«Мартовские Иды». Зрелый дебют стильного пост-панк коллектива из Санкт-Петербурга

Весной 2018 года года лидер-гитарист и художественный руководитель группы The Burn­ing Giraffe Александр Корзун в самый разгар концертного сезона заварил кашу под названием ребрендинг в своём коллективе. Результат — новое название «Мартовские Иды», песни на русском языке и дебютный альбом «Вертиго», вышедший на лейбле Ionoff Music в конце января.


«Музыка Мартовских Ид — это сюрреалистичная смесь из холодного, отрешённого пост-панка и знойного блюза, придающего ярко выраженные оттенки, которые принято отмечать тэгами “south­ern” и “goth­ic amer­i­cana”. Тексты песен великолепно вписываются в общую картину, наполняя её отсылками и аллюзиями».
© Александр Струк, e:\music\post-punk 

Об отсылках и аллюзиях альбома Александр Корзун рассказал VATNIKSTAN.

Александр Корзун

Не тот человек

Ценители Хичкока наверняка сразу уловили отсылку к одноимённому фильму. В принципе, сюжет песни — достаточно распространённое клише: уставший от ежедневной рутины и от внешнего мира мужчина неспешно держит путь в сторону дома; дворники автомобиля смахивают капли дождя с лобового стекла; приёмник настроен на «Радио Эрмитаж». Он никакой не «герой», ему не интересно, что там происходит на Украине, он ничего не знает про госдолг США. Не тот человек.


Мечтатель

Эта песня исполнялась ещё группой The Burn­ing Giraffe и была написана под звездой третьего сезона сериала «Твин Пикс». Сюрреализм снов и хаотичный порядок действий в этих сладких мгновениях здесь передан достаточно удачно, на мой взгляд.


Головокружение

Песня на стихотворение Рембо. Фактически первая композиция, написанная для группы «Мартовские Иды». Эти строчки очень хорошо передают настроение, которое не покидало меня на протяжении всей весны прошлого года, когда мы ещё играли как The Burn­ing Giraffe, но уже все знали, что это ненадолго.

Александр Корзун во время выступления The Burn­ing Giraffe

Паломник

Классическая песня о поиске себя и о том самом бунте, который бушует исключительно внутри и не выходит наружу.


Джулия

Эта песня вышла как сингл ещё в начале декабря и была отмечена некоторыми пабликами как «социальная», «политическая» и так далее. О времена, о нравы! Фактически песня — оммаж одному из моих любимых романов Оруэлла.


Диалог со смертью

Наполовину народная песня индейцев Аппалачи, наполовину авторства Ллойда Чендлера. Текст принёс ещё первый вокалист The Burn­ing Giraffe Андрей Лебедев. Перевод осуществил мой друг-поэт Павел Заруцкий. Кто-то мне говорил, что песня напоминает действие фильма «Седьмая печать» Бергмана. Здорово, но это не так. Хотя и о том же.


Колыбельная

Огонь сжигает киноленты и мы понимаем, что самые интересные фильмы — это мы сами. Моя любимая композиция с альбома и, скорее всего, такой и останется.



Поделиться