Из Тибета к Байкалу: как центр буддийского мира переезжал на север

Начало XX века – время разго­рев­ше­гося сопер­ни­че­ства между Россией и Англией в Централь­ной Азии. Фено­мен полу­чил назва­ние «Боль­шая игра». Одной из точек столк­но­ве­ния инте­ре­сов стал центр буддий­ского мира – Страна снегов, Тибет. С Россией она была связана через общую север­ную буддий­скую куль­туру и связы­ва­ю­щую Монго­лию. В начале XX века импе­рия даже разра­ба­ты­вала план по пере­езду свет­ского и духов­ного лидера Тибета Далай-ламы XIII в Забай­ка­лье. Таким обра­зом, в 1906 году Россия могла стать новым духов­ным центром миро­вого буддий­ского насле­дия.


Геогра­фи­че­ский север тибето-монголь­ского буддизма распо­ла­га­ется в России. Сюда, в Буря­тию, он офици­ально пришел в XVIII веке. Как расска­зы­вает забай­каль­ская пере­пись 1741 года, тогда в основе общины было всего 100 тибет­ских и 50 монголь­ских мона­хов.

Коли­че­ство людей в реги­оне, прони­ка­ю­щихся тибет­ско-монголь­ским изло­же­нием учения Будды, росло — и в начале прошлого века здесь было уже две с поло­ви­ной тысячи лам.

Поскольку самые север­ные будди­сты живут не только в нынеш­них Забай­каль­ском крае, Буря­тии и Иркут­ской обла­сти, а рассе­лены по всему реги­ону вокруг Байкала, мы будем назы­вать его Байкаль­ским краем. Сего­дня здесь, на границе с Монго­лией, можно встре­тить как схожесть в зава­ри­ва­нии чая, схожие эпиче­ские сказа­ния о Гэсэр-хане и буддий­ские мона­стыри, дацаны.

Чтобы оценить значи­мость реги­она самого север­ного буддизма стоит взгля­нуть на то, как он появился, и каким он был в годы своего расцвета, сто лет назад.


Буддизм накануне XX века

К началу XX века здесь, в Байкаль­ском крае, соеди­ни­лись тибето-монголь­ская буддий­ская куль­тура и россий­ская импер­скость, что создало «слож­ную амаль­гаму различ­ных куль­тур­ных влия­ния». С прав­ле­ния импе­ра­трицы Екате­рины II русские цари  и прези­денты счита­ются буря­тами вопло­ще­ни­ями просвет­лен­ного суще­ства (бодхи­саттвы) Белой Тары, появив­шейся из слезы Авало­ки­те­швары, суще­ства, вопло­щен­ного в далай-ламе.

Агин­ский дацан. Буддий­ский мона­стыр­ский комплекс в Забай­каль­ском крае.

Есть гипо­тезы, что этни­че­ская Буря­тия подо­шла к времени разго­рев­шейся «боль­шой игры» импе­рий за Тибет не только как регион воспро­из­ве­де­ния рели­ги­оз­ных прак­тик, но и как мест­ность, знако­мая с фило­со­фией буддизма. Так, напри­мер, мест­ные ламы были знакомы со слож­ными текстами вроде «Абхид­хар­ма­коша», рели­ги­оз­ными гимнами запад­но­ти­бет­ского Мила­репы, «Прама­на­сут­рой» индий­ского логика Дигнаги, в Агин­ском дацане распе­ча­ты­ва­лась «Абхид­хар­ма­са­муч­чая». Все эти назва­ния отсы­лают к фило­соф­скому и поэти­че­скому индий­ско-тибет­скому куль­тур­ному насле­дию, что дает шанс дока­за­тельно подойти к само­сти буддий­ской общины байкаль­ского реги­она.

Другими словами, ко времени сорев­но­ва­ния за центр буддий­ского мира Россия не была прибе­жи­щем лишь рели­ги­оз­ных неофи­тов. Здесь возни­кала почва для продол­же­ния не только рели­ги­оз­ной части буддизма.


Агван Доржиев

Осво­е­ние Россий­ской импе­рией Даль­него Востока на рубеже XIXXX столе­тий совпало с рожде­нием в Забай­каль­ском крае ламы Агвана Доржи­ева. Дипло­мат стал куль­тур­ным триг­ге­ром между Россией и Тибе­том: России он пока­зал необ­хо­ди­мость поддержки инте­ре­сов Тибета, а Тибету — что Россия может спасти страну от Вели­ко­бри­та­нии и китай­ской импе­рии Цин.

Агван Доржиев

До смены столе­тий прак­ти­че­ски не было случаев поез­док бурят из Забай­ка­лья в Тибет, о кото­рых храни­лось бы пись­мен­ное подтвер­жде­ние. Страна снегов была закрыта для иностран­цев, и чтобы путе­ше­ство­вать сюда, прихо­ди­лось порой мазаться сажей и наря­жаться в мест­ные одежды. Ситу­а­ция меня­ется ко времени осво­е­ния тихо­оке­ан­ского фрон­тира Россий­ской импе­рии, когда прокла­ды­ва­ется Транс­си­бир­ская желез­ная дорога и разви­ва­ются инте­ресы русской буржу­а­зии на востоке.

В 1901 году Нико­лай II подпи­сал следу­ю­щее письмо Далай-ламе XIII: «…Выра­жая твер­дое упова­ние, что при друже­ствен­ном и вполне благо­склон­ном распо­ло­же­нии России ника­кая опас­ность не будет угро­жать Тибету в даль­ней­шей судьбе его, желаю Вам здоро­вья и долго­ле­тия на пользу прослав­ле­ния веро­уче­ний и благо­ден­ствия одушев­лен­ных существ». Однако инте­ресы  россий­ской буржу­а­зии вскоре столк­нутся с инте­ре­сами дипло­ма­тии. Слож­но­сти в жизни импе­рии, между кото­рыми разра­зи­лось сопер­ни­че­ство за влия­ние в Тибете, разде­ляли как Англия, так и Китай — Вели­ко­бри­та­ния была вовле­чена в войну с бурами в Африке, Цинскую импе­рию — сотря­сало боксер­ское восста­ние.

Пока же, в самые первые годы XX века, Россий­ская импе­рия просто имела возмож­ность восполь­зо­ваться своей отно­си­тель­ной силой и выиг­рать в геопо­ли­ти­че­ских инте­ре­сах в сердце Азии. В 1900 году в Санкт-Петер­бурге выде­ля­ется земля под стро­и­тель­ство буддий­ского храма, где первым насто­я­те­лем окажется сам Агван Доржиев, между столи­цами России и Тибета нала­жи­ва­ется довольно посто­ян­ное дипло­ма­ти­че­ское обще­ние и обмен деле­га­тами. В 1904 году Далай-лама XIII сбежал с Агва­ном Доржи­е­вым в Монго­лию, а позже — его рези­ден­ция едва не появи­лась на юго-востоке Сибири.


Далай-лама сбежал

26 июля 1904 года Лхаса, столица Тибета, ждала широ­ко­мас­штаб­ного втор­же­ния англи­чан, на кото­рое сквозь пальцы смот­рели россий­ское и китай­ские прави­тель­ства. Первые ждали усту­пок от Вели­ко­бри­та­нии на других фрон­тах «боль­шой игры», вторые — пере­жи­вали, что Англия может потре­бо­вать от России уйти из Мань­чжу­рии, охра­ня­ю­щей Китай от Японии. Никто не вмеши­вался в проис­хо­дя­щее.

Уверен­ный в бесси­лии цинских властей в этом вопросе Далай-лама XIII сбежал в Монго­лию вместе со своим совет­ни­ком Агва­ном Доржи­е­вым, кото­рый, видимо, посто­янно убеж­дал Его Святей­ше­ство в том, что близость с Россией может оказать поддержку Тибету и отбить наступ­ле­ние англи­чан.

Далай-лама XIII в 1909 году 

Такое действие поста­вило в начале авгу­ста 1904 года перед Англией вопрос: «А кто тогда может вести пере­го­воры вместо Далай-ламы?» Похо­жий шаг пред­при­мет в 1959 году и следу­ю­щий перво­свя­щен­ник Тибета, Далай-лама XIV, перед лицом окку­па­ции страны китай­скими войсками. Как известно, поддержка тибет­цами своего свет­ского и духов­ного лидера была сильна даже во времена не столь попу­ляр­ных иерар­хов. Таких, напри­мер, как поэт Далай-лама VI, отка­зав­шийся принять мона­ше­ство.

Слухи о том, что идет актив­ное разви­тие тибето-россий­ских отно­ше­ний подкреп­ля­лись и в Монго­лии: по приезде Его Святей­ше­ства в столицу, к нему напра­ви­лись толпы палом­ни­ков с севера, в том числе — глава забай­каль­ской общины будди­стов Чойн­зон-Доржи Ирол­туев, кото­рый при встрече с перво­свя­щен­ни­ком выска­зался о жела­нии пере­се­лить Далай-ламу в Селен­гинск, между Байка­лом и совре­мен­ным Улан-Удэ, и созда­нии там нового буддий­ского центра.

Несмотря на слож­ность внеш­не­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ции Ирол­туев в 1906 году начи­нает гото­вить тайный пере­езд Далай-ламы в Читу.

Чита в начале XX века

Для пере­ме­ще­ния Его Святей­ше­ства гото­вится доста­точно подроб­ный план меро­при­я­тий, Ирол­туев вызы­ва­ется в Читу присту­пить к подго­товке поме­ще­ний для жизни иерарха. Кроме того, что идею, видимо, поддер­жи­вала буддий­ская община байкаль­ского края, кото­рая должна была все опла­тить, ей сопе­ре­жи­вала и испол­ни­тель­ная власть реги­она — губер­на­тор Забай­ка­лья просит сред­ства для подар­ков Далай-ламе.

Однако пере­езда главы буддий­ского мира на север, дальше Монго­лии так и не случи­лось — цинские чинов­ники наста­и­вали на возвра­ще­нии перво­свя­щен­ника в Лхасу, обещая ему безопас­ность. Россия же просто поста­ра­лась сохра­нить с Далай-ламой добрые отно­ше­ния, видимо, в надежде, что в какие-то более спокой­ные времена центр буддий­ского мира пере­ме­стится к Байкалу.

Отча­сти друже­ствен­ные отно­ше­ния между Россией и Тибе­том действи­тельно удалось сохра­нить — через деятель­ность русских ученых, через экспе­ди­ции семей­ства Рери­хов, посе­тив­ших Тибет и Монго­лию, и напи­сав­шие по их итогам несколько важных науч­ных трудов и пере­во­дов.

Однако ни трина­дца­тый, ни четыр­на­дца­тый далай-ламы так ни разу и не оказа­лись с долгим визи­том в реги­оны России — все огра­ни­чи­ва­ется только взаим­ными жела­ни­ями. Встречи Его Святей­ше­ства с россий­скими будди­стами чаще всего прохо­дят в Прибал­тике и Индии, видимо, по сооб­ра­же­ниям близо­сти инте­ре­сов России и Китая, кото­рому сего­дня принад­ле­жит власть над Тибе­том.


Исполь­зо­ван­ная лите­ра­тура: 

Буддизм в исто­рии и куль­туре бурят / кол.монография; под ред. И.Р. Гарри. – Улан-Удэ: Буряад-Монгол Ном, 2014.

Шаумян Т.Л. Россия, Вели­ко­бри­та­ния и Тибет в «Боль­шой игре». – М.: Това­ри­ще­ство науч­ных изда­ний КМК, 2017.

Цендина А.Д …и страна зовется Тибе­том / А.Д. Цендина. — М.: Вост. лит., 2002.

Поделиться