Аграрная реформа Столыпина: причины, ход, последствия

6 июля 1906 года, в самый разгар Первой русской рево­лю­ции, Пётр Арка­дье­вич Столы­пин сменил на посту пред­се­да­теля Совета мини­стров Илью Логги­но­вича Горе­мы­кина. До этого, 6 июля того же года, он был назна­чен мини­стром внут­рен­них дел Россий­ской импе­рии. Его фигура стала одной из самых неод­но­знач­ных в исто­рии России, а самое важное место в его деятель­но­сти зани­мают внут­рен­ние реформы. Перед прави­тель­ством стояли масштаб­ные задачи по модер­ни­за­ции аграр­ного секторы страны, имев­шего колос­саль­ное значе­ние для буду­щего импе­рии.

VATNIKSTAN подго­то­вил обзор аграр­ной реформы Столы­пина, разо­брался в её причи­нах, послед­ствиях и влия­нии на даль­ней­шую россий­скую исто­рию.

Пётр Арка­дье­вич Столы­пин

Пётр Столы­пин стре­мился посред­ством эконо­ми­че­ских реформ пода­вить очаг рево­лю­ции. Об этом он часто заяв­лял на собра­ниях во II Госу­дар­ствен­ной думе. Стоит отме­тить, что рефор­ма­тор желал иско­ре­нить любые рево­лю­ци­он­ные настро­е­ния. Так, его прави­тель­ство широко исполь­зо­вало Поло­же­ние об усилен­ной и чрез­вы­чай­ной охране, вводя его нормы в отдель­ных реги­о­нах страны.

С начала рево­лю­ции и до июля 1909 года репрес­сиям подверг­лись не менее полу­тора милли­о­нов чело­век. К началу 1908 года в тюрь­мах нахо­ди­лось порядка 200 тысяч заклю­чен­ных. Многие публи­ци­сты, обще­ствен­ные деятели того времени высту­пали против массо­вого внед­ре­ния смерт­ных казней в Россий­ской импе­рии, крити­ко­вался указ о военно-поле­вых судах от 19 авгу­ста 1906 года. Напри­мер, статья Влади­мира Галак­ти­о­но­вича Коро­ленко «Быто­вое явле­ние. Заметки публи­ци­ста о смерт­ных казнях» и мани­фест Льва Нико­ла­е­вича Толстого «Не могу молчать», где крити­ко­ва­лась поли­тика царских властей при подав­ле­нии массо­вых восста­ний. В стране разгро­мили проф­со­юз­ные орга­ни­за­ции, всего было закрыто около 350 проф­со­ю­зов рабо­чих.

Столы­пин пони­мал, что власт­ву­ю­щий режим не выстоит под напо­ром рево­лю­ци­он­ных потря­се­ний, поэтому стре­мился ликви­ди­ро­вать основ­ные глубин­ные причины борьбы против власти. Для этого нужны были эконо­ми­че­ские преоб­ра­зо­ва­ния. Он заяв­лял:

«Рево­лю­ция — болезнь не наруж­ная, а внут­рен­няя, и одними наруж­ными сред­ствами её не выле­чишь».


Земельная реформа

Одной из острей­ших тем начала XX века стал земель­ный вопрос. Для стабиль­ного функ­ци­о­ни­ро­ва­ния сель­ского хозяй­ства необ­хо­димо было наде­лить крестья­нина землёй и превра­тить его в собствен­ника. При этом, так как сам Столы­пин имел дворян­ские корни, он не посяг­нул на «святую святых» Россий­ской импе­рии — поме­щи­чью землю. Земля отчуж­да­лась крестья­нам за счёт земель­ного фонда общины. Дворян­ство видело в общине рассад­ник бунтар­ских настро­е­ний, поэтому оно стре­ми­лось отве­сти крестьян­скую угрозу от поме­щи­чьей земли. Сам Пётр Столы­пин выска­зы­вался по поводу общины резко отри­ца­тельно:

«Наша земель­ная община — гнилой анахро­низм, здрав­ству­ю­щий только благо­даря искус­ствен­ному, беспоч­вен­ному сенти­мен­та­лизму послед­него полу­века, напе­ре­кор здра­вому смыслу и важней­шим госу­дар­ствен­ным потреб­но­стям».

Глав­ная проблема состо­яла в том, что община урав­ни­вала всех крестьян:

«…у русского крестья­нина страсть урав­нять, все приве­сти к одному уровню… лучшие элементы деревни должны быть прини­жены к пони­ма­нию, к стрем­ле­ниям худшего, инерт­ного боль­шин­ства».

При этом он считал, что даль­ней­шей транс­фор­ма­ции и превра­ще­ния крестья­нина в сред­ний класс, требу­ется отде­лить его от общины и наде­лить своей землёй для форми­ро­ва­ния капи­тала. Сред­ний класс в своб очередь должен был стать осно­вой новой эконо­мики. При этом, по мнению Столы­пина, реформа не явля­лась слабо­стью власти:

«Не беспо­ря­доч­ная раздача земель, не успо­ко­е­ние бунта подач­ками — бунт пога­ша­ется силою, а призна­ние непри­кос­но­вен­но­сти част­ной собствен­но­сти, и, как послед­ствие… созда­ние мелкой личной собствен­но­сти, реаль­ное право выхода из общины и разре­ше­ние вопро­сов улуч­ше­ния земле­поль­зо­ва­ния — вот задачи, осуществ­ле­ние кото­рых прави­тель­ство считает вопро­сами суще­ство­ва­ния русской державы».

Крестья­нин с детьми. Рязан­ская губер­ния, 1910 год

Нача­лом реформы стал Указ 9 ноября 1906 года, по кото­рому крестья­нам разре­ша­лось беспре­пят­ственно выйти из общины. По данному доку­менту, общин­ник мог бесплат­ной полу­чить землю, на кото­рой он вёл хозяй­ство — эта земля полу­чила назва­ние «отруб».

Факти­че­ски общину должны были поде­лить на части мелкие собствен­ники. Несмотря на то, что крестья­нин стано­вился личным собствен­ни­ком земли, при поль­зо­ва­нии возни­кало множе­ство огра­ни­че­ний. Прода­вать землю можно было только чело­веку, связан­ному с сель­ским хозяй­ством, закла­ды­вать — только в Крестьян­ском позе­мель­ном банке, а заве­щать — только близ­ким родствен­ни­кам. Данный шаг способ­ство­вал форми­ро­ва­нию зажи­точ­ного слоя крестьян­ского насе­ле­ния, кото­рое было способно скупать сосед­ние участки бедных общин­ни­ков.

Был также и другой способ полу­чить землю в личное владе­ние. Крестья­нину при выходе из общины давался участок земли, не связан­ный с общин­ной терри­то­рией — хутор. Хутора были особенно притя­га­тельны для рефор­ма­то­ров. Сам Столы­пин был поклон­ни­ком хутор­ских хозяйств харак­тер­ных для запад­ных и прибал­тий­ских губер­ний. При этом те хутора, кото­рые появи­лись после реформы были несрав­нимо беднее и меньше, чем 60-деся­тин­ные участки херсон­ских немцев-коло­ни­стов с камен­ными построй­ками. Осво­бо­див­шийся крестья­нин возвра­щался на свой пяти­де­ся­тин­ный участок без какой-либо инфра­струк­туры.

С.А. Коро­вин, «На миру»

Важным был вопрос о закон­но­сти отчуж­де­ния земли в общи­нах, где пере­дел прохо­дил отно­си­тельно недавно, и земля не могла считаться полно­стью обустро­ен­ной земле­поль­зо­ва­те­лем. Тогда Госу­дар­ствен­ный совет внёс поправку, по кото­рой уста­нав­ли­ва­лось едино­лич­ное владе­ние на тех терри­то­риях, где пере­де­лов не было с момента наде­ле­ния землей. 14 июня 1910 года закон был утвер­ждён царем. Допол­не­нием к этому стал Закон о прове­де­нии земле­устро­и­тель­ных работ от 20 мая 1911 года. По данному проекту терри­то­рии, на кото­рых провели земле­устро­и­тель­ные работы, пере­хо­дили в наслед­ствен­ную собствен­ность. Это позво­ляло властям четко форми­ро­вать границы крестьян­ских владе­ний.

Сам же процесс земле­устрой­ства не был чётко прора­бо­тан руко­вод­ством, так как размер земли уста­нав­ли­вался одина­ко­вым для каждого реги­она: не учиты­вался природно-клима­ти­че­ский фактор, плодо­род­ность почв, инфра­струк­тура мест­но­сти. Только начав­шему разви­ваться мелкому хозяй­ству зача­стую не выде­ляли необ­хо­ди­мые льготы. Сама же земле­устро­и­тель­ная реформа продви­га­лась медленно: не хватало специ­а­ли­стов, возни­кало множе­ство споров среди крестьян. Всё это вызы­вало недо­воль­ство насе­ле­ния сложив­шейся систе­мой.

Крестьяне в празд­нич­ной одежде. Ярослав­ская губер­ния, 1915 год

В своей первой речи в каче­стве пред­се­да­теля Совета мини­стров во II Госу­дар­ствен­ной думе Столы­пин в общих чертах пред­ло­жил способы, по кото­рым крестьяне могут купить землю:

«Способ устра­не­ния острого мало­зе­ме­лия глав­ное управ­ле­ние видит в льгот­ной, соот­вет­ству­ю­щей ценно­сти поку­па­е­мого и платёж­ным способ­но­стям приоб­ре­та­теля, продаже земель земле­дель­цам. Для этой цели в распо­ря­же­нии прави­тель­ства имеется, согласно указам 12 и 27 авгу­ста 1906 года, 9 милли­о­нов деся­тин и куплен­ные с 3 ноября 1905 года. Крестьян­ским банком свыше 2 милли­о­нов деся­тин. Но для успеха дела увели­че­ние крестьян­ского земле­вла­де­ния надле­жит связать с улуч­ше­нием форм земле­поль­зо­ва­ния, для чего необ­хо­димы меры поощ­ре­ния и глав­ным обра­зом кредит. Глав­ное управ­ле­ние наме­рено идти в этом деле путём широ­кого разви­тия и орга­ни­за­ции кредита земель­ного, мели­о­ра­тив­ного и пере­се­лен­че­ского».

Важная роль в функ­ци­о­ни­ро­ва­нии эконо­ми­че­ской системы отво­ди­лась Крестьян­скому позе­мель­ному банку с его правом поку­пать поме­щи­чьи земли (дано в 1895 году) и выпус­кать ценные бумаги на всю сумму сделок (добав­лено в 1905 году). В процессе реформ ситу­а­ция на рынке грозила обес­це­ни­ва­нием поме­щи­чьих земель, поэтому банк начал массо­вую скупку дворян­ских имений. За 1906–1907 гг. было скуп­лено больше земли, чем за 11 преды­ду­щих лет. При этом цены подня­лись. Это затруд­няло заём­щи­кам даль­ней­шую скупку, так как крестьяне должны были платить огром­ные платежи, кото­рые неми­ну­емо вели к разо­ре­нию. При этом за 1906–1916 гг. дворя­нам за 4,6 милли­она деся­тин выпла­тили около 500 милли­о­нов рублей, а за 1906–1915 гг. у заём­щи­ков отобрали до 570 тысяч деся­тин земли.

Недо­имки клиен­тов Крестьян­ского позе­мель­ного банка посто­янно росли, а число новых заём­щи­ков сокра­ща­лось, так как уровень дове­рия к банку среди крестьян стано­вился крити­че­ски низким. Поэтому важней­ший инстру­мент прави­тель­ства — Крестьян­ский позе­мель­ный банк не смог выпол­нить основ­ную задачу разви­тия нового класса и созда­ния благо­при­ят­ных усло­вий для введе­ния хозяй­ства ново­ис­пе­чён­ному собствен­нику надела.


Переселенческая политика

Состав­ной частью аграр­ной реформы явля­ется пере­се­лен­че­ская поли­тика, прово­ди­мая прави­тель­ством Петра Арка­дье­вича Столы­пина. Указом от 10 марта 1906 года каждому крестья­нину предо­ста­вили о права пере­се­ле­ния в неза­се­лён­ные обла­сти Сибири, Урала, Турке­стана, Степ­ного края и Закав­ка­зья.

Крестьяне на Челя­бин­ском пере­се­лен­че­ском пункте. Начало ХХ века.

Власти поощ­ряли засе­ле­ние терри­то­рий за Уралом, наде­ясь осла­бить нехватку земли в евро­пей­ской части страны. Прави­тель­ство стиму­ли­ро­вало пере­се­ле­ние льго­тами, посо­би­ями и ссудами. Для пере­се­лен­цев даже был скон­стру­и­ро­ван специ­аль­ный вагон. Им предо­ста­вили право укре­пить и свободно продать свой земель­ный надел. Темпы роста пере­се­ле­ния были действи­тельно высоки: с 1906 года, а особенно в 1908 — 1909 гг., на новые места двину­лись более 1,3 милли­она чело­век. К 1910 году в одной только Томской губер­нии скопи­лось около 700 тысяч чело­век. Пробле­мой явля­лось то, что у крестьян не было необ­хо­ди­мых средств на обустрой­ство на новой земле.

По подсчё­там эконо­ми­стов, каждому крестья­нину требо­ва­лось ссуды не менее 450 рублей. В реаль­но­сти же ссуды не превы­шали 100 рублей (около 61,5% имели при себе такие деньги). При этом если началь­ная сумма трати­лась не на обустрой­ство, а на еду, крестья­нин терял права на полу­че­ние остав­шейся части ссуды. Ещё одной важной пробле­мой стала корруп­ция: мест­ные чинов­ники требо­вали взятки. Всё это приво­дило к возвра­ще­нию части пере­се­лен­цев. Общее число пере­се­лен­цев за 1906 — 1916 гг. соста­вило более 3,1 милли­она чело­век, процент возвра­тив­шихся в первые годы равнялся 9%, в после­ду­ю­щие подни­мался до 31%.

Пере­се­ленцы возле желез­ной дороги. Начало XX века.

Слож­ной была и ситу­а­ция у пере­се­лен­цев, кото­рые пере­ез­жали в Турке­стан, Степ­ной край, Закав­ка­зье. Землю крестья­нам отда­вали за счёт мест­ного насе­ле­ния — всё это приво­дило к враж­деб­но­сти корен­ного народа и пришлого. При этом пере­се­ле­ние прово­ди­лось на уровне мини­маль­ных затрат со стороны госу­дар­ства с очевид­ной попыт­кой пере­ло­жить все тяготы осво­е­ния новых земель, в том числе финан­со­вые, на крестьян­ские плечи. Удиви­тельно, что денеж­ных средств на реформу вполне могло хватить, но прави­тель­ство, в лице Столы­пина, считало, что важнее вложить сред­ства в поддержку дворян­ского земле­де­лия — опоры само­дер­жа­вия.


Итоги реформы

Резуль­таты реформ Петра Столы­пина оказа­лись довольно проти­во­ре­чи­выми. Из поло­жи­тель­ных можно выде­лить быст­рый рост аграр­ного произ­вод­ства, увели­че­ние ёмко­сти внут­рен­него рынка, возрас­та­ние экспорта сель­ско­хо­зяй­ствен­ной продук­ции, причём торго­вый баланс России приоб­ре­тал всё более актив­ный харак­тер. Вало­вой доход всего сель­ского хозяй­ства соста­вил в 1913 году 52,6% от общего. Доход всего народ­ного хозяй­ства благо­даря увели­че­нию стои­мо­сти продук­ции, создан­ной в сель­ском хозяй­стве, возрос в сопо­ста­ви­мых ценах с 1900 года по 1913 год на 33,8%.

Многие реги­оны стали произ­во­дить сель­ско­хо­зяй­ствен­ную продук­цию, это привело к увели­че­нию торгово-эконо­ми­че­ских связей разных обла­стей страны. Стоит отме­тить, что това­ро­обо­рот сель­ско­хо­зяй­ствен­ной продук­ции увели­чился за период реформ на 46%. Экспорт сель­ско­хо­зяй­ствен­ной продук­ции в пред­во­ен­ные годы увели­чился на 61%, по срав­не­нию с 1901 — 1905 гг. Россия стала круп­ней­шим произ­во­ди­те­лем хлеба, льна и ряда продук­тов живот­но­вод­ства. Так, в 1910 году экспорт россий­ской пшеницы соста­вил 36,4% общего миро­вого экспорта.

Вот как отзы­вался о реформе русский обще­ствен­ный и поли­ти­че­ский деятель Пётр Берн­гар­до­вич Струве:

«Как бы ни отно­ситься к аграр­ной поли­тике Столы­пина — можно её прини­мать как вели­чай­шее зло, можно её благо­слов­лять как благо­де­тель­ную хирур­ги­че­скую опера­цию — этой поли­ти­кой он совер­шил огром­ный сдвиг в русской жизни. И — сдвиг поис­тине рево­лю­ци­он­ный и по суще­ству, и формально. Ибо не может быть ника­кого сомне­ния, что с аграр­ной рефор­мой, ликви­ди­ро­вав­шей общину, по значе­нию в эконо­ми­че­ском разви­тии России в один ряд могут быть постав­лены лишь осво­бож­де­ние крестьян и прове­де­ние желез­ных дорог».

При этом в рефор­ми­ро­ва­нии было множе­ство погреш­но­стей. Проблемы голода и крестьян­ского мало­зе­ме­лья так и не реши­лись. Страна по-преж­нему стра­дала от техни­че­ской, эконо­ми­че­ской и куль­тур­ной отста­ло­сти. По расче­там Нико­лая Дмит­ри­е­вича Кондра­тьева, видного русского эконо­ми­ста, в США в сред­нем на ферму, прихо­ди­лось основ­ного капи­тала в размере 3900 рублей, а в евро­пей­ской России на одно крестьян­ское хозяй­ство отво­ди­лось 900 рублей. Наци­о­наль­ный доход на душу сель­ско­хо­зяй­ствен­ного насе­ле­ния в России состав­лял примерно 52 рубля в год, а в США — 262 рубля.

Распре­де­ле­ние вновь обра­зо­ван­ных хуто­ров между домо­хо­зя­е­вами в деревне Бели­нок, Грод­нен­ской губер­нии. 1909 год

Вообще множе­ство видных деяте­лей того времени крити­че­ски отзы­ва­лись о рефор­мах Столы­пина и это каса­ется не только рево­лю­ци­онно настро­ен­ных слоёв обще­ства. Напри­мер, Лев Нико­ла­е­вич Толстой, уже упоми­на­е­мый в статье, писал следу­ю­щее:

«…думали в России успо­ко­ить взвол­но­вав­ше­еся насе­ле­ние, и ждущее и жела­ю­щее только одного: уничто­же­ния права земель­ной собствен­но­сти (столь же возму­ти­тель­ного в наше время, как полсто­ле­тия тому назад было право крепост­ное), успо­ко­ить насе­ле­ние тем, чтобы, уничто­жив общину, обра­зо­вать мелкую земель­ную собствен­ность. Ошибка была огром­ная. Вместо того, чтобы, восполь­зо­вав­шись ещё жившим в народе созна­нием неза­кон­но­сти права личной земель­ной собствен­но­сти, созна­нием, сходя­щимся с учением об отно­ше­нии чело­века к земле самых пере­до­вых людей мира, вместе того, чтобы выста­вить этот прин­цип перед наро­дом, Вы думали успо­ко­ить его тем, чтобы завлечь его в самое низмен­ное, старое, отжив­шее пони­ма­ние отно­ше­ния чело­века к земле, кото­рое суще­ствует в Европе, к вели­кому сожа­ле­нию всех мысля­щих людей в этой Европе».

Лев Толстой среди крестьян на ярмарке. Село Ломцы, Орлов­ская губер­ния. 1909 год

Плодо­род­ность почвы сред­него земель­ного участка была срав­ни­тельно низкой, а темпы произ­во­ди­тель­но­сти — медлен­ными. Эконо­ми­че­ский рост проис­хо­дил не на основе интен­си­фи­ка­ции произ­вод­ства, а за счёт повы­ше­ния интен­сив­но­сти ручного крестьян­ского труда. Прави­тель­ство так и не смогло разру­шить общину из-за того, что из неё выхо­дили только зажи­точ­ные крестьяне, кото­рые хотели приоб­ре­сти больше земли и пере­стать кормить общину, и бедняки, кото­рые уже поте­ряли связь с общи­ной и хотели полу­чить землю, чтобы её продать. Основ­ная же, сред­няя прослойка, крестьян оста­лась в общине. О неуда­чах реформ Столы­пина писал, напри­мер, Митро­по­лит Вени­а­мин (Федчен­ков):

«Столы­пину припи­сы­ва­лась неко­то­рыми будто бы гени­аль­ная спаси­тель­ная идея земле­дель­че­ской системы, так назы­ва­е­мого хутор­ского хозяй­ства. Это, по его мнению, должно было укре­пить собствен­ни­че­ские чувства у крестьян-хуто­рян и пресечь таким обра­зом рево­лю­ци­он­ное броже­ние… Тогда я жил в селе и отчет­ливо видел, что народ — против неё. И причина была простая. Из суще­ству­ю­щей площади нельзя было наде­лить все милли­оны крестьян хуто­рами, да и за них нужно было бы выпла­чи­вать. Значит, из более зажи­точ­ных мужи­ков выде­ли­лась бы малень­кая груп­почка новых владель­цев, а массы оста­лись бы по-преж­нему мало­зе­мель­ными. Хутора в народе прова­ли­ва­лись. В нашей округе едва нашлось три-четыре семьи, высе­лив­ши­еся на хутора. Дело замерло, оно было искус­ствен­ное и ненор­маль­ное».

Столы­пин заяв­лял, что ему потре­бу­ется 15–20 лет, чтобы приве­сти страну к эконо­ми­че­скому процве­та­нию, но рефор­ми­ро­ва­ние прекра­ти­лось в 1913 году. Ряд иссле­до­ва­те­лей при этом пола­гает, что для таких реформ требо­ва­лось мини­мум 50 лет. Это срок посте­пен­ного разви­тия круп­ных капи­та­ли­сти­че­ских ферм, кото­рые при крат­ко­сти рабо­чего сезона в россий­ском земле­де­лии могли суще­ство­вать лишь при значи­тель­ной концен­тра­ции техники и рабо­чей силы в важней­шее время аграр­ного сезона. Однако, данные перспек­тивы уже не имеют ника­кого отно­ше­ния к рефор­мам Петра Арка­дье­вича Столы­пина. Реформы не дали нужного резуль­тата, страна не вышла из кризиса, на Россию надви­га­лись новые потря­се­ние.


Читайте также наш материал «Голод 1890-х: причины, собы­тия, послед­ствия»

Поделиться