Сцена: Saint-Brooklynsburg Record Club

VATNIKSTAN начи­нает автор­ский цикл Петра Поле­щука «Сцена», где Пётр будет расска­зы­вать об исто­рии и разви­тии (мало)известных музы­каль­ных сцен столиц и провин­ций. Откры­вает рубрику анде­гра­унд­ный петер­бург­ский лейбл Saint-Brooklynsburg.


Вы не довольны местом, в кото­ром живёте? Счита­ете, что зависли на отшибе собы­тий? В вашем городе недо­ста­точно групп?

Вы не одиноки. Схожие проблемы косну­лись и граж­дан Санкт-Петер­бурга. Вот почему несколько питер­ских музы­кан­тов решили осно­вать свой лейбл — Saint-Brooklynsburg Record Club. Впро­чем, созда­тели отно­сятся к своему детищу как к полно­цен­ному насе­лён­ному пункту: стыковка с реаль­но­стью здесь сведена к мини­муму, по психо­де­ли­че­ским квар­та­лам гуляют инопла­не­тяне и мутанты, а каждый уважа­ю­щий себя житель скола­чи­вает группу. Сейнт-Бруклинс­бург – это вымыш­лен­ный город где-то между Пите­ром и апогеем подрост­ко­вой фанта­зии. Город, откры­тый чело­ве­ком по имени Валя Крути­ков и его друзьями-едино­мыш­лен­ни­ками.

Город, второе назва­ние кото­рого «Сделай Сам». Это наш рассказ о его жите­лях, тури­стах и архи­тек­то­рах.


Повесть о двух городах

Когда в нуле­вых Россию захва­тили волна подра­жа­ния западу и фантом­ная идея, что «здесь всё так же хорошо, как у них», инди-музыка всё больше оказы­ва­лась сино­ни­мом музыки макси­мально не отече­ствен­ной. Пресло­ву­тая неза­ви­си­мость отошла на второй план, группы стано­ви­лись всё рафи­ни­ро­ван­ней, а DIY в контек­сте ново­мод­ного инди бегло прочи­ты­ва­лось как DIE.

К счастью, в 2010-х гг. ситу­а­ция начала изме­няться. Арсе­ний Моро­зов собрал Padla Bear Outfit. LO-FI всё чаще стало фигу­ри­ро­вать в тэгах к новым рели­зам, под эгидой «Газели Смерти» прошли первые концерты, а призна­ние в любви к Егору Летову пере­стало быть чем-то постыд­ным. Тогда же в городе Санкт-Петер­бурге некто Валя Крути­ков осно­вал группу ELEKTRA MONSTERZ.

Внима­ние к коллек­тиву росло, но посту­паться прин­ци­пами DIY ребята не соби­ра­лись. Одна­жды их позвал к себе один круп­ный фести­валь, спон­си­ру­е­мый «Сбер­бан­ком». Орга­ни­за­торы обна­ру­жили в песнях группы непри­кры­тые упоми­на­ния о мастур­ба­ции. И, будучи нежными нату­рами, убрали ELEKTRA MONSTERZ из лайн-апа. Повто­ря­лось подоб­ное неод­но­кратно, недо­воль­ство «монстров» окру­жа­ю­щим миром росло, и спустя семь лет деятель­но­сти команда распа­лась.

Но Крути­кову было мало. Как раз перед распа­дом группы он решил сделать муль­ти­пли­ка­ци­он­ный фильм о городе в парал­лель­ном изме­ре­нии, кото­рый назвал Saint-Brooklynsburg. Мульт­фильм реали­зо­вал себя в 30 мину­тах, но зало­жен­ная в него идея об альтер­на­тив­ной, своей реаль­но­сти, не исчезла. Она выли­лась в полно­цен­ный неза­ви­си­мый кассет­ный лейбл.

Как раз тогда Валя знако­мится с Сарой Персе­фо­ной и стано­вится удар­ни­ком в angelic milk. Следом двое фанта­зё­ров соби­рают группу, игра­ю­щую слэй­кер­ный фрик-фолк – Ghost Hippies. Те, кто был очаро­ван ELEKTRA MONSTERZ, приняли чуда­ко­ва­тых музы­кан­тов, напо­ми­нав­ших подрост­ков-пришель­цев, с распро­стёр­тыми объя­ти­ями. И со време­нем стало появ­ляться всё больше подоб­ных команд. Бруклинс­бург из лейбла быстро превра­щался в нечто боль­шее. В альтер­на­тиву не только Санкт-Петер­бургу, но и всей окру­жа­ю­щей действи­тель­но­сти. Реаль­но­сти взрос­лых с её безудерж­ной тягой к успеху, слепому куль­ти­ви­ро­ва­нию каче­ства и везде­су­щей агрес­сией.

Самое время позна­ко­миться с её жите­лями.


GHOST HIPPIES

Что делать, если вы ещё подро­сток, но кто-то нажал крас­ную кнопку? Конечно, вклю­чать «Призрач­ных Хиппи». Вам обес­пе­чено кислот­ное путе­ше­ствие на волнах цинизма, роман­тики и лоу-фая по пере­жив­шему апока­лип­сис не то Петер­бургу, не то пубер­тат­ному созна­нию.

Фрик-фолк коллек­тив под руко­вод­ством осно­ва­те­лей лейбла Вали и Сары до сих пор воспри­ни­ма­ется как первый посе­ле­нец Бруклинс­бурга. Эти хиппи не обещают нам мир во всем мире, но одно­значно пере­не­сут в свой. Только осто­рожно: вокруг зомби, гряз­ные бандиты и преда­тель­ство собствен­ной тени.


angelic milk

«Реаль­ный мир — это ад. Надо сматы­ваться в Хогвартс» — утвер­ждает вока­листка группы Сара Персе­фона в интер­вью «Афише». В Хогвартсе подхо­дя­щего факуль­тета для персоны Персе­фоны не оказа­лось, и пришлось стро­ить свой. Только созда­ние собствен­ного волшеб­ного места вышло за стены школы и стало полно­цен­ным жизне­твор­че­ством – тут и вклад в разви­тие инфра­струк­туры мутант­ского Бруклинс­бурга, и пере­во­пло­ще­ние себя в идею лоли-куль­туры как тако­вую.

Здесь вас ждёт целое царство хруп­ко­сти: и клипы, нари­со­ван­ные чуть ли не флома­сте­рами, и куколь­ность лоли-куль­туры, и назва­ние с малень­кой буквы, и тексты песен, наме­ка­ю­щие на то, о чем лучше только намё­ком. А звучит всё, однако, не так хрупко, как можно поду­мать со стороны: angelic milk напо­ри­сты, шумны и убойны. За внеш­ней сладо­стью скры­ва­ется вполне пороч­ный нойз-поп. В общем, добро пожа­ло­вать в лоно носталь­гии по девя­но­стым.


angelic milk — глав­ный амбас­са­дор Бруклинс­бурга: о группе писали и Stereogum и Guardian и NME. А кроме того ребята полу­чили гран-при в кате­го­рии Young Blood на премии Jagermeister Indie Awards-2016. Но глав­ное, про группу напи­сал в своём блоге сам Эверетт Тру – друг Курта Кобейна и журна­лист, открыв­ший миру сцену Сиэтла.


VERBLUDES

В Бруклинс­бург сбега­ются не только петер­буржцы, но и фанта­зёры со всего света. Так из Москвы через ворота города прошёл кара­ван музы­кан­тов, назы­ва­ю­щих себя VERBLUDES.

Свежий тви-поп, заме­шан­ный на воспо­ми­на­ниях о лёгкой психо­де­лике 1960-х годов и о той летней поре, когда можно было круг­лые сутки оста­ваться безза­бот­ным подрост­ком (по край­ней мере, пока не закон­чится дебют­ный альбом). Группе лестно быть инте­рес­ной своему слуша­телю, поэтому реко­мен­дуем отдать долж­ное VERBLUDES и послу­шать их дебют­ный альбом V от начала и до очень милого конца, а также ожидать новый релиз, кото­рый ребята уже гото­вят.


Phooey!

Один из самых плодо­ви­тых аутсай­де­ров из Укра­ины выпу­стил на лейбле Бруклинс­бурга одну из своих лучших LP GIRLS SONGS PART TWO. Проект Никиты Огур­цова – это проник­но­вен­ный поп-панк, соче­та­ю­щий в себе ещё сотню стилей. Здесь мело­дич­ность тви-попа сосед­ствует с напо­ром Hüsker Dü, а тоска Элли­ота Смита борется за первен­ство с пофи­гиз­мом Джея Маскиса.

Только вот в Бруклинс­бург заез­жали не все эти люди, а сам Никита. И вместо того, чтобы продол­жать заве­домо проиг­ры­вать в борьбе с иску­ше­нием разгля­деть вкус­ные влия­ния у Phooey!, пред­ла­гаем вам пого­стить на его бэнд­к­эмпе. А это займёт время. От себя могу заме­тить, что нисколько не пожа­лел о потра­чен­ном времени – Никита, возможно, самый талант­ли­вый сонграй­тер Бруклинс­бурга. Чтобы не быть голо­слов­ным, вот пример из строчки Никиты из песни wurld в 2015:

Fought the war and took a ride, they blew his head off in no time.

А вот пример нашу­мев­шей песни Боба Дилана про убий­ство Кеннеди:

…then they blew off his head while he was still in the car.

Сейчас Никита живёт во Фран­ции и под псев­до­ни­мом yrstruly запи­сы­вает новую музыку.


Так эмоци­о­нально прохо­дят концерты Никиты


BROSS

Если вы мечтали попасть на концерт DIIV, живя в Питере или Москве, и мечта так и оста­ва­лась мечтой, то BROSS для вас. Если вы живёте и не в Москве, и не в Питере, а, напри­мер, во Влади­во­стоке, то и BROSS оста­нутся для вас за гори­зон­том мечта­ний. Но не только в силу рассто­я­ния, а в силу музыки. Ведь так BROSS и звучат — за гори­зон­том мечта­ний. Осве­жа­ю­щий дрим-поп, приправ­лен­ный эйси­до­вым вайбом и тропи­че­ской атмо­сфе­рой. BROSS не теряют мягко­сти своего саунда, будь то слегка тревож­ная Beginning of The End или отлично подхо­дя­щая для прогу­лок летними вече­рами Dreamy Days. И хотя коллек­тив давно распался, в контек­сте Бруклинс­бурга гово­рить о призрач­ных груп­пах более чем уместно. К тому же не каждый призрак может похва­стать разо­гре­вом одного из самых инте­рес­ных арти­стов с Sub Pop — Чеда Ванга­а­лена.


Shokalsky Revenge

Дуэт, [ударя­ю­щий] по инстру­мен­там так, что отду­ва­ется за целый оркестр. С одной лишь оговор­кой — оркестр этот состоит сплошь из тех, кто до дыр заслу­ши­вал Линка Рэя, Ramones и The Ventures. Словом, дичай­ший сёрф. Бара­бан­щик группы — Данила Холод­ков — изве­стен участием в Shortparis, однако сам неод­но­кратно заме­чал, что именно в Shokalsky Revenge реали­зо­вы­вал макси­мум идей.

Безусловно, группа стоит особ­ня­ком в Бруклинс­бурге. Особ­няк, надо заме­тить, разгром­лен отбой­ными молот­ками, рёвом гитары и вулка­ни­че­скими удар­ными. Что ж, в схватке между Shokalsky Revenge и их же необуз­дан­ной стихией нам всем найдётся место.


Без баса и сидушки


АФТАПАТИ

Забыться в звуке — это про них. Причин для этого, видимо, много: когда «то, что было одна­жды, мне больше неважно» между строк гово­рит об обрат­ном, а «возможно, я просто счаст­лив, возможно, всё может быть» звучит сквозь стену гитар­ного пере­груза, с АФТАПАТИ нельзя не согла­ситься: всё, что нужно — это сёрф и немного травки.

Звучат ребята так, как если бы Ричард Линклей­тер решил снять фильм о нойз-поп группе, а продю­се­ром ленты внезапно оказался бы Джим Рейд.

Коллек­тив тоже распался, но реко­мен­дую всем неровно дыша­щим в сторону Jesus and Mary Chain.


Читайте также «Русский рэп 1990-х гг.: десять глав­ных альбо­мов»

Поделиться