Fin de Siècle. Отечественная мода 1895 — 1905 гг.

Рубеж XIXXX веков стал для моды пере­ход­ным пери­о­дом. Темп жизни уско­рялся, старая эсте­тика отми­рала, нарож­да­лась новая. В дизайне и искус­стве это время назы­ва­лось «Ар-Нуво», «югенд­стиль», «тиффани», «сецес­сион», «либерти».

В России это был «модерн». Обычно этот период связы­вают с произ­ве­де­ни­ями архи­тек­туры, скульп­туры, графики, приклад­ного искус­ства. А какой была мода того времени? В чем ходили гости особ­няка Рябу­шин­ского и посе­ти­тели «Пассажа»? Как одева­лись рабо­чие заво­дов и фабрик?

На эти и другие вопросы VATNIKSTAN отве­тил в статье о моде 1895–1905 годов в Россий­ской импе­рии.


Диктатура Франции

На рубеже веков вся модная инду­стрия в России была «импорт­ной» — тенден­ции и стиль зада­вал Париж. Поэтому модные журналы того времени сорев­но­ва­лись в том, кто пере­даёт «самые послед­ние париж­ские моды». Приве­дём любо­пыт­ную иллю­стра­цию «модной дикта­туры», кото­рую даёт Кристин Руан в книге «Новое платье импе­рии. Исто­рия Россий­ской модной инду­стрии, 1700−1917».

De Gracieuse, 1903

В 1884 году Нико­лай Аловерт решил, что ему нужно выпус­кать женский журнал. К тому времени он, бывший редак­тор «Огонька» и ученик «медиа­маг­ната» Германа Гоппе, уже владел несколь­кими техни­че­скими журна­лами. Однако, чтобы начать изда­вать новый, необ­хо­димо было полу­чить одоб­ре­ние цензо­ров из Глав­ного управ­ле­ния по делам печати.

На тот момент уже суще­ство­вали два модных изда­ния – «Новый русский базар» и «Модный свет», принад­ле­жав­шие немец­ким изда­те­лями. Соот­вет­ственно, перед Аловер­том встала задача как-то обос­но­вать перед цензо­рами новизну своего пред­при­я­тия.

Как пишет Руан, в хода­тай­стве редак­тор отме­тил, что париж­ские модные ново­сти в Петер­бург посту­пают не напря­мую, а через Берлин (наме­кая на изда­те­лей). Аловерт беспо­ко­ится, что по пути вести о новых фасо­нах могут быть иска­жены.

Вест­ник моды 1903

По его мнению, необ­хо­дим новый журнал, в кото­ром будут печа­таться «насто­я­щие» фран­цуз­ские ново­сти моды, выхо­дя­щие одно­вре­менно с их появ­ле­нием в Париже. Заявка Нико­лая Аловерта была одоб­рена. Так появится «Вест­ник моды: иллю­стри­ро­ван­ный журнал моды, хозяй­ства и лите­ра­туры». Позже он погло­тит конку­рен­тов и станет одним из глав­ных в стране – его начнет выпи­сы­вать даже импе­ра­трица Алек­сандра Федо­ровна.


Главные имена fin de siècle

Итак, евро­пей­ская, а в особен­но­сти париж­ская мода счита­лась «кано­ни­че­ской» и напря­мую влияла на то, как одева­лись в России. Особенно это каса­лось женской моды. Для порт­ных, одевав­ших мужчин, ориен­ти­ром были работы немец­ких и англий­ских коллег.

Чтобы понять, какой была женская мода, можно взгля­нуть на то, как одева­лись артистки и аристо­кра­тия. Они пере­ни­мали фран­цуз­ские фасоны, зака­зы­вая одежду у избран­ных порт­ных. У всех на слуху были иностран­ные дома мод Чарльза Ворта, Редферна. Среди россий­ских имен важными были Надежда Лама­нова, мадам Бризак, мадам Ольга (Ольга Буль­бен­кова), Прас­ко­вья Семашко, Павел Китаев.

При этом модные наряды порой стоили басно­слов­ных денег даже для тех, кто мог себе их позво­лить. Подруга Алек­сан­дры Фёдо­ровны, Лили Ден, писала о мадам Бризак: «Она так хорошо на нас зара­бо­тала, что могла жить на широ­кую ногу в собствен­ном особ­няке в Петер­бурге». Мастер­ская супру­гов Бризак нахо­ди­лась в Петер­бурге на Коню­шен­ной, 8.

Для всех осталь­ных были открыты более демо­кра­тич­ные ателье, мастер­ские, мага­зины разной степени каче­ства. Зажи­точ­ные моск­вичи ходили за тканями или гото­вой одеж­дой на Твер­скую, Петровку, Кузнец­кий мост. К их услу­гам были универ­саль­ный мага­зин «Мюр и Мери­лиз» (открыв­шийся в 1885 г.), мага­зины «М. и И. Мандль» и «Розен­ц­вайг», впослед­ствии став­шие целыми сетями.

Среди столич­ных, петер­бург­ских мага­зи­нов, глав­ным был «Пассаж». Также рабо­тали порт­нов­ские мастер­ские «Эсдерс и Схефальс», Лидваля, торго­вый дом «И.Ф. Нейштадт и Ко» и многие другие.

Внут­рен­ний вид Пассажа. Фото К.К.Буллы 1901 г.

Массо­вый поку­па­тель ходил в Гости­ные дворы, на ярмарки, рынки. Самые необес­пе­чен­ные поку­пали ноше­ную одежду у скуп­щи­ков.

За преде­лами Москвы и Петер­бурга были местеч­ко­вые мага­зины, лавки и мастер­ские, а круп­ные сети («Мюр и Мери­лиз», «Мандль») распро­стра­няли свои ката­логи по всей стране.

Петер­бург­ский порт­ной и его закрой­щик снимают мерки с заказ­чика для нового костюма в торго­вом доме «Эсдерс и Схей­фальс» на Мойке, 1908 год.

«Голубиная грудка» и «окорок»: женская мода

Куми­рами евро­пей­ской и россий­ской публики были артистки Лина Кава­льери, Клео де Мерод, Лили Элси, Камилла Клиф­форд, Сара Бернар. В своих изыс­кан­ных наря­дах они укра­шали почто­вые карточки, вывески, обертки, журналы, упаковки, транс­ли­руя модные образы на широ­кую публику.

Глав­ный силуэт «модерна» – плав­ный, S-образ­ный. Он чем-то напо­ми­нал турнюр, только теперь объем сзади допол­няли гипер­тро­фи­ро­ван­ная грудь, сильно выда­вав­ша­яся вперед, и тончай­шая талия. Чтобы достичь модной формы, все женщины носили корсеты. Они прида­вали фигуре особый изгиб, сбоку напо­ми­нав­ший накло­нен­ную букву S.

Актриса Клео де Мерод

Корсет был базой для одежды, кото­рая повто­ряла тот же силуэт. Важную роль играл крой. Блузки и верх у платьев модно было делать с напус­ком, нави­сав­шим над талией – такой фасон назы­вали «голу­би­ная грудка». Её укра­шали отдел­кой: круже­вами, рюшами, встав­ками, расти­тель­ной вышив­кой, ворот­нич­ками всех форм. Ткани для платьев и блузок были чаще всего пастель­ных оттен­ков или белые.

К «голу­би­ной грудке» дела­лись пышные рукава-жиго (gigot значит по-фран­цуз­ски «окорок»). Вначале они были доста­точно внуши­тель­ными, но посте­пенно умень­ша­лись в объёме.

На контра­сте с пышным верхом талия должна была быть тонкой. Её не только затя­ги­вали корсе­том, но и подчер­ки­вали куша­ком, поясом или ремеш­ком. Юбки имели форму коло­кола – приле­гали вверху и расши­ря­лись к низу. Под ними уже не носили крино­ли­нов, а только пышные нижние юбки. Старин­ные шлейфы теперь были только у вечер­них платьев для приё­мов или для сцены.

Лина Кава­льери

Блузки и платья шили из шелка, хлопка, льна. Юбки, а также костюмы с жаке­тами были чаще всего шерстя­ными, тёмных цветов.

Вся обувь – туфли и сапоги – была остро­но­сой, на неболь­шом каблуке с изги­бом. Сапоги дела­лись с длин­ным рядом пуго­виц, кото­рые проде­ва­лись в петли специ­аль­ными крюч­ками. С помо­щью тех же крюч­ков засте­ги­ва­лись перчатки, без кото­рых женщины не выхо­дили из дома.

Очень важны были шляпы – с 1890-х они начали расти в разме­рах, превра­тив­шись в огром­ные уборы к сере­дине 1900-х. Их укра­шали огром­ным коли­че­ством ткани, искус­ствен­ными цветами, перьями, вуалями. Такие шляпы закреп­ля­лись в высо­ких причёс­ках длин­ными шляп­ными булав­ками.

Веера были в обиходе на вечер­них приё­мах и в театре. По этому же случаю наде­вали роскош­ные платья из самых доро­гих тканей и перчатки выше локтя.

Зимой носили пальто или накидки с мехо­выми ворот­ни­ками, реже шубы. Обяза­тель­ным элемен­том зимнего гарде­роба была мехо­вая муфта.

Поскольку мода в то время была «одной на всех», ей следо­вали все одно­вре­менно. Работ­ницы одева­лись так же, как мещанки и аристо­кратки. Разница была лишь в каче­стве кроя, коли­че­стве мате­ри­а­лов, изящ­но­сти отделки. Повсе­днев­ной одеж­дой считали простую блузку и тёмную юбку. Пред­ме­том гордо­сти были платки и шали.

Муром. Супру­же­ская пара. 1900–1903.

Но мода не огра­ни­чи­ва­лась корсе­тами, муфтами и огром­ными причес­ками. Тенден­ции отра­жали всё, что проис­хо­дило вокруг. Женщины полу­чали всё больше прав, осва­и­вали новые роли, откры­вали для себя другие куль­туры, поэтому в моду посте­пенно начали стали элементы мужского гарде­роба (особенно стоя­чие ворот­ники и галстуки), удоб­ные платья и костюмы для спорта, белые англий­ские «чайные платья», япон­ские ткани и принты.


Мужская мода: столетняя классика

Счита­ется, что XIX век «закре­по­стил» мужчин. После экстра­ва­гант­ного и карна­валь­ного века XVIII мужчины стали заметно консер­ва­тив­нее в одежде. Поэтому в начале XX века в повсе­днев­ной жизни они носили либо униформу – по долгу службы, либо тёмные костюмы – по долгу призва­ния.

Люди в униформе тогда не были чем-то необыч­ным. Формен­ную одежду носили не только воен­ные, но и чинов­ники, служа­щие, инже­неры, школь­ники и студенты, рабо­чие, слуги. Их внеш­ний вид опре­де­лялся заве­де­ни­ями, в кото­рых они рабо­тали или учились.

Если взгля­нуть на тенден­ции цивиль­ного мужского костюма, то обна­ру­жится, что он всё ещё продол­жает старин­ные тради­ции. Однако старин­ные сюртуки, фраки и костюмы-«визитки» с длин­ными фалдами уже отхо­дят на второй план – их считают скорее одеж­дой для особых случаев.

Пред­ста­ви­тели Муром­ского купе­че­ства и мещан­ства. 1903–1906.

Ежедневно горо­жа­нин сред­него достатка одевался в тёмный костюм-тройку, состо­яв­ший из пиджака, жилета и неши­ро­ких брюк.

Для костю­мов исполь­зо­ва­лись плот­ные ткани – чаще всего, шерсть. Для брюк очень часто выби­ра­лась ткань в полоску. На лето шились облег­чён­ные вари­анты костю­мов и белые брюки.

Пиджаки было одно- или двуборт­ными, иногда со шлицей сзади. Рукава специ­ально делали короче, чтобы из-под них были видны пристяж­ные манжеты руба­шек.

Жилеты могли наде­вать в тон костюма или контраст­ные. Также были распро­стра­нены «штуч­ные» жилеты из контраст­ных по цвету и фактуре тканей. В карма­нах жиле­тов носили часы на цепочке. Брюки дела­лись в меру узкими, иногда со стрел­ками.

А.М. Пешков (Горь­кий), И.А. Бунин, Ф.И. Шаля­пин, С.Г. Петров (Скита­лец), Н.Д. Теле­шев.

Рубашки наде­вали с присте­ги­ва­ю­щи­мися ворот­нич­ками – они могли быть стоя­чими или отлож­ными. Из-под ворот­ничка виднелся галстук. Вари­ан­тов было несколько, но обычно носили узкие галстуки. «Бабочки» выби­рали модники, а роман­ти­че­ские пышные банты были распро­стра­нены среди худож­ни­ков.

На улицах все были в шляпах, самые модные фасоны – «хомбург», «коте­лок», а на лето – непре­мен­ный соло­мен­ный кано­тье. Цилин­дры наде­вали вместе с сюрту­ками для вечер­них выхо­дов, напри­мер, на теат­раль­ную премьеру.

Из обуви носили кожа­ные остро­но­сые ботинки разных цветов. На зиму поку­пали пальто с мехо­вым ворот­ни­ком или «нико­ла­ев­скую» шубу.

Рабо­чие заво­дов одева­лись похо­жим обра­зом, но попроще. Чаще всего, они носили пиджаки и куртки, жилеты поверх косо­во­ро­ток, брюки без стре­лок, а на голову наде­вали фуражки или кепки. «На выход» могли поку­пать более наряд­ные костюмы-тройки. К зиме стара­лись приоб­ре­сти полу­шубки, поскольку пальто были слиш­ком длин­ными и неудоб­ными.

Одес­сит 1900-е

Рабо­чие не носили боти­нок – только сапоги. Верх шика – обувь, кото­рая скри­пит во время ходьбы. Для этого между стель­кой и подмет­кой закла­ды­вали бере­сту. Самыми краси­выми счита­лись «русские» хромо­вые сапоги с лаки­ро­ван­ным голе­ни­щем.

Все веяния моды конца XIX – начала XX века подчи­ня­лись усло­виям жизни людей, живших тогда. Фран­цуз­ские моды, огром­ные шляпы, сюртуки, скри­пу­чие сапоги, косо­во­ротки видне­лись на фоне гран­ди­оз­ных домов в стиле «модерн» и гряз­ных рынков с пере­куп­щи­ками. Всё это есте­ствен­ным обра­зом отра­жало соци­аль­ную обста­новку времени и уже несло в себе зарож­де­ние новых тенден­ций следу­ю­щего, «межре­во­лю­ци­он­ного» деся­ти­ле­тия.


Читайте также «Мода НЭПа»

Поделиться