Андеграундный русский small-press: десять независимых издательств

Сейчас, когда отече­ствен­ное «неза­ви­си­мое» книго­из­да­ние нахо­дится на грани, самое время расска­зать вам о мало­ти­раж­ных книж­ных изда­тель­ствах. Сразу огово­рюсь, что это не топ и не рейтинг, а просто подборка, поэтому не надо искать в расста­новке мест какой-то скры­тый смысл; речь пойдёт исклю­чи­тельно про отече­ствен­ный фено­мен книго­из­да­ния.

Пола­гаем, что многие из вас слышали такое слово­со­че­та­ние, как «small-press», но повто­рим ещё раз: small press — это мало­ти­раж­ное книго­из­да­ние.

Да, оно может быть симпа­тич­нее осталь­ного, может экспе­ри­мен­ти­ро­вать, благо­даря скром­ным разме­рам. Но всё равно это книго­из­да­ние, а не «уникаль­ное куль­тур­ное явле­ние», как его хотели бы многие пред­ста­вить.

Для полного пони­ма­ния контек­ста необ­хо­димо огово­риться, что боль­шой рынок отече­ствен­ной лите­ра­туры окон­ча­тельно умер к началу деся­тых. Именно тогда на сцене в юной трепет­ной красе появ­ля­ется такой крово­жад­ный алли­га­тор, как «Эксмо» (чьими сетями сейчас явля­ются «Буквоед» и «Читай-Город»). Этот кроко­дил скупил или съел все прочие изда­тель­ства (для начала своего конку­рента АСТ) и торго­вые сети (послед­нее неза­ви­си­мое изда­тель­ство «Дрофа», кото­рое многие помнят по школь­ным учеб­ни­кам, моно­по­лия съела в 2014 году). На ту же пору прихо­дится закры­тие боль­шин­ства куль­то­вых книж­ных серий и проек­тов, бурным цветом цвету­щих в 1990-ые и 2000-е гг. Если кто из чита­те­лей помнит, на тот же период выпала смерть Кормиль­цева и закры­тие «Ультра-Куль­туры». Сейчас, по сути, боль­шин­ство совре­мен­ных круп­ных изда­тельств так или иначе входят в холдинг «Эксмо-АСТ».

На фоне моно­по­ли­за­ции рынка и разви­тия техни­че­ского прогресса у многих команд энту­зи­а­стов появи­лась возмож­ность печа­тать книги неболь­шими тира­жами, выпус­кая изде­лия для огра­ни­чен­ного круга чита­те­лей — 100, 200, 300. Такая прак­тика насле­до­вала тради­ции совет­ского самиз­дата, только уже на новых, техно­ло­гич­ных рель­сах — у изда­теля появился доступ к цифро­вой печати, а также, появился Macbook и Indesign на нём для вёрстки макета.

Юриди­че­ские границы же самого поня­тия «small-press» в России весьма размыты. Напри­мер, в Канаде все книж­ные изда­ния меньше 300 экзем­пля­ров могут претен­до­вать на гранты Совета по искус­ствам. В России такого нет, а неко­то­рые изда­тель­ства даже не указы­вают коли­че­ство экзем­пля­ров, напри­мер, так иногда делают изда­тель­ства «Ил-music» и «Все свободны».

Совре­мен­ный мир мало­ти­раж­ной лите­ра­туры также поде­лен на разные сферы, в том числе, в нем есть свой «мейн­стрим» и «анде­гра­унд». Первые — это сооб­ще­ства насто­я­щих куль­тур­трег­ге­ров, этаких хипсте­ров от лите­ра­туры, фило­со­фии и искусств, обита­ю­щих в основ­ном в Москве, Петер­бурге или за грани­цей. К таким тяже­ло­ве­сам у нас отно­сят Ad marginem (в данном случае спорно назы­вать его малым, так как изда­тель­ство очень круп­ное), Сommon place, «Носо­рог» и прочие проекты, про кото­рые вы слышите в пабли­ках или чита­ете интер­вью на модных ресур­сах. Но рынок мало­ти­раж­ных изда­тельств разно­шёр­стен и объё­мен, поэтому мы расска­жем только тех изда­тель­ствах, кото­рые нахо­дится вне света софи­тов.

 


Первая остановка: «Найди лесоруба»

Сначала был журнал. Журнал, кото­рый пере­рос в изда­тель­ство. Этот проект делает неболь­шой коллек­тив энту­зи­а­стов, «кото­рые пере­во­дят глян­це­вую бумагу», как они сами заяв­ляли о себе. Сначала журнал выхо­дил и правда в глянце, пред­став­ляя из себя разно­шёрст­ный компен­диум текстов от лите­ра­тур­ных обзо­ров до статей. Разные части журнала были также свёр­станы разными дизай­не­рами.

Посте­пенно выпуски стали концен­три­ро­ваться на осмыс­ле­нии и концеп­ту­аль­ном пони­ма­нии деятель­но­сти тех или иных деяте­лей куль­туры или лите­ра­туры, пере­ме­жа­ясь с обыч­ными. В «автор­ской» серии вышли номера посвя­щён­ные таким деяте­лям, как Стани­слав Лем, Джефф Нун, Кинг Грант, Роан­хорс Вандер­меер, Говард Лавкрафт.

Первой полно­цен­ной книгой коллек­тива можно считать лите­ра­тур­ный выпуск русской пост­мо­дер­нист­ской прозы «Синек­доха», кото­рый пред­став­лял из себя полно­цен­ную книгу с восхи­ти­тель­ным дизай­ном: вруч­ную оформ­лен­ная состав­ная обложка, прорези в стра­ни­цах, эффект­ные иллю­стра­ции. Тексты в журнале также были пред­став­лены разными авто­рами, но дизай­ном на этот раз зани­мался один чело­век. Поэтому такой формат книги прижился и пере­ко­че­вал в выпуск о канад­ском режис­сёре Дэвиде Кронен­берге, кото­рый стал весьма попу­ля­рен у чита­те­лей не только благо­даря своему напол­не­нию, но и прият­ным типо­граф­ским реше­ниям.

После этого, журнал превра­тился в полно­цен­ное изда­тель­ство, выдав в свет такие полно­цен­ные книги, как:

  1. Денис Заха­ров. Коммен­та­рий к роману Трумена Капоте «Услы­шан­ные молитвы».
  2. Спец­вы­пуск Weird Fiction (собрав­ший на своих стра­ни­цах русско­языч­ных авто­ров).
  3. Л. А. Кафель. Пери­оды пустоты.
  4. Джефф Вандер­меер. Стран­ная Птица. Рассказы.

За долгие годы трудов, вокруг изда­тель­ства сфор­ми­ро­вался целый круг почи­та­те­лей, кото­рые трепетно отно­сятся к книгам и привет­ливо встре­чают новые проекты. А уж пере­оце­нить вклад «Лесо­руба» в помощь начи­на­ю­щим авто­рам, кото­рым журнал дал площадку, невоз­можно.


Остановка по-Кхорну: CHAOSS PRESS

Неиз­вестно откуда взяв­ше­еся и неиз­вестно как живу­щее до сих пор, стран­ное, непо­нят­ное, ужаса­ю­щее и удив­ля­ю­щее — всё это CHAOSS PRESS, осно­ван­ное небезыз­вест­ным Петер­бург­ским деяте­лем (воро­неж­ского проис­хож­де­ния) Фелик­сом Куль­пой.

Первой книгой изда­тель­ства стала книга Пимена Карпова «Светиль­ник любви», в кото­рую вошли стихо­твор­ные, проза­и­че­ские и драма­ти­че­ские произ­ве­де­ния Карпова. В изда­ние также были вклю­чены неко­то­рые ранее не собран­ные мате­ри­алы о Карпове и первая попытка библио­гра­фии поэта.

Сейчас трудно сказать на чём точно специ­а­ли­зи­ру­ется изда­тель­ство, скорее всего оно до сих пор ищет себя. Так, в его «порт­феле» есть книги отече­ствен­ных совре­мен­ных проза­и­ков, пере­воды зару­беж­ной лите­ра­туры, фило­со­фии, фран­цуз­ские и немец­кие сказки. В общем, крайне много и инте­ресно. Можно точно сказать, что объеди­няет всё это — кровь, боль, наси­лие, оккуль­тизм, контр­куль­тура и отре­шён­ность от мира земного.


Остановка с привкусом колбасы по 2.20: «Красный матрос»

Самое, повто­рюсь, самое старое неза­ви­си­мое изда­тель­ство в совре­мен­ной России, кото­рое было осно­вано поэтом Миха­и­лом Сапего. Изда­тель­ство выросло из арт-группы «Митьки». Для тех, кто младше трид­цати — это такие совет­ские хиппи-худож­ники, кото­рые когда-то творили куль­туру вместе с Цоем, Гребен­щи­ко­вым, Соку­ро­вым и иже с ними. Изда­тель­ство явля­ется по-насто­я­щему куль­то­вым, ибо в нём публи­ко­ва­лись сам Етоев, Шинка­рёв, Гребен­щи­ков, Город­ниц­кий, Роди­о­нов, Емелин.

Вообще, «Крас­ный Матрос» смог создать свой уникаль­ный, само­быт­ный и ни на что не похо­жий стиль. Кроме прозы и стихов изда­тель­ство выпус­кает также уникаль­ные арт-проекты, напри­мер «Чест­ное слово крас­ная звезда. Ленина и Сталина обма­ны­вать нельзя», кото­рая явля­ется уникаль­ным сбор­ни­ком стихов, сказок, графики, фото­гра­фии, плака­тов, рисун­ков, днев­ни­ков, связан­ных с Лени­ным и Стали­ным, и с людьми, кото­рые застали их эпохи.

Или же, напри­мер, книга «Про Москов­ские Триум­фаль­ные Ворота в Санкт-Петер­бурге. К 180-летию. 1838−2018», кото­рая также явля­ется уникаль­ным альбо­мом с уникаль­ными же исто­ри­че­скими фото­ма­те­ри­а­лами.

Недавно изда­тель­ство обра­тило внима­ние на моло­дых аван­гард­ных писа­те­лей, выпу­стив несколько как проза­и­че­ских, так и поэти­че­ских книг начи­на­ю­щих аван­гар­ди­стов.


Русская остановка: «Чёрная Сотня»

О да, доро­гие мои, то самое! Этот коллек­тив начал побед­ное шествие с изда­ния в 2013 году одной книги Сергея Серге­е­вича Ольден­бурга «Царство­ва­ние Импе­ра­тора Нико­лая II», кото­рое, по заяв­ле­ниям самого глав­ного редак­тора «Чёрной Сотни», было невоз­можно найти нигде. И понес­лось. Восста­нов­ле­ние наци­о­наль­ного насле­дия, кото­рое было утеряно и забыто где-то за рубе­жом, в зару­беж­ной России, или не изда­ва­лось в совет­ское время из-за цензуры. По сути, изда­тель­ство зани­ма­ется восста­нов­ле­нием утерян­ного куль­тур­ного пласта.

После выхо­дили такие хиты, как «Кодекс чести русского офицера», «Оборона крепо­сти Осовец», и, венец творе­ния — «Русский комикс», кото­рый пред­став­ляет из себя боль­шой и краси­вый сбор­ник бело­гвар­дей­ских графи­че­ских рома­нов на исто­ри­че­ские тема­тики — такие, как станов­ле­ние Импе­рии, присо­еди­не­ние Кавказа и Граж­дан­ская война, не только блестяще визу­а­ли­зи­ро­ван­ная русская клас­сика от Пушкина и Гоголя до Шоло­хова, и многие другие.

Сейчас изда­тель­ство выпус­кает не только утра­чен­ные доре­во­лю­ци­он­ные или эмигрант­ские книги, но и ведёт совре­мен­ные проекты, напри­мер, о войне на Донбассе


Ещё одна остановочка: Editions Chat

Проект писа­теля Андрея Доро­нина, поэтому судьба самого проекта очень тесно пере­пле­та­ется с его собствен­ной судь­бой. Он побо­рол зави­си­мость от нарко­ти­ков, и, запе­чат­лел этот отры­вок прошлого в книге «Transsiberian Back2Black» (к слову, книга пере­ве­дена на фран­цуз­ский и успешно прода­ётся в Европе). Из соль­ного проекта выросло изда­тель­ство, зани­ма­ю­ще­еся контр­куль­тур­ными книгами. У нас сложи­лось ощуще­ние, что именно Editions Chat продол­жает дело той самой «Ультра-куль­туры» в деле вытас­ки­ва­ния на свет марги­наль­ной русской (и не только) лите­ра­туры. Здесь вам и Влади­мир Козлов с его роман­ти­кой улиц, и психо­де­лично-хули­ган­ский Мари­ньяк, и, непо­нят­ный, но огнен­ный Касс-май-асс (что бы это ни значило). Собственно, они, слева на право:

  1. Влади­мир Козлов. «Lithium».
  2. Тьерри Мари­ньяк. «Morphine Monojet или блуд­ные сыно­вья».
  3. Kass_my_ass. «Преодо­ле­вая Гэнг­ста­шит».

Озна­ко­миться с ними можно в группе совсем бесплатно.


Безнадёжная остановка: «Издательство ча-ща»

Объеди­не­ние, кото­рое решило сделать своим стилем безна­дёж­ность, и, до сих пор сжива­ется с этим. С самого начала своей деятель­но­сти коллек­тив заяв­лял, что изда­ваться будут исклю­чи­тельно безна­дёж­ные книги, поэтому первой была «Жить по-боль­шому» — един­ствен­ное сохра­нив­ше­еся произ­ве­де­ние актёра и худож­ника-акци­о­ни­ста Алек­сандра Масла­ева. Второй вышла книга Фёдора Бобкова «Из запи­сок бывшего крепост­ного чело­века». В целом, изда­тель­ство концен­три­ру­ется на поиске упущен­ных элемен­тов русской лите­ра­туры и стара­ется бережно пере­дать её совре­мен­ным чита­те­лям, воспол­нив тем самым разрыв в куль­тур­ной преем­ствен­но­сти. Посу­дите сами, именно «ча-ща» пере­из­дала первый раз с 1935 года воспо­ми­на­ния адъютанта самого барона фон Унгерна.

Однако у изда­тель­ства также есть и совре­мен­ные вещи. Чего только стоит их журнал «Ишь», соби­ра­ю­щий на своих стра­ни­цах исто­ри­че­ские очерки, прозу, куль­ту­ро­ло­ги­че­ские эссе, прекрас­ные образцы графики и дизайна. Издаёт «ча-ща» и совре­мен­ных авто­ров, так или иначе, экспе­ри­мен­ти­ру­ю­щих сейчас с обра­зами прошлого. Яркий напри­мер —сбор­ник стихо­тво­ре­ний «Бота­ника Аида» Алек­сандра Сань­кова, в кото­рой поэзия явля­ется совре­мен­ным пере­осмыс­ле­нием поэзии золо­того века вплоть до орфо­гра­фии (старо­ре­жим­ной).

Крайне инте­рес­ный фено­мен.


Панк-остановка: Издательство «Пламень»

Насто­я­щий отече­ствен­ный малень­кий пресс, создан­ный на коленке. Всё начи­на­лось так, что вокруг одного книж­ного мага­зина в слав­ном городе Петер­бурге форми­ро­ва­лась тусовка панков-эзоте­ри­ков. Из тусовки сфор­ми­ро­ва­лось изда­тель­ство. И начало «Пламень» с выпуска «Путе­ше­ствия на край ночи» Луи-Ферди­нанда Селина, вклю­ча­ю­щее в себя сам дебют­ный роман клас­сика фран­цуз­ской лите­ра­туры ХХ века Луи-Ферди­нанда Селина «Путе­ше­ствие на край ночи», а также статью Льва Троц­кого «Селин и Пуан­каре» вместо преди­сло­вия и, впер­вые пере­ве­дён­ное на русский язык, после­сло­вие автора «Давайте разбе­рёмся…». Сейчас изда­тель­ство пере­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лось на изда­ние отече­ствен­ной экспе­ри­мен­таль­ной пост­мо­дер­нист­ской прозы. В общем, «Пламень» ищет себя, и за этим инте­ресно наблю­дать.


Философская остановка: Издательство «Ноократия»

Книж­ный проект, чьей первой книгой стал труд её глав­ного редак­тора, — «Поиски разум­ной жизни на Земле и за её преде­лами». Этот small-press концен­три­рует внима­ние на фило­со­фии и научно-попу­ляр­ных мате­ри­а­лах. «Ноокра­тия» не ставит перед собой концеп­ту­аль­ных задач, а исклю­чи­тельно даёт жизнь инте­рес­ным мате­ри­а­лам. На бумаж­ных стра­ни­цах нашли приста­нище труды таких деяте­лей, как Пётр Рябов, Васи­лина Орлова, Мари­анна Сарвина, Свет­лана Семе­нова. В книгах «Ноокра­тии» вы найдёте темы русского космизма, антро­по­цена, исто­рии фило­со­фии от Баку­нина до Кропот­кина. И многое другое.


Цифровая остановка: Издательство «Чтиво»

Неболь­шое петер­бург­ское изда­тель­ство, сделав­шее своей фишкой форму, а не напол­не­ние. Нема­те­ри­аль­ным концеп­том «Чтива» явля­ется публи­ка­ция авто­ров, кото­рые бы нико­гда не были опуб­ли­ко­ваны в боль­ших изда­тель­ствах на рынке, что свой­ственно всему small-press. Но чтиво высту­пает за эколо­гич­ный путь книго­из­да­ния: сначала труды публи­ку­ются в цифро­вом вари­анте, и, только после проверки спро­сом на цифро­вую версию, обре­тают жизнь в бумаге. Первой бумаж­ной книгой изда­тель­ства стал… худо­же­ствен­ный роман про архив Барона фон Унгрена (какой пора­зи­тель­ный инте­рес у публики). Если гово­рить об осталь­ных книгах, то они весьма различны: тут и реализм от Геор­гия Панкра­това, и марги­наль­щина от Эриха фон Неффа, и маги­че­ский реализм, абсур­дизм. Объеди­няет их исклю­чи­тельно хоро­шее каче­ство и доступ­ность в цифро­вой версии на любом носи­теле.


Культурная остановка: «Издательство Яромира Хладика»

Петер­бург­ское изда­тель­ство, кото­рое по нашему скром­ному мнению, очень недо­оце­нено. Посу­дите сами, в его порт­феле есть не только множе­ство прекрас­ных пере­во­дов, вроде Ханса Белл­мера или Пьера Бетан­кура, или совсем заме­ча­тель­ного Яцека Денеля с его «Криво­кля­том», но и много книг отече­ствен­ных авто­ров. Именно в «ЯХ» вышла книга Ольги Седо­вой «Аполо­гия разума», состо­я­щая из четы­рёх эссе о Данте, Пушкине, Пастер­наке, Гете и Сергее Аверин­цеве, о полноте мыслей этих писа­те­лей, жизни и поэзии. Инте­рес­ным приме­ром также явля­ется «Соцре­а­лизм: от рассвета до заката» Екате­рины Андре­евой, состо­я­щий из куль­ту­ро­ло­ги­че­ских эссе. Вообще, изда­тель­ство отли­чает акку­рат­ный, цепля­ю­щий единый дизайн книг и тщатель­ный отбор объек­тов для публи­ка­ции, в кото­рых просле­жи­ва­ется тонкое, трепет­ное отно­ше­ние к куль­туре.


Как вы видите, несмотря на тяжё­лые усло­вия и диктат рынка, экспе­ри­мен­таль­ное книго­из­да­ние разви­ва­лось и искало новые формы для выра­же­ния. Однако, сейчас, в усло­виях панде­мии и кризиса, оно может исчез­нуть. Если вы хотите поддер­жать экспе­ри­мен­таль­ные изда­тель­ства, то самым правиль­ным будет не подпи­сы­ва­ние пети­ций, а покупка книжек и финан­со­вая посиль­ная помощь люби­мому мага­зину.


Публи­ка­цию подго­то­вил Влади­мир Кова­ленко, писа­тель-пост­мо­дер­нист, автор рома­нов «Ах Куй или Исто­рия о зага­доч­ной и трагич­ной смерти Павла Петро­вича, пробле­мах Пост­мо­дерна, и о пробле­мах лите­ра­туры и лите­ра­то­ров и вообще» и «Из-под ногтей».


Читайте также «“Стран­ная болезнь семьи Улья­но­вых”. Глава из книги “Смерть заме­ча­тель­ных людей”»

Поделиться