Хроника диссидентских событий

Когда-то давно в Европе дисси­ден­тами («несо­глас­ными») назвали христиан, кото­рые не придер­жи­ва­лись господ­ству­ю­щей конфес­сии в том или ином госу­дар­стве. Дисси­ден­тами в Англии стали против­ники англи­кан — като­лики и ради­каль­ные проте­станты, во Фран­ции — гуге­ноты, а в Польше — право­слав­ные. В совет­ской исто­рии после Сталина дисси­ден­тами стали другие «несо­глас­ные» — пред­ста­ви­тели поли­ти­че­ской оппо­зи­ции. Они нередко были разроз­нен­ными: право­за­щит­ники, наци­о­наль­ные движе­ния, отдель­ные писа­тели или фило­софы не смеши­ва­лись между собой, хотя и нахо­дили возмож­ным воспри­ни­мать себя единым движе­нием.

Алек­сандр Солже­ни­цын перед зару­беж­ными журна­ли­стами под Кёль­ном. 1974 год

По анало­гии с назва­нием дисси­дент­ского бюлле­теня «Хроника теку­щих собы­тий» мы решили просле­дить основ­ную хронику дисси­дент­ских собы­тий в виде крат­кого ликбеза.


1957 год. Дело Краснопевцева

Лев Крас­но­пев­цев. Совре­мен­ная фото­гра­фия

Дисси­дент­ство начало зарож­даться в период отте­пели, и формально за точку отсчёта можно принять XX съезд КПСС 1956 года. Доклад Хрущёва о культе лично­сти Сталина взбу­до­ра­жил обще­ствен­ность, но напра­вить эту энер­ге­тику в поли­ти­че­ское русло было прак­ти­че­ски невоз­можно — крити­ко­вать пороки обще­ственно-поли­ти­че­ского разви­тия дозво­ля­лось лишь в тех рамках, кото­рые опре­де­ляла задан­ная сверху уста­новка.

Те же, кто шёл в критике дальше, могли стал­ки­ваться с соот­вет­ству­ю­щими санк­ци­ями. Одним из первых дисси­дент­ских «дел» стала исто­рия аспи­ранта и секре­таря коми­тета комсо­мола исто­ри­че­ского факуль­тета МГУ Льва Крас­но­пев­цева. Несколько выпуск­ни­ков истфака во главе с Крас­но­пев­це­вым осно­вали кружок, в кото­ром обсуж­дали причины стали­низма и перспек­тивы даль­ней­шей деста­ли­ни­за­ции. По сути, они лишь углуб­ляли и разви­вали пред­ло­жен­ную партией мысль. Члены кружка подго­то­вили листовку с призы­вом к борьбе за «соци­а­ли­сти­че­ское обнов­ле­ние» в духе XX съезда и распро­стра­нили несколько сотен экзем­пля­ров в столице. В авгу­сте 1957 года их аресто­вали, Лев Крас­но­пев­цев полу­чил 10 лет лаге­рей.

Многие стихийно возни­кав­шие во второй поло­вине 1950-х годов кружки были такими же недол­го­веч­ными, в том числе по причине репрес­сий. Собствен­ной подполь­ной тради­ции и преем­ствен­но­сти с дисси­ден­тами 1960-х годов они не зало­жили.


1961 год. Арест участников встреч на Маяковке

На площади Маяков­ского в Москве. Фото совет­ского времени

В июне 1958 года на площади Маяков­ского в Москве уста­но­вили памят­ник совет­скому поэту. Теперь эта площадь назы­ва­ется Триум­фаль­ной, хотя распо­ло­жен­ность рядом со стан­цией метро «Маяков­ская» и собственно сам памят­ник по-преж­нему позво­ляют назы­вать это место «Маяков­кой». Во время офици­аль­ной цере­мо­нии откры­тия, есте­ственно, читали стихи. Когда офици­аль­ная часть закон­чи­лась, собрав­ша­яся публика продол­жила поэти­че­ские чтения и дого­во­ри­лась, что эту тради­цию стоит продол­жить.

Проблема заклю­ча­лась в том, что читали стихи всех поэтов, в том числе запре­щён­ных. Да и когда в 1960 году эти поэти­че­ские вечера, возоб­нов­лён­ные по иници­а­тиве студен­тов во главе с Влади­ми­ром Буков­ским, стали соби­рать сотни людей, то это стало похо­дить на прово­ка­ци­он­ные несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные митинги. Дружин­ники задер­жи­вали и запи­сы­вали чтецов, акти­ви­стов могли исклю­чать из вузов, а иногда случа­лись и драки на площади. В 1961 году, перед прове­де­нием XXII съезда партии, в столице решили наве­сти поря­док и собра­ния окон­ча­тельно запре­тили. Наибо­лее замет­ных акти­ви­стов «Маяковки» (Влади­мира Осипова, Илью Бокш­тейна, Эдуарда Кузне­цова) за «анти­со­вет­скую агита­цию и пропа­ганду» приго­во­рили к несколь­ким годам лаге­рей.

Попытки возоб­но­вить поэти­че­ские чтения на Маяковке или просто устро­ить на куль­то­вом месте какую-нибудь поли­ти­че­скую акцию пред­при­ни­ма­лись затем не один раз. «Маяков­ские чтения» прово­дятся и сего­дня, а «Стра­те­гия-31», явно отсы­лая к совет­скому преце­денту, в 2009 году выбрала местом прове­де­ния своих акций именно Триум­фаль­ную площадь.


1964 год. Попытки организации подполья

Пётр Григо­ренко (третий слева во втором ряду) с груп­пой право­за­щит­ни­ков. 1970-е годы

В 1964 году произо­шло много знако­вых для поли­ти­че­ской исто­рии собы­тий. В первую очередь, конечно, закон­чи­лась эпоха отте­пели — Никита Хрущёв был смещён со своего поста, и мало кто тогда подо­зре­вал, что после­ду­ю­щую, бреж­нев­скую эпоху впослед­ствии назо­вут «застоем». Поэта Иосифа Брод­ского в этом году аресто­вали и судили за туне­яд­ство — чем не свиде­тель­ство «закру­чи­ва­ю­щихся гаек»?

Гораздо инте­рес­нее, что в этом году заметны попытки орга­ни­зо­вать поли­ти­че­ское подпо­лье. Гене­рал-майор Пётр Григо­ренко в феврале был аресто­ван за созда­ние Союза борьбы за возрож­де­ние лени­низма; его признали невме­ня­е­мым и отпра­вили на прину­ди­тель­ное лече­ние в психи­ат­ри­че­скую боль­ницу. Но если Григо­ренко рато­вал за возврат к ленин­ским прин­ци­пам, то создан­ный в Ленин­граде в 1964 году Всерос­сий­ский социал-христи­ан­ский союз осво­бож­де­ния народа поду­мы­вал о полном свер­же­нии комму­ни­сти­че­ского строя. Идео­ло­гией ВСХСОНа был «христи­ан­ский соци­а­лизм», а участ­ники орга­ни­за­ции ориен­ти­ро­ва­лись на русское наци­о­наль­ное насле­дие (Нико­лая Бердя­ева, рели­ги­оз­ного фило­софа Влади­мира Соло­вьёва и других авто­ров).

Есте­ственно, кроме идей­ных споров, ничего суще­ствен­ного это обще­ство сделать не могло. Тем не менее, за три года суще­ство­ва­ния в него всту­пило порядка трёх десят­ков чело­век. В 1967 году спец­службы узнают о суще­ство­ва­нии орга­ни­за­ции и арестуют её участ­ни­ков. Руко­во­ди­теля ВСХСОНа, восто­ко­веда Игоря Огур­цова, приго­во­рят к 15 годам лаге­рей и 5 годам ссылки.


1965 год. Дело Синявского и Даниэля

Суд над Синяв­ским и Дани­элем. 1966 год

Одно из важней­ших собы­тий дисси­дент­ского движе­ния произо­шло после того, как осенью 1965 года были аресто­ваны писа­тели Андрей Синяв­ский и Юлий Дани­эль. Они под псев­до­ни­мами (Абрам Терц и Нико­лай Аржак) неле­гально, без соот­вет­ству­ю­щего разре­ше­ния, опуб­ли­ко­вали свои произ­ве­де­ния за грани­цей. Это стало одним из сигна­лов к полному разоб­ще­нию офици­аль­ной изда­тель­ской поли­тики и «самиз­дата» — за участие в послед­нем теперь будут жёстко пресле­до­вать.

5 декабря, в день Консти­ту­ции, на Пушкин­ской площади в Москве прошла демон­стра­ция с требо­ва­нием откры­того суда над Синяв­ским и Дани­элем. К демон­стра­ции орга­ни­за­торы гото­ви­лись зара­нее: были распе­ча­таны и распро­стра­нены листовки с призы­вом прийти к памят­нику Пушкину 5 декабря в шесть часов вечера. Как можно дога­даться, в это время было уже доста­точно темно, и поэтому до сих пор невоз­можно понять, сколько же чело­век участ­во­вало в том собы­тии. Извест­ная право­за­щит­ница Людмила Алек­се­ева писала:

«По оценке Буков­ского (со слов его прия­теля, побы­вав­шего на демон­стра­ции), к памят­нику Пушкину в назна­чен­ное время пришло около 200 чело­век. Но я была на площади и думаю, что демон­стран­тов было гораздо меньше, однако туда нагнали кагеби­стов в штат­ском и дружин­ни­ков, и трудно было понять, кто есть кто. К тому же боль­шин­ство нахо­див­шихся на площади „своих“ участия в демон­стра­ции, как и я, не прини­мали, а лишь наблю­дали за ней со стороны».

Около 20 чело­век было задер­жано, около 40 участ­во­вав­ших в демон­стра­ции студен­тов отчис­лили из вузов. Несмотря на то, что суд над Синяв­ским и Дани­элем в итоге сделали откры­тым, приго­воры были суро­выми — по несколько лет лаге­рей. А собы­тие 5 декабря 1965 года вошло в исто­рию как «Митинг глас­но­сти», и Пушкин­ская площадь до сих пор — одно из знако­вых мест для оппо­зи­ци­он­ного движе­ния в России.


1968 год. «За вашу и нашу свободу!»

Прага в 1968 году

Вообще лозунг «За нашу и вашу свободу» исполь­зо­вался во время поль­ского восста­ния 1830–1831 годов — поляки хотели подчерк­нуть, что воюют не против русского народа, а всего лишь против царской власти. Вторую жизнь этому девизу дало дисси­дент­ское движе­ние, кото­рое прояв­ляло соли­дар­ность с участ­ни­ками «Праж­ской весны».

25 авгу­ста 1968 года на Крас­ную площадь в Москве вышли несколько демон­стран­тов. Они развер­нули у Лобного места плакаты с лозун­гами «Да здрав­ствует свобод­ная и неза­ви­си­мая Чехо­сло­ва­кия!», «Позор окку­пан­там!», «Руки прочь от ЧССР!» и, собственно, «За вашу и нашу свободу!». Подбе­жав­шие люди в штат­ском очень быстро вырвали из рук демон­стран­тов плакаты, кого-то из них избили, и в итоге всех затол­кали в машины.

Эти две демон­стра­ции — 1965 года на Пушкин­ской площади и 1968-го на Крас­ной — самые извест­ные публич­ные акции дисси­дент­ского движе­ния. Пожа­луй, эти годы были не только важным этапом форми­ро­ва­ния дисси­дент­ского сооб­ще­ства, но и пиком его публич­ной исто­рии. Надежды на уступ­чи­вость власти были ещё сильны, и потому дисси­денты именно в эти годы нередко писали пети­ции в различ­ные инстан­ции и распро­стра­няли листовки. 1968 год запом­нился и нача­лом изда­ния глав­ного СМИ дисси­ден­тов — бюлле­теня «Хроника теку­щих собы­тий». Его осно­ва­тель, Ната­лья Горба­нев­ская, была и на той самой авгу­стов­ской демон­стра­ции.


1970 год. Создание Комитета прав человека в СССР

Андрей Саха­ров и Елена Боннэр в Крыму. 1975 год

Серд­це­ви­ной дисси­дент­ского движе­ния были право­за­щит­ники. С формаль­ной точки зрения они всего лишь требо­вали защиты тех прав, кото­рые уже были пропи­саны в совет­ских зако­нах — прав на свободу слова, печати, собра­ний. После стихий­ных круж­ков 1950-х и попы­ток массо­вых акций 1960-х насту­пила пора форми­ро­ва­ния право­за­щит­ных орга­ни­за­ций. В 1969 году была создана первая из них — Иници­а­тив­ная группа по защите прав чело­века в СССР, она зани­ма­лась в основ­ном подго­тов­кой откры­тых обра­ще­ний в ООН со сведе­ни­ями о поли­ти­че­ских пресле­до­ва­ниях в Совет­ском Союзе.

1970 год отме­тился созда­нием следу­ю­щей орга­ни­за­ции — Коми­тета прав чело­века в СССР. Её иници­а­то­ром был физик Вале­рий Чалидзе, но гораздо боль­шую извест­ность приоб­рёл другой физик, вошед­ший в Коми­тет — Андрей Саха­ров. Декла­ри­ру­е­мыми целями были «консуль­та­тив­ное содей­ствие орга­нам госу­дар­ствен­ной власти в созда­нии и приме­не­нии гаран­тий прав чело­века; разра­ботка теоре­ти­че­ских аспек­тов этой проблемы и изуче­ние её специ­фики в соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве; право­вое просве­ще­ние, в част­но­сти пропа­ганда между­на­род­ных и совет­ских доку­мен­тов по правам чело­века».

Как можно дога­даться, за консуль­та­ци­ями в Коми­тет прав чело­века ника­кие совет­ские госу­дар­ствен­ные органы не обра­ща­лись, зато обра­ща­лись простые граж­дане, и Чалидзе в каче­стве част­ного лица высту­пал хода­таем по вопро­сам пере­смотра судеб­ных приго­во­ров или выезда из СССР. В 1971 году Коми­тет войдёт в Между­на­род­ную Лигу прав чело­века.


1974 год. Эмиграция Александра Солженицына

Алек­сандр Солже­ни­цын на встрече с амери­кан­скими сена­то­рами. Среди них — Генри Джек­сон, автор так назы­ва­е­мой «поправки Джек­сона — Вэника». 1975 год

Ещё в 1962 году журнал «Новый мир» опуб­ли­ко­вал повесть «Один день Ивана Дени­со­вича», и хотя её офици­аль­ная публи­ка­ция не превра­тила Солже­ни­цына в запре­щён­ного писа­теля, опре­де­лён­ный авто­ри­тет в буду­щей дисси­дент­ской среде скла­ды­вался у него уже тогда. Даль­ней­шие произ­ве­де­ния («Рако­вый корпус», «В круге первом») уже не полу­чили разре­ше­ния на публи­ка­цию и распро­стра­ня­лись в самиз­дате и за рубе­жом, в том же Коми­тете прав чело­века в СССР Солже­ни­цын участ­во­вал в каче­стве корре­спон­дента, высту­пал с откры­тыми пись­мами. А в 1970 году ему прису­дили Нобе­лев­скую премию по лите­ра­туре.

Конфрон­та­ция была неиз­беж­ной, и после того, как в декабре 1973 года эмигрант­ское изда­тель­ство «YMCA-Press» опуб­ли­ко­вало в Париже «Архи­пе­лаг ГУЛАГ», Солже­ни­цын был аресто­ван в феврале 1974 года. В этом году были репрес­сии и против других писа­те­лей (напри­мер, Лидию Чуков­скую и Влади­мира Войно­вича исклю­чили из Союза писа­те­лей), но Солже­ни­цын так и остался глав­ным дисси­дент­ским лите­ра­то­ром.

Его выдво­рили из СССР, и уже на Западе он смог опуб­ли­ко­вать откры­тое письмо «Жить не по лжи», лозунг кото­рого стал ещё одной ключе­вой фразой и одно­вре­менно мемом эпохи дисси­дент­ства. В Париже от той же «YMCA-Press» и парал­лельно в самиз­дате в СССР полу­чил распро­стра­не­ние лите­ра­турно-фило­соф­ский сбор­ник «Из-под глыб» со статьями самого Солже­ни­цына, а также Игоря Шафа­ре­вича, Миха­ила Агур­ского и других публи­ци­стов, рассуж­дав­ших о прошлом, насто­я­щем и буду­щем России. Упоми­на­е­мая ранее «Хроника теку­щих собы­тий», кото­рая в 1973 году нена­долго прервала своё изда­ние, также возоб­но­ви­лась.

Такой вот был насы­щен­ный 1974 год, связан­ный в основ­ном с лите­ра­тур­ным движе­нием.


1976 год. Создание Московской Хельсинской группы

Участ­ники Москов­ской Хель­син­ской группы в 1970-е годы. Вторая слева — Людмила Алек­се­ева

Сере­дина 1970-х годов во многом воспри­ни­ма­лись право­за­щит­ни­ками как период кризиса, но он был преодо­лён после Сове­ща­ния по безопас­но­сти и сотруд­ни­че­ству в Европе. Эта между­на­род­ная конфе­рен­ция госу­дарств завер­ши­лась подпи­са­нием Хель­син­ских согла­ше­ний 1975 года, где так назы­ва­е­мая «4-я корзина согла­ше­ний» преду­смат­ри­вала блок прав чело­века. Леонид Бреж­нев подпи­сал этот доку­мент, и совет­ские право­за­щит­ники отныне полу­чили повод ссылаться на между­на­род­ное право.

12 мая 1976 года профес­сор Юрий Орлов объявил о созда­нии Группы содей­ствия выпол­не­нию Хель­син­ских согла­ше­ний в СССР, сокра­щённо — Москов­ской Хель­син­ской группы. Среди подпи­сав­ших учре­ди­тель­ное заяв­ле­ние МХГ были супруга Андрея Саха­рова Елена Боннэр, упомя­ну­тый ранее гене­рал-майор Пётр Григо­ренко, еврей­ский акти­вист (а в буду­щем изра­иль­ский министр) Анато­лий Щаран­ский и пере­жив­шая многих совет­ских дисси­ден­тов Людмила Алек­се­ева.

Вслед за Москов­ской появи­лись и наци­о­наль­ные Хель­син­ские группы — Грузин­ская, Укра­ин­ская, Литов­ская, Армян­ская. В 1976 году создана и конфес­си­о­наль­ная право­за­щит­ная орга­ни­за­ция — Христи­ан­ский коми­тет защиты прав веру­ю­щих в СССР. В следу­ю­щем, 1977 году, когда в стране будет принята новая Консти­ту­ция, Юрий Орлов будет аресто­ван, Людмила Алек­се­ева эмигри­рует — одним словом, КГБ продол­жал бдительно следить за дисси­дент­ским движе­нием и вожжи старался не отпус­кать.


1982 год. Закрытие «Хроники текущих событий» и МХГ

Фраг­мент из «Хроники теку­щих собы­тий»

На рубеже 1970–1980-х годов трудно выде­лить одну дату, связан­ную исто­рией дисси­дент­ского движе­ния. Примерно каждый год сопро­вож­дался арестами или ссыл­ками (так, в 1980 году выслали в Горь­кий акаде­мика Саха­рова).

1982 год, навер­ное, был самым депрес­сив­ным в этом отно­ше­нии. «Хроника теку­щий собы­тий» вышла в послед­ний раз. 65-й выпуск дати­ро­ван 31 декабря 1982 года. В следу­ю­щем году арестуют Юрия Шиха­но­вича, одного из послед­них оста­вав­шихся на свободе сотруд­ни­ков «Хроники». А Москов­ская Хель­син­ская группа в сентябре заявит о прекра­ще­нии своей деятель­но­сти; это заяв­ле­ние было сделано под давле­нием властей, и в 1989 году, уже в пере­стройку, МХГ свою работу возоб­но­вит.

В этом же году умер Бреж­нев, и, навер­ное, вместе с ним должна была уйти и его эпоха, одной из черт кото­рой было проти­во­сто­я­ние партийно-госу­дар­ствен­ного аппа­рата эпохи застоя и свобо­до­лю­би­вого дисси­дент­ского движе­ния.


1987 год. Освобождение

Андрей Саха­ров в Москве на Ярослав­ском вокзале после возвра­ще­ния из горь­ков­ской ссылки. Декабрь 1986 года

Сложно опре­де­лить точную дату, когда можно поста­вить точку в исто­рии совет­ских дисси­ден­тов. Хотя волна репрес­сий сошла на нет, но и осво­бож­де­ние нача­лось не сразу с назна­че­нием Миха­ила Горба­чёва на пост гене­раль­ного секре­таря ЦК КПСС. Даже в 1986 году Юрия Орлова не выпу­стили на свободу, а лишили граж­дан­ства и обме­няли на аресто­ван­ного в США совет­ского развед­чика Генна­дия Заха­рова.

А вот 1987 год в каче­стве рубежа уже подхо­дит. В феврале заклю­чён­ным дисси­ден­там стали пред­ла­гать осво­бож­де­ние в обмен на просьбу о поми­ло­ва­нии. Кто-то согла­сился без разду­мий, кто-то подпи­сал только обяза­тель­ство не участ­во­вать в анти­со­вет­ской деятель­но­сти, а неко­то­рые вовсе отка­за­лись на любое согла­ша­тель­ство с властью. В любом случае к концу года «поли­ти­че­ских» будут массово выпус­кать на свободу. Уже через пару лет Андрей Саха­ров будет избран народ­ным депу­та­том СССР — такой симво­ли­че­ской побе­дой, когда прежде гони­мый право­за­щит­ник стал депу­та­том, закон­чи­лась хроника дисси­дент­ских собы­тий. И нача­лась хроника теку­щих.

Поделиться