Михаил Калатозов. Предвестник «новой волны»

Широко известно, что советский кинематограф в начале своего пути являлся одним из передовых в мире, имена Сергея Эйзенштейна, Всеволода Пудовкина, Дзиги Вертова и других мастеров киноискусства известны каждому, кто интересуется историей кино. Несмотря на политику изоляции и утверждение принципов социалистического искусства, фильмы советских режиссёров пользовались на Западе большой популярностью. В 1934 году на Венецианском кинофестивали не без успеха были представлены «Веселые ребята», «Гроза», «Окраина» и «Три песни о Ленине». После войны, в 1946 году, в первом международном кинофестивале в Каннах гран-при фестиваля получает картина Фридриха Эрмлера «Великий перелом», а через 12 лет золотой пальмовой ветви удостоится фильм Михаила Калатозова «Летят журавли». И пусть это событие останется самым высоким достижением отечественных кинематографистов на Каннском фестивале, успех Калатозова можно считать новой точкой отсчёта в развитии, как отечественного кино, так и мирового.

Этот текст начинает цикл рассказов об отечественных режиссёрах, участвовавших в европейских кинофестивалях, и первым из них будет текст о сложной судьбе Михаила Калатозова и об его успехе в Каннах, который пока ещё не повторили ни советские, ни российские деятели кино.

Михаил Калатозов (настоящая фамилия Калатозишвили) начал кинокарьеру в Тбилисской киностудии, где работал монтажёром и ассистентом оператора. На тот момент режиссёру было 14 лет. Первым фильмом, в съёмках которого Калатозов принял участие, был «Дело Триэла Мклавадзе» (1925). После этого будущий режиссёр работал оператором а также помощником режиссёра на съёмках «Гюлли» (1927) и картины «Цыганская кровь» (1928). Далее следуют уже режиссёрские дебюты – «Их царство» (1928), снятый совместно с грузинским кинорежиссёром Гогоберидзе, и документальный «Соль Сванетии» (1930). В этих фильмах происходит становление Михаила Калатозова как режиссёра, поиск киноязыка, оттачивание навыков операторской работы и авторского взгляда на кинопроцесс.

Кадр из фильма "Соль Сванетии". 1930 год.

Стоит отметить, что до 1932 года, когда Калатозов снял «Гвоздь в сапоге», кино было немым и это позволяло добиваться более глубокого и поэтичного повествования, используя только визуальные средства выражения. Проба работы со звуком получилась неудачной, и фильм не попал в прокат, после чего в творчестве режиссёра наступает пауза. В 1933–1938 годах Калатозов учится в аспирантуре Государственной Академии искусствознания, а также работает директором Тбилисской киностудии. И только лишь спустя 7 лет режиссёр заново приступает к кинопроизводству, снимая фильмы «Мужество» (1939) и «Валерий Чкалов» (1941).

С этого момента начинается новый период в жизни и творчестве Михаила Калатозова, который, соотнося с исторической эпохой, можно назвать «сталинский». В этот период войдут такие картины как «Непобедимые» (1942), «Вихри враждебные» (1953) и «Заговор обреченных» (1950), за который режиссёр в 1951 году получит Сталинскую премию. Фильмы снятые в 1939–1953 годах являются примером того самого социалистического искусства и выполнены, как говорят, «на заказ», соответствуя политической повестке и отдавая дань исторической эпохе.

После смерти Сталина в стране начинаются перемены, в связи с которыми наступят перемены и в творчестве режиссёра. В 1954 году выходит сыскавшая успех у зрителей лирическая комедия «Верные друзья», появление которой на советских экранах ранее не представлялось возможным в силу различных обстоятельств. Если мы посмотрим на фильмографию режиссёра, то увидим, что «Верные друзья» резко выделяется на фоне других картин. Проба Калатозова снимать кино в новом для себя жанре хоть и является успешной, но не находит продолжения, и фильм «Верные друзья» так и останется особняком в творчестве режиссёра.

Кадр из фильма "Верные друзья". 1954 год.

В 1956 году Михаил Калатозов снимает «Первый эшелон», в котором повествуется об освоении целины, и таким образом происходит возврат к тематике соцреализма. Однако «Первый эшелон» представляет особый интерес, так как на съёмках фильма создаётся творческий тандем режиссёра Михаила Калатозова и оператора Сергея Урусевского. В последствии совместная работа этих, казалось бы, уже сложившихся мастеров киноискусства станет едва ли не главным новаторством в послевоенном кино.

Пиком творчества Михаила Калатозова является картина «Летят журавли» (1957), снятая по пьесе Виктора Розова «Вечно живые». Выход фильма ознаменует начавшуюся эпоху «оттепели», а Никита Хрущёв, посмотрев «Летят журавли», разразится критикой и назовёт главную героиню «шлюхой». В 1958 году фильм Калатозова получит золотую пальмовую ветвь каннского кинофестиваля. После этого станет ясно – снимать как раньше уже нельзя. Технические новшества, предложенные Калатозовым и Урусевским, станут предвестником нового киноязыка. Особенным в картине «Летят журавли» является всё, начиная от операторской работы и игры актёров, заканчивая глубинным изображением человеческой фактуры.

Татьяна Самойлова в фильме "Летят журавли". 1957 год.

Актриса Татьяна Самойлова, сыгравшая главную роль, представляет собой свободную и нетипичную для советского кино героиню с тёмными распущенными волосами и способностью самостоятельно стоить свою судьбу. Её игра никого не сможет оставить равнодушным и на Западе её назовут советской Бриджит Бардо.

Отдельных слов заслуживает операторская и монтажная работа, с помощью которой авторам удалось показать всю глубину души двух молодых героев, которых разлучила война. В фильме можно увидеть, как психология героев раскрывается спецификой съёмки. Прежде всего, этому способствуют кадры, снятые на ручную камеру, а также переходы между общими и крупными планами при помощи камеры, прикреплённой на кране. Особыми являются сцены бега Алексея Баталова по лестнице и съёмки крон берёз, когда его герой умирает. Авторские эксперименты Калатозова и Урусевского позволяют передать зрителю все те настроения, которые присутствуют в картине.

Работа над фильмом "Летят журавли". 1957 год.
Работа над фильмом "Летят журавли". 1957 год.

«Летят журавли» в жанровом определении хоть и является военным фильмом, однако не показывает ни одного врага, и это говорит о том, что главным врагом является не кто-то конкретный, а сама война и ужас, сопутствующий ей. Таким образом, от войны остаются лишь внешние признаки – противотанковые ежи, расставленные по всему городу, военный патруль, объявления по радио и разговоры людей. Эти же внешние признаки говорят о внутреннем состоянии героев, что наполняет в свою очередь фильм поэтической глубиной.

О триумфе советского фильма в Каннах сообщит лишь в короткой заметке газета «Известия», однако, не смотря на это, «Летят журавли» с восторгом будут восприняты на Западе и таким образом станут предтечей «новой волны». Через год на каннском фестивале прогремит картина Франсуа Трюффо «Четыреста ударов» (1959), а в 1960 году Серебряного медведя за лучшую режиссёрскую работу на берлинском кинофестивале получит Жан-Люк Годар с фильмом «На последнем дыхании» (1960). После этого в мировом кинематографе начнётся эпоха авторского кино.

Алексей Баталов и Татьяна Самойлова в фильме "Летят журавли".

Фильм «Летят журавли» ознаменует возврат Михаила Калатозова к экспериментам с формой и на фоне успеха картины он в 1959 году совместно с Сергеем Урусевским снимает «Неотправленное письмо», который также будет представлен в Каннах, однако приз уже не получит, уступив «Сладкой жизни» Фредерико Феллини.

В 1964 году Калатозов с Урусевским снимают фильм «Я – Куба» о революционных событиях на острове. Стоит отметить, что одним из сценаристов был советский поэт Евгений Евтушенко. По своей форме «Я – Куба» представляет собой 4 отдельные киноновеллы, объединенные общим знаменателем – революцией, и здесь нельзя упомянуть Сергея Эйзештейна с его революционной эстетикой ранних работ – «Броненосец Потёмкин» (1925), «Октябрь» (1927). Изначально фильм задумывался как пропагандистский, однако в результате был отвергнут, как советским, так и кубинским руководством. Фильм обвинили в излишней шаблонности, а также усмотрели надуманную симпатию в изображении буржуазии. В итоге картина оказалась на полке.

Михаил Калатозов в 1965 году

Последней режиссёрской работой Михаила Калатозова стал фильм итало-советского производства «Красная палатка» (1969), рассказывающий об международной арктической экспедиции под руководством Умберто Нобиле. Как и «Неотправленное письмо» в центре повествования оказываются люди, оказавшиеся в пограничной ситуации и вынужденные в тяжёлых природных условиях отстаивать своё право на жизнь.

Михаил Калатозов во время работы над фильмом "Красная палатка".

Человеческий героизм, проявляющийся в борьбе с внешними силами, будь это война или природа, а также способность быть ответственным за свою судьбу – основные мотивы творчества Михаила Калатозова. В центре всех его картин находится человек, силу которого и воспевает режиссёр.  Окидывая взглядом историю мирового кинематографа можно увидеть, что фигура Калатозова растворяется во множестве имён, киношкол и течений, однако его значимость как для советского, так и для мирового кинематографа неоспорима, ведь  отчасти именно благодаря его фильмам искусство кино получило своё развитие и приобрело современные очертания.  В Советском Союзе продолжателями открытий, сделанных  автором фильма «Летят журавли», стали такие режиссёры как Георгий Данелия, Марлен Хуциев и Андрей Тарковский.

Поделиться