Лингвистическое строительство в СССР: как бесписьменные народы получали первые алфавиты

Когда в СССР нача­лась ликви­да­ция безгра­мот­но­сти, языко­веды столк­ну­лись с уникаль­ной пробле­мой — у огром­ного числа малых наро­дов страны пись­мен­ность нахо­ди­лась на низкой ступени разви­тия или отсут­ство­вала вообще. Как научить читать и писать тех, у кого нет букв? Как в корот­кие сроки создать алфа­виты для огром­ного числа языков из разных языко­вых групп? Расска­зы­ваем, как данные вопросы реши­лись в первые деся­ти­ле­тия совет­ской власти.

Крестьяне Повол­жья, 1929 год

По данным всеоб­щей пере­писи 1897 года, в евро­пей­ской части Россий­ской импе­рии (без Финлян­дии) 78,9% насе­ле­ния было негра­мот­ным, причём женщин, не умею­щих читать и писать, было в 2,2 раза больше, чем мужчин. На Кавказе доля негра­мот­ных обоих полов в насе­ле­нии, не считая детей до девяти лет, обозна­ча­ется в 83%, в Сред­ней Азии — в 94%.

26 декабря 1919 года Совнар­ком издал декрет «О ликви­да­ции безгра­мот­но­сти в РСФСР». Согласно ему, всё насе­ле­ние Совет­ской России в возрасте от 8 до 50 лет, кото­рое не умело читать или писать, было обязано учиться грамоте на родном или на русском языке — по жела­нию. Народ­ный комис­са­риат просве­ще­ния РСФСР полу­чил право привле­кать всех грамот­ных людей к обуче­нию негра­мот­ных на основе трудо­вой повин­но­сти. Декрет преду­смат­ри­вал созда­ние школ для так назы­ва­е­мых «пере­рост­ков», откры­тие школ при детских домах, коло­ниях и прочих учре­жде­ниях, входив­ших в систему Глав­со­цвоса (Глав­ного управ­ле­ния соци­аль­ного воспи­та­ния и поли­тех­ни­че­ского обра­зо­ва­ния детей). В госу­дар­стве нача­лась ликви­да­ция безгра­мот­но­сти — «ликбез».

Ликбез в Воро­неже, 1938 год

Ещё до прихода к власти боль­ше­вики отста­и­вали прин­ципы равен­ства и свобод­ного разви­тия всех наци­о­наль­ных мень­шинств и народ­но­стей импе­рии. В 1914 году в цикле «Статьи по наци­о­наль­ному вопросу» Влади­мир Ленин писал:

«Что озна­чает обяза­тель­ный госу­дар­ствен­ный язык? Это значит прак­ти­че­ски, что язык вели­ко­рос­сов, состав­ля­ю­щих мень­шин­ство насе­ле­ния России, навя­зы­ва­ется всему осталь­ному насе­ле­нию России. В каждой школе препо­да­ва­ние госу­дар­ствен­ного языка должно быть обяза­тельно. Все офици­аль­ные дело­про­из­вод­ства должны обяза­тельно вестись госу­дар­ствен­ном языке, а не на языке мест­ного насе­ле­ния. … Мы стоим за то, чтобы каждый житель России имел возмож­ность научиться вели­кому русскому языку. Мы не хотим только одного: элемента прину­ди­тель­но­сти. … Сотни тысяч людей пере­бра­сы­ва­ются из одного конца России в другой, наци­о­наль­ный состав насе­ле­ния пере­ме­ши­ва­ется, обособ­лен­ность и наци­о­наль­ная заско­руз­лость должны отпасть. Те, кто по усло­виям своей жизни и работы нужда­ются в знании русского языка, научатся ему и без палки. А прину­ди­тель­ность (палка) приве­дёт только к одному: она затруд­нит вели­кому и могу­чему русскому языку доступ в другие наци­о­наль­ные группы, а глав­ное — обост­рит вражду, создаст миллион новых трений, усилит раздра­же­ние, взаи­мо­не­по­ни­ма­ние и т. д.» [1].

Проблема разницы в уровне разви­тия языков была не новой. Русские, укра­инцы, грузины, армяне, евреи уже давно имели разви­тые системы письма и собствен­ную лите­ра­туру. Огром­ное коли­че­ство языков малых наро­дов Севера, Кавказа, Даль­него Востока не имело алфа­вита как тако­вого. О лите­ра­туре на своём собствен­ном языке речи не захо­дило вовсе. Налицо явный разрыв между языками одной страны. Эту проблему пред­сто­яло решить в рамках новой языко­вой поли­тики.

National Geographic о наро­дах СССР, 1976 год

Ещё один сопут­ству­ю­щий процесс — коре­ни­за­ция. Зада­чей этой куль­тур­ной и поли­ти­че­ской кампа­нии 1920-х гг. было сгла­жи­ва­ние проти­во­ре­чий между централь­ной властью и корен­ным насе­ле­нием наци­о­наль­ных респуб­лик СССР. Коре­ни­за­ция вклю­чала в себя подго­товку и продви­же­ние на руко­во­дя­щие долж­но­сти пред­ста­ви­те­лей мест­ных наци­о­наль­но­стей, созда­ние наци­о­нально-терри­то­ри­аль­ных авто­но­мий, внед­ре­ние языков наци­о­наль­ных мень­шинств в дело­про­из­вод­ство, обра­зо­ва­ние, а также укреп­ле­ние пози­ций СМИ на наци­о­наль­ных языках. В конце 1930-х гг. коре­ни­за­цию свер­нули, а многие её актив­ные участ­ники были репрес­си­ро­ваны в ходе «борьбы с буржу­аз­ным наци­о­на­лиз­мом» [2].

Совет­ские линг­ви­сты в основу работ по созда­нию новых алфа­ви­тов поло­жили следу­ю­щие прин­ципы: макси­маль­ный учёт звуко­вого состава наци­о­наль­ного языка при соблю­де­нии необ­хо­ди­мого общего един­ства алфа­ви­тов наро­дов СССР, прибли­же­ние письма к живому лите­ра­тур­ному языку, обозна­че­ние особых звуков наци­о­наль­ных языков, как правило, путём созда­ния допол­ни­тель­ных букв [3].

Одной из самых первых проблем, с кото­рой столк­нулся коллек­тив языко­ве­дов, был выбор графи­че­ской основы. Перво­на­чально вопрос выбора графики решался в пользу лати­ницы. Русская графика счита­лась непри­ем­ле­мой, поскольку несла на себе отпе­ча­ток поли­тики «вели­ко­дер­жав­ного шови­низма», угне­те­ния царским режи­мом наро­дов Россий­ской импе­рии, мисси­о­нер­ства, поли­тики руси­фи­ка­тор­ства. Гото­ви­лись проекты пере­хода русского языка на латин­ское напи­са­ние. После победы рево­лю­ции на всём земном шаре, лати­ница, как виде­лось авто­рам проекта, помо­жет языкам наро­дов СССР влиться в общий строй евро­пей­ских языков. Выдви­га­лись и эконо­ми­че­ские подсчёты:

«…введе­ние лати­ницы позво­лит снизить на 11–12% эконо­ми­че­ские расходы (металл, транс­порт, бумага, брошю­ровки и т. д.), что за один послед­ний год пяти­летки даст до 20 000 000 рублей эконо­мии». [4]

Ханс­у­ва­ров И. «Лати­ни­за­ция — орудие ленин­ской наци­о­наль­ной поли­тики», 1932 год

Но партия сменила идею перма­нент­ной рево­лю­ции на план постро­е­ния соци­а­лизма в отдельно взятой стране. 25 января 1930 года Полит­бюро ЦК ВКП(б) под пред­се­да­тель­ством Сталина дало пору­че­ние Глав­на­уке прекра­тить разра­ботку вопроса о лати­ни­за­ции русского алфа­вита [5]. Защи­тить проект попы­тался ушед­ший с поста наркома просве­ще­ния Луна­чар­ский [6]. Его доводы о необ­хо­ди­мо­сти уйти от царского прошлого оста­лись в стороне. Уже введён­ные в неко­то­рых реги­о­нах лати­ни­зи­ро­ван­ные вари­анты письма необ­хо­димо было заме­нить. Исполь­зо­ва­ние латин­ской основы созда­вало разрыв между новыми алфа­ви­тами и алфа­ви­тами круп­ней­ших наро­дов СССР. Именно это стало глав­ным аргу­мен­том в пользу окон­ча­тель­ного выбора кирил­ли­че­ской основы для новых алфа­ви­тов.

Сталин, Кали­нин, Воро­ши­лов и Кага­но­вич на XVI съезде ВКП(б), 1930 год

Языки Кавказа

Для беспись­мен­ных наро­дов Кавказа ещё в доре­во­лю­ци­он­ное время пред­при­ни­ма­лись попытки создать алфа­виты на основе грузин­ской, араб­ской, русской и латин­ской графи­че­ских систем. Когда пришла совет­ская власть, боль­шин­ство кавказ­ских языков не имело пись­мен­но­сти: авар­ский, даргин­ский, лакский, лезгин­ский, таба­са­ран­ский, абхаз­ский, абазин­ский, адыгей­ский, кабар­дино-черкес­ский, ингуш­ский и чечен­ский [7]. В резуль­тате языко­вого стро­и­тель­ства в 1930-х гг. были разра­бо­таны новые алфа­виты для 18 языков Кавказа.

Пись­мен­ность абхаз­ского языка на кирил­ли­че­ской основе разра­ба­ты­вал П. К. Услар с 1862 года, было несколько проек­тов азбук. В 1926 году акаде­мик Н. Я. Марр выбрал абхаз­ский язык как основ­ной в экспе­ри­менте по лати­ни­за­ции. В 1937 году на Абхаз­ской област­ной конфе­рен­ции КП(б) Грузии решили пере­ве­сти абхаз­скую пись­мен­ность на грузин­скую графи­че­скую основу. Только в 1954 году удалось вернуть к разра­ботке кирил­ли­че­ский проект.

Абхаз­ская азбука 1892 года
Абхаз­ская азбука 1928 года
Абхаз­ская азбука 1939 года

Для чечен­ского языка до 1925 года пред­при­ни­ма­лись попытки создать пись­мен­ность на араб­ской основе. Одно­вре­менно с абхаз­ским языком в конце 1920-х гг. он участ­во­вал в экспе­ри­менте по пере­ходу на латин­скую основу. В 1938 году Н. Ф. Яковлев принял алфа­вит на основе русской графики, кото­рый функ­ци­о­ни­рует до наших дней.

Первый адыгей­ский алфа­вит соста­вил пред­ста­ви­тель адыгей­ской диас­поры Бланау Баток. В эмигра­ции в Констан­ти­но­поле в 1918 году вышел его лати­ни­зи­ро­ван­ный букварь, кото­рый не имел широ­кого распро­стра­не­ния. Н. Ф. Яковлев был авто­ром двух алфа­ви­тов адыгей­ского языка — на основе латин­ского в 1927 году и на основе кирил­лицы в 1938 году [5].

Терский казак в Даге­стане, 1935 год

Тюркские языки

Тюрк­ская семья языков широко распро­стра­нена в Азии и Восточ­ной Европе. Форми­ро­ва­нию отдель­ных тюрк­ских языков пред­ше­ство­вали много­чис­лен­ные и слож­ные мигра­ции их носи­те­лей. В связи с распро­стра­не­нием ислам­ской рели­гии народы Сред­ней Азии стали активно исполь­зо­вать араб­скую пись­мен­ность. Согласно ислам­ским кано­нам, Коран не должен был пере­во­диться на иностран­ные языки, и тюрко­языч­ное насе­ле­ние вынуж­дено было изучать араб­ский язык, исполь­зо­вать его в каче­стве един­ствен­ного языка рели­гии и куль­туры. Много­чис­лен­ные тюрк­ские языки безуспешно пыта­лись приспо­со­бить араб­скую графику для созда­ния собствен­ных пись­мен­ных текстов.

Кара­им­ский язык, отно­ся­щийся к северо-запад­ной ветви тюрк­ской семьи языков, тради­ци­онно исполь­зо­вал древ­не­ев­рей­ское квад­рат­ное письмо. На протя­же­нии XX века кара­им­ские общины исполь­зо­вали различ­ные моди­фи­ка­ции латин­ского алфа­вита (литов­ский и поль­ский алфа­виты) и кирил­лицу. Выбор основы напря­мую зави­сел от места прожи­ва­ния диас­поры кара­и­мов. Похо­жая ситу­а­ция с крым­чак­ским языком — в первые деся­ти­ле­тия XX века в посо­биях по изуче­нию языка исполь­зо­вался латин­ский алфа­вит, а с 1936 года — кирил­ли­че­ский.

Первая наци­о­наль­ная киргиз­ская пись­мен­ность, прибли­жён­ная к нуждам киргиз­ской фоне­тики, была создана на основе араб­ской графики в 1923 года Касы­мом Тыны­ста­но­вым. С 1926 года начался пере­ход на лати­ни­зи­ро­ван­ный алфа­вит, а в 1940 году осуще­ствился пере­ход к пись­мен­но­сти, осно­ван­ной на кирил­лице и допол­ни­тель­ных симво­лах.

Киргиз­ская книга Балдар жомоқторы, 1939 год

Татар­ский язык, кото­рый исполь­зу­ется на терри­то­рии Татар­стана и Башкор­то­стана, имеет длитель­ную пись­мен­ную тради­цию, связан­ную с поис­ком подхо­дя­щего вари­анта записи звуча­щей речи. Входя с 922 года в состав Булгар­ского госу­дар­ства, затем Казан­ского ханства, а впослед­ствии в состав Русского госу­дар­ства, татары поль­зо­ва­лись араб­ским пись­мом. В резуль­тате созда­ния систем письма для наро­дов СССР татар­ский язык с 1927 года стал исполь­зо­вать латин­ский алфа­вит, а с 1939 года — русский алфа­вит, допол­нен­ный шестью специ­аль­ными буквами [7].

Брига­дир на ячмен­ном поле. Надпись на колышке по-татар­ски выпол­нена лати­ни­цей. Татар­ская АССР, 1930-е гг.

Финно-угорские языки

Из наро­дов, гово­ря­щих на финно-угор­ских языках, поль­зо­ваться пись­мен­но­стью на родном языке раньше других начали венгры. Финский и эстон­ский языки также имеют доста­точно длитель­ную пись­мен­ную тради­цию. После рево­лю­ции пись­мен­ность на основе кирил­лицы была создана для мордвы, марий­цев, удмур­тов, коми, обских угров (ханты и манси). Неко­то­рые языки даже в насто­я­щее время не имеют пись­мен­но­сти: ливский, водский, ижор­ский, карель­ский, коль­ско-саам­ский языки. Это объяс­ня­ется мало­чис­лен­но­стью носи­те­лей данных языков либо боль­шими разли­чи­ями между разными диалек­тами, что затруд­няет выбор основы для лите­ра­тур­ного языка.

До рево­лю­ции ни у одного само­дий­ского языка (ненец­кий, сель­куп­ский) пись­мен­но­сти не было. В 1930-е гг. начали печа­таться учеб­ники на ненец­ком языке. В 1932 году вышел первый ненец­кий букварь. В 1931 году пись­мен­ность стро­и­лась на латин­ской основе, но с 1937 года — на русской [8].

Куль­тур­ный отдых ненцев, 1950-е гг.

Монгольские языки

Калмыц­кий язык входит в монголь­скую языко­вую семью. Перво­на­чально для записи текстов на калмыц­ком языке исполь­зо­ва­лось монголь­ское верти­каль­ное письмо. Калмыц­кий алфа­вит пере­вели на кирил­лицу в 1938 году, а в 1941 году алфа­вит был снова рефор­ми­ро­ван — изме­ни­лось начер­та­ние допол­ни­тель­ных букв кирил­ли­че­ского образца.

Бурят­ский язык пред­став­ляет собой север­ную ветвь монголь­ского языка. На протя­же­нии XIX века бурят­ские педа­гоги состав­ляли учеб­ники для бурят на основе русского алфа­вита. Доре­во­лю­ци­он­ные попытки приспо­со­бить старый монголь­ский алфа­вит к особен­но­стям бурят­ского диалекта успеха не имели. Многие звуки, кото­рые необ­хо­димо было отра­зить на письме, отсут­ство­вали в иеро­гли­фах. В 1931 году в СССР была создана бурят­ская пись­мен­ность на основе латин­ской графики, а в 1938 году её пере­вели на русскую систему письма.

Газета «Буряад унэн»,, 1925 год
Газета «Буряад унэн», 1938 год
Газета «Буряад унэн», 1968 год

Палеоазиатские языки

Палео­ази­ат­ские языки — родственно не связан­ные между собой языко­вые группы и отдель­ные языки малых народ­но­стей север­ной и северо-восточ­ной Сибири, Даль­него Востока и аркти­че­ской зоны Север­ной Америки. Среди этих языков наибо­лее известна чукот­ско-камчат­ская языко­вая группа. Она объеди­няет чукот­ский, коряк­ский, алютор­ский и керекский языки.

В начале 1930-х гг. были изучены образцы пикто­гра­фи­че­ских запи­сей чукот­ского языка. Пример­ная дати­ровка памят­ника — 1927–1929 гг. Авто­ром этого пикто­гра­фи­че­ского письма был чукча-пастух Тыне­виль. Пись­мен­ные свиде­тель­ства, подоб­ные этим, не зафик­си­ро­ваны. Графи­че­ским образ­цом такого письма послу­жили русский и англий­ский алфа­виты, а также торго­вые марки на россий­ских и амери­кан­ских това­рах. Если судить по сохра­нив­шимся надпи­сям на досках, костях, моржо­вых клыках и конфет­ных обёрт­ках, Тыне­виль совер­шен­ство­вал своё письмо, но за преде­лами его семьи оно так и не нашло приме­не­ния. Причи­ной этого стало как недо­ве­рие сосе­дей к изоб­ре­те­нию Тыне­виля, так и начало распро­стра­не­ния офици­аль­ного чукот­ского алфа­вита [9]. В 1931 году для чукот­ского, коряк­ского и эски­мос­ского языков была впер­вые создана пись­мен­ность. Она исполь­зо­вала латин­скую графику. В 1936–1937 гг. эти языки были пере­ве­дены на русскую систему письма. По данным пере­писи 2010 года, палео­ази­ат­скими языками в России владеет менее 15 000 чело­век.

Пись­мена Тыне­виля, 1927—1929 гг.

Реше­ния по приня­тию того или иного алфа­вита на терри­то­рии малых наро­дов СССР окон­ча­тельно прини­ма­лись колле­ги­ально. На конфе­рен­циях соби­ра­лись препо­да­ва­тели, поэты, писа­тели и линг­ви­сты, кото­рые рассмат­ри­вали вари­анты алфа­ви­тов, состав­лен­ных экспе­ри­мен­тально. Алфа­виты, создан­ные в период 1920–1930-х гг. — не заслуга одного чело­века, а поиск, кото­рый был необ­хо­дим боль­шому числу людей. Только носи­тели языка прини­мали окон­ча­тель­ный вари­ант пись­мен­но­сти, ведь им пред­сто­яло учиться и учить именно этому алфа­виту.


Литература и источники

1. Ленин В. И. Полное собра­ние сочи­не­ний : в 55 т. / В. И. Ленин ; Инсти­тут марк­сизма-лени­низма при ЦК КПСС — 5-е изд. — М.: Гос. изд-во полит. лит., 1973. — Т. 24.
2. Алмаев Р. З. Судьбы деяте­лей просве­ще­ния Башкир­ской АССР в годы борьбы с «буржу­аз­ным наци­о­на­лиз­мом» (1937−1938 ГГ.) // Вест­ник РУДН. Исто­рия России. 2020. № 1.
3. Яковлев Н. Ф. Мате­ма­ти­че­ская формула постро­е­ния алфа­вита // Куль­тура и пись­мен­ность Востока. — 1928. — Т. 1.
4. Яковлев Н. Ф. За лати­ни­за­цию русского алфа­вита // Куль­тура и пись­мен­ность Востока. — 1930. — Т. 6.
5. Алпа­тов В. М. 150 языков и поли­тика, 1917–2000: Социо­линг­ви­сти­че­ские проблемы СССР и пост­со­вет­ского простран­ства. — КРАФТ, 2000.
6. Луна­чар­ский А. В. К лати­ни­за­ции русского алфа­вита // Крас­ная газета, Ленин­град, 07. 01. 1930.
7. Исаев М. И. Языко­вое стро­и­тель­ство в СССР: процессы созда­ния пись­мен­но­стей наро­дов СССР. — Наука, 1979.
8. Проко­фьев Г. Н. Языки и пись­мен­ность наро­дов Севера — Л.: Гос. учебно-педа­го­ги­че­ское изда­тель­ство, 1937. — Т. 1.
9. Давы­дова Е. А. Пись­мена Тыне­виля: микро­ис­то­ри­че­ский анализ одного изоб­ре­те­ния // Антро­по­ло­ги­че­ский форум. 2015. № 26.


Читайте также наш мате­риал «Хроника дисси­дент­ских собы­тий»

Поделиться