«Угрюм-река». Сибирская семейная эпопея о том, что капитализм душу губит

Проза кануна утвер­жде­ния соцре­а­лизма в каче­стве основ­ного лите­ра­тур­ного направ­ле­ния рубежа 1920 – 1930 годов была много­об­раз­ной. С одной стороны, творили моло­дые нова­торы из ассо­ци­а­ции проле­тар­ских писа­те­лей, а с другой стороны, сохра­ни­лась и разви­ва­лась тради­ция лите­ра­туры сереб­ря­ного века. Начи­нав­шие до Первой миро­вой войны писа­тели пере­хо­дили к своим наибо­лее зрелым произ­ве­де­ниям. Это можно сказать об Алек­сее Толстом, Викен­тии Вере­са­еве, Вяче­славе Шишкове. Шишков был в стороне от мейн­стрима – он был реги­о­наль­ным сибир­ским писа­те­лем, само­быт­ным и очень ярким.

Шишков для Сибири чело­век приш­лый. Он родился в Бежецке, что под Тверью, в 1873 году. Сын мелкого лавоч­ника, отучив­шейся в техни­че­ском училище, в 21 год полу­чил назна­че­ние в Томский округ путей сооб­ще­ния. Вяче­слав Шишков по долгу службы иссле­до­вал Сибирь, в тече­ние 15 лет он прово­дил ежегод­ные экспе­ди­ции на реках Иртыш, Обь, Бия, Катунь, Енисей, Чулым, Лена, Нижняя Тунгуска и Ангара. Свои впечат­ле­ния чинов­ник преоб­ра­зо­вы­вает в путе­вые заметки, кото­рые печа­та­ются в 1908 – 1911 годах. Шишкову помо­гает Максим Горь­кий. В 1916 выхо­дит первое круп­ное произ­ве­де­ние писа­теля «Тайга». После рево­лю­ции лите­ра­тура стано­вится для Шишкова основ­ной деятель­но­стью. В 1923 году опуб­ли­ко­ван роман «Ватага», необыч­ное произ­ве­де­ние о граж­дан­ской войне. Злоде­ями пока­заны не бело­гвар­дейцы, а беспо­щад­ные сибир­ские парти­заны-кержаки, кото­рые соче­тали расколь­ни­че­скую рели­ги­оз­ность с анар­хиз­мом. Вокруг романа разво­ра­чи­ва­ются бурные дискус­сии. В прин­ципе «Ватага» созвучна «Тихому Дону», другому макси­мально жесто­кому роману о граж­дан­ской войне, где нет прямой геро­иза­ции крас­ных. Но глав­ным произ­ве­де­нием Шишкова явля­ется семей­ная эпопея «Угрюм-река».

«Угрюм-реку» сложно ката­ло­ги­зи­ро­вать. По внеш­ним призна­кам роман можно было бы срав­ни­вать с твор­че­ством Теодора Дразейра. Это обсто­я­тель­ная исто­рия о накоп­ле­нии капи­тала, разво­ра­чи­ва­ю­ща­яся на задвор­ках импе­рии во время «золо­той лихо­радки» на рубеже XIX и XX века. Внутри произ­ве­де­ния сокрыты разные жанры. Шишков легко балан­си­рует между книгой из библио­теки приклю­че­ний и мело­дра­мой, соци­аль­ной прозой а-ля Горь­кий и психо­ло­ги­че­ским трил­ле­ром, остро­ум­ным памфле­том, высме­и­ва­ю­щим провин­ци­аль­ную мещан­скую действи­тель­ность, и очер­ки­сти­кой с внима­нием к мест­ным особен­но­стям. Язык писа­теля также неод­но­ро­ден – он вводит в оборот и мест­ный сибир­ский диалект, и арго катор­жан, но и употреб­ляет изящ­ную столич­ную словес­ность, свой­ствен­ную дворян­ской лите­ра­туре.

Централь­ная фигура «Угрюм-реки» — Прохор Громов, отпрыск подо­зри­тельно разбо­га­тев­шей полу­ку­пе­че­ской-полу­му­жиц­кой семьи. Проде­мон­стри­ро­вано взрос­ле­ние Прохора, эволю­ция его взгля­дов от пылкого юноше­ского роман­тизма до расчет­ли­вого цинизма, а потом и вовсе психоза. Инте­ресна не только семья Громо­вых. Прак­ти­че­ски каждый персо­наж эпопеи скры­вает свою тайну.

В произ­ве­де­нии напрочь отсут­ствует идео­ло­ги­че­ский привкус. «Угрюм-река» напи­сана вне какого-либо поли­ти­че­ского контек­ста. Да, един­ствен­ный стопро­центно поло­жи­тель­ный персо­наж – это инже­нер Прота­сов, рево­лю­ци­о­нер и глас здра­вого смысла. Но в Прота­сове не угады­ва­ется боль­ше­вик. Наобо­рот, его това­рищи по подпо­лью попре­кают глав­ного инже­нера в мень­ше­визме. Нети­пично для совет­ской лите­ра­туры пока­заны образы священ­но­слу­жи­те­лей – важнее продаж­ных попов высту­па­ю­щий за спра­вед­ли­вость отец Алек­сандр, кото­рый, наряду с Прота­со­вым, был глав­ным защит­ни­ком рабо­чих.

Роман исто­ри­чен: подме­чен­ные детали быта самых разных слоёв насе­ле­ния форми­руют целост­ную и досто­вер­ную картину рубежа XIX и XX веков. Это не только какая-то реги­о­наль­ная специ­фика, но и нравы высшего света, особен­но­сти право­при­ме­не­ния, пове­ден­че­ские черты. Есть весьма любо­пыт­ные штрихи. Напри­мер, пока­за­те­лен факт нали­чия среди руко­во­ди­те­лей сибир­ского завода амери­кан­ского экспата (очень комич­ного).  Сами собы­тия романа возникли не на пустом месте. Расстрел рабо­чих на реке Лене нашёл своё отра­же­ние в книге.

«Угрюм-реку» экра­ни­зи­ро­вали в 1969 году. Если первая часть смот­рится лихо, то второй фильм оказался ском­кан­ным и лишен­ным многих важных элемен­тов книги. Но в целом, это весьма удач­ное кино.

 

 

Для крас­ного словца можно было заклю­чить, что Вяче­слав Шишков – писа­тель утра­чен­ный, а «Угрюм-река» — поза­бы­тый шедевр. Но «не заросла народ­ная тропа». Про Шишкова пишут на «Пикабу», его именем названа Всерос­сий­ская лите­ра­тур­ная премия, учре­ждён­ная в родном Бежецке, сохра­нился музей писа­теля. Шишков – скорее дока­за­тель­ство того, что на полках старых библио­тек вас ждёт множе­ство ценных нахо­док. Лите­ра­тур­ная судьба Шишкова сложи­лась вполне успешно: ему вручили Сталин­скую премию, но при этом он остался писа­те­лем воль­но­дум­ным и неза­ви­си­мым; Шишкова не изучают в школе, но свой талант он реали­зо­вал полно­стью.

Иллю­стра­ции Петра Пинке­вича, из изда­ния книги 1982 года. 

Поделиться