СПИД в СССР. Начало

В эпоху панде­мии, конечно, вспо­ми­нают другие эпиде­мии, пора­жав­шие нашу страну — от чумы до холеры. Все они были ужасны, но лишь один вирус, как это ни странно, стал супер­звез­дой, брен­дом и лиде­ром упоми­на­е­мо­сти. Кому ещё посвя­тили столько филь­мов, песен, теле­пе­ре­дач, блогов и концер­тов? Имя ему — вирус имму­но­де­фи­цита чело­века (ВИЧ) из рода ретро­ви­ру­сов. Гость пере­дач Юрия Дудя и герой песен Земфиры. Почему именно он? Навер­ное, потому что вобрал в себя вели­кую триаду — Sex, Drugs, Rock ’n’ roll. Посу­дите сами: зара­же­ние связано с сексом и нарко­ти­ками. И убил он не одну звезду рок-н-ролла.

Лучшая песня о СПИДе:

Впро­чем, почти сразу после появ­ле­ния болезнь распро­стра­ни­лась среди обыч­ных людей, многие из кото­рых нико­гда не выез­жали за пределы СССР.


Как вирус попал в СССР

Сейчас СПИД лечится, как диабет: чело­век в госу­дар­ствен­ном СПИД-центре полу­чит бесплат­ные лекар­ства (их не хватает, но можно добиться) и если будет соблю­дать указа­ния врачей (можно ездить в Москву) — прожи­вёт примерно столько же, сколько здоро­вые люди. Поэтому честно говоря нынеш­няя ситу­а­ция со смерт­но­стью от этой инфек­ции в России пора­жает: за 2019 год умерло 25 тысяч чело­век (Росстат), а зара­жа­ется в год столько же, сколько в Уганде. Но это не тема нашей статьи.

Мы знаем сего­дня, что ВИЧ пере­шёл к чело­веку от обезьян шимпанзе в 1920-х годах где-то в Конго, там уже были первые смерти. В силу глоба­ли­за­ции где-то в 1960-х гг. он начи­нает распро­стра­няться в запад­ном мире, причём «нуле­вого паци­ента» не было, зара­жа­лись люди ВИЧ хаотично разные люди, в одно и то же время.

Кана­дец, борт­про­вод­ник Гаэтан Дюга, кото­рого назы­вали «нуле­вым паци­ен­том»

Стран­ные случаи смерти вроде моло­дых и здоро­вых в 1970-е гг. списы­вали на рак или ещё что-то. В 1981 году в США проис­хо­дит массо­вое зара­же­ние гомо­сек­су­а­ли­стов неви­дан­ной инфек­цией. Они болеют сарко­мой Капоши и пнев­мо­цист­ной пнев­мо­нией, будто их имму­ни­тет просто отсут­ствует. Ни один чело­век, даже неспор­тив­ный, не может этим болеть в прин­ципе.

Через два года неза­ви­симо друг от друга в Америке и Фран­ции виру­со­логи нахо­дят возбу­ди­тель и назы­вают его ВИЧ. Тогда же стано­вится ясно — им болеют не только геи. Им взрыв­ным обра­зом начали зара­жаться амери­канцы вполне себе гете­ро­сек­су­аль­ной ориен­та­ции. Вирус вошёл в попу­ля­цию, чтобы остаться и начать парад смерти.

Даже по звёз­дам тех лет видно, как ВИЧ начал соби­рать крова­вую жатву:

1982 год — диджей Патрик Каули;
1983 год — певец Клаус Номи;
1984 год — фило­соф Мишель Фуко;
1985 год- супер­звезда Голли­вуда Рок Хадсон;
1986 год — топ-модель Джиа Каран­джи;
1987 год — танцор Майкл Беннетт, леген­дар­ный пианист Либе­раче;
1988 год — русский пианист Юрий Егоров;
1989 год — актриса Аманда Блейк, фигу­рист Тим Браун;
1991 год — Фредди Меркьюри.

В СССР зара­же­ние нача­лось, вы удиви­тесь, примерно в те же годы. Первые инфи­ци­ро­ван­ные по данным меди­ков появи­лись в Совет­ском Союзе в конце 1970-х гг. — это были студенты из брат­ских стран Африки, конечно же любив­шие «обще­ние» с русскими сокурс­ни­цами, служив­шие в Конго совспецы. Мы были открыты чёрному конти­ненту, поддер­жи­вали его борьбу за демо­кра­тию, но вот и расплата.

Однако после первых изве­стий из-за рубежа о стран­ном вирусе власти Москвы заве­ряли:

«В Америке СПИД бушует с 1981 года, это запад­ная болезнь. У нас нет базы для распро­стра­не­ния этой инфек­ции, так как в России нет нарко­ма­нии и прости­ту­ции».

Навер­ное, глав­ной ошиб­кой стал отказ от обмена мето­дами теста с меди­ками из США. Система тести­ро­ва­ния в СССР зара­бо­тает полно­ценно только в 1989 году, когда вирус уже начнёт шагать по стране.

Первый стран­ный случай, заста­вив­ший труже­ни­ков Минздрава заду­маться, произо­шёл в 1985 году, когда в Инфек­ци­он­ную боль­ницу № 2 посту­пил студент из ЮАР. Его лечили от всего подряд, но он сгорел за два месяца. Имму­ни­тета просто не было, а тело покры­лось опухо­лями ярко-лило­вого окраса.

Фильм о появ­ле­нии СПИД:


История Владимира Красичкова

В 1987 году стало ясно — это уже не болезнь наших друзей из тропи­ков, ею болеют граж­дане нашей страны. Это и есть первая исто­рия нашего ВИЧ-инфи­ци­ро­ван­ного. Речь шла о Влади­мире Красич­кове. Так его имя назвал блогер Антон Носик, кото­рый будучи студен­том Медин­сти­тута изучал его исто­рию болезни. Влади­мир был геем, встре­чался с мужчи­нами с 14 лет.

В 1981 году его напра­вили пере­вод­чи­ком с англий­ского в Танза­нию, где видимо он «нала­жи­вал обще­ние» с афри­кан­скими това­ри­щами, там и подце­пил ВИЧ. В 1982 году его доста­вили во Москов­скую инфек­ци­он­ную боль­ницу с продол­жав­шейся месяц лихо­рад­кой и диареей, сыпью и увели­че­нием лимфо­уз­лов. Врачи смогли выле­чить Влади­мира, но так и не поняли, что это с ним было.

РУДН:

В 1983 году он вернулся в родной Арма­вир и рабо­тал на воен­ном пред­при­я­тии. По данным эпиде­мио­ло­ги­че­ского рассле­до­ва­ния, с 1984 по 1986 год у него было 22 связи с солда­тами и курсан­тами, кото­рым он и пере­дал ВИЧ. Причём он был именно пассив­ным в этих союзах, не брез­го­вал и косме­ти­кой, мани­кю­ром. Модный был. А от них уже он пере­дался по цепочке другим людям. Такая вот бисек­су­аль­ность в СССР.

В 1987 году Красич­кову стало хуже, его снова забрали в Москву. По счаст­ли­вой случай­но­сти им занялся моло­дой учёный В. В. Покров­ский, как раз изучав­ший ВИЧ и став­ший глав­ным борцом с зара­зой в России. Он нако­нец понял, что фиоле­то­вые опухоли — саркома Капоши. Тогда же и первые тесты уста­но­вили — Влади­мир болен. Благо­даря стара­ниям врачей он прожи­вёт ещё четыре года — помо­жет препа­рат азидо­ти­ми­дин. Покров­ский прове­дёт собствен­ное рассле­до­ва­ние и узнает, кто зара­зился от Красич­кова и кому успел пере­дать ВИЧ. Полу­чится цепочка на весь Союз, многих из них удалось проле­чить.

Покров­ский вспо­ми­нал:

«Многие из воен­ных действо­вали очень прямо­ли­нейно. Напри­мер, могли постро­ить всех солдат и скоман­до­вать: “У кого был поло­вой контакт с таким-то — три шага вперед”. К счастью, нужные мне 25 чело­век уже демо­би­ли­зо­ва­лись».

Первой умер­шей от СПИДа стала Ольга Гаев­ская, рабо­тав­шая жрицей любви для иностран­цев. Её также лечили от всего подряд, но в 1988 году уже после смерти выяс­нили, что причина смерти — не пнев­мо­ния и не саркомы, а тот самый амери­кан­ский бацилл.

Нарас­та­ние ситу­а­ции выну­дило Минздрав прово­дить тести­ро­ва­ние групп риска: геев, прости­ту­ток, иностран­цев. В 1987 году нача­лась массо­вая проверка на ВИЧ среди иностран­цев. Удалось охва­тить 43 тысячи чело­век, среди кото­рых 219 имели ВИЧ, почти все — студенты из Африки.

Первый доку­мен­таль­ный фильм о СПИДе:


Нестерилизованные шприцы: заражение в Элисте

Масштаб всесо­юз­ной проблемы СПИД принял после массо­вого зара­же­ния детей в боль­нице Элисты. Смер­тель­ную болезнь полу­чили 75 детей и четыре взрос­лые женщины. За этим тоже стоит целая исто­рия.

И тянется она к моряку из Калмы­кии, кото­рый в 1981 году рабо­тал в Конго, обслу­жи­вал суда в порту. Там как выяс­нит рассле­до­ва­ние у него были «контакты» с мест­ными женщи­нами, от кото­рых он и полу­чил вирус. После он женился, пере­дал вирус жене, а она родила двух детей. Второй ребе­нок родился слабым и забо­лел почти сразу после рожде­ния, в марте 1988 года его поме­стили в детскую боль­ницу Элисты. Через два месяца он умер от сепсиса, пнев­мо­нии и канди­доза.

Но это было только начало. В ноябре 1988 года было выяв­лено ещё два ВИЧ+ — женщина-донор и её ребе­нок (он тоже скоро умер). Они лежали в этой самой боль­нице. В декабре прислан­ная Союз­ная комис­сия выявила массо­вое зара­же­ние детей ВИЧ — 74 чело­века. Причина оказа­лась жуткой — персо­нал не стери­ли­зо­вал шприцы. Одно­ра­зо­вых было мало, а на дезин­фек­цию отправ­ляли только два из трёх. По всей види­мо­сти от боль­ного ребенка вирус несте­риль­ными иглами пере­несли в осталь­ных детей, а мамы полу­чили его от своих чад во время груд­ного корм­ле­ния. Такая вот цепочка смерти. Глав­врач боль­ницы Элисты долго заяв­лял, что это ложь, но факт есть факт — штамм вируса был родом из Конго, где его когда-то полу­чил папа погиб­шего малыша. За время рассле­до­ва­ния комис­сии стало ясно, что многих из детей выслали в боль­ницы Волго­града, Став­ро­поля, Ростова-на-Дону.

Проверки на СПИД стали массо­выми с 1989 года. Поли­тика глас­но­сти способ­ство­вала агита­ции и обсуж­де­нию. Теперь всех призы­вали прове­ряться по месту житель­ства, особенно геев, при том что за муже­ло­же­ство давали пять лет. По указа­нию мини­стра здра­во­охра­не­ния СССР Евге­ния Чазова в 1989 году по всей стране были созданы центры по борьбе со СПИДом. За 1987–1995 годы среди 160 милли­о­нов обсле­до­ван­ных выявили только 1096 носи­те­лей.

Надо сказать, что и 1980-е гг., и в 1990-е гг. массо­вого зара­же­ния ВИЧ ещё не было. Только в нуле­вые вирус вошёл в попу­ля­цию массово, во многом из-за нарко­ма­нов, колов­шихся одной иглой. И в этом пара­докс — совет­ская меди­цина выявила и смогла лока­ли­зо­вать зара­же­ние, сделав его мало­чис­лен­ным, а наши власти сделать этого не сумели.


Читайте также «“У нас какая-то поваль­ная болезнь”. Эпиде­мия “испанки” в России»

Поделиться