Вверх по лестнице чинов. Литературный взгляд

К служителям государства русское общество привыкло относиться отрицательно. Укреплению такого мнения способствовала и русская литература. Бюрократическая система представлялась смешной и нелепой во многих произведениях, а многочисленные прозвища служащих, зафиксированные литературой и народными поговорками, говорят сами за себя (взяточники, мздоимцы).

Типы комедии «Ревизор» Николая Гоголя. Художник Дмитрий Кардовский

Эпитетом «крапивное семя» наградили чиновников Тургенев и Салтыков-Щедрин. Оба знали, о чём говорили: Салтыков-Щедрин был вице-губернатором в Рязани и Твери, а Тургенев работал чиновником по особым поручениям при министерстве внутренних дел. Кстати, само название «крапивное семя» метафорично – это намёк и на большое количество чиновников (крапива очень легко распространяет свои семена), и на то, что чиновники являются чем-то чужим для России, не имеющим корней. Ведь именно «крапивником» называли незаконнорожденного ребенка.

Приглашаем вас пройти вверх по чиновничьей лестнице в литературе и посмотреть, как вели себя чиновники императорской России в представлениях русских классиков.


XIV класс. Коллежский регистратор. Самсон Вырин и Хлестаков

Иллюстрация к рассказу Антона Чехова «Экзамен на чин». Художник Михаил Абросимов

Начинается карьерная лестница с чина коллежского регистратора. Для производства в этот чин нужно было сдать экзамен, в который входила программа уездного училища. По этому поводу можно вспомнить рассказ Чехова «Экзамен на чин», в котором старика Фендрикова, служившего на почте более 20 лет, заставляют сдавать экзамен на чин коллежского регистратора. Чин герою дают, несмотря на его слабые ответы и уж вовсе абсурдные «чрезвычайнно», «новое подприще» и «лутше». «Но ведь всё это не грубые ошибки», – считает сам герой, при этом переживая, что выучил стереометрию, которой почему-то не было в программе.

Как и все другие чины, чин коллежского регистратора давал свободу от телесных наказаний, недаром его хлёстко назвали «чин не бей меня в рыло». Все герои в этом чине – выходцы из самых низов, часто не желающие что-то менять. Так, пушкинский Самсон Вырин оставался в этом чине всю свою жизнь.

Хлестаков и Земляника. Художник А.И. Константиновский

Для молодых же людей, чьи родители были состоятельными, этот чин был лишь маленькой ступенью карьерной лестницы. Вспомним, что именно этот чин был у гоголевского Хлестакова. И недаром: автор так пытался подчеркнуть молодость, несолидность героя и глупость тех, кто поверил «сосульке, тряпке». Даже слуга Осип презрительно говорит о хозяине: «…а то ведь елистратишка простой!».


X класс. Коллежский секретарь. Муж Коробочки и Обломов

Чин коллежского секретаря давался лишь после окончания учебных заведений. Кстати, именно его присвоили Пушкину, когда он окончил Царскосельский лицей, однако сам поэт чином доволен не был и говорил не раз: «Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думал о себе что-то другое».

Если обратиться к литературным героям, можно вспомнить гоголевскую Коробочку из «Мёртвых душ», которую называли коллежской секретаршей (она была вдовой коллежского секретаря). Героиня Гоголя мало кому нравится: её мир ограничен хозяйством и заботой о физических потребностях. Подчеркивая ограниченность коллежской секретарши, сам автор называет её «дубиноголовой». Невысокий чин коллежского секретаря высмеивался Чеховым в рассказе «Новая дача», где герой кашлял «как очень важный чиновник», действительно считая себя таковым.

Илья Ильич Обломов. Художник Герман Мазурин

Что же значило закончить службу в этом чине? Пожалуй, не иметь никаких талантов для дальнейшего роста или же намеренно прервать карьеру на полпути. Именно это и делает гончаровский Обломов, дослужившийся до коллежского секретаря и ушедший после этого в отставку. Вздыхая, он говорит другу Штольцу: «Не нравится мне ваша петербуржская жизнь!», а всем чиновникам, приходящим к нему в гости в первой главе, отвечает: «Не подходи: ты с холода!», хотя за окном тепло. Шумная жизнь в погоне за чинами для Обломова и была тем холодом, которого он страшился.


IX класс. Титулярный советник. Герои Достоевского и «Шинели»

Большинство титулярных советников навсегда оставались в этом чине, не рассчитывая на дальнейший карьерный рост. Такими «вечными титулярными советниками», бедными, забитыми и «безродными» можно назвать гоголевского Башмачкина («Шинель»), Макара Девушкина («Бедные люди» Достоевского), Мармеладова (его же «Преступление и наказание»).

Башмачкин перед Значительным лицом. Художник Юрий Игнатьев

Это люди, которым, по выражению Мармеладова, «некуда больше идти». Часто они не имеют ни высокой цели, ни возможности изменить себя к лучшему. Однако авторы, создающие образы таких «униженных и оскорблённых» титулярных советников, призывают нас не столько к ироничному отношению к этим героям, сколько к сочувствию.

Часто титулярные советники сталкиваются к более высокопоставленными чиновниками. Достаточно вспомнить приём Башмачкина у «значительного лица», к которому бедный Акакий Акакиевич пришёл за помощью, а услышал лишь возмущенное: «Как вы смеете? Знаете ли вы, с кем говорите? Понимаете ли, кто стоит перед вами?»


VIII класс. Коллежский асессор. Молчалин и мечты Хлестакова

Фамусов и Молчалин. Художник Владимир Набок

Привлекательность данного чина заключалась в том, что он давал право на получение потомственного дворянства. Вспомним слова гоголевского Хлестакова: «Хотели было даже меня коллежским асессором сделать, да, думаю, зачем». Сам того не замечая, хвастун Хлестаков выдает чиновникам свою мечту.

Чтобы получить данный чин, многие могли «ползти», унижаться перед вышестоящими. Именно этот чин в комедии Грибоедова «Горе от ума» Фамусов выхлопотал Молчалину, который всегда готов был и «ползти», и «всем угождать» – в отличие от Чацкого, который был бы рад служить, но при этом ему было «прислуживаться тошно».


VII класс. Надворный советник. Комедийные персонажи Гоголя

Подколесин и Степан. Художники Кукрыниксы

В литературе самые известные надворные советники – герои малоприятные и недалекие. В гоголевской «Женитьбе» представлен надворный советник Подколесин, считающий себя важнейшей персоной. Он говорит: «Уж как ты там себе ни переворачивай, а надворный советник тот же полковник, только разве что мундир без эполет». Герой, конечно, преувеличивает – он всего лишь подполковник. А неграмотная сваха называет его даже «придворным советником».

Ещё один литературный герой, оказавшийся в этом чине, – уездный почтмейстер Шпекин из «Ревизора». Напомним, что его любимым занятием было вскрытие и чтение чужих писем. И именно от него чиновники узнают, что Хлестаков был вовсе не ревизором.


VI класс. Коллежский советник. Чичиков, Адуев, Елецкий

Для дворянина данный чин не был очень значимым. Гончаровский Александр Адуев в конце романа достигает именно этого чина. Название произведения вполне «говорящее» – «Обыкновенная история».

Действительно, получить данный чин для людей благородного происхождения было обычным делом. Однако обедневшие дворяне охотно стремились к получению этого чина, который мог бы восстановить их положение. Чичиков был интересен чиновникам губернского города именно потому, что обладал чином коллежского советника.

Практически все литературные персонажи с данным чином – карьеристы. Это не только Чичиков, главное для которого беречь копейку и угождать начальнику, но и, к примеру, герой пьесы Тургенева «Нахлебник» – петербургский чиновник Елецкий.


V класс. Статский советник. Нос майора Ковалёва

Ковалёв и Нос. Художник Ольга Милович

Именно в этом чине служила основная масса высших губернских чиновников и руководителей департаментов. Таким был, например, грибоедовский Фамусов, главное для которого положение в обществе, богатство, авторитет. Для него примером является тот, кто «сгибался вперегиб», когда «надо подслужиться». Именно статским советником хочет стать и Чичиков, задумывающийся и о женитьбе, и о прибавлении к чину.

Заживший самостоятельной жизнью и сбежавший с лица Ковалёва нос в одноименной повести Гоголя аж на три чина был выше самого Ковалёва: «По шляпе с плюмажем можно было заключить, что он считался в ранге статского советника». Сам Ковалёв при этом был всего лишь коллежским асессором (или, если переводить в аналогичный военный чин – майором), что было для него пределом карьеры.


IV класс. Действительный статский советник. Второстепенные герои

Чиновников высших четырех классов, начиная с действительного статского советника, называли штатскими (статскими) генералами. Именно об этих генералах идёт речь в сказке Салтыкова-Щедрина «Как один мужик двух генералов прокормил». Вспомним, что автор высмеивает генералов, обладающих столь высоким чином, но не умеющих ничего делать самостоятельно, более того – не умеющих ценить чужую помощь.

Иллюстрация к сказке «Как один мужик двух генералов прокормил». Художник М.А. Таранов

Ещё один генерал, которого именуют «статским генералом», знаком нам по чеховскому рассказу «Смерть чиновника». Незадачливый чиновник с говорящей фамилией Червяков чихнул и обрызгал лысину генерала, сидевшего перед ним в театре. Похолодев от ужаса, Червяков множество раз приходит извиняться и в конце концов заставляет генерала разозлиться на него и выгнать. Однако в этом рассказе генерал – фигура второстепенная. Чеховская ирония направлена на самого Червякова, готового унижаться и терять чувство собственного достоинства.

Уже упомянутое «значительное лицо», выгнавшее Акакия Акакиевича в повести Гоголя «Шинель», тоже было в чине генерала. Автор с сожалением отмечает, что «значительное лицо» в душе было человеком добрым и услужливым, но «генеральский чин совершенно сбил его с толку». Этому человеку не чуждо было сострадание, но именно высокий чин мешал обнаружиться добрым порывам.


III класс. Тайный советник. Одинокие малоизвестные люди

Кадр из фильма «Простая смерть…» (СССР, 1985), снятого по мотивам повести «Смерть Ивана Ильича»

Все «литературные» тайные советники – важные государственные люди, но, как правило, это герои малоизвестные. Это Сипягин из романа Тургенева «Новь», герой «Скучной истории» Чехова. Этот чин – практически предел службы, но герои, достигшие его, проживают пустую и безрадостную жизнь. Это чеховский невзрачный старичок из «Тайного советника» и герой повести Льва Толстого «Смерть Ивана Ильича».


Чины табели о рангах II и I класса (действительные тайные советники и канцлеры) не встречаются в русской литературе. Тому есть вполне логичное объяснение: таких чиновников в России было очень мало, и, представив их на страницах произведения, автор легко мог подсказать читателю, где искать прототип.

Поделиться