Время перемен: военная форма РККА 1940–1945 годов

Воен­ная форма Рабоче-крестьян­ской крас­ной армии в Вели­кую отече­ствен­ную войну претер­пела боль­шие изме­не­ния. Если сначала она продол­жала тради­ции 1920-х и 1930-х годов, то к сере­дине войны стало ясно, что необ­хо­димо серьёзно пере­смат­ри­вать подход к внеш­нему виду воен­но­слу­жа­щих.  

VATNIKSTAN разби­рает исто­рию совет­ской воен­ной формы с 1940 по 1945 год, разви­тие кото­рой отра­зило дух эпохи и времени.


Обмун­ди­ро­ва­ние и знаки разли­чия в Рабоче-крестьян­ской крас­ной армии (РККА) меня­лись каждые несколько лет, подстра­и­ва­ясь под акту­аль­ные запросы и требо­ва­ния времени. Несмотря на то, что чаще изме­не­ния были неболь­шими, в исто­рии униформы РККА были свои пере­лом­ные моменты.

Так, в 1918 году необ­хо­димо было выде­лить крас­но­ар­мей­цев на фоне всех осталь­ных воени­зи­ро­ван­ных форми­ро­ва­ний. Тогда в ход шли крас­ные ленты, повязки и любые другие крас­ные аксес­су­ары. Отли­чи­тель­ным знаком первых крас­но­ар­мей­цев был нагруд­ный знак — венок с крас­ной звез­дой, на кото­рой были изоб­ра­жены молот и плуг, что должно было отра­жать «рабоче-крестьян­ский» элемент РККА. Позже звезда пере­ко­че­вала на голов­ные уборы, став кокар­дой.

Тем не менее о единой форме речи идти не могло — носили то, что оста­лось от импер­ского пери­ода. В 1919 году вышел приказ о введе­нии униформы, но промыш­лен­ность еще не была в состо­я­нии обес­пе­чить необ­хо­ди­мое коли­че­ство комплек­тов. Хотя всё же именно в этом году начали шить зимние шлемы, кото­рые полу­чили назва­ния «бога­тырки», «фрун­зевки», «будё­новки» — поскольку первыми голов­ные уборы посту­пили в войска, кото­рыми коман­до­вали М. В. Фрунзе и С.М. Будён­ный.

Униформа в широ­ком пони­ма­нии появи­лась в Рабоче-крестьян­ской крас­ной армии в 1920-х годах. Одной из причин этого послу­жило появ­ле­ние обяза­тель­ной воен­ной службы в мирное время, что потре­бо­вало обес­пе­чить одеж­дой огром­ное коли­че­ство людей, ранее не заня­тых в воен­ном деле. С 1922 года начал широко действо­вать приказ 1919 года: был введен единый покрой одежды, петлицы, верх­няя часть рубахи и шинели снаб­жа­лась тремя клапанами-«разговорами». Крас­ные звезды-кокарды с 1920-х сменили плуг на серп, прибли­зив­шись к клас­си­че­скому образцу, кото­рый позже пере­ко­чует и в Совет­скую армию. Ноше­ние неутвер­ждён­ных образ­цов одежды и неуста­нов­лен­ных знаков разли­чия отныне воспре­ща­лось. Любо­пытно отме­тить, что ранее на неустав­ную форму смот­рели спокой­нее — воен­но­слу­жа­щим разре­ша­лось носить само­сто­я­тельно куплен­ную одежду.

Форма образца 1920-х годов с клапа­нами, петли­цами, нашив­ками и летним шлемом.

С 1930-х в РККА уста­нав­ли­ва­ются персо­наль­ные воен­ные звания (лейте­нант, коман­дир бригады и другие), форма делится на повсе­днев­ную, поход­ную и кара­уль­ную, вводят гимна­стёрки и френчи, пояс­ные ремни. В 1935 году вводятся пилотки.

Воен­но­слу­жа­щие в 1930-х — начале 40-х годов.

К 1940 году крас­но­ар­меец в строю носил гимна­стёрку с двумя нагруд­ными карма­нами и закры­той план­кой, пилотку с крас­ной звез­дой, бриджи, сапоги. Вся одежда была цвета хаки — синие бриджи выда­ва­лись только офице­рам.

Солдаты отправ­ля­ются на фронт. Фото сделано до 1943 года

Фуражки с цвет­ным околы­шем (цвет озна­чал принад­леж­ность к роду войск) пола­га­лись команд­ному и началь­ству­ю­щему соста­вам. Яркие знаки разли­чия носи­лись на стояче-отлож­ном ворот­нике гимна­стерки, а также наши­ва­лись на рукава.

В каче­стве зимней одежды пола­га­лась одно­борт­ная шинель с отлож­ным ворот­ни­ком, на кото­ром были петлицы в цвет рода войск и знаки разли­чия. Также шились ватные тело­грейки и ватные шаро­вары. На голове зимой носили шапки-ушанки — от шлемов-будё­но­вок отка­за­лись после Зимней войны, хотя кое-где ещё несколько лет продол­жали их носить.

Реаль­ную картину снаб­же­ния к началу войны описал в своих мему­а­рах гене­рал интен­дант­ской службы, началь­ник Глав­ного управ­ле­ния тыла Крас­ной Армии , а в 1942–43 годах народ­ный комис­сар путей сооб­ще­ния Андрей Васи­лье­вич Хрулёв. Он пишет, что в 1941 году, в первые месяцы войны, был принят приказ, согласно кото­рому отныне все рода войск в поле должны были носить форму и знаки разли­чия защит­ного цвета. Причем сделано это было, по словам Хрулёва, для того, чтобы избе­жать повто­ре­ния ситу­а­ции 1914 года, когда в импе­ра­тор­ской армии было слиш­ком много разно­цвет­ной парад­ной одежды, непри­год­ной для ноше­ния в поле­вых усло­виях.

Андрей Васи­лье­вич Хрулёв

Ещё одним важным собы­тием первых меся­цев войны было введе­ние обмун­ди­ро­ва­ния для воен­но­слу­жа­щих-женщин. Уже 3 авгу­ста 1941 года вышел приказ, согласно кото­рому в форму для женщин входили берет с метал­ли­че­ской звез­дой, пальто из серого сукна, платье защит­ного цвета из сукна, либо шерсти. В том же году были отме­нены нару­кав­ные знаки разли­чия, гене­ралы стали носить шаро­вары без лампа­сов в повсе­днев­ной форме.

Несмотря на то, что госу­дар­ствен­ный заказ был боль­шим, у Хрулёва мы читаем, что текстиль­ная и лёгкая промыш­лен­ность были «очень плохо» подго­тов­лены к войне. И не из-за обору­до­ва­ния или мощно­стей, а из-за того, что фабрики были исклю­чены из переч­ней пред­при­я­тий, на кото­рых брони­ро­вали рабо­чую силу — все работ­ники попро­сту ушли на фронт.

Так или иначе в 1943 году вся армия была одета сплошь в защит­ные цвета, а на ворот­ни­ках носила защит­ного цвета петлицы. 1943 год счита­ется пере­лом­ным для Вели­кой отече­ствен­ной войны — таким же он стал и для воен­ной формы: 6 января были введены погоны.

О том, как именно это произо­шло, расска­зы­вает гене­рал Хрулёв. Он пишет, что ещё в 1942 году его вызвал к себе Сталин и прика­зал подать пред­ло­же­ния по новому обмун­ди­ро­ва­нию для гвар­дей­ских частей. В подан­ных проек­тах отме­ча­лась необ­хо­ди­мость введе­ния погон импер­ского образца, а также улуч­шен­ных тканей для формы. Важно отме­тить, что «гвар­дей­скими» частями сначала стали мино­мёт­ные, потом стрел­ко­вые, а потом и многие другие части. Поэтому был риск того, что поло­вина армии будет носить погоны, а вторая поло­вина – петлицы. Чтобы избе­жать недо­ра­зу­ме­ний, было решено ввести погоны для всех частей РККА. Хрулёву лично посту­пило распо­ря­же­ние подго­то­вить проекты погон для поле­вой, повсе­днев­ной и парад­ной формы. Но если поле­вые и повсе­днев­ные погоны для сред­него и стар­шего командно-началь­ству­ю­щего состава полу­чи­лось частично воспро­из­ве­сти с импер­ских образ­цов, то произ­вод­ство гене­раль­ских погон стало слож­ной зада­чей.

За 25 лет была утра­чена особая техно­ло­гия их изго­тов­ле­ния, а также не было масте­ров, кото­рые могли бы помочь восста­но­вить её. Поэтому помощ­ник Хрулёва, инже­нер-полков­ник Пучков решил обра­титься в Боль­шой театр, где ему подска­зали, что нужно найти в Москве неко­его «граж­да­нина Дмит­ри­ева», консуль­танта театра, кото­рый до Рево­лю­ции владел мага­зи­ном по продаже погон и галу­нов – у него, дескать, должны остаться запасы гото­вых погон и мате­ри­а­лов для изго­тов­ле­ния. Хрулёв смог отыс­кать Дмит­ри­ева, и тот расска­зал ему, что офицер­ские погоны в царской России дела­лись из цель­но­тка­ного галуна, а его выра­ба­ты­вали на специ­аль­ных жаккар­до­вых стан­ках. Два таких станка нашли в селе под Дмит­ро­вом, где когда-то рабо­тало произ­вод­ство галу­нов, а на фронте был даже отыс­кан ткач Фона­рёв родом из этого села. Однако для созда­ния погон нужна была специ­аль­ная метал­ли­че­ская волока – её смогли добыть у агента Марченко, в доре­во­лю­ци­он­ное время сбывав­шего товар куста­рям и мастер­ским. Остатки склада, 8 кг волоки, были куплены у Марченко горис­пол­ко­мом Дмит­рова за 75 тысяч рублей. Из неё Фона­рёв смог выра­бо­тать 100 м цель­но­тка­ного галуна, кото­рый пошёл на изго­тов­ле­ние первой партии гене­раль­ских погон. Впослед­ствии техно­ло­гию изго­тов­ле­ния всех погон стали осва­и­вать круп­ней­шие швей­ные фабрики, и к началу 1943 года было сшито доста­точ­ное их коли­че­ство, как свиде­тель­ствует Хрулёв.

При этом обес­пе­че­ние армии пого­нами было только поло­ви­ной дела, поскольку под новые знаки разли­чия требо­ва­лись другие гимна­стёрки. 15 января 1943 были введены одно­борт­ные мундиры и кители, новые фуражки и новые гимна­стёрки — они дела­лись из сукна, имели стоя­чий ворот­ник, засте­ги­вав­шийся на пуго­вицы, откры­тую планку. Нагруд­ные карманы на них остав­ля­лись только для формы стар­шего и сред­него команд­ного состава. При гимна­стёрке носился ремень, пилотка со звез­дой и шаро­вары защит­ного цвета (синего — для офице­ров).

Фрон­то­вой корре­спон­дент «Крас­но­ар­мей­ской правды» капи­тан Евге­ний Воро­бьев. 3-й Бело­рус­ский фронт. Весна 1945 г.

Пере­ход на погоны был делом небыст­рым — на фото­гра­фиях 1943 года мы очень часто видим, как на «петлич­ную» гимна­стёрку с отлож­ным ворот­ни­ком воен­но­слу­жа­щие крепили погоны уста­нов­лен­ного образца. Это могло объяс­няться многими причи­нами:  недо­ста­ток обмун­ди­ро­ва­ния в части, удоб­ство нагруд­ных карма­нов, привычка носить старую гимна­стёрку.

Воен­но­слу­жа­щие, одетые в гимна­стерки старых образ­цов, на кото­рые пришиты погоны.

Следу­ю­щие допол­не­ния к форме произо­шли уже только в апреле 1945 года: тогда для марша­лов и гене­ра­лов был введен двуборт­ный мундир с двумя рядами пуго­виц.

В даль­ней­шем, уже в Совет­ской армии, униформа продол­жала меняться, но такой ради­каль­ной пере­мены как в 1943 году, она, пожа­луй, больше не увидела.


Читайте также «Десять картин о Вели­кой Отече­ствен­ной войне»

Поделиться