Десять фотографий Серебряного века

Сереб­ря­ный век — период исто­рии русской куль­туры с 1890-х годов по 1920-е годы. Он совпал с евро­пей­ской эпохой модерна и пода­рил отече­ствен­ному и миро­вому искус­ству десятки новых направ­ле­ний: симво­лизм, футу­ризм, акме­изм, имажи­низм. Это было время бурного разви­тия всех жанров искус­ства, но в первую очередь — поэзии, живо­писи и театра. Сам термин «Сереб­ря­ный век» появился уже после его окон­ча­ния, в эмигрант­ской среде, по анало­гии с «Золо­тым веком» пушкин­ской эпохи.

Многие деятели Сереб­ря­ного века полу­чили призна­ние при жизни: они изда­вали попу­ляр­ные поэти­че­ские сбор­ники, их выставки соби­рали тысячи зрите­лей, а стихи расхо­ди­лись на цитаты и стано­ви­лись объек­том присталь­ного внима­ния крити­ков. Насле­дие этого пери­ода осмыс­ля­ется и сейчас. VATNIKSTAN собрал извест­ные и неиз­вест­ные фото­гра­фии актё­ров, писа­те­лей, поэтов и худож­ни­ков Сереб­ря­ного века.

Источ­ники фото: «Исто­рия России в фото­гра­фиях», Россий­ская госу­дар­ствен­ная библио­тека, © Wikimedia Commons.


«Пиковая дама», 1890-е годы

Мария Славина — опер­ная певица и педа­гог за твор­че­скую карьеру испол­нила более 60 ролей. Одна из наибо­лее знако­вых — графиня в «Пико­вой даме» в поста­новке Мари­ин­ского театра. В 1902 году удосто­ена звания «Заслу­жен­ная артистка Импе­ра­тор­ских теат­ров».


Домашний спектакль Александра Блока, 1898 год

Алек­сандр Блок закон­чил гимна­зию в 1898 году и тогда же посту­пил на юриди­че­ский факуль­тет Санкт-Петер­бург­ского универ­си­тета. В это время буду­щий поэт увлёкся теат­ром. В усадьбе Боблово он каждые кани­кулы ставил спек­такли и сам в них играл: «Камен­ного гостя», «Гамлета», «Бориса Году­нова». На фото запе­чат­лён момент из «Гамлета», где Блок играет короля Клав­дия, а его буду­щая жена Любовь Менде­ле­ева — Офелию.


Вера Комиссаржевская, 1900-е годы

Актриса Вера Комис­сар­же­ская (до конца 1930-х годов её фами­лию писали как «Комми­сар­жев­ская») была звез­дой Алек­сандрин­ского театра и испол­няла роли Ларисы в «Беспри­дан­нице», Нины Зареч­ной в «Чайке» и Марга­риты в «Фаусте». Актриса косвенно участ­во­вала в рево­лю­ци­он­ном движе­нии: деньги от благо­тво­ри­тель­ного выступ­ле­ния она пере­дала бакин­ской типо­гра­фии, где печа­тали брошюры социал-демо­кра­ти­че­ской, социал-рево­лю­ци­он­ной и других анти­пра­ви­тель­ствен­ных партий.


Литературный кружок «Среда», 1902 год

Лите­ра­тур­ный кружок «Среда» в 1899–1916 годах объеди­нял москов­ских поэтов, писа­те­лей, худож­ни­ков и даже певцов. Участ­ники соби­ра­лись по средам дома у Нико­лая Теле­шова и обща­лись в нефор­маль­ной обста­новке. На фото слева направо: Степан Скита­лец, Леонид Андреев, Максим Горь­кий, Нико­лай Теле­шов, Фёдор Шаля­пин, Иван Бунин и Евге­ний Чири­ков (стоит). У каждого участ­ника кружка было нефор­маль­ное прозвище, связан­ное с назва­нием москов­ских улиц. Так Горь­кого за любовь к теме бедня­ков назы­вали «Хитров­кой», Андре­ева за присталь­ное внима­ние к теме смерти «Вагань­ко­вым», а Бунина — «Живо­дёр­кой» — за худобу и иронич­ность.


«Почему мы раскрашиваемся?», 1913 год

Ната­лья Гонча­рова — русская худож­ница-аван­гар­дистка (и двою­род­ная правнучка жены Пушкина Ната­льи Гонча­ро­вой) активно зани­ма­лась живо­пи­сью с 1906 года и пробо­вала себя в самых смелых направ­ле­ниях искус­ства. Напри­мер, в боди-арте. В 1913 году она вместе с Миха­и­лом Лари­о­но­вым и Ильёй Здане­ви­чом подпи­сала мани­фест «Почему мы раскра­ши­ва­емся»:

«Мы не стре­мимся к одной эсте­тике. Искус­ство не только монарх, но и газет­чик и деко­ра­тор. Мы ценим и шрифт и изве­стия. Синтез деко­ра­тив­но­сти и иллю­стра­ции — основа нашей раскраски. Мы укра­шаем жизнь и пропо­ве­дуем — поэтому мы раскра­ши­ва­емся».


«Мир искусства», 1914 год

Уникаль­ный груп­по­вой порт­рет сразу 18 извест­ных худож­ни­ков «Мира искус­ства». На фото­гра­фии черни­лами напи­саны номера, а на обороте подпи­саны присут­ству­ю­щие:
1. Мсти­слав Добу­жин­ский.
2. Алек­сандр Гауш.
3. Осип Браз.
4. Нико­лай Рерих.
5. Иван Били­бин.
6. Борис Кусто­диев.
7. Влади­мир Кузне­цов.
8. Павел Кузне­цов.
9. Евге­ний Лансере.
10. Нико­лай Лансере.
12. Нико­лай Милиоти.
13. Анна Остро­умова-Лебе­дева.
14. Кузьма Петров-Водкин.
15. Алек­сандр Тама­нов.
16. Князь Алек­сандр Шерва­шидзе.
17. Степан Яремич.
18. Исаак Раби­но­вич.

Также на фото есть штамп: «фото­графъ Яковъ Шим…ебергъ 1914». Яков Штейн­берг — россий­ский и совет­ский фото­ху­дож­ник, снимал порт­реты извест­ных людей, фото­ре­пор­тажи о Первой миро­вой войне, Февраль­ской и Октябрь­ской рево­лю­ции.


Проводы Бенедикта Лившица на фронт, 1914 год

В объек­тив Карла Буллы — владельца фото­ате­лье в Санкт-Петер­бурге, извест­ного как «отец русского репор­тажа» — совер­шенно случайно попали сразу четыре русских писа­теля Сереб­ря­ного века: Осип Мандель­штам, Корней Чуков­ский, Бене­дикт Лившиц и Юрий Аннен­ков. Фото 1914 года запе­чат­лело проводы Бене­дикта Лившица на фронт. Аннен­ков вспо­ми­нал об этой фото­гра­фии:

«В один из этих дней, зная, что по Невскому проспекту будут идти моби­ли­зо­ван­ные, Корней Чуков­ский и я решили пойти на эту глав­ную улицу. Там же, совер­шенно случайно, встре­тился и присо­еди­нился к нам Осип Мандель­штам… Когда стали прохо­дить моби­ли­зо­ван­ные, ещё не в воен­ной форме, с тюками на плечах, то вдруг из их рядов вышел, тоже с тюком, и подбе­жал к нам поэт Бене­дикт Лившиц. Мы приня­лись обни­мать его, жать ему руки, когда к нам подо­шёл незна­ко­мый фото­граф и попро­сил разре­ше­ния снять нас. Мы взяли друг друга под руки и так были сфото­гра­фи­ро­ваны…».

Чуков­ский запом­нил чуть больше дета­лей:

«Помню, мы втроём, худож­ник Аннен­ков, поэт Мандель­штам и я, шли по петер­бург­ской улице в авгу­сте 1914 г. — и вдруг встре­тили нашего общего друга, поэта Бен. Лившица, кото­рый отправ­лялся (кажется, добро­воль­цем) на фронт. С бритой голо­вой, в казен­ных сапо­гах он — обычно щего­ле­ва­тый — был неузна­ваем. За голе­ни­щем сапога была у него дере­вян­ная ложка, в руке — глиня­ная солдат­ская кружка. Мандель­штам пред­ло­жил пойти в ближай­шее фото­ате­лье и сняться (в честь уходя­щего на фронт Б. Л.)».


Семья Гумилёвых, 1915 год

Брак поэтов Нико­лай Гуми­лёва и Анны Ахма­то­вой не был счаст­ли­вым: двум твор­че­ским нату­рам было трудно ужиться друг с другом. В 1914 году Гуми­лёв ушёл добро­воль­цем на фронт, в начале 1915 года его награ­дили Геор­ги­ев­ским крестом 4-й степени и в это же время он просту­дился и месяц лечился в Петро­граде. Возможно, именно в этот период сделано фото.

В 1918 году, через три года после этой съёмки пара окон­ча­тельно расста­нется (на тот момент они уже какое-то время не будут жить вместе). Буду­щему исто­рику и географу Льву на фото три года.


После представления балета «Петрушка», 1920-е годы

Балет «Петрушка» или «Русские потеш­ные сцены в четы­рёх карти­нах» стал резуль­та­том совмест­ного твор­че­ства Игоря Стра­вин­ского (компо­зи­тор), Алек­сандра Бенуа (автор либретто, сцено­граф) и Миха­ила Фокина (хорео­граф). Балет успешно шёл в России и за рубе­жом. Слева направо: Нико­лай Крем­нев, Алек­сандр Бенуа, Борис Григо­рьев, Тамара Карса­вина, Сергей Дяги­лев, Вацлав Нижин­ский и Серж Лифарь.


Константин Бальмонт, 1920-е годы

В 1920 году поэт Констан­тин Баль­монт поки­нул Россию и через Ревель добрался до Парижа. Здесь ему пришлось посе­литься в малень­кой мебли­ро­ван­ной квар­тире. По воспо­ми­на­ниям Тэффи:

«… окно в столо­вой было всегда заве­шено толстой бурой портье­рой, потому что поэт разбил стекло. Вста­вить новое стекло не имело ника­кого смысла, — оно легко могло снова разбиться. Поэтому в комнате было всегда темно и холодно. "Ужас­ная квар­тира, — гово­рили они. — Нет стекла, и дует"».

Эмигрант­ское обще­ство отно­си­лось к Баль­монту прохладно: его подо­зре­вали в симпа­тиях к Сове­там. Несмотря на труд­ную обста­новку Баль­монт продол­жал твор­че­скую работу и в 1923 году полу­чил номи­на­цию на Нобе­лев­скую премию. Прибли­зи­тельно в этот период фото сделал Пётр Ивано­вич Шумов — русско-фран­цуз­ский фото­ху­дож­ник, эмигри­ро­вал из России по Фран­цию в 1906 году, стал личным фото­гра­фом Огюста Родена.


Читайте также наш мате­риал «Как Москва митин­го­вала в дни Февраль­ской рево­лю­ции»

Поделиться