На чём играть в ВИА: десять главных советских инструментов

Музы­каль­ная промыш­лен­ность в СССР очевидно не поспе­вала за требо­ва­ни­ями музы­кан­тов. Хочешь играть биг-бит — ну, потерпи десять лет, пока промыш­лен­ность осилит элек­тро­ги­тару. Но со време­нем заводы раска­чи­ва­лись — в резуль­тате в стране выпус­ка­лись десятки моде­лей элек­тро­ор­га­нов, синте­за­то­ров и гитар. Отобрали десятку самых важных или просто инте­рес­ных.


Терменвокс

Вопреки мифу, «Термен­вокс» это далеко не первый элек­трон­ный музы­каль­ный инстру­мент, да и формально ещё до-совет­ский даже. Но точно первый, вошед­ший в канон попу­ляр­ной куль­туры, поэтому его обяза­тельно упомя­нем. Изоб­ре­тён­ный Львом Терме­ном чуть ли не случайно в начале 1920-х годов, он опре­де­лил звуча­ние всей ранней элек­тро­аку­сти­че­ской музыки.

По сути, «Термен­вокс» без обра­ботки спосо­бен всего на пару трюков: краси­вые завы­ва­ния, похо­жие на женский вокал или хресто­ма­тий­ных призра­ков — и всякие атональ­ные посви­сты­ва­ния. Плюс ко всему, на нём очень сложно играть (что поро­дило целую волну инстру­мен­тов, постро­ен­ных по тому же прин­ципу, но более приспо­соб­лен­ных для живой игры). Поэтому чаще всего исполь­зуют или в акаде­ми­че­ской музыке, или для созда­ния спец­эф­фек­тов (да-да, те самые завы­ва­ния лета­ю­щих таре­лок из филь­мов 1950-х гг.). Зато чело­век с термен­вок­сом, извле­ка­ю­щий звуки прямо из воздуха, всегда выгля­дит неве­ро­ятно эффектно.


АНС

А вот АНС, назван­ный своим созда­те­лем Евге­нием Мурзи­ным в честь Алек­сандра Нико­ла­е­вича Скря­бина, массо­вым так и не стал — да и не мог стать. Конструк­ция его была слож­ной, а требо­ва­ния к компо­зи­тору — крайне специ­фи­че­скими. Это опти­че­ский синте­за­тор: для того, чтобы полу­чить из АНС звук, нужно скор­мить ему пластину с нари­со­ван­ной спек­тро­грам­мой. То есть нужно очень хорошо пони­мать, что именно ты хочешь полу­чить. Чаще всего на АНС дела­ется то, что проще: всевоз­мож­ные шумы и сонор­ная музыка, но, если прока­чаться, можно делать очень слож­ные компо­зи­ции.


Шиховская акустика

Вообще, в Совет­ском союзе акусти­че­ские гитары делали во многих горо­дах — Ижев­ске, Кунгуре, Самаре, Ленин­граде и так далее. Но почему-то симво­лом стала именно продук­ция Шихов­ского завода под Звени­го­ро­дом — дубо­ва­тые гитары, попу­ляр­ные у бардов. «Шихов­ская акустика» — это соби­ра­тель­ный образ, на самом деле их несколько моде­лей, и шести- и семи­струн­ных.

Впро­чем, можно заме­нить этот пункт списка любым, кото­рый кажется вам более подхо­дя­щим — напри­мер, не менее знаме­ни­тыми бобров­скими акусти­ками или «луна­чар­ками».


Электрогитара «Тоника»

Счита­ется, что «Тоника» — это первая массо­вая цель­но­кор­пус­ная гитара в СССР. Ну и плюс такой же бас. Выпус­ка­лись они с конца 1960-х гг., было довольно много разно­вид­но­стей, отли­ча­ю­щихся от завода к заводу.

Форма кажется довольно дикой, но вообще в 1960-е гг. в мире выпус­кали много подоб­ного — посмот­рите на неко­то­рые модели Meazzi, Welson или на дизай­нер­ские экспе­ри­менты Wandre.

В «Тонике» к собственно дизайну, конечно, прикла­ды­ва­лась ещё и топор­ная сборка с «промыш­лен­ными» реше­ни­ями вроде деки, набран­ной из брус­ков или нере­гу­ли­ру­е­мого анкера. Тем не менее, не так давно копию этой гитары хотела издать извест­ная своими репли­ками исто­ри­че­ских инстру­мен­тов компа­ния Eastwood, а на моди­фи­ци­ро­ван­ном басу «Тоника» (или его клоне) играет басист группы Algiers Райан Мэхэн.


«Эстрадин-8Б»

Первый совет­ский элек­тро­баян, произ­во­ди­мый в промыш­лен­ных масшта­бах! Что вообще такое элек­тро­баян? По сути, это элек­тро­ор­ган с контрол­ле­ром, привыч­ным для баяни­ста. Учиты­вая коли­че­ство таких музы­кан­тов в совет­ских ансам­блях самой разной направ­лен­но­сти, вопрос созда­ния элек­тро­ба­я­нов вправду был акту­аль­ным.

«Эстра­дин-8Б» — это сам баян, ножная педаль и два гробика с дина­ми­ками и орга­ном. Произ­вод­ство нача­лось к концу 1970-х гг. Довольно дико, конечно, гордиться таким аппа­ра­том во времена «Поли­муга» с цифро­вым управ­ле­нием, но вот такая у нас локаль­ная специ­фика.


Электрогитара «Урал 650»

Тот самый леген­дар­ный «Урал», про кото­рый сложено так много анек­до­тов. Одна из самых массо­вых элек­тро­ги­тар СССР — и, несмотря на все недо­статки, она не так и ужасна.

Больше всего «Урал» похож на япон­ские гитары 1960-х гг., кото­рые сейчас так любят всевоз­мож­ные гараж­ные музы­канты. Слабые яркие звуко­сни­ма­тели, не лучшая эрго­но­мика, плохое каче­ство сборки, рандом­ные мате­ри­алы, куча всяких пере­клю­ча­те­лей: типич­ная элек­тро­ги­тара из страны, у кото­рой ещё нет доста­точ­ного опыта в их созда­нии. Визу­ально «Урал» — ревер­сив­ная копия Yamaha SG5, кото­рая вышла почти на десять лет раньше. Впро­чем, на волне инте­реса к ретро, «Урал», как и «Тоника», смот­рится вполне себе и регу­лярно светится даже у извест­ных музы­кан­тов.


«Поливокс»

Magnum Opus всей произ­вод­ствен­ного объеди­не­ния «Вектор», инже­нера Влади­мира Кузь­мина и всей совет­ской синте­за­тор­ной промыш­лен­но­сти. Хорошо звуча­щий, не похо­жий на зару­беж­ные аналоги, да ещё и круто (в отли­чие от боль­шей части совет­ских элек­тро­му­зы­каль­ных инстру­мен­тов) выгля­дя­щий инстру­мент. Ещё пятна­дцать лет назад «Поли­вокс» в хоро­шем состо­я­нии можно было забрать из какого-нибудь ДК. Десять лет назад он стоил — ну, пять-семь тысяч рублей. А сейчас и двадцатка счита­ется нормаль­ной ценой.

Ещё это — пожа­луй, един­ствен­ный совет­ский синте­за­тор, кото­рый был неод­но­кратно скопи­ро­ван другими произ­во­ди­те­лями. А ещё он есть в игре Doom 2016 года. А ещё… В общем, вы и сами всё знаете.


«Электроника ЭМ-25» и «Том-1501»

Пожа­луй, лучшие совет­ские синте­за­тор­ные струн­ные.

Синте­за­тор­ные струн­ные (синт-стрингс) — особый класс инстру­мен­тов, изна­чально призван­ных имити­ро­вать струн­ную секцию оркестра, но быстро став­шие визит­ной карточ­кой многих стилей музыки. Ну, вот если слышали Жана Мишеля Жарра или группу Zodiac, то у них много таких звуков.

Расцвет этого типа синте­за­то­ров пришёлся на 1970-е гг. В СССР, как всегда, чуть запоз­дали — и ЭМ-25, и Том-1501 произ­во­ди­лись уже в 1980-е гг. «Элек­тро­ника» — с явной огляд­кой на япон­ский Roland, а «Том» — на итальян­ский Crumar Performer.


«Каданс С-12»

Совет­ский ответ гибрид­ным синте­за­то­рам 1980-х гг. — таким, как Roland Juno, Oberheim Matrix 1000 или Crumar Bit One. Это тоже инстру­мент с цифро­выми осцил­ля­то­рами, и он дает харак­тер­ный «вось­ми­де­сят­ни­че­ский» звук — можно играть Depeche Mode. Микро­про­цес­сор, память, пресеты, анало­го­вый фильтр, неудоб­ное управ­ле­ние на кноп­ках: прак­ти­че­ски клас­си­че­ский синте­за­тор этой эпохи.


«Артон ИК-51»

Еще одно детище Кузь­мина — и печаль­ный закат совет­ских синте­за­то­ров вообще, зариф­мо­вав­шийся с зака­том всей страны. Это цифро­вая само­иг­райка на манер Yamaha PSR, с содран­ными с «Ямахи» же сэмплами удар­ных. И при этом — чуть ли не инже­нер­ный подвиг, так как промыш­лен­ность СССР не могла обес­пе­чить инже­не­ров нужной элемент­ной базой (в итоге там стоит клон процес­сора Texas Instruments).

С само­иг­рай­ками вообще инте­рес­ная тема: позд­не­со­вет­ские музы­канты решили, что это венец разви­тия техники и с удоволь­ствием меняли свои старые анало­го­вые синте­за­торы на пласти­ко­вые PSR, кото­рые сейчас выгля­дят пригод­ными ну разве что для обуче­ния детей или игры ретро-шансон­чика. Но ИК-51 так и остался никому особо не нужным бесслав­ным дети­щем эпохи упадка.


Читайте и слушайте «10 самых важных альбо­мов Ленин­град­ского рок-клуба»

Поделиться