Гнёздово: история, ценные находки и значение археологического комплекса

Гнёз­дово — знако­мое многим архео­ло­гам место, распо­ло­жен­ное в 13 км от Смолен­ска на обоих бере­гах Днепра. Его уникаль­ность и ценность для архео­ло­гии заклю­ча­ется в огром­ном коли­че­стве памят­ни­ков, отно­ся­щихся к пери­оду обра­зо­ва­ния древ­не­рус­ского госу­дар­ства. Площадь комплекса более 200 гекта­ров.

Вид с Централь­ной поймен­ной части

Ранее Гнёз­дово пред­став­ляло собой неболь­шой торгово-ремес­лен­ный посё­лок, возник­ший в IX-X вв. Мест­ные жители успешно нала­дили контакты со скан­ди­на­вами, о чём свиде­тель­ствуют много­чис­лен­ные находки на поймен­ных раско­пах: от стек­лян­ных бусин до мечей.

Схема объек­тов IXXI вв. на терри­то­рии комплекса

Ближе к X веку Гнёз­дово стано­вится важным торго­вым центром на «пути из Варяг в Греки». Найден­ная на поймен­ном раскопе близ озера Бездонка (БД) (часть кормы пред­по­ло­жи­тельно варяж­ской ладьи) и ремес­лен­ные печи, состав­лен­ные из камен­ных кладок, явля­ются ярчай­шим тому приме­ром.

Фигу­ри­рует Гнёз­дово и на картах гене­раль­ного меже­ва­ния XVII в., но как деревня, состо­я­щая не более из пяти-шести крестьян­ских дворов. Но о каких-либо архео­ло­ги­че­ских памят­ни­ках здесь не упоми­на­лось вплоть до XIX века.


История изучения комплекса

Извест­ность Гнёз­дово полу­чило случайно, в XIX веке, когда в 1867 году во время обустрой­ства Витеб­ско-Орлов­ской желез­ной дороги рабо­чие нашли боль­шой клад с сереб­ря­ными укра­ше­ни­ями X века, ныне храня­щийся в Госу­дар­ствен­ном Эрми­таже.

Среди архео­ло­гов ходит легенда, что место клада указал рабо­чим сам скан­ди­нав­ский бог Один, ниспо­слав­ший молнию прямо в место, где был зако­пан клад. Их легенда подкреп­ля­лась и тем, что среди укра­ше­ний нашли неболь­шой «моло­то­чек Тора» (Мьёлль­нир), попу­ляр­ный у скан­ди­нав­ских наро­дов амулет, прино­ся­щий удачу. Подоб­ные находки часто связы­вают с куль­том бога Тора, покро­ви­теля небес­ных стихий и защит­ника богов и людей, полу­чив­шим широ­кое распро­стра­не­ние у скан­ди­на­вов.

Более комплекс­ное изуче­ние курга­нов Гнёз­дова нача­лось лишь спустя семь лет после находки клада в 1867 году. В 1872 году Москов­ское архео­ло­ги­че­ское обще­ство во главе с Алек­сеем Серге­е­ви­чем Уваро­вым пору­чило Миха­илу Кусцин­скому, члену-корре­спон­денту обще­ства, собрать данные о курга­нах в обла­сти «первых посе­ле­ний криви­чей», в резуль­тате чего он плодо­творно изучил 14 курга­нов комплекса.

В 1881 году к изуче­нию Гнёз­дова присту­пает извест­ный русский архео­лог и по совме­сти­тель­ству секре­тарь Россий­ского исто­ри­че­ского музея Влади­мир Сизов.

Именно ему принад­ле­жит откры­тие одного из самых боль­ших гнёз­дов­ских курга­нов, где удалось найти погре­бе­ние воина с воору­же­нием: меч, щиты и шлем. Эта находка начала актив­ную дискус­сию как об этни­че­ской принад­леж­но­сти погре­бён­ного, так и об исто­рии Гнёз­дова. Сизов ещё возвра­щался с экспе­ди­цией в Гнёз­дово в 1901 году, а в 1902 году вышла его моно­гра­фия, посвя­щён­ная резуль­та­там экспе­ди­ции и этни­че­скому составу насе­ле­ния Гнёз­дова.

В период 1920–1930-х гг. извест­ный архео­лог Алек­сандр Нико­ла­е­вич Лявдан­ский на основе своих работ в Гнёз­дово соста­вил комплекс­ный план терри­то­рии архео­ло­ги­че­ского комплекса и подроб­ное описа­ние мест распо­ло­же­ния курган­ных групп.

Исто­рией Гнёз­дова инте­ре­со­ва­лись и немцы в период окку­па­ции Смолен­ска. Немец­кий архео­лог Клаус Раддатц соста­вил подроб­ное описа­ние архео­ло­ги­че­ского памят­ника.

С 1949 вплоть до 1993 года орга­ни­за­то­ром и бессмен­ным руко­во­ди­те­лем «Гнёз­дов­ской экспе­ди­ции» стано­вится Даниил Анто­но­вич Авду­син, доктор исто­ри­че­ских наук и профес­сор Москов­ского Госу­дар­ствен­ного Универ­си­тета (МГУ). Позд­нее, в 1995 году начи­на­ется совмест­ная архео­ло­ги­че­ская экспе­ди­ция МГУ и Госу­дар­ствен­ного исто­ри­че­ского музея (ГИМ), кото­рая действует и по сей день.

Начи­ная с 2009 года ведутся раскопки на Ольшан­ском горо­дище под руко­вод­ством стар­шего науч­ного сотруд­ника ГИМ С. А. Авду­си­ной, а с 2010 — работы в Днепров­ской курган­ной группе под началь­ством сотруд­ника отдела архео­ло­гии ГИМ С.С. Зозули.

Сего­дня архео­логи стара­ются приме­нять совре­мен­ные методы как для непо­сред­ственно поле­вых работ в раскопе, так и для после­ду­ю­щей обра­ботки найден­ных мате­ри­а­лов. Так Васи­лий Нови­ков, сотруд­ник архео­ло­ги­че­ской экспе­ди­ции «Гнёз­дово», прово­дит актив­ное тести­ро­ва­ние элек­тро­раз­ведки и магни­то­раз­ведки на базе архео­ло­ги­че­ского комплекса и расска­зы­вает:

«Мы активно рабо­таем с геомаг­нит­ной съём­кой и элек­тро­раз­вед­кой. Для иссле­до­ва­ния мест пред­по­ла­га­е­мых раско­пок можно исполь­зо­вать разные неин­ва­зив­ные методы (без земля­ных работ)».

Сего­дня архео­ло­гия требует совре­мен­ных подхо­дов к иссле­до­ва­нию: всё чаще и чаще архео­логи стара­ются привле­кать знания из других науч­ных дисци­плин. Дела­ется это с целью извлечь как можно больше инфор­ма­ции из объек­тов за один подход.


Археологические находки

Гнёз­дово отли­ча­ется от многих древ­них горо­дищ обилием нахо­док из железа и серебра. Дати­ру­ются они X в.

Уже несколько лет подряд в поймен­ных раско­пах нахо­дят ювелир­ные укра­ше­ния и ремес­лен­ные инстру­менты: кузнеч­ные шлаки, глиня­ные обмазки, фраг­менты литей­ных форм и тигли. Из этого иссле­до­ва­тели сделали вывод, что ранее на участке распо­ла­гался произ­вод­ствен­ный комплекс с хорошо нала­жен­ной деятель­но­стью ювели­ров и кузне­цов.

Вид на Централь­ное посе­ле­ние (поймен­ная часть)

Особый инте­рес пред­став­ляют ювелир­ные укра­ше­ния с выше­упо­мя­ну­той симво­ли­кой бога Тора: «моло­точки», спирали (знак молнии) и кольца. В погре­бе­ниях они выпол­няли защит­ную функ­цию и симво­ли­зи­ро­вали бессмер­тие, обозна­чая связь Тора с миром мёрт­вых. Иногда амулеты с симво­лом Тора нахо­дили в кладах, что пред­по­ла­гало посвя­ще­ние того боже­ству или тоже выпол­няло функ­цию защиты.

Моло­точки Тора

Не менее значи­мыми наход­ками на раско­пах явля­ются бусины. Их трудно найти на рабо­чем квад­рате из-за малень­кого размера. Боль­шую часть бусин прино­сят с «промывки» — места, куда свозят слои земли для более тщатель­ного иссле­до­ва­ния. Однако если удаётся «снять» бусину с опре­де­лён­ного места, полу­ча­ется дать довольно точную дати­ровку архео­ло­ги­че­ских памят­ни­ков и просле­дить направ­ле­ние путей обмена и торговли в горо­дище.

Стек­лян­ные бусины с поймен­ного раскопа близ оз. Бездонка, 2019 год

Бусины в Гнёз­дово — находка редкая, оттого и особо ценная. Их отно­сят к кругу «импорт­ных» пред­ме­тов из-за отсут­ствия у мест­ного насе­ле­ния нала­жен­ного стек­ло­дув­ного произ­вод­ства. В основ­ном ожере­лья из более 15 бусин нахо­дили в погре­бе­ниях скан­ди­нав­ских женщи­нах, поэтому возник миф об особом богат­стве север­ного народа. Славян­ские женщины же прояв­ляли куда мень­ший инте­рес к подоб­ным укра­ше­ниям, отда­вая пред­по­чте­ние амуле­там и фибу­лам — круг­лым коль­це­вид­ным брошам с застёж­кой. Лишь малая часть мест­ного насе­ле­ния инте­ре­со­ва­лась замор­скими укра­ше­ни­ями, кото­рые стали одним из компо­нен­тов костю­мов, найден­ных в захо­ро­не­ниях на пери­фе­рии куль­туры.

Визан­тий­ская моза­ич­ная бусина с поймен­ного раскопа близ оз. Бездонка, 2019 год

Поймен­ный раскоп близ озера Бездонки (БД) из сезона в сезон славится инте­рес­ней­шими наход­ками из так назы­ва­е­мой «ювелир­ной мастер­ской». В 2019 году на раскопе удалось найти литей­ные глиня­ные формы для отлива фибул, а также подвеску-лунницу, укра­шен­ную сереб­ря­ной зернью.

Сереб­ря­ная подвеска-лунница с раскопа близ оз. Бездонка, 2019 год

Однако сезон 2019 года пора­до­вал не только ювелир­ными изде­ли­ями. На раскопе П-2 (от «Пойма») под руко­вод­ством Алек­сандра Фети­сова, науч­ного сотруд­ника москов­ского Музея Востока, был найден чело­ве­че­ский череп, пред­по­ло­жи­тельно мужской, евро­пео­ид­ной расы.

Найден­ный на раскопе П-2 череп, 2019 год

Особый инте­рес пред­став­ляло его поло­же­ние при обна­ру­же­нии: череп лежал макуш­кой вниз на дне ямы, запол­нен­ной костями живот­ных, следов самого скелета не было обна­ру­жено. Васи­лий Нови­ков проком­мен­ти­ро­вал находку:

«Это уже пятый череп без скелета из раско­пок на Централь­ном посе­ле­нии. В общем, пока одни загадки».

Помимо поймен­ной части, боль­шую часть архео­ло­ги­че­ского комплекса зани­мают курган­ные могиль­ники, общая площадь кото­рых состав­ляет более 30 га. Они пред­став­ляют собой самый круп­ный из сохра­нив­шихся евро­пей­ских языче­ских могиль­ни­ков IX — начала XI вв., распо­ло­жив­шийся цепоч­кой вдоль правого берега Днепра на три кило­метра.

Вид на Централь­ную курган­ную группу

Боль­шин­ство курга­нов содер­жит погре­бе­ния мест­ных жите­лей Гнёз­дова, а также скан­ди­на­вов, где были найдены кера­ми­че­ские урны с остат­ками сожжён­ных костей (следы крема­ции) и различ­ные личные вещи умер­шего: монеты, оружие, амулеты.

Погре­баль­ные обычаи славян до приня­тия христи­ан­ства имеют много общего со скан­ди­нав­скими: труп умер­шего сжигали вместе с его личными вещами, после чего над остат­ками погре­баль­ного костра насы­пали курган.

Трупо­со­жже­ние или крема­ция явля­лась очень частым обря­дом во время захо­ро­не­ния умер­шего. Зача­стую он пресле­до­вал охра­ни­тель­ную цель — защиту от расхи­ще­ния могилы. Но если углу­биться в веро­ва­ния славян­ских и скан­ди­нав­ских наро­дов до приня­тия христи­ан­ства, то помимо культа бога Тора и богини плодо­ро­дия Фрейи, особое значе­ние имел культ огня и солнца как источ­ника жизни и энер­гии всего.

В комплексе присут­ствуют курганы с ещё одним зани­ма­тель­ным обря­дом — «умерщ­вле­нием» оружия. Обряд вклю­чал в себя поломку меча или копья, а затем их вонза­ние в погре­баль­ные костры. Иногда, если могила принад­ле­жала воину, рядом с ним распо­ла­га­лись останки его полно­стью снаря­жён­ного коня.

Найден­ный в курга­нах погре­баль­ный инвен­тарь расска­зы­вает об эконо­ми­че­ском и соци­аль­ном поло­же­нии умер­шего, а также о куль­тур­ном уровне насе­ле­ния. Так в мужских захо­ро­не­ниях нередко нахо­дили орудия труда и пред­меты воору­же­ния, а в женских — укра­ше­ния.

Если гово­рить о недав­них наход­ках в курга­нах, то в том же 2019 году отряд студен­тов МГУ под руко­вод­ством Т. А. Пушки­ной, доцента МГУ и иссле­до­ва­теля Гнёз­дов­ского посе­ле­ния, обна­ру­жил три кургана неда­леко от Витеб­ского шоссе в плачев­ном состо­я­нии из-за хозяй­ствен­ной деятель­но­сти мест­ных жите­лей и архео­ло­ги­че­ских работ XIX века. Васи­лий Нови­ков отме­чает:

«Раскопки носили охранно-спаса­тель­ный харак­тер: со всех сторон курганы теснили просё­лоч­ные дороги, совре­мен­ное клад­бище и застройка. Первая курган­ная насыпь была осно­ва­тельно разбита дере­вьями, а боль­шой коло­дец (от раско­пок XIX в.) в централь­ной части не оста­вил нам следов погре­бе­ния. Второй курган содер­жал в себе остатки крема­ции на стороне, каль­ци­ни­ро­ван­ные кости были забот­ливо сложены в горшок и разме­щены в верх­ней части насыпи. А вот третий курган препод­нёс сюрприз! Это оказа­лась погре­баль­ная камера разме­ром 3×2,8 м в гравий­ном плот­ном грунте. Камера была неглу­бо­кая. В ней лежал хорошо сохра­нив­шийся скелет мужчины ростом 176 см, ориен­ти­ро­ван­ный на северо-запад».

Камер­ное погре­бе­ние из третьего кургана, 2019 год

Гнёздово сейчас

Гнёз­дов­ский архео­ло­ги­че­ский комплекс и находки оттуда пред­став­ляют боль­шую ценность для исто­рии Смолен­ска и Древ­ней Руси, так как позво­ляют просле­дить взаи­мо­дей­ствие славян со скан­ди­на­вами, куль­тур­ный обмен между ними, соче­та­ние языче­ских обря­дов с возник­но­ве­нием христи­ан­ства, а также торго­вые связи и разви­тие ремесла. По сей день студенты исто­ри­че­ских факуль­те­тов России и волон­тёры едут на прак­тику не только копать и помо­гать изучать памят­ник, но и почув­ство­вать себя насто­я­щим иссле­до­ва­те­лем, частью россий­ской исто­рии.

В этом году из-за эпиде­мии архео­ло­ги­че­скую прак­тику для студен­тов отме­нили. Однако экспе­ди­ции в Гнёз­дово всё равно прово­дятся, в них участ­вуют волон­тёры из Пскова, Смолен­ска и Москвы. Архео­логи под бессмен­ным руко­вод­ством С. Ю Каинова, В. В. Нови­кова и А. А. Фети­сова, не успе­вают унывать и продол­жают рабо­тать над рекон­струк­цией нашего прошлого. Васи­лий Нови­ков резю­ми­рует:

«Мы зало­жили несколько раско­пов в непо­сред­ствен­ной близо­сти от Лесной курган­ной группы — продол­жаем иссле­до­вать зага­доч­ные коль­це­вид­ные струк­туры. Наши раскопы были зало­жены не только с целями расши­ре­ния зоны иссле­до­ва­ний и изуче­ния коль­це­вид­ных струк­тур, но и исходя из необ­хо­ди­мо­сти проверки выяв­лен­ных анома­лий. По мере вскры­тия мы посто­янно изме­ряем магнит­ную воспри­им­чи­вость разных слоёв и запол­не­ний объек­тов при помощи каппо­метра. Это позво­лит нам лучше понять харак­тер магнит­ных анома­лий на карте».


Благо­да­рим Васи­лия Нови­кова за онлайн-блог «Днев­ник заня­того архео­лога». 


Читайте также «Древ­не­рус­ские мифы. Что не совсем так с пред­став­ле­ни­ями о нашей ранней исто­рии»

Поделиться