Театральный перформанс. История и современность

Анна Тере­щенко расска­зы­вает, как сошлись театр и совре­мен­ное искус­ство, сфор­ми­ро­вав теат­раль­ный перфор­манс, причём здесь дада­и­сты, Марина Абра­мо­вич и арт-группа «Радек», а также сове­тует, какие можно посе­тить спек­такли-перфор­мансы в Москве.


На протя­же­нии всего своего суще­ство­ва­ния искус­ство ставит перед собой ряд вопро­сов, среди кото­рых — его даль­ней­шее разви­тие, возмож­ность бесцен­зур­ного суще­ство­ва­ния, воздей­ствие на зрителя вне физи­че­ских рамок и форм и многие другие. Пыта­ясь их решить, деятели искус­ства создали новое направ­ле­ние — перфор­манс. Данный вид искус­ства несёт в себе соче­та­ние клас­си­че­ских приё­мов, вроде теат­раль­ных поста­но­вок, напи­са­ния картин, танцев и деко­ри­ро­ва­ния с нестан­дарт­ным подхо­дом. Само по себе явле­ние доста­точно обшир­ное — перфор­ман­сом можно назвать и акции Петра Павлен­ского, и новую выставку в Лувре или Муль­ти­ме­диа Арт Музее. Если рассмат­ри­вать перфор­манс как унасле­до­ван­ный приём выра­же­ния совре­мен­ного искус­ства, на кото­рый можно попасть через приоб­ре­те­ние биле­тов и кото­рый пред­по­ла­гает зрите­лей, то можно начать с совре­мен­ных теат­раль­ных поста­но­вок.

Пред­по­сыл­ками к созда­нию и разви­тию направ­ле­ния были спек­такли «Убю король» и «Король-кутёж» Филиппо Томмазо Мари­нетти, кото­рый поста­вил их в каче­стве экспе­ри­мента в Париже в начале XX века, а затем продол­жил нестан­дарт­ные выступ­ле­ния на родине, в Италии, чем вдох­но­вил деяте­лей куль­туры по всему миру к пере­смотру основ искус­ства. Мари­нетти ввёл поня­тие «декла­ма­ции», кото­рое с энту­зи­аз­мом подхва­тили футу­ри­сты. Все свои идеи и мысли по разви­тию перфор­манса они выра­жали не только своими произ­ве­де­ни­ями, но и в много­чис­лен­ных «мани­фе­стах», состо­я­щих из инструк­ций для худож­ни­ков по пере­осмыс­ле­нию подхо­дов к искус­ству. Следует отме­тить работу «Театр — варьете», кото­рая впослед­ствии стало образ­цом «футу­ри­сти­че­ского» театра с шумо­вой музы­кой, меха­ни­че­скими движе­ни­ями и элемен­тами синте­тич­но­сти.

Филиппо Томмазо Мари­нетти

Парал­лельно с футу­риз­мом разви­вался дада­изм. Ключе­выми фигу­рами данного худо­же­ствен­ного направ­ле­ния назы­вают Хуго Балля, Ханса Арпа, Тристана Тцара, Эмми Хеннингс и Ханса Рихтера. В 1916 году в Швей­ца­рии Хуго Балль вместе с Эмми Хеннингс открыли «Кабаре Воль­тер», где декла­ми­ро­ва­лись стихо­тво­ре­ния Васи­лия Кандин­ского, Франца Верфеля и Альфреда Лихтен­штейна. Много внима­ния уделя­лось внеш­нему виду орато­ров. Напри­мер, Хуго Балль высту­пал в колпаке, с высо­ким картон­ным ворот­ни­ком, а его ноги были закрыты картон­ными цилин­драми. После закры­тия кабаре дада­и­сты сосре­до­то­чи­лись на выпуске собствен­ного журнала и разви­тии гале­реи, в кото­рой осуществ­ля­лась программа, вклю­ча­ю­щая в себя танце­валь­ные номера, лекции, показы. По другую сторону барри­кад труди­лись сюрре­а­ли­сты, в основе твор­че­ства кото­рых стояло выра­же­ние «реаль­ного функ­ци­о­ни­ро­ва­ния мысли». Первой извест­ной рабо­той сюрре­а­ли­стов в театре была поста­новка «Спек­такль отме­ня­ется». В схоже стили­стике был снят фильм под назва­нием «Антракт», где присут­ство­вали элементы фарса.

В сере­дине 1950-х годов в США Джон Кейдж и Мерс Каннин­гем, вдох­нов­лён­ные твор­че­ством дада­и­стов и сюрре­а­ли­стов, поста­вили выступ­ле­ния, в кото­рых приме­ня­лось разде­ле­ние простран­ства и участ­во­вали зрители. На основе этих поста­но­вок сфор­ми­ро­ва­лось живое искус­ство. Появи­лась новая форма искус­ства под назва­нием «хеппе­нинг», пред­по­ла­га­ю­щее участие в некоем действии. При «хеппе­нинге» худож­ник иници­и­рует процесс, но не полно­стью его контро­ли­рует. Ярким приме­ром нового искус­ства следует считать «18 хеппе­нин­гов в шести частях» Аллана Капроу.

1970–1980-е годы озна­ме­но­ва­лись для теат­раль­ного перфор­манса деятель­но­стью Марины Абра­мо­вич. В 1974 году состо­я­лось её знаме­ни­тое пред­став­ле­ние «Ритм 0», кото­рое прошло на терри­то­рии выста­воч­ного зала гале­реи в Неаполе. Перфор­манс длился шесть часов. Люди могли с помо­щью 72 пред­ме­тов воздей­ство­вать на Абра­мо­вич. Закон­чи­лось действие тем, что один из участ­ни­ков приста­вил к голове худож­ницы писто­лет, спро­во­ци­ро­вав этим драку.

В пост­со­вет­ской России творцы в 2000-х годах устра­и­вали акции, нося­щие больше поли­ти­че­ский харак­тер. Напри­мер, перфор­мансы группы «Радек» выгля­дели как протестные улич­ные демон­стра­ции. В 2010-х годах продол­жа­ется деятель­ность Марины Абра­мо­вич, а также вместе с техно­ло­ги­ями — как по отдель­но­сти, так и в соче­та­нии — разви­ва­ются музы­каль­ный, теат­раль­ный и виде­о­пер­фор­мансы.

Акция арт-группы «Радек»

Перформанс в московском театре сегодня

В конце марта нача­лись показы «Профес­си­о­нала» в Центре имени Вс. Мейер­хольда. Авторы спек­такля — Екате­рина Бонда­ренко и Татьяна Горде­ева. За плечами тандема совмест­ные работы «Пятна леопарда» и «Оста­новка зимним вече­ром у леса». В основу первой поста­новки вошло реаль­ное судеб­ное разби­ра­тель­ство, а в техни­че­ском плане был сделан акцент на танце­валь­ном вопло­ще­нии. «Оста­новка зимним вече­ром у леса» — продол­же­ние сотруд­ни­че­ства драма­турга и хорео­графа. Спек­такль вошёл в число самых замет­ных спек­так­лей теат­раль­ного сезона 2016–2017. «Профес­си­о­нал» же подра­зу­ме­вает комму­ни­ка­цию со зрите­лем и его участие в действии. Они задают волну­ю­щие вопросы о своей работе, а данс-оракул с помо­щью движе­ний отве­чает на них. Созда­тели спек­такля демон­стри­руют инте­рес­ную интер­пре­та­цию худо­же­ствен­ной мысли через танец, что напо­ми­нает экспе­ри­менты дада­и­стов.

В апреле в рамках «Формы Лаб» на Хлебо­за­воде будет прове­ден перфор­манс «RUN / УДАРНИЦА». Поста­новка номи­ни­ро­вана на премию «Золо­тая маска» 2019 года в двух кате­го­риях — совре­мен­ный танец и работа хорео­графа. Режис­сё­ром и хорео­гра­фом спек­такля высту­пает эстонка Ренате Кеэрд, кото­рая известна по поста­новке «Укуси меня/Чистый разум». Инстру­мен­таль­ная состав­ля­ю­щая спек­такля вклю­чает в себя укулеле, треуголь­ник и малень­кий бара­бан­чик. В пред­став­ле­нии нет сюжета, но затра­ги­ва­ются многие «наив­ные детские вопросы».

RUN / УДАРНИЦА

«Форма Лаб» — фести­валь, посвя­щен­ный искус­ству перфор­манса. Так же, как и выступ­ле­ния Мари­нетти, пред­став­ле­ния на базе «Форма Лаб» стихийно возни­кают и стихийно завер­ша­ются. Фести­валь имеет собствен­ный мани­фест, отра­жа­ю­щий концеп­цию и худо­же­ствен­ный путь его созда­те­лей. Боль­шин­ство поста­но­вок в рамках Лабо­ра­то­рии носят экспе­ри­мен­таль­ный и даже экстра­ва­гант­ный для обыч­ного зрителя харак­тер. В ряде поста­но­вок приме­ня­ется не только худо­же­ствен­ные, но и техни­че­ские инно­ва­ции. Если вы жаждете погру­зиться в атмо­сферу нестан­дарт­ных выступ­ле­ний, то посе­ще­ние фести­валя будет хоро­шим реше­нием.

Спек­такль «Две комнаты»

В апреле с 3 и 4 числа в «Гоголь-Центре» прой­дёт перфор­манс «Две комнаты», глав­ные роли в кото­ром испол­нят извест­ные актрисы Чулпан Хама­това и Инга Обол­дина. По словам режис­сёра и хорео­графа поста­новки Евге­ния Кула­гина, наше созна­ние воспри­ни­мает две картинки не только на экра­нах, в гадже­тах и других техни­че­ских устрой­ствах, но мы так же видим проис­хо­дя­щее в жизни. Мы можем думать и чувство­вать двумя лини­ями парал­лельно. В этой связи в поста­новке о двух поло­вин­ках, разо­рван­ных во времени и простран­стве, был приме­нен кине­ма­то­гра­фи­че­ский прием парал­лель­ного монтажа. Это явля­ется экспе­ри­мен­таль­ным внед­ре­нием кине­ма­то­гра­фи­че­ского инстру­мен­та­рия в теат­раль­ной поста­новке. Премьер­ный показ спек­такля прошёл 18 мая 2018 года. Этой весной пред­став­ле­ние будет идти всего два дня.

Поделиться