Бакунин против Маркса. Битва за Интернационал

В миро­вой исто­рии не так уж часто русские мысли­тели доби­ва­лись всеоб­щей извест­но­сти и призна­ния. Имена авто­ри­тет­ных рели­ги­оз­ных фило­со­фов или монар­хи­че­ских идео­ло­гов вряд ли будут вызы­вать ассо­ци­а­ции у жите­лей других стран. Зато с соци­а­ли­сти­че­ской мыслью нам повезло, и не только в отно­ше­нии побе­див­шего комму­низма, просла­вив­шего Ленина и русский марк­сизм в целом. Ещё до него одним из глав­ных евро­пей­ских интел­лек­ту­а­лов на неко­то­рое время стал Михаил Баку­нин. И кто знает, как бы повер­ну­лась миро­вая исто­рия, если бы в своём проти­во­бор­стве с Марк­сом он остался бы во главе единого Первого интер­на­ци­о­нала…


Взгляд Маркса

По мере роста рабо­чего движе­ния в Европе среди рабо­чих орга­ни­за­ций появ­ля­лись идеи их между­на­род­ного объеди­не­ния. Слово «между­на­род­ный» на ряде евро­пей­ских языков звучит как «international», поэтому появив­ше­еся в 1860-е годы Между­на­род­ное това­ри­ще­ство трудя­щихся нередко назы­вают сокра­щённо — Интер­на­ци­о­нал. Возможно, обсуж­де­ния о необ­хо­ди­мо­сти его созда­ния ещё долго бы мусси­ро­ва­лись среди британ­ских, фран­цуз­ских и других рабо­чих коми­те­тов, но их объеди­не­нию поспо­соб­ство­вала, как ни странно, Россия.

В 1863 году в поль­ских землях Россий­ской импе­рии вновь вспых­нуло восста­ние, кото­рое снова было подав­лено. 28 сентября 1864 года в Лондоне был созван между­на­род­ный митинг против репрес­сий в Польше. На нём один из орато­ров выска­зал мысль, что кроме поля­ков, гораздо более угне­тён­ной нацией явля­ется проле­та­риат, и надо бы ему объеди­няться ради борьбы за свои права. Фран­цуз­ские деле­гаты уже давно разра­ба­ты­вали проекты устава и программы Интер­на­ци­о­нала и перед поезд­кой в Лондон прихва­тили их с собой. Недолго думая, они огла­сили проекты на митинге. Иници­а­тива была поддер­жана, и так стихийно нача­лась исто­рия Первого интер­на­ци­о­нала.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс в типо­гра­фии «Новой Рейн­ской газеты» в Кёльне. Худож­ник Евге­ний Сапиро

Нередко можно услы­шать мнение, что Интер­на­ци­о­нал создал Карл Маркс. В этом видится силь­ное упро­ще­ние исто­ри­че­ского сюжета. Авто­ри­тет­ный уже на тот момент теоре­тик и публи­цист, автор «Мани­фе­ста комму­ни­сти­че­ской партии» и многих анали­ти­че­ских работ иници­а­то­ром Интер­на­ци­о­нала не был. Он присут­ство­вал на том митинге, но, по его собствен­ным словам, только молча слушал других орато­ров и актив­ного участия в исто­ри­че­ском собы­тии не прини­мал.

Проект орга­ни­за­ции нужно было дово­дить до ума, и пред­ста­ви­те­лей от разных стран избрали во времен­ный коми­тет для его дора­ботки. От немцев в коми­тет вошёл Маркс. Кстати, пона­чалу ввиду болезни он даже не присут­ство­вал на засе­да­ниях коми­тета. Зато потом внёс поправки в устав и напи­сал первый мани­фест (или «адрес») Интер­на­ци­о­нала. Устав был продук­том коллек­тив­ного твор­че­ства, а вот мани­фест — исклю­чи­тельно мнением Маркса. В нём он, в част­но­сти, писал:

«Первый долг рабо­чего класса состоит в заво­е­ва­нии поли­ти­че­ской власти».

Эта идея позже полу­чит устой­чи­вое опре­де­ле­ние — «дикта­тура проле­та­ри­ата». Далеко не все проле­та­рии её разде­ляли. Интер­на­ци­о­нал не был центра­ли­зо­ван­ной орга­ни­за­цией с единой идео­ло­гией. Рабо­чие союзы в его составе объеди­ня­лись в секции по реги­о­наль­ному или профес­си­о­наль­ному призна­кам, те, в свою очередь, по наци­о­наль­ному признаку форми­ро­вали феде­ра­ции, а уже феде­ра­ции посы­лали своих деле­га­тов в Гене­раль­ный совет. Гене­раль­ный совет только коор­ди­ни­ро­вал общие действия и созы­вал конгрессы. Поэтому среди членов Интер­на­ци­о­нала были не только сторон­ники Маркса, но и британ­ские тред-юнио­ни­сты, фран­цуз­ские прудо­ни­сты и блан­ки­сты, немец­кие сторон­ники Лассаля, итальян­ские мадзи­ни­сты, бель­гий­ские коллек­ти­ви­сты и так далее.

Выступ­ле­ние Карла Маркса на засе­да­нии Гене­раль­ного совета I Интер­на­ци­о­нала. Худож­ники Д. Минь­ков и М. Рома­нов

Глядя на эту сбор­ную солянку, в 1867 году Маркс писал своему сорат­нику Фридриху Энгельсу:

«…мы (то есть ты и я) будем иметь эту могу­чую машину в наших руках».

Он был уверен в том, что сможет убедить осталь­ных в правоте своей программы, направ­лен­ной на поли­ти­че­скую рево­лю­цию проле­та­ри­ата. Но не тут-то было. Марксу поме­шал русский эмигрант Михаил Баку­нин. К 1860-м годам у Баку­нина был бога­тый опыт рево­лю­ци­он­ной борьбы. За двадцать лет до того он с удоволь­ствием рвался на барри­кады в немец­ких землях во время рево­лю­ци­он­ной волны «Весны наро­дов», за что его аресто­вали и выдали русским властям. А затем из сибир­ской ссылки он сбежал и вернулся в Европу.

Взгляд Бакунина

Влия­ние анар­хи­че­ских идей, а также личная склон­ность к борьбе «против всех» превра­тили Баку­нина в глав­ного бунтаря Европы. Ему было тесно в рамках неболь­шого круга русских эмигран­тов, и он вовсю старался влиться в между­на­род­ное движе­ние. В Италии он конфлик­то­вал с Мадзини, в Швеции орга­ни­зо­вы­вал поль­ский десант для поддержки восста­ния 1863 года, в Швей­ца­рии — участ­во­вал в конгрессе «Лиги мира и свободы», носив­шей обще­де­мо­кра­ти­че­ский паци­фист­ский харак­тер. По мере разви­тия бурной деятель­но­сти у Баку­нина появ­ля­лись сторон­ники, среди кото­рых было много итальян­цев — сказа­лось и основ­ное место прожи­ва­ния русского эмигранта, и, возможно, южный темпе­ра­мент народа, пере­жи­вав­шего в те годы рево­лю­ци­он­ное возрож­де­ние.

Михаил Баку­нин

Баку­нин не едино­жды пытался офор­мить из своих сторон­ни­ков какую-то орга­ни­за­цию. Это были и «Между­на­род­ный альянс соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии», и полу­ми­фи­че­ское тайное «Интер­на­ци­о­наль­ное брат­ство». На конгрессе «Лиги мира и свободы» Баку­нин скло­нял движе­ние к соци­а­ли­сти­че­скому пути, но не вышло — в итоге он и его сторон­ники из «Лиги мира и свободы» в 1868 году пере­шли в Интер­на­ци­о­нал, где также обра­зо­вали особое крыло. На этот раз они пози­ци­о­ни­ро­вали себя как «антиав­то­ри­тар­ные коллек­ти­ви­сты». Баку­нин писал:

«Мы хотим пере­стройки обще­ства и объеди­не­ния чело­ве­че­ства не сверху вниз, при посред­стве какого бы то ни было авто­ри­тета и с помо­щью соци­а­ли­сти­че­ских чинов­ни­ков, инже­не­ров и других офици­аль­ных учёных; мы хотим пере­стройки снизу вверх, путём свобод­ной феде­ра­ции осво­бож­дён­ных от ярма госу­дар­ства рабо­чих ассо­ци­а­ций всех видов».

По сути своей это была анар­хи­че­ская программа. Госу­дар­ство для Баку­нина и баку­ни­стов — апри­ор­ное зло, и только свобод­ная феде­ра­ция общин, ассо­ци­а­ций, арте­лей может постро­ить идеаль­ное обще­ство буду­щего. Из этого исхо­дила и критика марк­сизма «слева»: если несо­зна­тель­ный проле­та­риат осво­бо­дить путём поли­ти­че­ской рево­лю­ции и созда­ния нового, «проле­тар­ского» госу­дар­ства, то при недо­ста­точ­ной осознан­но­сти пока недо­зрев­шего рабо­чего класса этим госу­дар­ством будут управ­лять «учёные» — интел­ли­генты и идео­логи, а сама машина госу­дар­ства станет господ­ству­ю­щей бюро­кра­тией.

Шарж на 200-летие со дня рожде­ния Баку­нина. 2014 год

Впослед­ствии эту критику транс­ли­ро­вали соци­а­ли­сты всех мастей, глядя на разви­тие моло­дого совет­ского госу­дар­ства. Но первым её выска­зал Баку­нин, ещё не имея перед глазами реаль­ной прак­тики русских марк­си­стов. Удиви­тель­ный вклад нашей циви­ли­за­ции в миро­вой соци­а­лизм: Россия невольно спро­во­ци­ро­вала митинг, создав­ший Интер­на­ци­о­нал, а русский Баку­нин уже внутри него крити­ко­вал буду­щий русский же опыт госу­дар­ствен­ного стро­и­тель­ства.

Раскол

На 3-м конгрессе Интер­на­ци­о­нала в Брюс­селе в 1868 году «антиав­то­ри­тар­ные коллек­ти­ви­сты» ещё коопе­ри­ро­ва­лись с марк­си­стами, приняв вместе резо­лю­цию о коллек­ти­ви­за­ции шахт и рудни­ков, желез­ных дорог, пахот­ных земель и других средств произ­вод­ства. Они тогда ещё вместе проти­во­сто­яли прудо­ни­стам, а вот на следу­ю­щем конгрессе в Базеле в 1869-м уже нача­лась конфрон­та­ция: Баку­нин пред­ло­жил резо­лю­цию об отмене права насле­до­ва­ния, Маркс высту­пил против. По подсчё­там иссле­до­ва­те­лей, 63% деле­га­тов на том конгрессе можно отне­сти к «антиав­то­ри­тар­ному» лагерю; есте­ственно, резо­лю­ция Баку­нина была принята боль­шин­ством.

Михаил Баку­нин высту­пает перед членами Первого интер­на­ци­о­нала в Базеле в 1869 году

Дальше пошли споры на реги­о­наль­ных съез­дах и публи­ци­сти­че­ские дискус­сии по вопро­сам участия в выбо­рах и франко-прус­ской войны. Маркс считал, что победа Герма­нии в этой войне — не такое уж и плохое собы­тие, ведь разви­ва­ю­ща­яся эконо­мика Герма­нии вместе с немец­ким рабо­чим движе­нием только уско­рит рево­лю­ци­он­ные процессы в Европе. Фран­ко­фил Баку­нин не мог поддер­жать такую точку зрения и звал своих сторон­ни­ков на барри­кады и немед­лен­ную соци­аль­ную рево­лю­цию во Фран­ции.

Конфликт всту­пил в личную фазу. Даже внешне похо­жие друг на друга Маркс и Баку­нин не могли ужиться в одном Интер­на­ци­о­нале. Ещё за двадцать лет до конфликта, по свиде­тель­ству Баку­нина, во время его первой эмигра­ции и знаком­ства с Марк­сом наме­ти­лись их разли­чия:

«Мы довольно часто виде­лись друг с другом, потому что я очень уважал его за его страст­ную и серьёз­ную предан­ность делу проле­та­ри­ата, хотя всегда с приме­сью личного тщесла­вия; я с инте­ре­сом слушал его разго­воры, всегда поучи­тель­ные и умные, если только они не вдох­нов­ля­лись жалкой злобой, что к сожа­ле­нию, бывало очень часто. Однако между нами нико­гда не было полной близо­сти; наши темпе­ра­менты не пере­но­сили этого. Он назы­вал меня санти­мен­таль­ным идеа­ли­стом и был прав; я его назы­вал мрач­ным, веро­лом­ным, тщеслав­ным чело­ве­ком и тоже был прав».

Пора­же­ние Париж­ской Коммуны, в кото­рой участ­во­вало немало членов «антиав­то­ри­тар­ного» крыла Интер­на­ци­о­нала, позво­лило Марксу восполь­зо­ваться ситу­а­цией и прове­сти в 1872 году 5-й Гааг­ский конгресс, куда он провёл много своих сторон­ни­ков. Конгресс исклю­чил из Интер­на­ци­о­нала Баку­нина и прого­ло­со­вал за пере­нос Гене­раль­ного совета в Нью-Йорк — подальше от влия­ния неста­биль­ной поддержки евро­пей­ских секций.

Кари­ка­тура. Надписи:
«Маркс исклю­чает Баку­нина из 1-го соци­а­ли­сти­че­ского Интер­на­ци­о­нала в 1872 году.
– Ты, тупой анар­хист!
– Сам ты тупой… немец!»

Такие реше­ния взорвали Интер­на­ци­о­нал изнутри. Центром оппо­зи­ции Марксу стала Юрская феде­ра­ция (то есть швей­цар­ская — по назва­нию горного массива Юра в Швей­ца­рии), но возму­ти­лись авто­ри­та­риз­мом марк­си­стов и секции других стран. В итоге Юрская феде­ра­ция созвала собствен­ный конгресс, где обви­нила Гене­раль­ный совет в превы­ше­нии полно­мо­чий. За несколько меся­цев против Генсо­вета высту­пило множе­ство итальян­ских, испан­ских, фран­цуз­ских, бель­гий­ских и других секций. Генсо­вет не стал идти на компро­мисс и исклю­чал оппо­нен­тов из рядов орга­ни­за­ции. До тех пор, пока не стало очевидно: с таким малым числом сторон­ни­ков общее дело уже беспо­лезно. В июле 1876 года в Фила­дель­фии Первый интер­на­ци­о­нал само­рас­пу­стился.

Баку­ни­сты, однако, не считали себя исклю­чён­ными. Они провели собствен­ный конгресс «правиль­ного» Интер­на­ци­о­нала в Женеве в 1873 году. Устав был пере­смот­рен, Гене­раль­ный совет распу­щен, а боль­шое пред­ста­ви­тель­ство (23 деле­гата из 7 наци­о­наль­ных феде­ра­ций) могло внушать ощуще­ние победы. Победа была пирро­вой: общее недо­воль­ство давле­нием Маркса было плохим фунда­мен­том для объеди­не­ния, а зара­зить рабо­чее движе­ние анар­хиз­мом и поднять массо­вые восста­ния за несколько лет так и не вышло.

Кроме этого, анар­хист­ский Интер­на­ци­о­нал очень быстро лишился хариз­ма­ти­че­ского лидера. Михаил Баку­нин, чувствуя уста­лость после многих лет рево­лю­ци­он­ного пути, удалился на покой. В 1876 году он умер. Несклон­ные к центра­ли­за­ции анар­хи­сты без авто­ри­тет­ного и энер­гич­ного мысли­теля во главе стали разбре­даться, и общая деятель­ность Интер­на­ци­о­нала к началу 1880-х годов сошла не нет.

Формально, кстати, Первый интер­на­ци­о­нал суще­ствует до сих пор: создан­ный в 1922 году анархо-синди­ка­лист­ский Берлин­ский интер­на­ци­о­нал проф­со­ю­зов считает себя его преем­ни­ком. Может, Баку­нин всё-таки побе­дил?..

Поделиться