«Дикий» футбол Российской империи

Всего лишь столе­тие назад попу­ляр­ный ныне футбол был далеко не самым извест­ным видом спорта. По край­ней мере, в России только в начале XX века он пробил себе дорогу, и, что удиви­тельно, вопло­тился в жизнь и как спорт для «высших кругов» обще­ства, и как развле­че­ние для проле­та­риев — так назы­ва­е­мый «дикий» футбол.

О том, как по-разному воспри­ни­мали футбол разные сосло­вия и как играла в него британ­ская диас­пора в России, можно узнать из книги Сергея Арка­дьева «Другой футбол возмо­жен». VATNIKSTAN публи­кует отры­вок из его работы, вышед­шей в прошлом году в изда­тель­стве «Крими­наль­ное чтиво».


«Пока­зал Кашнин футбол. Игру в мяч ногами. Разби­лись на два лагеря. Каждый лагерь имел ворота. У ворот сторожа. Суть игры: пробиться с мячом в ворота против­ника. И отнюдь не трогать мяч руками. Но боль­шой соблазн схва­тить мяч, бросить и побе­дить! А этого нельзя!»
(Газета «Отклики Кавказа», г. Арма­вир, № 5, 3 октября 1909 года)

О том, когда на терри­то­рии совре­мен­ной России впер­вые начали играть в футбол, сего­дня можно только дога­ды­ваться. Россий­ский Футболь­ный Союз исполь­зует в каче­стве точки отсчета 24 октября 1897 года — день, когда в Петер­бурге состо­ялся матч между коман­дами Васи­ле­ост­ров­ского обще­ства футбо­ли­стов и Кружка люби­те­лей спорта. Встреча попала в поле зрения тогдаш­ней прессы. Особен­ную изюминку ей прида­вало то, что состав васи­ле­ост­ров­цев, побе­див­ших со счётом 6–0, полно­стью состоял из британ­цев, в то время как в составе КЛС (или просто — «Спорт») играли и русские.


Заморская забава

Евро­пейцы, в особен­но­сти англи­чане, играли веду­щие роли в россий­ском футболе и в следу­ю­щем деся­ти­ле­тии. В первом неофи­ци­аль­ном кубко­вом турнире Петер­бурга, прошед­шем в 1901 году, в финале бились англий­ская и шотланд­ская команды. В Москве же господ­ство­вал не знав­ший пора­же­ний Британ­ский клуб спорта. Его пред­се­да­те­лем был дирек­тор стеа­ри­но­вого завода в Лефор­тово Годфрэй, а в участ­ники брали только британ­ских поддан­ных, причем отбоя от них не было. К 1910 году число членов клуба насчи­ты­вало аж 180 чело­век.

Моло­дой россий­ский капи­та­лизм нуждался в энер­гич­ных иностран­ных управ­лен­цах. Посты дирек­то­ров только-только откры­вав­шихся пред­при­я­тий зани­мали гости из Запад­ной Европы. Вместе с ними приез­жали специ­а­ли­сты, инже­неры, бухгал­теры, контор­щики, служив­шие на тех же пред­при­я­тиях, а после работы играв­шие в попу­ляр­ную на родине игру футбол.

Матч сбор­ных команд Санкт-Петер­бурга и Сток­гольма. Санкт-Петер­бург, апрель-май 1913 года

Гово­рят, что некий журнал «Само­кат» писал о таких играх коло­ни­стов ещё в 1868 году. Нико­лай Трав­кин в своей «Анто­ло­гии футбола Россий­ской Импе­рии» ссыла­ется на «Ежегод­ник Всерос­сий­ского Футболь­ного Союза за 1912 г.», где гово­ри­лось о том, что в 1878 году в Одессе прохо­дили матчи между коман­дой Одес­ского Британ­ского Атле­ти­че­ского Клуба с коман­дами британ­ских судов, порто­выми служа­щими и румын­ским клубом «Галац». В 1879 году были изданы «Устав и правила англий­ского Санкт-Петер­бург­ского футбол-клуба». Упоми­на­ния о «солид­ных на вид» англи­ча­нах, играв­ших в футбол на поле у маши­но­стро­и­тель­ного завода «В.Я. Гоппер и Ко», встре­ча­ются в москов­ской прессе за 1895 год. Но всё это были публи­ка­ции из серии «их нравы». Англий­ские и немец­кие коло­ни­сты жили в России обособ­ленно, а потому и игра оста­ва­лась попу­ляр­ной только в их кругах.

Четвер­тым, после Москвы, Петер­бурга и Одессы, центром зарож­де­ния футбола в России стало село Орехово и его окрест­но­сти (терри­то­рия совре­мен­ного города Орехово-Зуево), отно­сив­ше­еся в конце XIX века к Влади­мир­ской губер­нии. В селе с силь­ными старо­об­ряд­че­скими тради­ци­ями откры­лись ману­фак­туры семей­ства Моро­зо­вых. Управ­ля­ю­щий пред­при­я­ти­ями — англи­ча­нин Джеймс Чарнок, бывший член ФК «Блэк­берн Роверс», и его брат Гарри пыта­лись орга­ни­зо­вать в Орехово футболь­ный клуб ещё в 1887 году. Однако офици­ально клуб спорта «Орехово» офор­мился гораздо позд­нее — в 1908 году. К тому времени в России суще­ство­вало уже несколько десят­ков заре­ги­стри­ро­ван­ных команд. В футбол играли в Херсоне, Нико­ла­еве, Харь­кове, Риге, Твери, Сара­тове, Астра­хани, Благо­ве­щен­ске и Порт-Артуре.


Первые шаги

Первый журна­лист­ский обзор футболь­ного матча, как уже было сказано выше, был опуб­ли­ко­ван в столич­ной прессе в 1897 году. Автор «Петер­бург­ской газеты», оправ­ды­вая русских игро­ков, писал, что их сопер­ники — англий­ская команда «васи­ле­ост­ров­цев» — играют вместе уже 6 лет. На рубеже веков футбол в городе на Неве полу­чил силь­ное разви­тие. С 1901 года в Петер­бурге начала действо­вать лига, осно­ван­ная англи­ча­ни­ном Иваном Ричард­со­ном.

Первым офици­аль­ным москов­ским клубом стал «Соколь­ни­че­ский клуб спорта», орга­ни­зо­ван­ный в 1905 году. Несколь­кими годами раньше интер­на­ци­о­наль­ная группа энту­зи­а­стов во главе с Рома­ном Фуль­дой начала соби­раться на даче Торн­тона в Соколь­ни­ках, чтобы отта­чи­вать мастер­ство игры в мяч. Вплоть до своей эмигра­ции в Герма­нию в 1922 году Фульда сыграл колос­саль­ную роль в исто­рии разви­тия футбола в России, первым пере­вёл правила игры на русский язык, пожерт­во­вал свои деньги на кубок для чемпи­о­ната Москвы, даже являлся вторым трене­ром сбор­ной на Олим­пий­ских играх в 1912 году. Фульда вместе со своими сорат­ни­ками вошёл в состав комис­сии по устрой­ству подвиж­ных игр при Москов­ском гиги­е­ни­че­ском обще­стве и выпро­сил возмож­ность прово­дить матчи в Соколь­ни­ках.

Вскоре игры пере­ме­сти­лись на сосед­нее Ширя­ево поле, давшее команде второе неофи­ци­аль­ное назва­ние. Экипи­ровки ни у кого не было. Футболь­ные мячи зака­зы­ва­лись из Вели­ко­бри­та­нии. Андрей Савин в своей книге «Москва футболь­ная: Люди. Собы­тия. Факты» приво­дит воспо­ми­на­ния одного из пионе­ров россий­ского футбола Леонида Смир­нова о том, как всё начи­на­лось: «Ника­кого поня­тия о спор­тив­ных труси­ках, майках и бутсах мы, первые футбо­ли­сты, не имели. Играли в своем обыден­ном костюме: длин­ных брюках, в простых ботин­ках, а неко­то­рые даже в сапо­гах… Много лет прошло, пока мы дошли до труси­ков, бутс и маек. Никто из нас долго не решался обна­жить колени. Такое было тогда время, нравы были совер­шенно другие!»

Любо­пытно, что первой коман­дой, одев­шейся в футболь­ную форму, стал детский клуб «Быково», со време­нем став­ший, говоря совре­мен­ным языком, фарм-клубом для «Соколь­ни­ков». Команда «Быково» полу­чила свое назва­ние благо­даря дачной мест­но­сти, в кото­рой она нахо­ди­лась. Игроки «Ширя­ева поля» приез­жали сюда отды­хать на лето, продол­жая трени­ровки. Для того, чтобы было с кем прак­ти­ко­ваться, ширя­евцы обучали игре мест­ную моло­дёжь. Роди­тели юных футбо­ли­стов, посчи­тав­шие, что слиш­ком накладно поку­пать для детей ещё один комплект брюк для игры в футбол, решили само­сто­я­тельно сшить им корот­кую (чтобы не порва­лась) форму.

Но не форма и не экипи­ровка были самым доро­гим. Огром­ных денег стоил член­ский билет футболь­ного клуба. К примеру, в СКС разо­вый всту­пи­тель­ный взнос равнялся 20 рублям, а ежегод­ный член­ский взнос — 30 рублям. Для срав­не­ния, 20 рублей в то время состав­ляли сред­нюю зарплату работ­ника фабрики или служа­щего мелких чинов. Футболь­ные клубы объеди­няли элиту обще­ства, детей состо­я­тель­ных семей. Многие команды прин­ци­пи­ально отка­зы­ва­лись попол­нять свои ряды просто­лю­ди­нами. Клуб «Орехово» стал факти­че­ски первой коман­дой, играв­шей для рабо­чих: чума­зые орехов­ские мужики, зани­мав­шие места на домаш­нем стади­оне команды, сильно отли­ча­лись от благо­вид­ных господ, посе­щав­ших футболь­ные «партии» в столи­цах. Но и либе­раль­ные хозя­ева Николь­ской ману­фак­туры пред­по­чи­тали искать игро­ков на стороне, даже давали объяв­ле­ние в англий­скую газету «Таймс» о том, что пред­при­я­тию нужны работ­ники, умею­щие хорошо играть в футбол. Прие­хав­ших иностран­цев, кстати, тогда хватило на две команды. Но русские рабо­тяги стали «зара­жаться» футбо­лом доста­точно быстро и со време­нем начали проби­ваться в команды.

Летом многие игроки отправ­ля­лись на дачи, где продол­жали заня­тия футбо­лом, время от времени совер­шая вояжи в другие дачные участки: Быково — в Тара­совку, или Лоси­ный остров — в Мамон­товку. Игро­ков часто не хватало, и футбо­ли­сты подыс­ки­вали креп­ких ребят из мест­ных селян, ремес­лен­ни­ков и рабо­чих. Лето закан­чи­ва­лось, дачники разъ­ез­жа­лись, а полу­чив­шие опыт мест­ные приучали к новой игре других своих земля­ков, многие из кото­рых затем отправ­ля­лись на зара­ботки в города.


Зов народа

С годами футбол стано­вился всё более массо­вым и попу­ляр­ным. В России прохо­дили между­го­род­ние и между­на­род­ные това­ри­ще­ские матчи. Играли не только на боль­ших футболь­ных полях, кото­рых в двух столи­цах откры­ва­лось всё больше, но и во дворах учеб­ных заве­де­ний, и у фабрич­ных стен.

«Юный» футбол был жёст­ким видом спорта. «Игра прошла без всяких недо­ра­зу­ме­ний, что случа­ется крайне редко на матчах в футбол», — писал один из репор­тё­ров того времени. Бывали драки между сопер­ни­ками, между зрите­лями и игро­ками, изби­е­ния судей, напа­де­ния на футбо­ли­стов вне футболь­ных полей. О взаи­мо­от­но­ше­ниях пред­ста­ви­те­лей рабо­чего класса, попав­ших в составы офици­аль­ных команд, со знат­ными особами, состав­ляв­шими основу клубов, можно судить хотя бы по тому, что в повестке учре­ди­тель­ного собра­ния Москов­ской футболь­ной лиги, прошед­шего 12 июня 1910 года в ресто­ране «Эрми­таж», один из пунк­тов затра­ги­вал проблемы нрав­ствен­но­сти в футболе. «В коман­дах могут соби­раться люди из разных сосло­вий — бога­тые и бедные, дворян­ского роду и мещане, владельцы пред­при­я­тий и рабо­чие, интел­ли­генты и просто­лю­дины. Но приходя на трени­ровку или игру, каждый должен забыть о своём проис­хож­де­нии. Забыть искренне, всей душой, чтобы не прояви­лось это в мело­чах, в тоне, в манере гово­рить», — вспо­ми­нает реше­ние функ­ци­о­не­ров МФЛ Михаил Сушков, извест­ный москов­ский футбо­лист, присут­ство­вав­ший на том вечере.

Матч «Моро­зовцы» — «Британцы» 26 авгу­ста 1912 года

Тем не менее, буржу­а­зия и знать продол­жали ревностно охра­нять футбол, как «свою» игру. Немно­го­чис­лен­ных футбо­ли­стов-рабо­чих, как более разви­тых физи­че­ски, даже пред­ла­гали считать профес­си­о­на­лами и на этом осно­ва­нии запре­щать им играть в формально люби­тель­ских Москов­ской и Петер­бург­ской лигах. А тем време­нем в горо­дах расцве­тало альтер­на­тив­ное движе­ние «диких» команд.

«В рабо­чих квар­та­лах город­ских окраин уже давно суще­ство­вало множе­ство футболь­ных круж­ков, в кото­рые входили рабо­чие, служа­щие, студенты, не способ­ные опла­чи­вать довольно высо­кие член­ские и всту­пи­тель­ные взносы, преду­смот­рен­ные уста­вами заре­ги­стри­ро­ван­ных клубов, приоб­ре­тать доро­го­сто­я­щую спор­тив­ную форму и инвен­тарь и у кото­рых не было влия­тель­ных знако­мых, кото­рые могли бы дать нужные для вступ­ле­ния реко­мен­да­ции», — пишет Андрей Савин в книге «Москва футболь­ная: Люди. Собы­тия. Факты».

«Дикие» зани­мали пустыри, соору­жая штанги из палок или ском­кан­ных карту­зов. Вместо футболь­ных мячей, зака­зы­ва­е­мых из Европы, исполь­зо­ва­лось наби­тое бума­гой тряпьё, иногда мячи шились из кожи, роль камеры в таком случае выпол­нял бычий пузырь. Леген­дар­ный совет­ский футбо­лист и тренер Андрей Старо­стин вспо­ми­нал, что сам начи­нал играть на Ходын­ском поле, бывшем одним из центров москов­ского «нефор­маль­ного» футбола. «Все „звёзды“ ранних поко­ле­ний нашего футбола прошли школу воспи­та­ния „диким“ футбо­лом», — писал игрок в своей книге «Флаг­ман футбола».

Посте­пенно форми­ро­ва­лись посто­янно действу­ю­щие «дикие» команды, со своей формой, своей исто­рией, своими «звёз­дами». Команды обра­зо­вы­ва­лись в основ­ном по терри­то­ри­аль­ному и профес­си­о­наль­ному признаку. Чего стоит хотя бы назва­ние силь­ней­шей москов­ской команды 1912 года — «Дом № 44»! Назва­ния приду­мы­ва­лись без пафоса и офици­оза «боль­ших» коллег. Так, напри­мер, в Харь­кове суще­ство­вала футболь­ная команда «Цап-Царап».

Поли­ти­зи­ро­ван­ность этих люби­тель­ских объеди­не­ний — вопрос неизу­чен­ный. Иссле­до­ва­тели обычно подчёр­ки­вают аполи­тич­ность и неод­но­род­ность «диких» команд. Но насколько аполи­тич­ными могли быть их участ­ники в период между рево­лю­цией 1905 и стач­ками 1910–1912 годов? Клас­со­вый анта­го­низм ощущался даже в контек­сте улич­ной игры. Все утвер­жда­ю­щие, что футбол специ­ально приви­вался проле­та­ри­ату, чтобы отвле­кать его от поли­тики и борьбы за свои права, должны иметь в виду пару момен­тов. Неле­галь­ные игры на само­дель­ных полях не раз разго­ня­лись поли­цией, насто­ро­женно отно­сив­шейся к любым собра­ниям проле­та­риев во внера­бо­чее время, а пред­ста­ви­тели офици­аль­ных клубов из высших слоёв обще­ства пыта­лись ставить палки в колёса «дика­рям», всяче­ски мешая их разви­тию. Судьям запре­ща­лось судить игры плебеев, а член­ские и всту­пи­тель­ные взносы лиг посто­янно завы­ша­лись, дабы не допу­стить пред­ста­ви­те­лей новой волны в своё обще­ство.


«Чесноковцы»

Но нахо­ди­лись энту­зи­а­сты, гото­вые вкла­ды­вать силы в разви­тие рабо­чего футбола. В 1912 году в Москве появи­лась Замоск­во­рец­кая лига «диких» команд. Её орга­ни­зо­вал судья Алле­нов, а собы­тия чемпи­о­ната регу­лярно осве­ща­лись печат­ным изда­нием «К Спорту», благо­даря рабо­тав­шему в нём игроку и хрони­керу Борису Чесно­кову. Его крат­кая биогра­фия пред­став­лена в вели­ко­леп­ной книге амери­кан­ского исто­рика спорта Роберта Эдель­мана «Москов­ский Спар­так. Исто­рия народ­ной команды в стране рабо­чих».

Чесно­ков родился в семье служа­щего желез­ной дороги. В детстве вместе с семьёй часто пере­ез­жал из города в город из-за работы отца. Борис увле­кался разными видами спорта и в совсем юном возрасте, будучи учени­ком москов­ской 4-й гимна­зии, впер­вые попро­бо­вал себя на футболь­ном поле. Всем серд­цем полю­бив игру, он продол­жил играть с друзьями во дворе, а позже на расчи­щен­ных и обустро­ен­ных своими силами полях. Борис и два его брата — Иван и Сергей — орга­ни­зо­вы­вали встречи люби­тель­ских рабо­чих команд, впослед­ствии офор­мив возник­шее обще­ство в Рогож­ский кружок спорта (РКС). Так появился первый рабо­чий спор­тив­ный клуб России.

Он просу­ще­ство­вал до 1915 года и был разо­гнан поли­цией. Уничто­жив сооб­ще­ство, репрес­сив­ные органы не смогли уничто­жить страсть к игре, кото­рая охва­ты­вала всё боль­шие круги рабо­тяг. Да и Чесно­ков не опустил рук, продол­жив зани­маться поддерж­кой рабо­чего футбола. В 1916 году он стал пред­се­да­те­лем обще­го­род­ской Москов­ской футболь­ной лиги «диких» команд. Рабо­тая в редак­ции журнала «К Спорту», он не только осве­щал вести с полей непри­знан­ных чемпи­о­на­тов, но и обра­щался к офици­аль­ным футболь­ным струк­ту­рам Москвы, призы­вая тех сделать шаг навстречу «диким». Благо­даря своим знаком­ствам, Чесно­ков пристроил в футболь­ный клуб «Ново­ги­ре­ево» основ­ных игро­ков РКС, вклю­чая себя самого. После этого клуб дважды стано­вился чемпи­о­ном города, более того, первым чемпи­о­ном, играв­шим без иностран­ных леги­о­не­ров. Позади них оста­ва­лись даже гроз­ные «моро­зовцы». В 1917 году Борис Чесно­ков полу­чил травму ноги и был вынуж­ден завер­шить футболь­ную карьеру. Он продол­жал писать свои спор­тив­ные заметки и со време­нем стал первым спор­тив­ным обозре­ва­те­лем газеты «Правда».

Футболь­ная сбор­ная команда города Пере­славля-Залес­ского. 1913 год

Как видно из хроно­ло­гии, ни в годы Первой миро­вой войны, ни в дни рево­лю­ции и Граж­дан­ской войны в России не прекра­щали играть в футбол. Но время нано­сило свой отпе­ча­ток. В 1914 году все немец­кие игроки россий­ских команд (на тот момент уже прово­дился чемпи­о­нат России) по закону воен­ного времени были сосланы в Вятскую губер­нию. Англий­ские мастера вскоре также пред­по­чли вернуться на родину, но на попу­ляр­но­сти игры это уже никак не могло отра­зиться. Матчи наци­о­наль­ной сбор­ной прекра­ти­лись и им на смену пришли игры солдат с воен­но­плен­ными.

В первые после­ре­во­лю­ци­он­ные месяцы произо­шёл насто­я­щий «бум» «дикого» футбола. Перед игро­ками, неко­гда пинав­шими само­дель­ные тряпич­ные мячи, откры­лись небы­ва­лые возмож­но­сти и многие из них стали в буду­щем прослав­лен­ными футбо­ли­стами. С 1918 года в Москов­ской футболь­ной лиге стали появ­ляться команды, участие кото­рых в чемпи­о­нате в царские годы было просто невоз­можно, напри­мер, еврей­ский спор­тив­ный клуб «Маккаби». Футбол выжил на разва­ли­нах импе­рии, по-преж­нему держась на плечах энту­зи­а­стов. Но до его полного приня­тия новой совет­ской властью оста­ва­лось ещё около 10 лет.

Поделиться