Группа Dvanov, назван­ная в честь глав­ного героя романа Андрея Плато­нова «Чевен­гур», выпу­стила свой третий альбом «Подпо­лья». Это продол­же­ние линии преды­ду­щей русско­языч­ной пластинки «Дванов» — мрач­ный пост-панк с женским вока­лом и явным влия­нием ранней совет­ской исто­рии, полю­бив­шейся отече­ствен­ным музы­каль­ным крити­кам. VATNIKSTAN попро­сил участ­ни­ков Dvanov Ивана Белец­кого и Веру расска­зать о каждой из компо­зи­ций послед­него альбома.


Товарищ

Иван: Навер­ное, одна из люби­мых моих песен с альбома. Внезапно захо­те­лось сыграть что-нибудь более гитар­ное, с пере­гру­зом и вот этим вот всем. В тексте, мне кажется, неплохо полу­чи­лось совме­стить какую-то акту­аль­ную повестку с уходом в абсурд. А вообще это, конечно, несколько левац­кий текст и левац­кая песня. Немного о состо­я­нии беспо­мощ­но­сти, кото­рое нам сверху спус­кают и о том, чего с этим можно делать.

Вера: А у меня с «Това­ри­щем» отно­ше­ния слож­ные. Ещё более слож­ные отно­ше­ния у меня с левыми и правыми, так что я пред­по­чи­таю думать, что «Това­рищ» – это экзи­стен­ци­аль­ный панк об отча­я­нии и всяком таком.

Иван: Ну да, я у нас такой идео­лог-акти­вист, а Вера немного урав­но­ве­ши­вает, а то бы рубили какой-нибудь поли­ти­че­ский нойз-рок.


Ст. Обловка

Иван: Стан­ция Обловка — это малень­кая стан­ция в городе Уварово Тамбов­ской обла­сти, где я часто бывал в детстве. Таких стан­ций по стране сотни, если не тысячи, и общего у них больше, чем разли­чий. А песня — поста­по­ка­лип­ти­че­ское роад-муви про путе­ше­ствие от разру­шен­ной Москвы на мифо­ло­ги­че­ский Юг. Немного про граж­дан­скую войну, но такую, гипо­те­ти­че­скую.

Вера: О, а вот это как раз одна из моих люби­мых песен. Тот редкий случай, когда вокаль­ная партия была напи­сана прямо на репе­ти­ци­он­ной точке. Текст с самого начала лёг на музыку так, что ни убавить, ни приба­вить, и до записи трек дошел прак­ти­че­ски в перво­здан­ном виде. Ну и каждый раз, когда пою про «он двигался как меха­низм», чувствую себя немножко Мила­ном Фрасом – бесценно!


Мертвые

Иван: Немного обэри­ут­ски-эсха­то­ло­ги­че­ская песенка про память, время и смерть. «Я в Крас­но­даре возле депо» – это, опять-таки, про конкрет­ное депо, на улице Дзер­жин­ского. Тут отлично звучит гитара, по-моему.


Август

Иван: С этой песней мне нравится, как полу­чился процесс записи. У меня давно лежал синте­за­тор­ный набро­сок, мы под него запи­сали бара­баны, я наре­зал из них лупов. За один вечер (надо было уско­риться, так как я уезжал в Крас­но­дар) с Верой приду­мали партию вокала. А синты все так и оста­лись черно­выми.

По тексту — строчку про хозяев, конечно, можно рассмат­ри­вать по-разному. Можно поли­ти­че­ски, можно мета­фо­ри­че­ски.

Вера: На самом деле перед тем, как её приду­мать за один вечер, мы набро­сок пару меся­цев мучили. Но в резуль­тате полу­чился один из самых моих люби­мых треков с альбома. В послед­нем куплете мне подпе­вает Влад, кото­рый ведает в Dvanov синтами, и звучим мы, как с того света. Этакое продол­же­ние нача­того в «Полдне» с преды­ду­щего альбома.


Спутник

Иван: Продол­же­ние темы жесто­кого романса, кото­рую мы задали «Арма­ви­ром» из прошлого альбома. Гопниц­кие станич­ные драмы на фоне диско­теки в доме куль­туры или кино­те­атре. Вокаль­ную мело­дию в концовке, по-моему, мы откуда-то поза­им­ство­вали, но не можем понять, откуда. Если кто-то подска­жет, будем рады, а то свер­бит.

Вера: Да, я до сих пор не верю, что концовку в этой песне напи­сали мы. Она слиш­ком хороша.


Девяностые

Иван: Тут в основу легли мои воспо­ми­на­ния о девя­но­стых. Во-первых, огром­ное коли­че­ство сект, экстра­сен­сов и всякого такого — после анон­си­ро­ван­ного Павлом Глобой земле­тря­се­ния мама с папой не то чтобы выгнали всю нашу семью на ночь на улицу (они всё же у меня довольно раци­о­наль­ные), но паспорта и свиде­тель­ства о рожде­нии на всякий случай сложили. Во-вторых, моё детство в уже упомя­ну­том Уварово — лето, грибы, речка. В-третьих, НЛО тогда видели, кажется, вообще все.

Вера: Я не видела. Но в осталь­ном мои девя­но­стые были похожи, так что этот текст мы сделали одним из первых.


Хорошо

Иван: Ух, песня про рево­лю­цию. На самом деле, тут конеч­ных текст состав­лен из несколь­ких разных стихов, концовки сначала вообще не было, на репе­ти­циях Вера пона­чалу пела просто анар­хист­скую версию «Яблочка», а потом я уже приду­мал про кота рево­лю­ции. Музы­кально немножко украли у группы Beak, но это и хорошо, полу­чи­лась самая крау­то­вая наша песня. ДК возле парка и памят­ника с кала­шом, веро­ятно, тот же, в кото­ром диско­теки в песне «Спут­ник».

Вера: Мне очень зашла изна­чально в тексте Ивана фраза «но чему тут вообще покло­няться кроме дере­вьев» – а действи­тельно, чему? Так что для меня «Хорошо» – этакий эко-мани­фест, краут-поезд и немного «рейв у озера Свет­лояр», как нам в группе напи­сали.


Винтовка

Иван: Ещё одна левац­кая песня. Котомка с котом из Усова, конечно.

Супер­мар­кеты у шоссе моя вообще люби­мая тема, прямо болез­ненно люби­мая, очень много текстов о них напи­сал. Светя­щи­еся огром­ные мага­зины в сумер­ках это такая впечат­ля­ю­щая дуали­сти­че­ская фигня: с одной стороны это очевид­ное порож­де­ние капи­тала и прочая, прочая, прочая; с другой это такой огром­ный музей совре­ме­ной циви­ли­за­ции. И где-то на стыке этого появ­ля­ется такая эффект­ная мета­фи­зика супер­мар­кета, когда яблоки на лотках это не просто яблоки, но и мифо­ло­ги­че­ски окра­шен­ные символы.

Вера: Если бы я писала сочи­не­ние по стихам Ивана «что хотел сказать автор», одно­значно была бы двоеч­ни­цей, потому что левац­кие настро­е­ния в этом тексте для меня новость. Изна­чально концовка была подлин­нее: «Приго­дится винтовка, котомка с живым котом и радость, отло­жен­ная на потом». Но радость поте­ря­лась в процессе, и полу­чи­лась песня про поте­рян­ность: идёшь из ниот­куда в никуда, вокруг совер­шенно дефолт­ный пейзаж с речкой, супер­мар­ке­том, лесо­по­ло­сой, кото­рый может быть вообще где угодно. Макаб­ри­че­ские виде­ния, камыши – и ты такой дура­чок с котом­кой с котом.


Альбом в Санкт-Петер­бурге будет презен­то­ван 12 июля

Авто фото­гра­фий, исполь­зо­ван­ных в мате­ри­але, — Ольга Поход­зей

 

Поделиться