Благотворительные учреждения императорской семьи: как помогали бедным в царской России

Первые благо­тво­ри­тель­ные учре­жде­ния в Россий­ской импе­рии созда­ва­лись ещё при Екате­рине II, но их расцвет пришёлся на вторую поло­вину и конец XIX века: в 1899 году обществ было около двух тысяч, а через пять лет — 10 тысяч. Тради­ци­онно сферами благо­тво­ри­тель­но­сти и призре­ния формально и нефор­мально управ­ляли импе­ра­трицы, но зача­стую иници­а­тива созда­ния того или иного обще­ства принад­ле­жала импе­ра­тору. В управ­ле­нии царской семьи нахо­ди­лись круп­ные всерос­сий­ские орга­ни­за­ции. Реги­о­наль­ными или город­скими чаще управ­ляли вели­кие князья и княгини.

VATNIKSTAN продол­жает разби­рать вопросы соци­аль­ного призре­ния в Россий­ской импе­рии и расска­зы­вает о благо­тво­ри­тель­ных обще­ствах, нахо­див­шихся под покро­ви­тель­ством членов импе­ра­тор­ской фами­лии: «Импе­ра­тор­ское чело­ве­ко­лю­би­вое обще­ство», «Алек­сан­дров­ский коми­тет», «Серги­ево-Елиза­ве­тин­ское убежище» и «Ольгин­ские детские семей­ные приюты трудо­лю­бия». Ранее мы уже посвя­тили отдель­ную статью Россий­скому Обще­ству Крас­ного Креста.


Человеколюбивое общество и гуманизм

Одной из круп­ней­ших благо­тво­ри­тель­ных орга­ни­за­ций было Импе­ра­тор­ское Чело­ве­ко­лю­би­вое обще­ство. Его осно­вали ещё в 1802 году по иници­а­тиве Алек­сандра I, воспи­тан­ного на прин­ци­пах гума­низма. В момент осно­ва­ния орга­ни­за­ция назы­ва­лась «Благо­де­тель­ное обще­ство», но позже, в 1814 году, её пере­име­но­вали и преоб­ра­зо­вали. Обще­ство ставило целью помощь бедным и неза­щи­щён­ным слоям насе­ле­ния.

«… без разли­чия пола, возраста и веро­ис­по­ве­да­ния при всех прояв­ле­ниях их нужд от младен­че­ского возраста до глубо­кой старо­сти не только разда­вать мило­стыню, но достав­лять бедным и другие вспо­мо­же­ния и особенно стараться выво­дить из состо­я­ния нищеты тех, кои трудами своими и промыш­лен­но­стью пропи­ты­вать себя могут».

Импе­ра­тор выде­лял 24 тысячи рублей из своих личных средств, впослед­ствии увели­чив сумму до 40 тысяч.

Сразу после осно­ва­ния обще­ство функ­ци­о­ни­ро­вало в виде разроз­нен­ных коми­те­тов медико-филан­тро­пи­че­ского и попе­чи­тель­ского направ­ле­ния. В их задачи входили:
• родо­вспо­мо­же­ние;
• бесплат­ное лече­ние на дому;
• приём и оказа­ние бесплат­ных консуль­та­ций прихо­дя­щим боль­ным в специ­аль­ных лечеб­ни­цах;
• раздача бесплат­ных меди­ка­мен­тов.

Выда­ю­щу­юся роль в разви­тии обще­ства сыграла мать Алек­сандра I Мария Фёдо­ровна. Именно она привела систему в совре­мен­ный 1860-м годам вид. Фили­алы обще­ства откры­лись во всех круп­ных горо­дах, помощь оказы­ва­лась 150 тыся­чам бедных на сумму 1,5 милли­она рублей ежегодно. В распо­ря­же­нии обще­ства нахо­ди­лись боль­ницы, учебно-воспи­та­тель­ные заве­де­ния, дешё­вые квар­тиры, приюты, бесплат­ные и дешё­вые столо­вые, швей­ные мастер­ские, различ­ные бога­дельни и прочие заве­де­ния призре­ния. Члены царской семьи вносили посиль­ную лепту, строя аптеки, лечеб­ницы и гимна­зии на свои сред­ства.

Опыт Импе­ра­тор­ского Чело­ве­ко­лю­би­вого обще­ства стал уникаль­ным и первым в исто­рии России, пред­вос­хи­тив деятель­ность РОКК. Нахо­дя­ща­яся под покро­ви­тель­ством импе­ра­трицы струк­тура благо­тво­ри­тель­ных учре­жде­ний охва­тила всю страну.

«Русский чело­век делает пода­я­ния очень часто, с радо­стью и от всей души. Он всегда помо­жет и поддер­жит не только своего земляка, но и всех нужда­ю­щихся в помощи. Он благо­де­те­лен из-за внут­рен­него порыва, от любви к людям и ближ­нему своему. Он даже не думает о том, чтобы полу­чить похвалу за свои поступки, и чтобы мир превоз­но­сил и прослав­лял его вели­ко­ду­шие» — «Вся правда о России», Адольф Цандо

К 1861 году в струк­туру Чело­ве­ко­лю­би­вого обще­ства входило свыше 50 соци­аль­ных учре­жде­ний: список попол­нили женские инсти­туты. К этому же году работа в обще­стве была прирав­нена к госу­дар­ствен­ной службе! Это значило, что служа­щие имели право на пенсию за выслугу лет и ноше­ние мундира обще­граж­дан­ского кроя.

Семью годами позже курс петер­бург­ского Воспи­та­тель­ного дома для бедных детей, принад­ле­жав­ший Обще­ству, признали равным курсу реаль­ных гимна­зий, а ещё позже, в 1872 Дом был преоб­ра­зо­ван в Гимна­зию Импе­ра­тор­ского Чело­ве­ко­лю­би­вого обще­ства. Благо­даря деятель­но­сти обще­ства и импе­ра­тор­скому покро­ви­тель­ству благо­тво­ри­тель­ность и обще­ствен­ная работа стали считаться престиж­ным, статус­ным и модным делом.

К началу Первой миро­вой войны в составе Обще­ства было около 300 благо­тво­ри­тель­ных учре­жде­ний, распо­ло­жен­ных в 39 губер­ниях, но уже в 1918 году орга­ни­за­ция пере­стала суще­ство­вать — её недви­жи­мость, счета и имуще­ство наци­о­на­ли­зи­ро­вали.


Александровский комитет и увечные воины

Вторым по давно­сти осно­ва­ния явля­ется Алек­сан­дров­ский коми­тет о ране­ных, осно­ван­ный в 1814 году в Санкт-Петер­бурге. Коми­тет осно­ван Алек­сан­дром I в день годов­щины Кульм­ского боя и перво­на­чально носил назва­ние «коми­тета, Высо­чайше учре­жден­ного в 18-го дня авгу­ста 1814 года»:

«Я отвер­заю ныне путь, удоб­ней­ший всем увеч­ным в послед­нюю, неза­бвен­ную по гром­ким делам своим, войну — гене­ра­лам, штабс- и обер-офице­рам, не имею­щим другого состо­я­ния, кроме опре­де­лён­ного при отставке пенси­она, прибе­гать во всех нуждах своих ко Мне» — Алек­сандр I

В 1858 году назва­ние упро­стили до «Коми­тета о ране­ных», а в столе­тие Алек­сандра I — 1877 год — присво­или назва­ние Алек­сан­дров­ского.

«… учре­ждён в знак призна­тель­но­сти отече­ства к герой­ским подви­гам армии и пере­не­сен­ным ею слав­ной службе и трудам в минув­шие войны … дабы вяще озна­ме­но­вать оные и в особен­но­сти день 18 авгу­ста».

С самого начала Коми­тет, управ­ля­е­мый верхов­ной властью, был обособ­лен от воен­ного мини­стер­ства, хоть к нему и причис­лялся. К концу XIX века деятель­ность орга­ни­за­ции чётко распре­де­ля­лась по четы­рём направ­ле­ниям:

1) произ­вод­ство пенсий;
2) выдача посо­бий;
3) уплата за воспи­та­ние;
4) уплата за содер­жа­ние в бога­дель­нях.

В первое время суще­ство­ва­ния Коми­тет обес­пе­чи­вал участь ране­ных и увеч­ных офице­ров, совсем не забо­тясь о призре­нии нижних чинов, кото­рым помощь оказы­вали част­ные благо­тво­ри­тель­ные орга­ни­за­ции. Но уже после 1816 года под покро­ви­тель­ство Коми­тета попа­дали не только нижние чины, но вдовы, сироты, матери офице­ров, а с 1819 года даже отцы. Позд­нее кате­го­рии, кото­рым была поло­жена помощь и защита Коми­тета, полу­чили значи­тель­ное расши­ре­ние и охва­тили все слои насе­ле­ния, так или иначе постра­дав­шие от войн:

• офицеры каза­чьих войск — участ­ники Русско-персид­ской и Русско-турец­кой войн, инва­лиды, состо­я­щие на службе, их мало­лет­ние братья и сёстры;
• чины погра­нич­ной службы, моряки, увеч­ные в резуль­тате несе­ния службы;
• чины пожар­ных команд и их семьи.

В царство­ва­ние Нико­лая I система помощи оста­лась в основ­ном неиз­мен­ной, но нижним чинам назна­чили посо­бия, опре­де­ле­ние в тюрем­ные надсмотр­щики, призре­ние при памят­ни­ках — инва­ли­дов поме­щали к ним в каче­стве сторо­жей.

Со времени осно­ва­ния система претер­пела наиболь­шие реформы в царство­ва­ние Алек­сандра II: помощь стали оказы­вать не только нижним чинам, но и их семьям, а также сёст­рам мило­сер­дия, чинов­ни­кам и священ­ни­кам. Помимо расши­ре­ния кате­го­рий, произо­шли изме­не­ния в назна­че­нии посо­бий офице­рам: вместо пенсии назна­ча­лись канди­дат­ское посо­бие и посо­бие по золо­тому оружию. Семьям офице­ров начали выда­вать свиде­тель­ства на квар­тир­ное доволь­ствие. Сложив­ша­яся система была стабиль­ной, но гибкой: размеры окла­дов, выплат и доволь­ствий меня­лись согласно теку­щему поло­же­нию обще­ства и эконо­мики. К 1909 году таких кате­го­рий насе­ле­ния было около 15.

За первые 25 лет суще­ство­ва­ния и деятель­но­сти Коми­тета его покро­ви­тель­ством восполь­зо­ва­лось свыше 26 тысяч чело­век, сумма выплат кото­рым соста­вила около 23 милли­о­нов рублей. С 1840 года по 1909 год пенсий и посо­бий в общей сумме было назна­чено около 120 милли­о­нов рублей. В 1909 году Коми­тет поте­рял свою обособ­лен­ность и вошёл в состав Воен­ного мини­стер­ства.

С уста­нов­ле­нием Совет­ской власти Алек­сан­дров­ский коми­тет, как и многие ему подоб­ные орга­ни­за­ции, оказался на задвор­ках исто­рии. Поста­нов­ле­ние Совнар­кома от 15 октября 1918 признало его буржу­аз­ным и ликви­ди­ро­вало.


Сергиево-Елизаветинское убежище

Это благо­тво­ри­тель­ное учре­жде­ние для инва­ли­дов было осно­вано по иници­а­тиве вели­кой княгини Елиза­веты Фёдо­ровны в 1906 году. Рассчи­тан­ное на 50 чело­век, оно прини­мало трудо­спо­соб­ных инва­ли­дов войны, у кото­рых не хватало сил на земле­дель­че­ские работы. Поме­щён­ные туда увеч­ные воины обуча­лись трудо­вым специ­аль­но­стям: коже­вен­ное ремесло, порт­нов­ское, пере­плёт­ное.

Профес­сия давала возмож­ность в буду­щем обес­пе­чи­вать себя и полу­чить шанс на нормаль­ную жизнь. Обуче­ние длилось не менее года, и на это время инва­ли­дам предо­став­ля­лось необ­хо­ди­мое лече­ние, крыша над голо­вой и пропи­та­ние, выпла­чи­ва­лись зара­бот­ная плата и пенсия. Обуча­лись не только ремес­лам, но и письму, счёту и церков­ному пению. Выплаты форми­ро­ва­лись из денег, выру­чен­ных от продажи изде­лий. На эти же деньги заку­пали мате­ри­алы для работы. По окон­ча­нию обуче­ния инва­лиды полу­чали «подъ­ём­ные» мате­ри­алы — меди­ка­менты, одежду и инстру­менты для работы. По воскрес­ным и празд­нич­ным дням немощ­ные посе­щали приход­ской храм, играли на бала­лай­ках, пери­о­ди­че­ски посе­щали цирк и народ­ные гуля­нья.

Вскоре после откры­тия убежища выяс­ни­лось, что зани­ма­е­мое поме­ще­ние не соот­вет­ствует сани­тар­ным нормам. Стала очевидна необ­хо­ди­мость постройки нового здания. Фунда­мент зало­жили в июле 1907 года, а в 1909 стро­и­тель­ство домо­вого храма Препо­доб­ного Сергия и Правед­ной Елиза­веты завер­ши­лось.

Новое убежище пред­став­ляло собой два двух­этаж­ных кирпич­ных дома. Комплекс имел свою элек­тро­стан­цию, несколько хозяй­ствен­ных построек, централь­ное паро­вое отоп­ле­ние. Глав­ный дом вмещал три общих спальни, класс­ные поме­ще­ния, библио­теку, музы­каль­ный и певче­ский классы, столо­вую, кухню, канце­ля­рию, веще­вой склад и три мастер­ских для обуче­ния — сапож­ную, пере­плет­ную и порт­нов­скую. На первом этаже разме­щался домо­вый храм. В 1912 году на терри­то­рии приюта постро­или отдель­ный дом для насто­я­теля храма. В малом доме разме­ща­лась амбу­ла­то­рия, квар­тиры началь­ника и служа­щих приюта. Терри­то­рия была благо­устро­ен­ной: её укра­шала аллея, перед каждым домом нахо­дился сквер,

В основ­ном убежище содер­жа­лось на сред­ства Елиза­веты Фёдо­ровны.

«За Твер­ской заста­вой, Петер­бург­ское шоссе. Собствен­ный дом. Теле­фон № 7» — адрес убежища

Пред­се­да­те­лем прав­ле­ния убежища была сама Елиза­вета Фёдо­ровна. В состав прав­ле­ния входили бога­тые актив­ные граж­дане Москвы.
Новое убежище вмещало уже 100 чело­век, и туда прини­мали не только инва­ли­дов Русско-япон­ской, но и поли­цей­ских, полу­чив­ших увечья на службе. Признав­шим себя инва­ли­дами оказы­вали меди­цин­скую помощь в приюте и обучали трудо­вым специ­аль­но­стям, а не желав­шим призна­вать себя инва­ли­дами и оста­ваться в убежище на их правах нахо­дили работу.

В приют прини­мали и детей-сирот, чьи роди­тели погибли на войне. Специ­ально для них имелось началь­ное училище с ремес­лен­ным отде­ле­нием. Воспи­та­ние было по-воен­ному стро­гим, много времени уделя­лось стро­е­вой подго­товке и гимна­стике. Во время кани­кул учащи­еся посе­щали с экскур­си­ями Кремль, Оружей­ную палату, Исто­ри­че­ский музей, Боль­шой и Малый театры.

У учащихся была своя форма: костюм из мундира, брюк и фуражки из черного сукна, сапоги и ремень с медной пряж­кой. На форме имелись уникаль­ные отли­чи­тель­ные знаки — мали­но­вые погоны с вензе­лями «С. Е.»

«Осно­ва­тели даже сейчас не жалеют денег и предо­став­ляют все необ­хо­ди­мое для процве­та­ния боль­ниц. Я мог бы приве­сти еще множе­ство фактов, в кото­рых я убедился лично. Мне кажется, их коли­че­ство подтвер­ждает мои слова о такой черте харак­тера русского чело­века как добро­де­тель­ность. Я бы еще доба­вил, что во всем мире не найти такое коли­че­ство учре­жден­ных прави­тель­ством панси­о­нов для детей из бедных семей, инсти­ту­тов для бедня­ков, домов преста­ре­лых и боль­ниц как в России. Все эти учре­жде­ния нахо­дятся под покро­ви­тель­ством импе­ра­тора и импе­ра­трицы или другого влия­тель­ного члена импе­ра­тор­ской семьи. Таким обра­зом, легко дога­даться, кто был осно­ва­те­лем какого-либо из учре­жде­ний» — «Вся правда о России», Адольф Цандо

После начала Первой миро­вой войны в убежище был орга­ни­зо­ван лаза­рет на 15 чело­век. Стар­шие воспи­тан­ники и часть учите­лей призвали в армию. В 1918 году убежище закрыли, а после 1920 года вместо него начал функ­ци­о­ни­ро­вать детский дом Юноше­ства № 2 на 150 детей.

Княгиня Елиза­вета Серге­евна отме­чена в исто­рии не только стро­и­тель­ством убежища. Она известна орга­ни­за­цией сана­то­рия «Ромашка» для детей бедня­ков, боль­ных тубер­ку­лё­зом. Назва­ние сана­то­рия пере­кли­ка­ется с всерос­сий­ской благо­тво­ри­тель­ной акцией «День белого цветка», кото­рая впер­вые была прове­дена 20 апреля 1911 года. Волон­тёры прода­вали искус­ствен­ные цветы, в основ­ном ромашки, и выру­чен­ные сред­ства шли на лече­ние людей, боль­ных тубер­ку­лё­зом. В 1911 и 1912 годах таким обра­зом удалось собрать 130 и 230 тысяч рублей соот­вет­ственно.

«Со вчераш­него дня харь­ков­ский отдел борьбы с тубер­ку­ле­зом, устра­и­ва­ю­щий сего­дня сбор, укра­сил в несколь­ких местах города здания красоч­ными плака­тами с призы­вом пожерт­во­ва­ний. Много­чис­лен­ные цвет­ные афиши с рисун­ками разве­шаны на стол­бах, по стенам и в витри­нах многих мага­зи­нов. Лига приняла все меры к равно­мер­ному распре­де­ле­нию сбор­щи­ков по райо­нам и учре­дила контроль за правиль­но­стью сбора. Несколько авто­мо­би­лей и экипа­жей укра­шены цветами ромашки. В город­ском парке и в Универ­си­тет­ском саду распо­ря­ди­те­лями сбора устро­ены гуля­нья с оркест­ром музыки и детскими играми. Управ­ле­ние новым домом „Сала­мандры“ на Сумской улице предо­ста­вило коми­тету сбора поме­ще­ния для сбора кружек и общего распо­ря­же­ния сбором» — «Иллю­стри­ро­ван­ное прило­же­ние» к «Южному краю»

На собран­ные сред­ства открыли сана­то­рий. Изна­чально «Ромашка» арен­до­вала поме­ще­ние, но в 1914 году обза­ве­лась собствен­ным зданием на три палаты — на 20, 10 и 10 коек. Врачи и учитель­ница сана­то­рия рабо­тали безвоз­мездно, а вещи для детей жерт­во­вали благо­же­ла­тели.

Сана­то­рий был закрыт в конце 1920-х годов, а в зданиях разме­стился приют для беспри­зор­ни­ков.


Ольгинские детские семейные приюты трудолюбия

Вернёмся к концу XIX столе­тия, когда была создана ещё одна благо­тво­ри­тель­ная орга­ни­за­ция, имею­щая прямое отно­ше­ние к послед­нему импе­ра­тору России — целая сеть приютов, полу­чив­ших назва­ние Ольгин­ских детских семей­ных приютов трудо­лю­бия. Она просу­ще­ство­вала 22 года — с 1895 года по 1917 год, и была создана в честь рожде­ния дочери Нико­лая II — Ольги. Само­дер­жец велел орга­ни­зо­вать в округе Санкт-Петер­бурга учре­жде­ния призре­ния для сирот, назвав их в честь Святой Ольги.

Дети прини­ма­лись в приют без разли­чий в веро­ис­по­ве­да­нии, в сосло­виях, в званиях. Самым глав­ным крите­рием отбора было здоро­вье и способ­ность рабо­тать. Воспи­тан­ни­ков обучали Закону Божию, неслож­ным ремёс­лам и работе с землёй, в основ­ном работе с огоро­дом. К началу Первой миро­вой войны в Россий­ской импе­рии суще­ство­вало около 40 ольгин­ских приютов. После Октябрь­ской рево­лю­ции приюты были ликви­ди­ро­ваны Времен­ным прави­тель­ством.


Совет­ская власть не призна­вала благо­тво­ри­тель­ность и резко отри­цала её как пере­жи­ток буржу­аз­ного прошлого. Все виды благо­тво­ри­тель­но­сти — и част­ную, и госу­дар­ствен­ную — заме­нила обще­го­су­дар­ствен­ная система приютов и заве­де­ний для бедных.


Читайте также наш мате­риал «Бело­во­дье как зеркало русского непо­ви­но­ве­ния»

Поделиться