Фельетон о незалежности. Как в 1961 году предсказали 1991-й

Каждый раз, когда я ищу мате­риал для рубрики, роясь в эмигрант­ских архи­вах, хочется найти что-то яркое и необыч­ное. Размыш­ле­ния эмигран­тов о буду­щем и поли­ти­че­ские прогнозы я часто пропус­каю, даже не читая, ибо слиш­ком унылы неле­пые мечта­ния о райской России, реаль­ность что-то не сильно похожа на ожида­ния эмигран­тов. Однако фелье­тон в канад­ско-укра­ин­ском журнале «Новые дни» за декабрь 1961 года — редкий пример того, когда эмигрант преду­га­дал буду­щее прак­ти­че­ски до каждой детали.

Сюжет простой. 1961 год, Укра­ина, глава респуб­лики (УССР) Нико­лай Подгор­ный полу­чает ночной звонок и узнаёт, что в СССР произо­шел воен­ный пере­во­рот, Хрущёва убили… В итоге бывший глава совет­ской власти в момент объяв­ляет себя главой неза­ви­си­мой Укра­ины, выво­дит страну из СССР, вводит укра­ин­ский един­ствен­ным госу­дар­ствен­ным языком, объяв­ляет о том, что надо бороться с руси­фи­ка­цией и претен­дует на Курскую область.

Снимаю шляпу перед авто­ром, паном Гирча­ком. И ведь нет ничего необыч­ного в его прогнозе, ника­кой особен­ной фанта­стики, ника­ких мечта­ний о молоч­ных реках и кисель­ных бере­гах, просто размыш­ле­ние о том, как совет­ско-укра­ин­ские топ-мене­джеры могут пове­сти себя в момент кризиса. Но как прони­ца­тельно!


Независимая социалистическая Украина
(Политический прогноз)

Неожиданное событие

Это было в четыре часа ночи. Гром­кий звонок теле­фона разо­драл ночную тишину. Круг­ло­ли­цый, тупо­но­сый чело­век (это было видно при свете притем­нён­ной ночной лампы), ещё сонный, протя­нул руку из-под покры­вала, чтобы оборвать этот непри­ят­ный звук.

— Да, это Подгор­ный, первый секре­тарь ЦК КПУ.

Неожи­данно этот чело­век подско­чил на кровати, как ошпа­рен­ный.

— Что?! Что!? В Москве бона­пар­тист­ский пере­во­рот? Убит Хрущёв? А кто инфор­ми­рует? Кто инфор­ми­рует и откуда?

Ответа не было: бросили трубку. Ошелом­лён­ный мужчина подо­рвался на ноги и начал быстро одеваться. Что теперь будет? А может это сон? Нет, это был не сон! И теле­фон реально звонил, и этот хрип­лый голос откуда-то гово­рил. Подгор­ный уже цели­ком проснулся. Вдруг он осознал страш­ную ответ­ствен­ность, что теперь лежала на нём. Теперь уже не у кого было спра­ши­вать, как быть: Москва как надёж­ный совет­ник отпала. Он остался теперь один на один со своим укра­ин­ским наро­дом, и он сам, как факти­че­ский обла­да­тель Укра­ины, должен теперь решать, как быть! Сам! Можно, конечно, ещё посо­ве­то­ваться с кем-то из мест­ных… Но глав­ное — нужно немед­ленно действо­вать: медли­тель­ность была бы смерти подобна.

Он кида­ется к теле­фону и быстро накру­чи­вает нужное число.

— Слушай, Щербиц­кий! Та я, я! Почему ты спра­ши­ва­ешь, кто? Может, с спро­со­нья не узнал мой голос? Это я, Підгір­ний! Та не «Подгор­ный» и не «Підгор­ний» (напо­ло­вину по-нашему, напо­ло­вину по-русски), а «Підгір­ний», как «Надгір­ний», «Загір­ний». Та говори по-нашему, по-укра­ин­ски, уже нечего бояться «стар­шего брата»: в Москве бона­пар­тист­ский пере­во­рот, Хрущёв убит. Поэтому я и хочу с тобой, как с пред­се­да­те­лем совета мини­стров, немед­ленно встре­титься…

Мыкола Пидгир­ный, он же Нико­лай Викто­ро­вич Подгор­ный, первый секре­тарь ЦК Комму­ни­сти­че­ской партии Укра­ины в 1957–1963 годах. Из журнала «Огонёк» 1963 года

Собрание Верховной Рады УССР

В зале Верхов­ной Рады УССР в Киеве полно народу. У депу­та­тов на лицах расте­рян­ность, неуве­рен­ность. Шумят, как растре­во­жен­ный рой пчёл. На самом деле, это всё-таки случи­лось… Может, Москва немного и давила сверху, но им лично, депу­та­там, было не так уж и плохо. А кроме этого, тогда не надо было думать, только поды­май руки, голо­суй — и всё. А вот сейчас хоть садись и плачь.

Нако­нец от стола прези­ди­ума зазве­нел звонок пред­се­да­теля совета т. Корней­чука. Депу­таты побро­са­лись к своим местам, сели, утихо­ми­ри­лись, как напу­ган­ное стадо овец. А глава совета огла­сил, что на днев­ном порядке только один вопрос: как быть Укра­ине в такой ситу­а­ции, когда в Москве нет больше «совет­ской» власти? С корот­кой речью и конкрет­ным пред­ло­же­нием высту­пил глава Совета мини­стров т. Щербиц­кий. Он пред­ло­жил восполь­зо­ваться 17-ой статьей Консти­ту­ции СССР, в кото­рой сказано, что «за каждой союз­ной респуб­ли­кой сохра­ня­ется право свобод­ного выхода из СССР». А когда объяс­нял это пред­ло­же­ние, он вспом­нил анало­гич­ное реше­ние Укра­ин­ской Централь­ной Рады («нечего, това­рищи, бояться, как было раньше, самой мысли про это: это ж наша исто­рия»): когда в Петро­граде было слом­лено Времен­ное прави­тель­ство, с кото­рым Укра­ин­ская Централь­ная Рада была связана, тогда она, Укра­ин­ская Централь­ная Рада, чтобы спастись от непри­ят­ной для неё совет­ской власти, огла­сила неза­ви­си­мость Укра­ины. Вот так и сейчас нужно Укра­ине спастись от непри­ят­ной бона­пар­тист­ской России, что угро­жает уничто­же­нием всех дости­же­ний рево­лю­ции и укра­и­ни­за­ции.

Все, кто высту­пили, поддер­жали это пред­ло­же­ние, и Верхов­ная Рада поста­но­вила:

1. Восполь­зо­вав­шись правом, фикси­ро­ван­ным в ст. 17 Консти­ту­ции СССР, выйти из состава СССР и провоз­гла­сить УССР само­сто­я­тель­ной, ни от кого неза­ви­си­мой стра­ной.

2. Сохра­нить госу­дар­ствен­ный аппа­рат и оста­вить служа­щих на своих местах.

3. Пору­чить Мини­стер­ству воен­ных дел УССР пере­смот­реть все разме­щён­ные на терри­то­рии Укра­ины воен­ные форма­ции и исполь­зо­вать их как воору­жён­ные силы для обороны границ страны.

4. Пору­чить прави­тель­ству принять меры для того, чтобы присо­еди­нить к Укра­ине южную часть Курской обла­сти, южную часть Воро­неж­ской обла­сти и южно-кавказ­ские укра­ин­ские земли.

Обложка журнала «Новые дни»

Разговор т. Подгорного с корреспондентами газет

Вопрос: Дума­ете ли вы и дальше быть при власти, вы лично и вся ваша комму­ни­сти­че­ская партия?

Ответ: Как живые люди, мы не можем сами себя убивать. Если бы мы добро­вольно и немед­ленно отка­за­лись от власти, наши бы преем­ники уничто­жили нас, как врагов укра­ин­ского народа и прислуж­ни­ков Москвы. Потому то мы и держимся за власть пока что всеми силами. Но мы пони­маем, что наша власть не оправ­дала ожида­ний, не создала соци­а­лизм как тако­вой и не обес­пе­чила людям хоро­шую жизнь. Поэтому нам и придётся поти­хоньку, как гово­рят, спус­каться в направ­ле­ние к свобод­ному демо­кра­ти­че­скому порядку. Этим мы думаем иску­пить нашу вину перед наро­дом, и когда будет безопасно для нас, пере­да­дим власть тем, кого люди выбе­рут чест­ным голо­со­ва­нием. Думаю, что это для всех будет лучше, чем крова­вая борьба.

Вопрос: Какой наци­о­наль­ной поли­тики вы будете придер­жи­ваться?

Ответ: Мы должны всеми возмож­ными мето­дами ликви­ди­ро­вать следы руси­фи­ка­ции. Конечно, един­ствен­ным госу­дар­ствен­ным языком будет укра­ин­ский язык, потому что не может быть страны без всеоб­щего способа взаи­мо­дей­ствия между людьми. Но это не значит, что мы будем пресле­до­вать наци­о­наль­ные мень­шин­ства, они могут свободно гово­рить на своих языках, но госу­дар­ствен­ный язык им придётся знать — это будет требо­вать от них сама жизнь.


А вот кадры сказки, став­шей былью

Вопрос: Как вы отно­си­тесь к укра­ин­ской эмигра­ции, что имеет, как известно, своё прави­тель­ство в изгна­нии?

Ответ: Как это видно с моего ответа на первый вопрос, мы не можем пригла­сить их сюда и пере­дать им власть. Но мы с радо­стью будем впус­кать всех, кому до этого момента прихо­ди­лось пере­бы­вать за грани­цами своей родины, с усло­вием, что каждый из них должен вклю­читься в нашу, «поти­хоньку спус­ка­ю­щу­юся к демо­кра­тии» систему, и что они будут помо­гать нам, потому как теперь нам наци­о­наль­ные кадры очень нужны.

Заметка репор­тёра: Это такое теоре­ти­че­ское пред­ска­за­ние для всех укра­ин­цев, в Укра­ине и за Укра­и­ной сущих, а как оно будет на самом деле, нам пока­жет исто­рия. В любом случае вряд ли так счаст­ливо.

В. Гирчак

журнал «Новые дни» («Новi днi»), Торонто, Канада
декабрь 1961 года



Публи­ка­ция подго­тов­лена авто­ром теле­грам-канала CHUZHBINA.

Пере­вод с укра­ин­ского — DanilSargin.

Поделиться