Комбинация — Когда в 17-м году

На закате СССР музы­каль­ные развалы могли похва­статься не только модной иностран­ной музы­кой, но и курьё­зами отече­ствен­ного произ­вод­ства. Пости­ро­ния, трэш, паро­дии, мемы и прочие произ­вод­ные интер­нет-куль­туры — всё это было задолго до выхода "Skibidi" Little Big. Специ­ально для VATNIKSTAN музы­каль­ный критик Алек­сандр Морсин расска­зы­вает о самых замет­ных образ­цах пост­со­вет­ской и пере­стро­еч­ной поп-музыки, съехав­шей с кату­шек не без потерь. Сего­дня — о «Когда в 17-м году» беспо­доб­ной и люби­мой всеми бухгал­те­рами «Комби­на­ции».


Как это было

Всена­род­ная попу­ляр­ность, накрыв­шая изоб­ре­та­тель­ниц россий­ского фем-шансона после выхода песни "Russian Girls", не знала границ. В том числе в жела­нии осно­ва­те­лей «Комби­на­ции» снова и снова выпус­кать старый мате­риал под новой вывес­кой. Добав­ляя к пластин­кам пару новых песен, Алек­сандр Шиши­нин и Вита­лий Окоро­ков несколько раз пере­из­да­вали одни и те же записи без лишних хлопот. Нехит­рый прием никого особо не смущал и был действи­тельно эффек­ти­вен: «новинки» безумно востре­бо­ван­ного поп-эскорта в чулках расхо­ди­лись по всему союзу за пару недель.

Самый попу­ляр­ный альбом «Комби­на­ции» «Русские девочки» только офици­ально выхо­дил четыре раза. Сначала — в 1988-м, сразу после пластинки «Ход конем» с песнями вроде «Где-то в тьму-тара­кани». Затем — в следу­ю­щие два года, когда «Комби­на­ция» давала по 60 концер­тов в месяц и была самым страш­ным сном худо­же­ствен­ной интел­ли­ген­ции. Послед­ний раз «Русские девочки» выхо­дили в 2004 году, и, кажется, это не предел.

В одну из таких обнов­лен­ных версий попали сразу три компо­зи­ции под общим заго­лов­ком «Интер­меццо», обозна­ча­ю­щим особый тип сочи­не­ний в клас­си­че­ской музыке. А именно — корот­ких легко­мыс­лен­ных винье­ток, испол­ня­е­мых оркест­ром между боль­шими номе­рами. Их писали Шуман, Брамс и так далее вплоть до ABBA. Самым неожи­дан­ным для сложив­ше­гося образа «Комби­на­ции» было интер­меццо №3 «Когда в 17-м году», объятое крас­ным пламе­нем рево­лю­ции.

Что происходит

Полу­то­ра­ми­нут­ное интер­меццо №3 факти­че­ски завер­шало альбом — дальше был инстру­мен­таль­ный «Эпилог», стран­ный мисти­че­ский финал «Русских дево­чек» в духе саунд­тре­ков из «Твин Пикс». Преды­ду­щие интер­меццо стояли акку­рат после песен-распо­ря­же­ний «Не забы­вай» и «Не грусти». В первом — девушки сооб­щали, что поют в группе «Комби­на­ция» и весело живут (возможно, это было аудио­письмо роди­те­лям); во втором — неболь­шой распев про «кукол-милах» (возможно, это было коммер­че­ское пред­ло­же­ние спон­со­рам) под акком­па­не­мент шмыга­нья носом и отхар­ки­ва­ния пред­ва­рял самый насто­я­щий скит. Запи­сан­ный по всем прави­лам студий­ного скетча, разго­вор двух вока­ли­сток имити­ро­вал случай­ный диалог за рабо­той. «Что такое диез? — Диез похож на реше­точку. — Мы так-то с тобой туда вроде не соби­ра­емся» — и вот так около минуты; послу­шайте обяза­тельно.


Ода Октябрь­ской рево­лю­ции идет за самым недо­оце­нен­ным синти-поп хитом «Комби­на­ции» «Маль­чик мой, я не люблю металл», скре­стив­шем ранних Depeche Mode с зача­точ­ным «Секто­ром Газа». Гитар­ное (!) интер­меццо №3 стар­тует с кондо­вого хард-рока и в два счёта меняет обво­ро­жи­тель­ную химку на немы­тые патлы. И тут разда­ется: «Когда в семна­дца­том году // Народ поднялся на борьбу, // То каждый верил и мечтал, // Что, нако­нец, тот час настал».

Текст то ли фрон­то­вой, то ли протестной песни, каза­лось бы, наме­кал на эпизоды рабо­чих восста­ний и крова­вую баню Граж­дан­ской войны. Наив­ные! Вита­лий Окоро­ков вас пере­иг­рал: «Теперь назад возврата нет, // Застой­ным дням, и не секрет, // Что мы в 2000-м году // Не пере­строим всю страну». Песня взры­ва­ется припе­вом про «пере­стройку всех дел и души», обры­ва­ясь фило­соф­ским заме­ча­нием о том, что гадать о судь­бах родины бессмыс­ленно, «время пока­жет и жизнь».

Каким-то непо­сти­жи­мым обра­зом на послед­них секун­дах песни в её гитар­ную развязку проник проиг­рыш из "I Just Called To Say I Love You" Стиви Уандера. Как будто гений амери­кан­ского соул-певца и компо­зи­тора на секунду пере­се­лился в эту и без того осле­пи­тельно краси­вую коду.

Как жить дальше

Как нетрудно дога­даться, «Комби­на­ция» нико­гда не испол­няла свои интер­меццо со сцены. На концер­тах девушки по несколько раз пели «Два кусо­чека колбаски», «Ксюшу», «Бухгал­тера», "American boy" и другие шлягеры, пере­крыв­шие кисло­род своим самым дико­вин­ным вещам. Никто ведь не слышал, напри­мер, их «Призрака замка Усть-Курдюм» или «Русский хип-хоп», что бы это ни значило. И даже на этом пест­ром фоне агита­ци­он­ный мажор «Когда в 17-ом году» выгля­дит впечат­ля­юще — как такое вообще могло прийти в голову?

С другой стороны, возможно, всё гораздо проще: откры­тые ко всему новому, и прежде всего знаком­ствам с бога­тыми мужчи­нами, девушки из «Комби­на­ции» следо­вали рево­лю­ци­он­ным заве­там Алек­сан­дры Коллон­тай о свобод­ной любви, откры­тых отно­ше­ниях и сексе как о простом утоле­нии жажды. «Валь­ки­рия рево­лю­ции» отлично вписа­лась бы в любой из соста­вов группы и уж точно не отка­за­лась бы приме­рить даже самый прово­ка­ци­он­ный и безвкус­ный рекви­зит. Тем более что в упомя­ну­том 1917 году Коллон­тай вышла замуж за креп­кого моло­дого моряка — и как здесь не вспом­нить о любви «Комби­на­ции» к «воен­ным, краси­вым, здоро­вен­ным». Шах и мат.

Поделиться