Первая русская революция в живописи. Десять главных картин

Первая русская рево­лю­ция 1905–1907 гг. стала послед­ствием собы­тий русско-япон­ской войны, внут­рен­ней поли­тики само­дер­жа­вия, нере­шён­ного важней­шего аграр­ного вопроса, слабо разви­той промыш­лен­но­сти. VATNIKSTAN отобрал картины, запе­чат­лев­шие траги­че­ские сюжеты тех лет.


«Солдатушки, бравы ребятушки! Где же ваша слава?», Валентин Серов, 1905 год

Собы­тия Первой русской рево­лю­ции очень сильно повли­яли на миро­воз­зре­ние и твор­че­ство вели­ко­леп­ного худож­ника Вален­тина Алек­сан­дро­вича Серова. Так, нахо­дясь в Акаде­мии худо­жеств в Петер­бурге во время шествия 9 января 1905 года, кото­рое явилось ката­ли­за­то­ром буду­щих потря­се­ний, Серов стал очевид­цем расстрела мирной демон­стра­ции. В окно он видел, как солдаты расстре­ли­вают толпу с иконами и порт­ре­тами. Как пишет дочь Вален­тина Алек­сан­дро­вича: «Прие­хав в Москву, он имел вид чело­века, пере­нес­шего тяжё­лую болезнь».

«Авто­порт­рет», Вален­тин Серов

Проблему усугуб­ляла та ситу­а­ция, что прези­ден­том Акаде­мии худо­жеств был вели­кий князь Влади­мир Алек­сан­дро­вич, дядя Нико­лая II. Он же являлся коман­ду­ю­щим Петер­бург­ского округа — это значило, что он прини­мал непо­сред­ствен­ное участие в подав­ле­нии восста­ния. Поэтому Серов вместе с Васи­лием Дмит­ри­е­ви­чем Поле­но­вым пишут письмо вице-прези­денту Акаде­мии графу Ивану Ивано­вичу Толстому с прось­бой огла­сить письмо на собра­нии Акаде­мии. Вот что писали худож­ники в письме:

«Мрачно отра­зи­лись в серд­цах наших страш­ные собы­тия 9 января. Неко­то­рые из нас были свиде­те­лями, как на улицах Петер­бурга войска убивали безза­щит­ных людей, и в памяти нашей запе­чат­лена картина этого крова­вого ужаса. Мы, худож­ники, глубоко скор­бим, что лицо, имею­щее высшее руко­во­ди­тель­ство над этими войсками, пролив­шими брат­скую кровь, в то же время стоит во главе Акаде­мии худо­жеств, назна­че­ние кото­рой — вносить в жизнь идеи гуман­но­сти и высших идеа­лов».

Письмо так и не было огла­шено. После­ду­ю­щие собы­тия русской рево­лю­ции, непо­ни­ма­ние со стороны коллег вынуж­дают Серова поки­нуть Акаде­мию худо­жеств. А картина «Солда­тушки бравы ребя­тушки! Где же ваша слава?» ярко описы­вают подав­ле­ние народ­ных митин­гов и то, как солдаты из той же русской среды под надзо­ром офице­ров расправ­ля­лись с мирным насе­ле­нием.


«После усмирения» Валентин Серов, 1905 год

Ещё одна работа Вален­тина Серова, каран­даш­ная кари­ка­тура на рево­лю­ци­он­ную тему. Худож­ник описал как те, кто изби­вал мирное насе­ле­ние бунту­ю­щего Петро­града, полу­чали награды за такую «славу». Понятно, что элита пыта­лась сохра­нить верность армии, а награж­де­ния подку­пали часть офице­ров и солдат. К слову, сам Серов лично участ­во­вал в неко­то­рых собы­тия Первой русской рево­лю­ции. Его дочь писала:

«В 1905 году, в день осво­бож­де­ния поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, папа вместе с толпой нахо­дился у таган­ской тюрьмы. Был он и в универ­си­тете, когда там стро­и­лись барри­кады, и на крестьян­ском съезде, и на похо­ро­нах Баумана. Хлопо­тал о заклю­чён­ных, жерт­во­вал деньги и свои рисунки в фонд помощи рево­лю­ци­о­не­рам».


Манифест 17 октября 1905 года, Илья Репин, 1907 год

Извест­ней­шая картина Ильи Ефимо­вича Репина «Мани­фест 17 октября 1905 года» описы­ва­ется собы­тия, когда импе­ра­тор Нико­лай II пору­чил Сергею Витте подго­то­вить мани­фест, кото­рый был издан 17 октября 1905 года. Мани­фест стал уникаль­ным доку­мен­том для исто­рии Россий­ской импе­рии, провоз­гла­ша­лась свобода сове­сти, слова, собра­ний, союзов и непри­кос­но­вен­ность лично­сти. Но более продви­ну­тым в этом доку­менте стало упоми­на­ние об учре­жде­нии госу­дар­ствен­ной думы, кото­рая позво­лила бы огра­ни­чить само­дер­жав­ное прав­ле­ние. При этом Нико­лай II, подпи­сав­ший Мани­фест от 6 авгу­ста 1905 года «Об учре­жде­нии госу­дар­ствен­ной думы», макси­мально огра­ни­чил деятель­ность первого россий­ского парла­мента. Импе­ра­тор имел право распус­кать думу и блоки­ро­вать её реше­ния своим правом вето. По сути дума созда­ва­лась «ручной». В даль­ней­шем 3 июня 1907 года Пётр Столы­пин и вовсе распу­стит его под пред­ло­гом «воен­ного заго­вора». Такими собы­ти­ями закан­чи­ва­ется исто­рия первой и второй Госу­дар­ствен­ной думы Россий­ской импе­рии, в стране снова побеж­дает реак­ция. Как позд­нее писал пред­се­да­тель 2-й Госу­дар­ствен­ной думы, кадет Фёдор Голо­вин:

«Был действи­тельно заго­вор, но не заго­вор 55 членов Думы… а заго­вор Столы­пина и Ко против народ­ного пред­ста­ви­тель­ства и основ­ных госу­дар­ствен­ных зако­нов».

В картине «Мани­фест 17 октября 1905 года» Репин смог пере­дать востор­жен­ное настро­е­ние столич­ного насе­ле­ния после изда­ния верхов­ной властью данного мани­фе­ста. Это произ­ве­де­ние смогло удачно отра­зить настро­е­ния совре­мен­ни­ков Репина. По словам Васи­лия Роза­нова, Репин очень точно пере­дал в своём произ­ве­де­нии «масле­ницу русской рево­лю­ции, карна­вал её, полный безу­мия, цветов и блажен­ства». Сам худож­ник пояс­нял, что на его полотне были изоб­ра­жены:

«…глав­ным обра­зом студенты, профес­сора, курсистки, и рабо­чие, с крас­ными флагами, востор­жен­ные; с пением рево­лю­ци­он­ных песен. На первом плане подняли на плечи амни­сти­ро­ван­ного и много­ты­сяч­ной толпой движутся по площади боль­шого города в экстазе общего лико­ва­ния».

Среди демон­стран­тов Репин также запе­чат­лел пред­ста­ви­те­лей демо­кра­ти­че­ской интел­ли­ген­ции, так или иначе прибли­жав­ших наступ­ле­ние этого дня: худо­же­ствен­ного и музы­каль­ного критика В. В. Стасова, фило­лога и педа­гога М. В. Прахова, умер­шего еще в 1879 году, исто­рика лите­ра­туры и библио­графа С. А. Венге­рова, актрису Л. Е. Явор­скую. Тем не менее эта картина не удовле­тво­ряла идео­ло­гии рево­лю­ци­онно настро­ен­ного насе­ле­ния и посте­пенно была забыта в России.


«Первомайская демонстрация у Путиловского завода», Борис Кустодиев, 1906 год

Произ­ве­де­ние Кусто­ди­ева «Перво­май­ская демон­стра­ция», наряду с карти­ной «Мани­фе­ста­ция», напи­сан­ные в 1906 году, ярко пока­зали отно­ше­ние худож­ника к собы­тия Первой русской рево­лю­ции. Его твор­че­ство посвя­щено борьбе трудя­щихся, он признаёт спра­вед­ли­вость этой борьбы и сочув­ствует рабо­чему классу.

«Мани­фе­ста­ция», Борис Кусто­диев

При этом он пока­зы­вает усло­вия, в кото­рых рабо­тают люди, кото­рые вышли на улицы. Это типич­ный завод­ской пейзаж: угрюмо одно­об­раз­ные корпуса цехов, прямые столбы дымя­щих труб. Страш­ная, безра­дост­ная картина, произ­во­дя­щая мрач­ное впечат­ле­ние — мир, чуждый чело­веку, угне­та­ю­щий его.

Две работы стали вызо­вом худож­ника, направ­лен­ным против безду­шия капи­та­лизма, эсте­ти­че­ский протест против лишён­ных красоты зримых форм его инду­стрии, так как, по мнению худож­ника, они бесче­ло­вечны и анти­на­ци­о­нальны.


«Кровавое воскресенье», Войцех Коссак, 1905 год

Картина поль­ского худож­ника Войцеха Коссака «Крова­вое воскре­се­нье» также описы­вает собы­тия русской рево­лю­ции. Картина неод­но­значна, после её созда­ния она была сразу запре­щена в Россий­ской импе­рии, да и в СССР не была столь попу­лярна. Сам худож­ник не был очевид­цем собы­тий, тогда он нахо­дился в Вене. Картину он напи­сал за 3 месяца, несмотря на внуши­тель­ные размеры картины (4×8 метров). К слову, полотно не совсем отра­жает исто­ри­че­скую действи­тель­ность: разгон проте­сту­ю­щих произо­шёл не на Двор­цо­вой площади, а в районе Нарв­ских триум­фаль­ных ворот.

На картине изоб­ра­жено жесто­кое подав­ле­ние мани­фе­ста­ции: шашки кава­ле­ри­стов, смерть, рвущи­еся рубашки мужи­ков, горе, иконы, стра­да­ния и народ­ный порыв. Весьма пока­за­тель­ным явля­ется изоб­ра­же­ние Гапона, кото­рый сыграл неод­но­знач­ную роль в собы­тиях рево­лю­ции: агент царской охранки, кото­рый впослед­ствии стано­вится профес­си­о­наль­ным прово­ка­то­ром. Он вроде бы и с наро­дом, но и не может вполне быть с ним, так как связан и с властью. При этом на картине видно, как он встал между наро­дом и солда­тами. Изоб­ра­же­ние Гапона часто встре­ча­ется в карти­нах, связан­ных с Первой русской рево­лю­цией. Напри­мер, в работе М. Фред. Фойта «Священ­ник Гапон, пламен­ный петер­бург­ский рефор­ма­тор».


«Разгром манифестации 9 января 1905 года», Иван Владимиров

Худож­ник Иван Алек­се­е­вич Влади­ми­ров описы­вал множе­ство сцен не только Первой русской рево­лю­ции, но и после­ду­ю­щих: Февраль­ской и Октябрь­ской. Помимо основ­ных собы­тий его работы отра­жали быто­вую часть рево­лю­ции, ему была инте­ресна жизнь народа в те страш­ные годы.

Картина посвя­щена собы­тиям «Крова­вого воскре­се­нья». Худож­ник изоб­ра­зил полки, идущие подав­лять восста­ние. Парал­лельно им стоят проте­сту­ю­щие, ошелом­лён­ные внезап­ной атакой своей же армии. Многие из них ранены, убиты — одни бегут, другие до послед­него держат флаги «новой России».


«Умиротворение», Мстислав Добужинский, 1905

Кари­ка­тура Мсти­слава Добу­жин­ского, худож­ника-симво­ли­ста, опуб­ли­ко­ван­ная в журнале «Жупела», в кото­ром часто выхо­дили работы, связан­ные с рево­лю­цией, явля­ется выда­ю­щимся приме­ром удиви­тель­ного жанра симво­лист­ской кари­ка­туры. Худож­ник изоб­ра­зил Кремль посреди крас­ного моря, симво­ли­зи­ру­ю­щего кровь. Назва­ние же этой сцены «Умиро­тво­ре­ние».


«Разгром помещичьей усадьбы в 1905 году» Гавриил Горелов, 1911

Одним из глав­ных собы­тий Первой русской рево­лю­ции можно считать крестьян­ские восста­ния. Крестьяне действо­вали быстро: перед тем как придут войска нужно было сжечь усадьбы господ. Картина Гаври­ила Ники­тича Горе­лова пока­зы­вает, как народ, пере­жив­ший голод 1891 года, пыта­ется сменить пара­дигму царского времени. Глав­ным своим врагом крестьяне считают, конечно, бога­того поме­щика.


«9 января 1905 года на Васильевском острове», Владимир Маковский, 1905 год

Картина Влади­мира Егоро­вича Маков­ского «9 января 1905 года на Васи­льев­ском острове» посвя­щена разгону демон­стра­ции. Автор изоб­ра­жает людей, кото­рые пришли просить у царя, а не требо­вать, но при этом проис­хо­дит. Сам худож­ник пытался лави­ро­вать между властью, в лице Акаде­мии, и наро­дом. Вот что пишет по поводу полотна его коллега Яков Дани­ло­вич Минчен­ков:

«Он, как боль­шин­ство худож­ни­ков, несмотря на свою чуткость к обще­ствен­ным пере­жи­ва­ниям, не заме­тил кипе­ния в глубо­чай­ших слоях народ­ных, не понял проле­та­ри­ата, не понял — откуда, почему разра­зи­лось 9 января 1905 года. Всё же Маков­ский пробует выйти из рамок лёгкого жанра и напи­сать картину, отра­жа­ю­щую эту траге­дию.

У него на моль­берте стоит боль­шая картина «9 января», кото­рую он пока­зы­вает только близ­ким това­ри­щам из опасе­ния, чтобы не распро­стра­ни­лась преж­де­вре­менно молва о ней и ему, как профес­сору импе­ра­тор­ской Акаде­мии, не наго­рело бы.
Ещё раньше, после Ходынки, он отклик­нулся на это собы­тие и напи­сал картину «Ходынка».

Как «Ходынка», так и «9 января» не пере­дали ужаса этих собы­тий, их подо­плеки, недо­ступ­ной наблю­де­нию и пони­ма­нию Маков­ского. Изоб­ра­зить 9 января, видев его лишь из окна своей акаде­ми­че­ской квар­тиры, конечно, было невоз­можно».


«Вступление. 1905 год. Москва», Борис Кустодиев, 1905

Снова работа Кусто­ди­ева — «Вступ­ле­ние. 1905 год. Москва» — одна из мрач­ней­ших картин худож­ника. Он смог пере­дать общую атмо­сферу того времени: страх, угне­тён­ность, пустота. «Смерть шагает по столице» — думаю такими словами можно пере­дать собы­тия того времени, что и выра­зил автор. Крас­ные, белые и чёрные цвета создают внуши­тель­ную картину. К слову, в 1920 году Кусто­диев напи­шет похожу картину «Боль­ше­вик», где огром­ный мужик идет по улицам, неся огром­ное знамя и завле­кая за собой народ.


Читайте также наш мате­риал «Сури­ков как худож­ник-исто­рик»

Поделиться