Конец рейхсфюрера: как советские солдаты поймали Гиммлера

В начале 1945 года Третий рейх дожи­вал свои послед­ние месяцы. В январе этого года совет­ские войска форси­ро­вали Одер, спустя два месяца то же проде­лали союз­ники на Рейне. Воен­ное пора­же­ние нацист­ской Герма­нии, став­шее к тому времени очевид­ным, к апрелю 1945-го было лишь вопро­сом времени. Ближай­шие сорат­ники Гитлера, кото­рые, каза­лось, оста­нутся с ним до конца, стали один за другим преда­вать своего фюрера. 23 апреля рейхс­мар­шал Герман Геринг, «наци номер два», отпра­вил Гитлеру теле­грамму, в кото­рой пред­ла­гал себя на пост главы прави­тель­ства, отме­тив, что если не полу­чит отказа до вечера, то будет считать это согла­сием. В этой иници­а­тиве Геринга поддер­жали Ханс Ламмерс, дирек­тор рейхс­кан­це­ля­рии, и Филипп Боулер, началь­ник личной канце­ля­рии фюрера. Не успел Гитлер отдать приказ об аресте своего «верного Германа», как узнал, что за его спиной сепа­рат­ные пере­го­воры с союз­ни­ками ведёт рейхс­фю­рер СС Генрих Гимм­лер.

К концу войны Гимм­лер был на вершине своего могу­ще­ства. Близость к Гитлеру позво­лила ему сосре­до­то­чить в своих руках руко­вод­ство всеми сило­выми струк­ту­рами рейха. Именно при Гимм­лере СС превра­ти­лись в «госу­дар­ство в госу­дар­стве». Люди с чёрными петли­цами контро­ли­ро­вали внут­рен­нюю жизнь Герма­нии, конку­ри­ро­вали с воен­ными на окку­пи­ро­ван­ных терри­то­риях и управ­ляли громад­ной импе­рией конц­ла­ге­рей. В марте 1945 года Гимм­лер осуще­ствил ещё одну свою давнюю мечту, став коман­ду­ю­щим группы армий «Висла», кото­рая, однако, не смогла сдер­жать совет­ского наступ­ле­ния.

Гимм­лер в 1942 году

Пони­мая, что дни Гитлера сочтены, Гимм­лер, по-преж­нему уверен­ный в своей власти, решил всту­пить в пере­го­воры с союз­ни­ками. 23 апреля, в день ареста Геринга, Гимм­лер сооб­щил швед­ским дипло­ма­там, что готов начать диалог с британ­скими и амери­кан­скими пред­ста­ви­те­лями в каче­стве нового главы госу­дар­ства. Гитлер узнал об этом демарше вече­ром 28 апреля из новост­ной сводки агент­ства «Рейтерс». На следу­ю­щий день, за несколько часов до само­убий­ства, фюрер офици­ально сместил Гимм­лера со всех постов как преда­теля, пере­дав функ­ции канц­лера адми­ралу Дёницу. Неделю спустя, 6 мая, Дёниц факти­че­ски повто­рил распо­ря­же­ние Гитлера, о чём сооб­щил рейхс­фю­реру в пись­мен­ном виде. Известно, что Дёниц настолько опасался Гимм­лера, что отка­зался от тради­ци­он­ной для главы прави­тель­ства охраны СС в пользу собствен­ных моря­ков.

Поздно вече­ром 8 мая (по москов­скому времени уже было 9-ое) пред­ста­ви­тели Герма­нии подпи­сали предо­став­лен­ный им акт о безого­во­роч­ной капи­ту­ля­ции. Провин­ция Шлез­виг-Голь­ш­тейн вместе с горо­дом Фленс­бург, где распо­ла­га­лось прави­тель­ство Дёница, пере­шла под контроль британ­ской армии. Узнав, что во Фленс­бурге видели Гимм­лера, англи­чане начали его разыс­ки­вать, но безуспешно — рейхс­фю­рер исчез. А ещё через две недели пришла инфор­ма­ция, что бывший всесиль­ный глава СС, можно сказать, случайно оказался в руках англий­ской разведки и покон­чил с собой.

Кари­ка­тура на Гимм­лера. Худож­ники Кукры­никсы, 1943 год

Неле­пость плене­ния и быст­рота разви­тия собы­тий уже тогда, в 1945-м, поро­дили конспи­ро­ло­ги­че­ские версии о том, что на самом деле схва­чен был не Гимм­лер, а похо­жий на него чело­век. Позже появи­лись слухи, что Гимм­лер не покон­чил с собой, а был убит англи­ча­нами, кото­рые якобы опаса­лись, что он выдаст какие-то их секреты. Обе указан­ные теории пред­став­ля­ются несо­сто­я­тель­ными.

Как уже было сказано, это Гимм­лер стре­мился заин­те­ре­со­ваться союз­ни­ков своей персо­ной в каче­стве наслед­ника Гитлера. Англи­ча­нам, напро­тив, было важно проде­мон­стри­ро­вать, что они не имеют ничего общего с «нацист­ским терро­ри­стом», как назы­вали Гимм­лера запад­ные газеты. Так, штаб 2-й армии сооб­щил о смерти Гимм­лера уже вече­ром 24 мая. На следу­ю­щий день эту новость расти­ра­жи­ро­вало агент­ство «Рейтерс». Чтобы удосто­ве­риться, что перед ними действи­тельно глава СС, пред­ста­ви­тели британ­ского коман­до­ва­ния взяли ещё у живого Гимм­лера обра­зец подписи и провели антро­по­мет­ри­че­скую экспер­тизу, а после его само­убий­ства предъ­явили множе­ство фото­гра­фий тела и посмерт­ную маску.

Иссле­до­ва­те­лям долгое время было неиз­вестно, что именно проис­хо­дило с Гимм­ле­ром между 6 и 23 мая 1945 года. На этот счёт до сих пор суще­ствует несколько гипо­тез, кото­рые, впро­чем, разли­ча­ются скорее дета­лями. Сейчас, более 70 лет спустя, мы можем примерно восста­но­вить хроно­ло­гию тех дней.

После того, как 6 мая Гимм­лер полу­чил приказ, осво­бо­див­ший его ото всех долж­но­стей, он в тот же день поки­нул Фленс­бург с целой груп­пой высо­ко­по­став­лен­ных офице­ров СС. Среди них, в част­но­сти, нахо­ди­лись Рудольф Брандт, личный рефе­рент Гимм­лера, Карл Гебхардт, его личный врач, а также Отто Олен­дорф, один из руко­во­ди­те­лей СД (все трое были впослед­ствии приго­во­рены к смерт­ной казни). Сопро­вож­дали Гимм­лера его адъютанты-тело­хра­ни­тели — Йозеф Кирмайер, Вернер Грот­ман и Хайнц Махер. До 11 мая группа скры­ва­лась на ферме неда­леко от городка Затруп. Перво­на­чально в планах рейхс­фю­рера было явиться в распо­ло­же­ние глав­но­ко­ман­ду­ю­щего британ­ской окку­па­ци­он­ными войсками в Герма­нии, леген­дар­ного фельд­мар­шала Бернарда Монт­го­мери. Когда Гимм­лер понял, что не инте­ре­сует англи­чан как поли­ти­че­ская фигура, он решил проби­раться в родную Бава­рию, кото­рая в тот момент нахо­ди­лась под контро­лем амери­кан­цев.

Гимм­лер (в центре). 1944 год

К концу весны 1945 года Герма­ния была буквально навод­нена воен­но­слу­жа­щими капи­ту­ли­ро­вав­шей армии и пере­ме­щён­ными лицами со всей Европы. Окку­па­ци­он­ные власти ещё не успели толком орга­ни­зо­вать новую адми­ни­стра­цию, и толпы бежен­цев хаоти­че­ски пере­ме­ща­лись по терри­то­рии бывшего рейха. По плану Гимм­лера ему и его спут­ни­кам следо­вало слиться с массой демо­би­ли­зо­ван­ных солдат, для чего все выпи­сали себе доку­менты служа­щих тайной поле­вой поли­ции (армей­ского аналога гестапо) и удалили с формы все знаки разли­чия. Гимм­лер превра­тился в фельд­фе­беля Генриха Хитцин­гера. Для маски­ровки он сбрил усы, снял очки и пере­вя­зал глаз чёрной повяз­кой, делав­шей его похо­жим на пирата.

11 мая группа на четы­рёх маши­нах выдви­ну­лась в сторону городка Марне, чтобы оказаться там к вечеру следу­ю­щего дня. Ноче­вали по пути или в чистом поле, или на вокза­лах, стара­ясь не обра­щать на себя внима­ния. В Марне Гимм­лер и его сорат­ники бросили транс­порт, чтобы продол­жить путь пешком. Мест­ный рыбак за 500 марок согла­сился пере­везти их через Эльбу. В следу­ю­щие пять дней группа Гимм­лера медленно двига­лась на юг и утром 18 мая достигла города Бремер­фёрде. Там «солдаты» плани­ро­вали перейти реку Осте, а пока что распо­ло­жи­лись на ферме на окра­ине города. Оттуда часть группы вместе с Гебхард­том, един­ствен­ным, кто гово­рил по-англий­ски, пошла на разведку.

Явив­шись на англий­ский чек-поинт, Гебхардт и его спут­ники предъ­явили доку­менты и спро­сили, можно ли им и их боль­ным това­ри­щам пере­пра­виться на тот берег. Посто­вой сразу насто­ро­жился: тайная поле­вая поли­ция была зане­сена в список тех струк­тур, сотруд­ники кото­рых подле­жали неза­мед­ли­тель­ному аресту. Обла­да­тели удосто­ве­ре­ний об этом, разу­ме­ется, не знали. Поскольку их вид не вызы­вал подо­зре­ний, солдат решил позвать стар­шего смены. Опыт­ный офицер нево­ору­жён­ным глазам увидел, что доку­менты свежие и проштам­по­ваны одина­ко­вой печа­тью, причём совсем недавно. Вся компа­ния была задер­жана. Однако, когда Гебхардт с англи­ча­нами отпра­вился за оста­ви­ши­мися «боль­ными», их там уже не было. Очевидно, Гимм­лер почуял нелад­ное и прика­зал двигаться к другой пере­праве. В пути остав­ша­яся группа снова разде­ли­лись, и рейхс­фю­рер остался с двумя адъютан­тами — Грот­ма­ном и Махе­ром.

На то, что проис­хо­дило дальше, проли­вают свет доку­менты управ­ле­ния СМЕРШ в Штет­тине, где в июне 1945 года были допро­шены двое крас­но­ар­мей­цев — 29-летний Васи­лий Губа­рев и 25-летний Иван Сидо­ров. Оба ранее нахо­ди­лись в конц­ла­гере неда­леко от города Майн­штедт, осво­бож­дён­ном британ­ской армией 29 апреля 1945-го. Поскольку англи­ча­нам недо­ста­вало собствен­ных сил, они привле­кали бывших воен­но­плен­ных для надзора за сотруд­ни­ками лагер­ной адми­ни­стра­ции, а также для патру­ли­ро­ва­ния мест­но­сти. Эти патруль­ные, воору­жён­ные винтов­ками, вместе с англий­ской воен­ной поли­цией ходили по доро­гам и прочё­сы­вали леса.

Васи­лий Губа­рев. 1939 год

Утром 21 мая Губа­рев и Сидо­ров вышли на зада­ние в составе отряда под коман­до­ва­нием капрала Морриса. Как свиде­тель­ство­вал Губа­рев, около 20 часов, когда отряд уже должен был возвра­щаться в лагерь, на просё­лоч­ной дороге появи­лись трое немцев. Пере­дви­га­лись они осто­рожно, чтобы не быть увиден­ными, однако крас­но­ар­мейцы заме­тили их и окрик­нули. Поскольку реак­ции не после­до­вало, Губа­рев по-немецки прика­зал им стоять и произ­вёл выстрел в воздух. Патруль­ные уже были готовы к конфликту, однако прохо­жие вели себя спокойно, назва­лись солда­тами и предо­ста­вили доку­менты для проверки. Внешне всё было в порядке. Тем не менее, крас­но­ар­мей­цам, кото­рые несколько лет провели в плену и хорошо разби­ра­лись в особен­но­стях немец­кой формы, пока­за­лось стран­ным, что на рядо­вых были офицер­ские плащи. Подо­зри­тель­ных солдат откон­во­и­ро­вали в распо­ло­же­ние англи­чан, откуда те были достав­лены в лагерь.

Следу­ю­щие сутки троица провела взаперти на мест­ной мель­нице. Не зная, что с ними делать, мест­ная комен­да­тура утром 23 мая отпра­вила их вместе с другими задер­жан­ными в сбор­ный лагерь Барн­штедт, куда их доста­вили только к вечеру. Около 19 часов комен­данту лагеря, капи­тану Тому Силь­ве­стру, сооб­щили, что один из задер­жан­ных хочет его видеть. Как вспо­ми­нал Силь­вестр, к нему в каби­нет вошёл тщедуш­ный чело­век с повяз­кой на глазу. Сняв её, он надел очки и едва слышно произ­нёс: «Генрих Гимм­лер».

Капи­тан не пове­рил своим ушам и немед­ленно связался со штабом 2-й британ­ской армии в Люне­бурге. Уже через полчаса в лагерь примчался майор контр­раз­ведки Райс, в распо­ря­же­нии кото­рого были личные данные рейхс­фю­рера. В ходе обыска у Гимм­лера были обна­ру­жены две коро­бочки. Одна из них была пуста, в другой обна­ру­жили ампулу с неиз­вест­ным веще­ством, веро­ятно, циани­стым калием. Подо­зре­вая, что ещё одна ампула спря­тана где-то на теле, Райс прика­зал прове­сти врачеб­ный осмотр, кото­рый, однако, ничего не дал. После этого Гимм­лера сводили в душ (бриться ему не разре­шили) и отобрали старую одежду, выдав взамен неё натель­ное бельё и армей­ское одеяло, чтобы он мог завер­нуться в него. Прибыв­шие офицеры начали допрос Гимм­лера, кото­рый закон­чился в районе полу­ночи. После этого его повезли в Люне­бург, где на вилле, заня­той штабом армии, его уже ждал началь­ник контр­раз­ведки, полков­ник Майкл Мёрфи.

Перед тем, как начать новый допрос, было решено вторично осмот­реть Гимм­лера. У англи­чан уже был на этот счёт непри­ят­ный опыт: за пару дней до этого здесь же покон­чил с собой Ханс Прюц­ман, бывший руко­во­ди­тель СС на окку­пи­ро­ван­ной Укра­ине. Вызван­ный врач, капи­тан Уэллс, уже закан­чи­вая осмотр Гимм­лера, заме­тил у него на правой стороне нижней челю­сти какое-то инород­ное тело. В этот момент Гимм­лер дёрнулся в сторону, сжал челю­сти и тут же рухнул на пол. В следу­ю­щие 15 минут его пыта­лись приве­сти в чувство, но яд подей­ство­вал раньше. Труп Гимм­лера накрыли одея­лом, и следу­ю­щие три дня он проле­жал в той комнате, где проис­хо­дил его послед­ний допрос. Что стало с ним затем, неясно до сих пор. Согласно наибо­лее попу­ляр­ной версии, тело вывезли за город и сожгли где-то в лесу, хотя, как гово­рят старо­жилы, его зако­пали где-то в приле­га­ю­щем к вилле город­ском парке.

Гимм­лер после само­убий­ства
Вилла в Люне­бурге, где распо­ла­гался британ­ский штаб. Всё произо­шло на первом этаже, в левом эркере
Город­ской парк

Крас­но­ар­мейцы Губа­рев и Сидо­ров узнали о произо­шед­шем прак­ти­че­ски сразу же от своих англий­ских сослу­жив­цев. За бдитель­ность они были преми­ро­ваны посыл­ками Крас­ного Креста. После прохож­де­ния филь­тра­ции они были уволены в запас и верну­лись в родные края. На той самой вилле сейчас распо­ла­га­ется соци­аль­ная служба. Инте­рьеры сильно пере­де­ланы, и о тех време­нах уже мало что напо­ми­нает.

Поделиться