Психошансон из Петербурга. Экспериментальный альбом «Земли Сомнамбулы»

«Земля Сомнамбулы» — петербургская экспериментальная пост-панк группа, которой уже 10 лет. Недавно вышла «Свеча на Литориновом море», шестая пластинка группы, наиболее новаторская и необычная. Мы попросили участника коллектива Колю Садовника рассказать об альбоме.


Уважаемые слушатели, пользуясь предоставленной возможностью и просьбой культурного объединения VATNIKSTAN я немного расскажу о нашем новом альбоме «Свеча на Литориновом море». Его можно совсем и не воспринимать сквозь то, что будет сказано ниже. Мы поддерживаем любые интерпретации, ибо это также есть продукт творческого акта всякого субъекта.

Название:

Слово «свеча» есть эсхатологический символ формы времени. Литориновое море необъяснимо магически привлеклось к нам своей топонимикой, 7 тысяч лет назад находилось оно на месте нашего любимого города Санкт-Петербурга. Некоторые части береговой линии проходили недалеко от места моего дома и дома, где проживает господин Заруцкий, принявший участие в данном альбоме. Что меня чрезвычайно заинтересовало и вписалось в общий концепт альбома – времени, прошлом, настоящем,  будущем, цикличности, круге.

«Земля Сомнамбулы» . Фотография 2017 года.

А теперь о песнях:


Сорви меня, Ева

Первая композиция выполняет роль вступления — отправной точки цикла. Творец сидит в парке и незаметно мысль приходит к началу-действию, в тексте для этого использована фраза-символ – «сорви меня, Ева». Остальной текст не несет слишком уж значимой нагрузки, его нужно расценивать как скорлупу, состоящую из случайных частиц восприятия и памяти.


В недопитом лимонаде

Детство — чистый период опыта. Когда удивление поистине является двигателем познания. Но и ощущение метафизичности воспринимаемого также наиболее остро, как и в такой же степени непонятно. Любимая бабушка – символ спокойствия, уюта и безграничных солнечных надежд.


Каждый из нас в свой черед

Здесь мы приблизились к некоторому гитарно-синтетическому free (в том числе, благодаря Сергею Ермакову – гуру петербургского ударного мастерства). В исполнении Павла Заруцкого (играл в «Земле Сомнамбуле в качестве басиста в 2016–2017 гг., поэт, переводчик греческого авангарда (и не только греческого), лидер многочисленных проектов — Культура Раны, Эвридика ВА2037, Эва2037, Grotesque Sex­u­al­i­ty и etc.).

Предоставим слово самому Павлу:

«Я читаю стихотворение "Мать" греческого поэта Мильтоса Сахтуриса (из книги "С тех пор", 1996). Я даже не могу сказать, что выбирал этот текст, — он пришел мне в голову с первых же нот присланной мне демозаписи. Сахтурис точно так же жил в собственной вселенной, полной абсурда и "повседневного ужаса". Мать же наиболее емко показывает этот мир; мир, столь родственный "Земле Сомнамбулы"».

Ниже Павел представил собственный перевод этого стихотворения:

«Я искал свой дом.

На дорогах были сплошь руины; не видать ничего, лишь камни да стены обрушенные.

И ни души вокруг.

И тогда показалась больная мать.

Никогда она не выглядела так хорошо, полная сил и энергии.

Взяла меня за руку, и оказались мы в милой комнатке, в нашем доме.

Я плакал, плакал навзрыд…

И она: не плачь, каждый из нас в свой черед».


Сон в Рудрапраяге

Довольно оптимистичная основа у этой инструментальной композиции.

Как-то, я прочел перед сном книгу «Леопард из Рудрапраяга» Джима Корбетта – английского писателя, путешественника, охотника, истребителя зверей-людоедов. Собственно, во сне я уже видел мир глазами того леопарда, крадущегося ночью по зарослям Гималаев, в поисках жертвы…И, когда прыжок был осуществлен, в сей момент я переместился в предполагаемую жертву – т.е. себя же, выставил руки вперед, и что бы вы подумали? поймал великолепного плюшевого игрушечного леопардика… Сие мной было расценено так: не стоит себя бояться. Чего и всем желаю. Архат.


Ты героина печальная раба

Здесь применен один из любимых «акварельных», как я его называю, подходов к работе с материалом, калейдоскоп из музыкальных фраз. Неровность, спонтанность — синонимы жизненности. Люблю наблюдать отсутствие выхолощенности музыкального материала.  Текст – память о человеке, когда-то ушедшем, в далекой юности. Где-то прочел недавно хорошую мысль о физической и символической смерти, то есть имелось в виду – человек умирает два раза. Я помню – значит, человек еще живет. Это немного успокаивает. Также, интересное противопоставление получилось творчеству (конкретно фразе «тебя все забудут») еще одного моего друга – Саше Сигаеву («ДК Посторонних»), вокальный рупор которого задействован в этой композиции.


Ранен нефтяной танкер

Завершающая вещь. Могу сказать, что самовыявленное, одно из главных жанровых направлений «Земли Сомнамбулы» — психошансон здесь наиболее подходит для определения. Психошансон основывается отчасти на абсурдистских приемах, воспринимать его не стоит как разновидность блатной русской песни, этот термин, в первую очередь, (как с источником) связан с рассуждением о надличностной волевой основе, физически наиболее выраженной в энергичном n-ном представителе молодого поколения в определенном историческом витке нашей страны, направленностью этой воли, ее обузданию (самообузданию) и наиболее рациональному применению. По мне – так это сложные вопросы (уходящие, в глубинные процессы физиологии, психофизиологии, воспитания, теории Дарвина и т.д.), и понимание их неразрешимости, с одной стороны, удручает и заманивает в сладкие сети абсурда-метода, но не оставляет мыслительные потуги, выстраивание различных теорий с другой. Это моя личная «теория» «помощи самому себе», отчасти уходящая к вопросу о русской идее, её, быть может, новом синтетическом виде, гибридном, сочетающим в себе исконную православную частицу с традициями индуизма, буддизма, различными медитативными практиками, что, собственно, и подчеркнуто в музыкальном плане.


Желаю всем приятного прослушивания.


Поделиться