Вверх по лестнице чинов. Литературный взгляд

К служи­те­лям госу­дар­ства русское обще­ство привыкло отно­ситься отри­ца­тельно. Укреп­ле­нию такого мнения способ­ство­вала и русская лите­ра­тура. Бюро­кра­ти­че­ская система пред­став­ля­лась смеш­ной и неле­пой во многих произ­ве­де­ниях, а много­чис­лен­ные прозвища служа­щих, зафик­си­ро­ван­ные лите­ра­ту­рой и народ­ными пого­вор­ками, гово­рят сами за себя (взяточ­ники, мздо­имцы).

Типы коме­дии «Реви­зор» Нико­лая Гоголя. Худож­ник Дмит­рий Кардов­ский

Эпите­том «крапив­ное семя» награ­дили чинов­ни­ков Турге­нев и Салты­ков-Щедрин. Оба знали, о чём гово­рили: Салты­ков-Щедрин был вице-губер­на­то­ром в Рязани и Твери, а Турге­нев рабо­тал чинов­ни­ком по особым пору­че­ниям при мини­стер­стве внут­рен­них дел. Кстати, само назва­ние «крапив­ное семя» мета­фо­рично – это намёк и на боль­шое коли­че­ство чинов­ни­ков (крапива очень легко распро­стра­няет свои семена), и на то, что чинов­ники явля­ются чем-то чужим для России, не имею­щим корней. Ведь именно «крапив­ни­ком» назы­вали неза­кон­но­рож­ден­ного ребенка.

Пригла­шаем вас пройти вверх по чинов­ни­чьей лест­нице в лите­ра­туре и посмот­реть, как вели себя чинов­ники импе­ра­тор­ской России в пред­став­ле­ниях русских клас­си­ков.


XIV класс. Коллежский регистратор. Самсон Вырин и Хлестаков

Иллю­стра­ция к рассказу Антона Чехова «Экза­мен на чин». Худож­ник Михаил Абро­си­мов

Начи­на­ется карьер­ная лест­ница с чина коллеж­ского реги­стра­тора. Для произ­вод­ства в этот чин нужно было сдать экза­мен, в кото­рый входила программа уезд­ного училища. По этому поводу можно вспом­нить рассказ Чехова «Экза­мен на чин», в кото­ром старика Фенд­ри­кова, служив­шего на почте более 20 лет, застав­ляют сдавать экза­мен на чин коллеж­ского реги­стра­тора. Чин герою дают, несмотря на его слабые ответы и уж вовсе абсурд­ные «чрез­вы­чайнно», «новое подприще» и «лутше». «Но ведь всё это не грубые ошибки», – считает сам герой, при этом пере­жи­вая, что выучил стерео­мет­рию, кото­рой почему-то не было в программе.

Как и все другие чины, чин коллеж­ского реги­стра­тора давал свободу от телес­ных нака­за­ний, неда­ром его хлёстко назвали «чин не бей меня в рыло». Все герои в этом чине – выходцы из самых низов, часто не жела­ю­щие что-то менять. Так, пушкин­ский Самсон Вырин оста­вался в этом чине всю свою жизнь.

Хлеста­ков и Земля­ника. Худож­ник А.И. Констан­ти­нов­ский

Для моло­дых же людей, чьи роди­тели были состо­я­тель­ными, этот чин был лишь малень­кой ступе­нью карьер­ной лест­ницы. Вспом­ним, что именно этот чин был у гого­лев­ского Хлеста­кова. И неда­ром: автор так пытался подчерк­нуть моло­дость, несо­лид­ность героя и глупость тех, кто пове­рил «сосульке, тряпке». Даже слуга Осип презри­тельно гово­рит о хозя­ине: «…а то ведь елистра­тишка простой!».


X класс. Коллежский секретарь. Муж Коробочки и Обломов

Чин коллеж­ского секре­таря давался лишь после окон­ча­ния учеб­ных заве­де­ний. Кстати, именно его присво­или Пушкину, когда он окон­чил Царско­сель­ский лицей, однако сам поэт чином дово­лен не был и гово­рил не раз: «Он видел во мне коллеж­ского секре­таря, а я, призна­юсь, думал о себе что-то другое».

Если обра­титься к лите­ра­тур­ным героям, можно вспом­нить гого­лев­скую Коро­бочку из «Мёрт­вых душ», кото­рую назы­вали коллеж­ской секре­тар­шей (она была вдовой коллеж­ского секре­таря). Геро­иня Гоголя мало кому нравится: её мир огра­ни­чен хозяй­ством и забо­той о физи­че­ских потреб­но­стях. Подчер­ки­вая огра­ни­чен­ность коллеж­ской секре­тарши, сам автор назы­вает её «дуби­но­го­ло­вой». Невы­со­кий чин коллеж­ского секре­таря высме­и­вался Чехо­вым в рассказе «Новая дача», где герой кашлял «как очень важный чинов­ник», действи­тельно считая себя тако­вым.

Илья Ильич Обло­мов. Худож­ник Герман Мазу­рин

Что же значило закон­чить службу в этом чине? Пожа­луй, не иметь ника­ких талан­тов для даль­ней­шего роста или же наме­ренно прервать карьеру на полпути. Именно это и делает гонча­ров­ский Обло­мов, дослу­жив­шийся до коллеж­ского секре­таря и ушед­ший после этого в отставку. Взды­хая, он гово­рит другу Штольцу: «Не нравится мне ваша петер­бурж­ская жизнь!», а всем чинов­ни­кам, прихо­дя­щим к нему в гости в первой главе, отве­чает: «Не подходи: ты с холода!», хотя за окном тепло. Шумная жизнь в погоне за чинами для Обло­мова и была тем холо­дом, кото­рого он стра­шился.


IX класс. Титулярный советник. Герои Достоевского и «Шинели»

Боль­шин­ство титу­ляр­ных совет­ни­ков навсе­гда оста­ва­лись в этом чине, не рассчи­ты­вая на даль­ней­ший карьер­ный рост. Такими «вечными титу­ляр­ными совет­ни­ками», бедными, заби­тыми и «безрод­ными» можно назвать гого­лев­ского Башмач­кина («Шинель»), Макара Девуш­кина («Бедные люди» Досто­ев­ского), Марме­ла­дова (его же «Преступ­ле­ние и нака­за­ние»).

Башмач­кин перед Значи­тель­ным лицом. Худож­ник Юрий Игна­тьев

Это люди, кото­рым, по выра­же­нию Марме­ла­дова, «некуда больше идти». Часто они не имеют ни высо­кой цели, ни возмож­но­сти изме­нить себя к лучшему. Однако авторы, созда­ю­щие образы таких «унижен­ных и оскорб­лён­ных» титу­ляр­ных совет­ни­ков, призы­вают нас не столько к иронич­ному отно­ше­нию к этим героям, сколько к сочув­ствию.

Часто титу­ляр­ные совет­ники стал­ки­ва­ются к более высо­ко­по­став­лен­ными чинов­ни­ками. Доста­точно вспом­нить приём Башмач­кина у «значи­тель­ного лица», к кото­рому бедный Акакий Акаки­е­вич пришёл за помо­щью, а услы­шал лишь возму­щен­ное: «Как вы смеете? Знаете ли вы, с кем гово­рите? Пони­ма­ете ли, кто стоит перед вами?»


VIII класс. Коллежский асессор. Молчалин и мечты Хлестакова

Фаму­сов и Молча­лин. Худож­ник Влади­мир Набок

Привле­ка­тель­ность данного чина заклю­ча­лась в том, что он давал право на полу­че­ние потом­ствен­ного дворян­ства. Вспом­ним слова гого­лев­ского Хлеста­кова: «Хотели было даже меня коллеж­ским асес­со­ром сделать, да, думаю, зачем». Сам того не заме­чая, хвастун Хлеста­ков выдает чинов­ни­кам свою мечту.

Чтобы полу­чить данный чин, многие могли «ползти», унижаться перед выше­сто­я­щими. Именно этот чин в коме­дии Грибо­едова «Горе от ума» Фаму­сов выхло­по­тал Молча­лину, кото­рый всегда готов был и «ползти», и «всем угождать» – в отли­чие от Чацкого, кото­рый был бы рад служить, но при этом ему было «прислу­жи­ваться тошно».


VII класс. Надворный советник. Комедийные персонажи Гоголя

Подко­ле­син и Степан. Худож­ники Кукры­никсы

В лите­ра­туре самые извест­ные надвор­ные совет­ники – герои мало­при­ят­ные и неда­ле­кие. В гого­лев­ской «Женитьбе» пред­став­лен надвор­ный совет­ник Подко­ле­син, счита­ю­щий себя важней­шей персо­ной. Он гово­рит: «Уж как ты там себе ни пере­во­ра­чи­вай, а надвор­ный совет­ник тот же полков­ник, только разве что мундир без эполет». Герой, конечно, преуве­ли­чи­вает – он всего лишь подпол­ков­ник. А негра­мот­ная сваха назы­вает его даже «придвор­ным совет­ни­ком».

Ещё один лите­ра­тур­ный герой, оказав­шийся в этом чине, – уезд­ный почт­мей­стер Шпекин из «Реви­зора». Напом­ним, что его люби­мым заня­тием было вскры­тие и чтение чужих писем. И именно от него чинов­ники узнают, что Хлеста­ков был вовсе не реви­зо­ром.


VI класс. Коллежский советник. Чичиков, Адуев, Елецкий

Для дворя­нина данный чин не был очень значи­мым. Гонча­ров­ский Алек­сандр Адуев в конце романа дости­гает именно этого чина. Назва­ние произ­ве­де­ния вполне «гово­ря­щее» – «Обык­но­вен­ная исто­рия».

Действи­тельно, полу­чить данный чин для людей благо­род­ного проис­хож­де­ния было обыч­ным делом. Однако обед­нев­шие дворяне охотно стре­ми­лись к полу­че­нию этого чина, кото­рый мог бы восста­но­вить их поло­же­ние. Чичи­ков был инте­ре­сен чинов­ни­кам губерн­ского города именно потому, что обла­дал чином коллеж­ского совет­ника.

Прак­ти­че­ски все лите­ра­тур­ные персо­нажи с данным чином – карье­ри­сты. Это не только Чичи­ков, глав­ное для кото­рого беречь копейку и угождать началь­нику, но и, к примеру, герой пьесы Турге­нева «Нахлеб­ник» – петер­бург­ский чинов­ник Елец­кий.


V класс. Статский советник. Нос майора Ковалёва

Кова­лёв и Нос. Худож­ник Ольга Мило­вич

Именно в этом чине служила основ­ная масса высших губерн­ских чинов­ни­ков и руко­во­ди­те­лей депар­та­мен­тов. Таким был, напри­мер, грибо­едов­ский Фаму­сов, глав­ное для кото­рого поло­же­ние в обще­стве, богат­ство, авто­ри­тет. Для него приме­ром явля­ется тот, кто «сгибался впере­гиб», когда «надо подслу­житься». Именно стат­ским совет­ни­ком хочет стать и Чичи­ков, заду­мы­ва­ю­щийся и о женитьбе, и о прибав­ле­нии к чину.

Зажив­ший само­сто­я­тель­ной жизнью и сбежав­ший с лица Кова­лёва нос в одно­имен­ной пове­сти Гоголя аж на три чина был выше самого Кова­лёва: «По шляпе с плюма­жем можно было заклю­чить, что он считался в ранге стат­ского совет­ника». Сам Кова­лёв при этом был всего лишь коллеж­ским асес­со­ром (или, если пере­во­дить в анало­гич­ный воен­ный чин – майо­ром), что было для него преде­лом карьеры.


IV класс. Действительный статский советник. Второстепенные герои

Чинов­ни­ков высших четы­рех клас­сов, начи­ная с действи­тель­ного стат­ского совет­ника, назы­вали штат­скими (стат­скими) гене­ра­лами. Именно об этих гене­ра­лах идёт речь в сказке Салты­кова-Щедрина «Как один мужик двух гене­ра­лов прокор­мил». Вспом­ним, что автор высме­и­вает гене­ра­лов, обла­да­ю­щих столь высо­ким чином, но не умею­щих ничего делать само­сто­я­тельно, более того – не умею­щих ценить чужую помощь.

Иллю­стра­ция к сказке «Как один мужик двух гене­ра­лов прокор­мил». Худож­ник М.А. Тара­нов

Ещё один гене­рал, кото­рого именуют «стат­ским гене­ра­лом», знаком нам по чехов­скому рассказу «Смерть чинов­ника». Неза­дач­ли­вый чинов­ник с гово­ря­щей фами­лией Червя­ков чихнул и обрыз­гал лысину гене­рала, сидев­шего перед ним в театре. Похо­ло­дев от ужаса, Червя­ков множе­ство раз прихо­дит изви­няться и в конце концов застав­ляет гене­рала разо­злиться на него и выгнать. Однако в этом рассказе гене­рал – фигура второ­сте­пен­ная. Чехов­ская ирония направ­лена на самого Червя­кова, гото­вого унижаться и терять чувство собствен­ного досто­ин­ства.

Уже упомя­ну­тое «значи­тель­ное лицо», выгнав­шее Акакия Акаки­е­вича в пове­сти Гоголя «Шинель», тоже было в чине гене­рала. Автор с сожа­ле­нием отме­чает, что «значи­тель­ное лицо» в душе было чело­ве­ком добрым и услуж­ли­вым, но «гене­раль­ский чин совер­шенно сбил его с толку». Этому чело­веку не чуждо было состра­да­ние, но именно высо­кий чин мешал обна­ру­житься добрым поры­вам.


III класс. Тайный советник. Одинокие малоизвестные люди

Кадр из фильма «Простая смерть…» (СССР, 1985), снятого по моти­вам пове­сти «Смерть Ивана Ильича»

Все «лите­ра­тур­ные» тайные совет­ники – важные госу­дар­ствен­ные люди, но, как правило, это герои мало­из­вест­ные. Это Сипя­гин из романа Турге­нева «Новь», герой «Скуч­ной исто­рии» Чехова. Этот чин – прак­ти­че­ски предел службы, но герои, достиг­шие его, прожи­вают пустую и безра­дост­ную жизнь. Это чехов­ский невзрач­ный стари­чок из «Тайного совет­ника» и герой пове­сти Льва Толстого «Смерть Ивана Ильича».


Чины табели о рангах II и I класса (действи­тель­ные тайные совет­ники и канц­леры) не встре­ча­ются в русской лите­ра­туре. Тому есть вполне логич­ное объяс­не­ние: таких чинов­ни­ков в России было очень мало, и, пред­ста­вив их на стра­ни­цах произ­ве­де­ния, автор легко мог подска­зать чита­телю, где искать прото­тип.

Поделиться