Первая мировая в авторских картинах

Первая миро­вая война оста­вила след в куль­туре России, хотя, безусловно, собы­тия рево­лю­ции, Граж­дан­ской войны и после­ду­ю­щей совет­ской исто­рии сделали «Вели­кую войну» факти­че­ски полу­за­бы­той. У нас прак­ти­че­ски нет выда­ю­щихся лите­ра­тур­ных произ­ве­де­ний напо­до­бие «Прощай, оружие!» или «На Запад­ном фронте без пере­мен», в кине­ма­то­графе к тема­тике Первой миро­вой стали активно обра­щаться лишь в пост­со­вет­ское время.

Тем инте­рес­нее посмот­реть, как воспри­ни­ма­лась война в немно­гих, но любо­пыт­ных автор­ских произ­ве­де­ниях. Говоря о живо­писи Первой миро­вой, чаще вспо­ми­нают офици­аль­ную пропа­ганду и лубок, но были и свое­об­раз­ные картины ориги­наль­ных авто­ров, многие из кото­рых сего­дня воспри­ни­ма­ются как шедевры и выстав­ля­ются в глав­ных картин­ных гале­реях. Пред­став­ляем неболь­шую тема­ти­че­скую подборку с неко­то­рыми коммен­та­ри­ями.


Марк Шагал. Раненый солдат (1914)

Один из самых извест­ных пред­ста­ви­те­лей русского и миро­вого аван­гарда Марк Шагал в годы миро­вой войны только начи­нал свой твор­че­ский путь. В 1914 году он напи­сал серию работ, связан­ную с начав­шейся войной, и централь­ной фигу­рой в них, как и в данной картине, был солдат. Изло­ман­ные фигуры пере­дают физи­че­ские и душев­ные стра­да­ния и совсем не похожи на подтя­ну­тых строй­ных краси­вых воинов, идущих на фронт.


Павел Филонов. Германская война (1915)

Полотно Фило­нова пере­даёт ощуще­ние хаоса войны, в кото­ром смеша­лись фраг­менты чело­ве­че­ских тел — рук, ног, лиц. Их единая масса бесси­стемна и словно пребы­вает в какой-то бездне. Настро­е­ние у картины крайне напря­жён­ное и совсем не торже­ствен­ное — должно быть, именно такой разру­ши­тель­ной и безум­ной пред­став­ля­лась худож­нику эта война. Инте­ресно, что уже после напи­са­ния картины, в 1916 году Фило­нов будет моби­ли­зо­ван и отпра­вится на фронт.


Кузьма Петров-Водкин. На линии огня (1916)

Об этой картине мы уже писали в нашей подборке шедев­ров Петрова-Водкина. Возможно, это одна из самых узна­ва­е­мых русских картин о Первой миро­вой войне, хотя изоб­ра­жён­ный пейзаж не имеет отно­ше­ния к какой-то конкрет­ной лока­ции фронта. Холмы очень напо­ми­нают родные для худож­ника хвалын­ские волж­ские просторы, и потому сюжет гибели прапор­щика немного отвле­чён, в нём не стоит искать конкрет­ную битву Первой миро­вой.


Василий Шухаев. Полк на позициях (1917)

Эта картина, скорее всего, явля­ется офици­аль­ным зака­зом, кото­рый худож­ник начал выпол­нять на Рижском фронте в 1916 году, во время зати­шья боевых действий. На ней изоб­ра­жены офицеры 4-го гусар­ского Мари­у­поль­ского полка. Картина не была завер­шена, да и в целом немного стран­ный неоклас­си­че­ский стиль остав­ляет двоя­кое впечат­ле­ние, будто полотно напи­сано не в начале XX века, а пере­шло к нам с эпохи Возрож­де­ния.


Пётр Карягин. Ужас войны. Дошли! (1918)

Картина также имеет подза­го­ло­вок: «Атака русской пехоты на герман­ские окопы». В отли­чие от Петрова-Водкина и Шагала, имя Петра Каря­гина редко вспо­ми­на­ется искус­ство­ве­дами. А между тем его картина, пожа­луй, явля­ется одной из самых реали­стич­ных работ, напи­сан­ных прямо во время войны. В этот год Россия подпи­сала Брест­ский мир, сосре­до­то­чив­шись на внут­рен­них конфлик­тах.


Пётр Лихин. Жертвы империалистической войны (1922)

Прак­ти­че­ски неиз­вест­ная картина курского худож­ника Петра Лихина нынче хранится в одном из крае­вед­че­ских музеев Курской обла­сти. Худож­ник рабо­тал над полот­ном несколько лет, и, пусть оно нам неиз­вестно, картина инте­ресна как пример после­во­ен­ной рефлек­сии, когда война стала воспри­ни­маться исклю­чи­тельно как бессмыс­лен­ная «импе­ри­а­ли­сти­че­ская» бойня.


Израиль Лизак. Человек на тумбе (Инвалид империалистической войны) (1925)

Худож­ник Изра­иль Лизак застал войну в детском возрасте, и лишь в начале 1920-х годов начал свою карьеру худож­ника. Его картина пере­даёт не ужасы воен­ного времени, а уже после­во­ен­ное поло­же­ние вете­ра­нов и инва­ли­дов, кото­рые нико­гда не смогут вернуться к преж­ней полно­цен­ной жизни.


Юрий Пименов. Инвалиды войны (1926)

К тому же поко­ле­нию, что и Лизак, принад­ле­жал моло­дой живо­пи­сец Юрий Пиме­нов. Его картину «Инва­лиды войны» можно назвать «русским „Криком“», но влия­ние зару­беж­ного экспрес­си­о­низма на Пиме­нова, в общем, никто не отри­цает. Эта картина была даже не соци­ально-поли­ти­че­ским выска­зы­ва­нием против старой войны, а криком ужаса, насто­я­щим приго­во­ром миро­вому ката­клизму, к кото­рому оказа­лась причастна старая Россия.

Поделиться