Интервью на грани фола

Журналистика требует от профессионала быть шустрым. Разговорить собеседника, сделать его интересным, добыть эксклюзив и открыть его неведомые стороны раньше других. Это, пожалуй, непросто и требует долгих лет труда. Но это особенно тяжело в условиях, когда интервью может стать последним для служителя пера.

Одно дело бульварные шелкопёришки, строчащие свои пасквили. Другое – полевые спецкоры, готовые пробиться через фронт к врагу даже ценой своей жизни, не зная, увидят ли этот материал. По пятам интервью Петрова и Боширова мы собрали вам самые яркие экстремальные беседы в сложных условиях.


Басаев в 1995 году

Канал НТВ в 1995 году был лидером новостного вещания. Вдохновлённые пылом свободы слова журналисты в девяностые пытались дарить зрителю объективную картину событий. Если дело касалось войны в Чечне, то к ужасу военных впервые федеральное ТВ давало слово и врагам. И в Первую Чеченскую изумленный россиянин слушал точку зрения сепаратистов.

Особенно интересным был случай, произошедший после теракта в Будённовске в июне 1995-го. После того, как Басаев, прикрываясь 150 заложниками, покинул захваченную больницу, он скрылся в неизвестном направлении. Силовики, потерпев поражение, всё же предприняли вялую попытку отыскать зверя и объявили Шамиля в розыск. Чтобы оправдать бездействие, правительство заявило о том, что Басаева нет в Чечне, он сбежал за границу.

Через несколько дней корреспондент НТВ Елена Масюк по своим каналам выходит на людей Басаева и им организуют встречу около Ножай-Юрта. После заявления о том, что «террорист номер один» сбежал, НТВ являет интервью, где преступник с бравадой доказывает, что и Кремль ему не помеха, да и если надо, пошатает он всю страну. За это канал получил, кстати, своё первое уголовное дело.

Вот и фрагмент:


Выпили двое, да закусил один

Александр Невзоров обладал удивительным талантом репортёра, он будто чуял сенсацию и пролезал туда, куда не пускали, как Брюс Всемогущий. Его одаренность и недюжинное трудолюбие радовали зрителей. После поддержки журналистом врагов Ельцина легендарные «600 секунд» закрылись.

Гибкость и умение договориться позволили «стяжателю перестройки» вернуться на ОРТ уже в 1995 году. Возрожденная передача назвалась «Дикое поле», теперь в ней был один крупный репортаж на скандально-чернушную тему, так любимую главным борцом с РПЦ. Самым ярким из серии этих шедевров репортёрского искусства стал «Повар». Это абсолютный трэш, и «Зелёный слоник» вам покажется хорошей киноклассикой.

Представьте, что в России поймали с поличным Ганнибала Лектера, а он вам на камеру подробно поведал секреты своей кулинарии, а ещё вы с ним поугорали. Примерно это и случилось в Питере. Психопат Кузиков съел друга и собутыльника Эдика, дабы сварить супец и на зиму засушить, а то пособия на пропитание не хватало. Менты нашли голову Эдика просто в мусорном баке и догадались-таки, кто ж тут хулиганит в подъезде.

Ужас в натурализме съёмок останков жертв с лучком и специями, крупном плане отрезанной головы, наваристом супчике и цинизме шуток. «Ты аппетитный или нет?», «Выпили двое – а закусил один», «Эдик-то был тоненький? Наваристый какой!». Сегодня это не дали бы в эфир ни при каких обстоятельствах! Но в анналах телеистории не пропасть ничему.

Интервью с каннибалом (не рекомендуется к просмотру впечатлительным людям!):


Литвиненко в 1998 году

В апреле 1998 года к Сергею Доренко неожиданно обратились три оперативника ФСБ. Он записал с ними ночное интервью. Их имена – Александр Литвиненко, Александр Гусак и Андрей Понькин. Оно легло на полку, но в 2007 году журналист передал пленку западным СМИ.

Материал был записан по желанию чекистов, не уверенных в том, что они проживут ещё неделю. Это интервью предваряло скандальную пресс-конференцию во главе с опальным разведчиком, где он во всеуслышание заявил, что офицеры разведки как киллеры должны быть отправить Березовского в лучший мир, но не стали этого делать.

По словам офицеров, руководство использовало разведчиков для решения своих грязных дел и разборок, выбивания денег и затыкания ртов. То есть вместо ФСБ будто есть ещё одно ОПГ. Связи с бандитами, причастность силовиков к смерти Листьева, коррупция, захват бизнеса – вы услышите множество историй. Им приказали убить Березовского, но совесть их замучила. Откровения тех, кто не должен даже лишних намёков давать – это всегда интересно. А верить или нет, решайте сами.


Норд-Ост. Визит в логово дьявола

Теракт неслыханной дерзости и жестокости. В заложниках – зрители и сотрудники театра на Дубровке. Вместо хорошего мюзикла по мотивам «Двух капитанов» – ад и полное бессилие. Банда Мовсара Бараева «Смертники Ислама» (41 человек) по заданию из Ичкерии взяла в заложники более 900 человек. Подготовка была проведена, к сожалению, неплохо, и ДК нашпиговано взрывчаткой, в любой момент готовое взлететь на воздух.

Страна погружается в четыре дня ада. Штурмовать очень рискованно, не штурмовать – тоже. Погибнут люди, это неизбежно, это фатум. Достаточно вспомнить, как от бессильной злобы было трудно одному из создателей мюзикла, Александру Цекало, говорить об этом спустя долгие годы. Пожалуй, ощущение бессилия и беспомощности – одно из самых жутких, это коктейль из депрессии и агрессии в одном флаконе.

Там были такие же, как мы, люди, и, кажется, им ничто не могло помочь против зверей. Долгие переговоры будут идти тяжело, и ночью 25 октября 2002 года в здание заходят доктор Рошаль, корреспондент «НТВ» Сергей Дедух и оператор Антон Передельский. Уверенности, что они вернутся домой, не было.

Им удается снять чеченцев за день до гибели. Разговор был коротким, Бараев запинается – видимо, его русский не очень хорош или боится камер. Он хвалит президента и военных лидеров, говорит о целях, задачах. Другие захватчики так же спокойны, рассказывают о подготовке и выборе здания. У того, кто слева от Мовсара, улыбка с уст не сходит – это видно, несмотря на балаклаву. Хотя вряд ли они верили, что выживут после такого.


Октябрь 1993 года. В гуще восстания

3 октября 1993 года гражданская война началась в столице. Конфликт Ельцина и Верховного Совета достиг пика. Президент решил задавить советский парламент силой, ведь на его стороне были силовые структуры и мэр Лужков. Никаких компромиссов, никакого всепрощенчества, как он заявлял по ТВ. Телевизор не даёт слова противникам гаранта конституции, Руцкого и Хасбулатова можно только ругать и проклинать.

Прости нас, Лия, за эти кадры, прости, дорогая!
А Лоза молчит…

Парламент был в осаде с 21 сентября и был обречен. Но народ не желал пассивно покоряться, задор 1991 года ещё не угас, жить становилось труднее. Все надежды на мирный договор таяли, как снег в мае. Совет стал символом возврата к лучшим временам и тоски по былому, надежды на защиту от дикого царства капитала, борьбы с узурпатором Борисом.

Отряды сторонников Совета вместе с вооруженными боевиками от отчаяния начинают действовать 2 октября, но терпят неудачу. Днём 3 октября они берут реванш у милиции и оттесняют слуг порядка со Смоленской площади. Благодаря оперативности репортёров новой компании НТВ удалось явить миру уникальные кадры, запечатлевшие исторические события из гущи толпы.

Комментарий журналистов:


Последние солдаты Страны Советов

В ночь на 11 марта 1990 года Верховный Совет Литовской ССР провозгласил независимость Литвы. Литва вышла первой и открыла «ящик Пандоры». 7 января 1991 года правительство Литвы, возглавляемое Казимирой Прунскене, повысило цены на еду.

Конфронтация росла, Горбачёв решается на силу. В ночь с 12 на 13 января две колонны советской бронетехники направились в центр Вильнюса для занятия ключевых точек города, в первую очередь – телеузла. В 02:10 диктор литовского телевидения в прямом эфире сообщил, что здание захвачено войсками.

Прямой эфир в минуты захвата:

Вместе с солдатами, выполнявшими приказ, в здание вошёл герой демократов, а теперь последний защитник Советов Александр Глебович Невзоров. Вокруг толпа, ненавидящая советскую армию, наверху начальство их уже предало и к утру даст приказ уйти. Могут литовцы и прорваться, могут и разорвать. Но тут уже из западни не уйти – на смерть так на смерть!

Преданные страной, они – осколок и наследники героев Революции, Великой Отечественной войны, Кубы и Анголы, острова Даманского, Афгана и Ферганы. Не спасти уже великую империю, не уберегли её партийные бонзы. Но во имя героев былых времён – стоять! Стоять!

Парадоксально, но Невзоров – последний защитник СССР:

Поделиться