Крымская война в объективе англичанина Роджера Фентона

Роджер Фентон был одним из первых извест­ных фото­гра­фов в Вели­ко­бри­та­нии и, более того, первым офици­аль­ным воен­ным фото­гра­фом. Искус­ством фото­гра­фии он увлёкся в начале 1850-х годов, и первым опытом стала поездка в Россию — в Москву, Петер­бург и Киев. Вот, напри­мер, его фото­гра­фия москов­ского Кремля:

Однако гораздо боль­шую извест­ность Фентону принесла другая экспе­ди­ция в Россию — во время Крым­ской войны. Это было непро­стым ремеслом, поскольку фото­графы должны были пере­во­зить с собой много­чис­лен­ное обору­до­ва­ние: камеры, объек­тивы, штативы, коробки стек­лян­ных пластин, бутылки хими­че­ских раство­ров, ёмко­сти… Если доба­вить к этому личные вещи и еду, то собствен­ными руками не обой­тись. Для этого исполь­зо­ва­лись вагон­чики:

Фото-фургон Роджера Фентона в 1855 году
Сидя­щая фигура — Маркус Спар­линг, помощ­ник Фентона во время Крым­ской экспе­ди­ции.

Фото­гра­фии с «фронта», есте­ственно, носят офици­оз­ный харак­тер. Однако для того времени сама техно­ло­гия фото­съёмки была пере­до­вой новин­кой, и потому журнал LIFE в начале XXI века вклю­чил Фентона в список 100 фото­гра­фов, изме­нив­ших мир. Несмотря на то, что Фентон умуд­рился сломать несколько рёбер и даже забо­леть холе­рой, в Крыму он сделал более 360 сним­ков.

Подборки его фото­гра­фий с войны кочуют по интер­нету то тут, то там. VATNIKSTAN решил обра­титься к ориги­наль­ной коллек­ции Наци­о­наль­ного музея армии Вели­ко­бри­та­нии. Публи­куем несколько десят­ков сним­ков с сайта музея. За исклю­че­нием отдель­ных указа­ний, все фото­гра­фии дати­ро­ваны 1855 годом.


Лейте­нант Уильям Стир­линг из артил­ле­рий­ских войск
Капи­тан Артур Лайард из 38-го пехот­ного полка
Лайард изве­стен тем, что в своих пись­мах брату крити­ко­вал воен­ное коман­до­ва­ние во время Крым­ской кампа­нии, вплоть до таких фраз: «Нет ни одного офицера в армии, кото­рый бы не крас­нел от того, что мы вынуж­дены обра­щаться за помо­щью к нашим друзьям-фран­цу­зам». Артур Лайард умер из-за болезни в авгу­сте 1855 года.
У входа в штаб-квар­тиру войск
По центру в двуу­голке — фран­цуз­ский маршал Жан-Жак Пели­сье. В 1856 году за успеш­ный штурм Мала­хова кургана в Сева­сто­поле он полу­чил титул герцога Мала­хов­ского.
У входа в штаб-квар­тиру войск
Гене­рал-лейте­нант Джордж Браун в окру­же­нии своего штаба
Браун был изве­стен тем, что требо­вал соблю­де­ния консер­ва­тив­ного стиля воен­ной формы — скорее всего, именно поэтому на фото­гра­фии так много мужчин в двуу­гол­ках. Браун был ранен в 1854 году под Инкер­ма­ном, в 1855 году занял Керчь.
Офицеры штаба гене­рал-лейте­нанта Джор­джа Брауна
Гене­рал-майор Роберт Гарретт и офицеры его штаба
По центру — гене­рал-майор Локьер
Гене­рал-майор Джеймс Бакнол Эсткур в окру­же­нии штаба
Джеймс Эсткур до войны не служил в действу­ю­щей армии, а на войну соби­рался пойти в каче­стве судьи. Впро­чем, началь­ство решило иначе. Гене­рал умер от холеры в июне 1855 года.
Гене­рал-лейте­нант Джон Пенн­фа­зер в окру­же­нии штаба
Наибо­лее изве­стен как участ­ник Инкер­ман­ского сраже­ния 24 октября 1854 года.
Бригад­ный гене­рал Филипп Макфер­сон и офицеры 4-й диви­зии
Гене­рал-лейте­нант Генри Уильям Барнард в окру­же­нии штаба
Брига­дир Роберт Гарретт и офицеры 4-й диви­зии
Офицеры штаба гене­рал-лейте­нанта Ричарда Ингл­энда
Офицеры и солдаты 3-го пехот­ного Восточно-Кент­ского полка, прозван­ного «Буйво­лами»
Полк воевал в Крыму с мая 1855 года, прини­мал актив­ное участие в осаде Сева­сто­поля.
Бригад­ный гене­рал Чарльз Томас ван Штрау­бензе (сидит посе­ре­дине) и офицеры полка «Буйво­лов»
Рядо­вой 28-го пехот­ного полка в полном обмун­ди­ро­ва­нии
Подпол­ков­ник Эдмунд Халле­велл из 28-го пехот­ного полка
Капи­тан Марк Уокер из 30-го пехот­ного полка зачи­ты­вает приказ
Эту фото­гра­фию удалось точно дати­ро­вать 1 мая 1855 года, поскольку запись о съёмке сохра­ни­лась в днев­нике Уокера. Спустя несколько недель он будет тяжело ранен — рядом с ним упадёт гаубич­ный снаряд. Его правую руку в итоге ампу­ти­руют.
Гене­рал-лейте­нант Джон Кэмп­белл и остатки лёгкой роты 38-го пехот­ного полка
Подпол­ков­ник Уильям Мунро и офицеры 39-го пехот­ного полка
Офицеры 42-го (коро­лев­ского горного) пехот­ного полка
Солдаты 47-го пехот­ного полка в зимней одежде
За кадром оста­лась целая исто­рия. Данный снимок сделан весной, когда Роджер Фентон только прие­хал в Крым. Он специ­ально попро­сил солдат попо­зи­ро­вать в зимней одежде. Но сама эта смен­ная одежда прибы­вала в Крым только с января, и зимой солдаты испы­ты­вали недо­ста­ток в шубах. Один из рядо­вых в разго­воре с капи­та­ном Уилья­мом Рэдк­лиф­фом заме­тил, что было бы неплохо, если бы шубы пришли раньше — «прежде чем столько бедных людей окажутся в моги­лах».
Подпол­ков­ник Томас Шедфорт (третий справа) и офицеры 57-го пехот­ного полка
Тот же самый 57-й пехот­ный полк
Офицеры 68-го пехот­ного полка
Опять 68-й пехот­ный полк
68-е в зимней одежде
Офицеры 71-го (горного) пехот­ного полка
Капи­тан Уильям Печелл и солдаты 77-го пехот­ного полка в зимней одежде
Фото­гра­фия отно­сится к той же «зимней» сессии Фентона
Офицеры и солдаты 89-го пехот­ного полка прин­цессы Викто­рии
Офицеры 90-го пехот­ного полка
Вече­ринка англи­чан и фран­цу­зов в лагере 4-го гвар­дей­ского драгун­ского полка
Майор Адольф Уильям Бёртон и 5-й полк драгун­ской гвар­дии
Офицеры 4-го драгун­ского полка капи­тан Браун, полков­ник Лоу и капи­тан Джордж в лагере
Капи­тан Браун из 4-го драгун­ского полка со своим слугой
Кстати, допол­ни­тель­ная зимняя одежда была отправ­лена из Вели­ко­бри­та­нии не без влия­ния обще­ствен­ного возму­ще­ния.
Офицеры 4-го драгун­ского полка
Поле­вая кухня 8-го гусар­ского полка
Орга­ни­за­ция пита­ния в британ­ской армии была довольно плохой. Нередко солда­там прихо­ди­лось гото­вить для самих себя и питаться исклю­чи­тельно солё­ной говя­ди­ной и отвер­дев­шим пече­ньем, а порой и голо­дать.
Офицеры и солдаты 8-го гусар­ского полка
Капи­тан Генри Дюберли, казна­чей 8-го гусар­ского полка, и его жена Фрэн­сис Изабелла Дюберли
Миссис Дюберли вошла в исто­рию как Фанни Дюберли, удосто­ив­шись даже стра­ницы в англо­языч­ной Вики­пе­дии. Подпол­ков­ник Уильям Форест писал о ней: «Гово­рят, она не „плохая“, но ведёт себя совер­шенно необычно, ездит верхом и гуляет с кем попало, всяче­ски поощ­ряя мужчин флир­то­вать с ней, но когда джентль­мен стано­вится слиш­ком пылким в своём восхи­ще­нии, она вдруг гово­рит: „Почему вы должны забы­вать, что я замуж­няя женщина? Я расскажу об этом мужу…“».
Подпол­ков­ник Чарльз Эдмунд Доэрти, офицеры и солдаты 13-го полка лёгких драгун и собака
Подпол­ков­ник Стад­холм Браун­ригг и два русских маль­чика
Браун­ригг коман­до­вал бата­льо­ном грена­дер­ской гвар­дии, а маль­чики, веро­ятно, были взяты в плен в бою и служили в русской армии бара­бан­щи­ками.
Сюжет­ная фото­гра­фия «Сердеч­ное согла­сие»
Мир и дружба между союз­ни­ками — британ­цами и фран­цу­зами
Капи­тан Эдвин Шерард Бернаби, грена­дер­ский гвар­деец и нубий­ский слуга
Бернаби впослед­ствии дослу­жится до звания гене­рал-майора и станет членом парла­мента от Консер­ва­тив­ной партии.
Сюжет­ная фото­гра­фия «Трубка мира»
Зуавы в Крыму
Зуавы — это воин­ствен­ное араб­ское племя в Алжире, давшее назва­ние воен­ным частям лёгкой пехоты во фран­цуз­ских коло­ни­аль­ных властях. К моменту Крым­ской войны эти части, однако, попол­ня­лись добро­воль­цами в основ­ном из фран­цу­зов. Тем не менее, экзо­ти­че­ская форма и свире­пая репу­та­ция за зуавами оста­лась. Крым­ская война стала их первой «между­на­род­ной» кампа­нией.
Корре­спон­дент The Times Уильям Рассел, будучи в Крыму, отме­чал, что британ­ский солдат «пред­став­ляет собой жалкую фигуру рядом с вели­ким Галлом в его ярко-крас­ных панта­ло­нах и платье с подклад­кой, эполе­тами, боро­дой на афри­кан­ский манер („d’Afrique“) и хорошо закру­чен­ными усами».
Рабо­чая сила из мест­ных татар
Окку­панты нани­мали мест­ных жите­лей для выпол­не­ния различ­ных трудо­вых задач. Впослед­ствии это усилило подо­зре­ния россий­ских властей к мест­ному татар­скому насе­ле­нию, и неко­то­рые крым­ские татары эмигри­ро­вали в Осман­скую импе­рию.
Измаил-паша
При рожде­нии осман­ский гене­рал Измаил-паша был сыном проте­стант­ского венгер­ского пастора по имени Геор­гий Кметь. После пора­же­ния венгер­ского восста­ния 1848–1849 годов он бежал в Турцию, принял ислам и стал служить верой и прав­дой султану. В откры­тых источ­ни­ках обычно пишут о том, что он участ­во­вал в Крым­ской войне на кавказ­ском фронте, защи­щая крепость Карс. Фото­гра­фия Фентона пока­зы­вает, что в 1855 году он успел заехать и в Крым.
Фран­цуз­ский гене­рал Эрнест-Луи-Октав Курто де Сиссе со штаб­ным офице­ром
В 1874–1875 годах недол­гое время Курто де Сиссе был испол­ня­ю­щим обязан­но­сти премьер-мини­стра Третьей респуб­лики.
Фран­цуз­ский гене­рал Пьер Фран­суа Жозеф Боске
Гене­ралу Боске припи­сы­вают знаме­ни­тые слова «Это вели­ко­лепно, но это не война: это безу­мие». Он их произ­нёс, услы­шав о смелой, но само­убий­ствен­ной атаке британ­ской лёгкой кава­ле­рии на пози­ции русской артил­ле­рии под Бала­кла­вой в октябре 1854 года. Это собы­тие вошло в исто­рию под нари­ца­тель­ной форму­ли­ров­кой «атака лёгкой бригады».
«Охот­ники Африки» («Chasseurs d’Afrique»)
Ещё одним экзо­ти­че­ским воен­ным подраз­де­ле­нием в Крыму были фран­цуз­ские «охот­ники Африки». Так назы­вали егерей из фран­цуз­ских севе­ро­аф­ри­кан­ских коло­ний в запо­ми­на­ю­щейся форме красно-синего цвета. Отсюда их другое нефор­маль­ное назва­ние — «синие мясники». Кстати, именно они пришли на помощь англи­ча­нам во время «атаки лёгкой бригады».
Фран­цуз­ский гене­рал Жорж Бёре и офицеры его штаба
Опять гене­рал Боске. Вместе с ним некий капи­тан Дампьер
Марки­тантка в окру­же­нии солдат и офице­ров
В описа­нии фото­гра­фии на сайте музея для женщины исполь­зу­ется фран­цуз­ское слово «cantinière». Возможно, эта марки­тантка была фран­цу­жен­кой. Часто марки­тант­ками шли служить жёны унтер-офице­ров.
Выжив­шие из 13-го полка лёгких драгун после битвы под Бала­кла­вой. Фото­гра­фия 1854 года
Пред­ста­ви­тели сани­тар­ной комис­сии доктор Джон Сазер­ленд и Роберт Роулин­сон
Марки­тантка
Воен­ный совет утром 7 июня 1855 года, нака­нуне взятия «Маме­лона»
«Маме­ло­ном» англо-фран­цуз­ские войска назы­вали укреп­лён­ный Камчат­ским люне­том холм неда­леко от Мала­хова кургана. Его взятие пред­опре­де­лило штурм самого кургана.
За столом сидят коман­ду­ю­щие союз­ными войсками: лорд Реглан (Фицрой Сомер­сет), Жан-Жак Пели­сье и Омар-паша.
Лагерь 4-го драгун­ского полка
Сюжет­ная фото­гра­фия «Тихий день в мортир­ной бата­рее»
Омар-паша и его британ­ский офицер связи, полков­ник Линторн Симмонс
Омар-паша коман­до­вал турец­кими войсками в Крыму. Вот что о нём писал капи­тан Найджел Кинг­скот, один из адъютан­тов лорда Реглана: «…в отли­чие от турок, одет в простой серый сюртук с ботфор­тами и хорошо сидит на лошади с англий­ским сиде­ньем. Он всё делает сам и должен видеть, как это дела­ется или не дела­ется, так как штат любого типа явля­ется худшей частью турец­кой армии».
А Линторн Симмонс в итоге дорас­тёт до звания фельд­мар­шала.
Корнет Генри Джон Уилкин из 11-го гусар­ского полка
Унтер-офицер 42-го (коро­лев­ского горного) пехот­ного полка

Поделиться