«Русская партия» на выборах в Польше

Интересным периодом политической жизни русских людей в Польше было время после окончания Великой войны и проигрыша Советской России в советско-польской войне. На европейскую арену вышла «II Жечь Посполита», население которой было как минимум на треть непольским, и которая включила в себя многие исторические западнорусские земли: Галицию, Лемковщину, Волынь, Виленщину, Полесье, Гродненщину.

C одной стороны, там всё еще существовали давние галицкие русофилы, которые находились в союзе с русскими из восточных кресов (бывших западных окраин Российской империи). А с другой стороны, тоже с центром в Галиции, в Польше развивалось мощное украинское движение, которое политически блокировалось с более мелким белорусским движением, а в польской державе тем временем подрастает сам Степан Бандера, который вовсю развернётся в политической жизни II республики уже в 1930-е.

Заметка некоего господина «-ского» (газета «Руль», 28 января 1928) посвящена первому русскому политическому блоку Польши, а также «украинской» и «россиянской» проблемах, с которыми он столкнулся, пойдя на выборы 1928 года.

После того как в 1926 году в результате военного переворота на «трон» Польши опять сел Юзеф Пилсудский, парламентские выборы в стране были не более чем фикцией. Иллюстрация из июньского выпуска советского журнала «Смехач» 1926 года.

Русские в Польше

(От нашего варшавского корреспондента)

Впервые со времени восстановления государственной независимости Польши русское население страны выступает во время парламентских выборов с собственным списком: этим списком является «русский список» – по-польски «листа руска» – зарегистрированный центральной избирательной комиссией в Варшаве, в качестве № 20.

История возникновения этого списка в общих чертах уже известна читателям «Руля». Позиция украинцев сделала вступление русского населения Польши в избирательный блок национальных меньшинств невозможным, а дальнейшая тактика этого блока – и нежелательным. Отдельные попытки направить избирательную работу русского меньшинства в Польше по линии блокировки с чуждыми группами – варшавские переговоры бывшего сенатора Касперовича с польским «беспартийным блоком сотрудничества с правительством», виленская попытка архимандрита Морозова образовать «православный блок» – не встретили сочувствия в единственной политической организации русского населения Польши – в Русском Народном Объединении – и образованная верховным советом этого Объединения комиссия приняла ответственное решение о выступлении с самостоятельным списком.

История наименования этого списка «русским» также заслуживает внимания. Ещё в XIX столетии слово «русский» означало на польском языке всё население «Руси», земель, лежащих к Востоку от этнографической Польши. «Русскими» в этом значении в глазам поляков одинаково великоросы, белорусы, галичане и население южной России. Но в XX столетии по мере развития в польском обществе идеи полной этнической самостоятельности «украинцев» и «белорусов», возникли новые термины: «российский», «русинский». «Россиянами» стали называть по-польски великоросов, слово «руский» (sic!) получило то же значение, что и «русинский».

Но для коренного русского населения Галичины и нынешних восточных окраин Польши слово «российский» осталось чуждым. Волынский, галицкий, виленский, полесский крестьянин, если только он не подчинился пропаганде самостийников, по-прежнему считает себя не «россиянином», а «русским» и своей организацией и партией всегда будет считать только ту, которая будет именовать себя русской. Поэтому в момент возникновения Русского Народного Объединения в Польше основатели его стремились к тому, чтобы официальное наименование этой организации на польском языке было «Руське Зьедночене Людове». Но министерство внутренних дел, утверждавшее устав объединения, не согласилось на такое наименование и поэтому официально организация превратилась в «Российське Зьедночене Народове». Закон о выборах в парламент не ограничивает, однако, права организаторов избирательных списков давать им наименование согласно собственному усмотрению и поэтому организаторы русского списка № 20 настояли, чтобы он официально зарегистрирован был как список «русский».

Польская карикатура 1928 года на украинских националистов, участвовавших в выборной кампании

Составление списков по округам ещё не закончилось, но т.н. государственные списки, по которым кандидаты проходят в сейм и сенат голосами всех избирателей, голосующих за данный список в государстве, уже сформулированы окончательно. Список кандидатов в сейме возглавлен председателем верховного совета Русского Народного Объединения в Польше, брестским врачом П.О. Королем. На втором месте – бывший член Государственной Думы, ныне галицко-русский и волынский деятель Б.Н. Лелявский, на третьем – председатель галицкой Русской Народной Организации Г.С. Малец, на четвёртом – бывший депутат Н.С. Серебрянников. В числе других известных русских деятелей, выставляющих свои кандидатуры в сейм следует упомянуть редакторов виленского «Утра» г. г. Емельянова и Горячко, энергичного противника украинизаторов церкви на Волыни г. Комаревича, галицко-русских деятелей Ваврика, Марко, Сохоцкого, и др., работников Русского Народного Объединения г. г. Клюева, Хренникова, Бутурлина, Мюллера, Первенцова, Кисловского, Байрашенского и др. Список кандидатов в сенат возглавлен г. г. Малецом, Серебрянниковым, Лелявским и Бутурлиным.

Обращает на себя внимание почти полное отсутствие представителей духовенства в обоих списках. В списке кандидатов в сейм тридцатое место занимает галицкий униатский священник Куряло, в списке кандидатов в сенат – девятое место занимает известный борец за русское дело в Лемковщине, – также униатский священник о. Роман Чайковский. Хотя, по словам органов верховного совета Р.Н.О., между избирательным комитетом этой организации и избирательным комитетом виленских русских старообрядцев достигнуто соглашение о совместных действиях во время выборов, но представителя старообрядцев в государственном списке нет. Надо думать, этот пробел будет восполнен в одном из окружных списков.

Следует надеяться, что усилия, проявленные в последнее время руководителями Р.Н.О., дадут свои благоприятные плоды для русского дела в Польше. Следует ещё раз повторить – базой для работы всякой русской организации в Польше может быть только деревня. Русское городское население – капля в море. А деревня до сих пор ничего не слышала о существовании и задачах Р.Н.О., находилась всецело под влиянием самостийников и коммунистов. Отдельным исключением была лишь Галицкая Русь, у которой в этом отношении русское население остальных земель в Польше может многому поучиться. В связи с приближением выборных дней, в деревне уже сейчас на русском языке ведётся пропаганда в пользу различных русских списков. К русскому языку прибегают для сбора голосов даже партии и группы, которые в обычное время отрицали существование русских в Польше. При культурной отсталости и тёмности части крестьянства, оно легко может быть введено в заблуждение широковещательными обещаниями и громкими лозунгами.

-ский

Поделиться