен­ные в послед­нее время руко­во­ди­те­лями Р.Н.О., дадут свои благо­при­ят­ные плоды для русского дела в Польше. Следует ещё раз повто­рить – базой для работы всякой русской орга­ни­за­ции в Польше может быть только деревня. Русское город­ское насе­ле­ние – капля в море. А деревня до сих пор ничего не слышала о суще­ство­ва­нии и зада­чах Р.Н.О., нахо­ди­лась всецело под влия­нием само­стий­ни­ков и комму­ни­стов. Отдель­ным исклю­че­нием была лишь Галиц­кая Русь, у кото­рой в этом отно­ше­нии русское насе­ле­ние осталь­ных земель в Польше может многому поучиться. В связи с прибли­же­нием выбор­ных дней, в деревне уже сейчас на русском языке ведётся пропа­ганда в пользу различ­ных русских спис­ков. К русскому языку прибе­гают для сбора голо­сов даже партии и группы, кото­рые в обыч­ное время отри­цали суще­ство­ва­ние русских в Польше. При куль­тур­ной отста­ло­сти и тёмно­сти части крестьян­ства, оно легко может быть введено в заблуж­де­ние широ­ко­ве­ща­тель­ными обеща­ни­ями и гром­кими лозун­гами.

-ский

Поделиться