Испанские советы

Граж­дан­ская война в Испа­нии и роль Совет­ского Союза нахо­дятся где-то на пери­фе­рии созна­ния чело­века, увле­чён­ного исто­рией. Послед­ние годы в научно-попу­ляр­ном инфор­ма­ци­он­ном поле тема помощи СССР Испан­ской респуб­лике умал­чи­ва­ется, 30-е годы Совет­ского Союза в плос­ко­сти внеш­ней поли­тики – это всецело пакт Моло­това-Риббен­тропа, подлин­ное значе­ние кото­рого, как Тиль­зита XX века, подме­ня­ется идео­ло­ги­че­ской чушью о союз­ни­че­ских отно­ше­ниях Гитлера и Сталина.  При этом забы­ва­ются все пред­ше­ству­ю­щие собы­тия 30-х годов.

Тем не менее Граж­дан­ская война в Испа­нии (1936 – 1939 гг.) имеет колос­саль­ное значе­ние как для миро­вой, так и для отече­ствен­ной исто­рии. Крова­вое проти­во­сто­я­ние на евро­пей­ской окра­ине оказа­лось проло­гом Второй миро­вой войны. Неко­то­рые совет­ские офицеры уже тогда, за несколько лет до начала Вели­кой Отече­ствен­ной войны, столк­ну­лись на поле брани с немец­кими фаши­стами. Многие из них погиб­нут на далё­кой испан­ской земле. Война в Испа­нии, осве­ща­е­мая подробно в прессе, напо­ми­нала совет­ским граж­да­нам о Граж­дан­ской войне в России и рево­лю­ции. Пред­ше­ству­ю­щая началу проти­во­сто­я­ния поли­ти­че­ская нераз­бе­риха, загра­нич­ные интер­венты и остер­ве­не­лая жесто­кость. Кажется, ни одна из евро­пей­ских стран не была так близка Совет­скому Союзу, как геро­и­че­ски терпев­шая крах Испан­ская респуб­лика.


Испания первой половины XX века: как случилась Гражданская война

От былой славы «золо­того века Испа­нии» оста­лись лишь память и исто­ри­че­ские здания. Когда-то самая боль­шая импе­рия мира в новый XX век входила, поте­ряв послед­ние заоке­ан­ские коло­нии в ходе бесслав­ной испано-амери­кан­ской войны 1898 года. Пора­же­ние было воспри­нято как наци­о­наль­ная ката­строфа. Но основ­ным ощуще­нием «поко­ле­ния 1898 года» была не жажда реванша, а разо­ча­ро­ва­ние и соци­аль­ная апатия.

Испа­ния консти­ту­ци­он­ной парла­мент­ской монар­хии испы­ты­вала перма­нент­ный поли­ти­че­ский кризис. Мини­стры сменя­лись с завид­ной регу­ляр­но­стью. Офици­аль­ные поли­ти­че­ские партии – либе­ралы и консер­ва­торы —  не удовле­тво­ряли инте­ресы насе­ле­ния. Ставка дела­лась на воен­ных, кото­рых было огром­ное коли­че­ство, особенно офице­ров.  Посте­пенно форми­ро­ва­лись поли­ти­че­ские партии нового типа – соци­а­ли­сты, комму­ни­сты. Самой боль­шой попу­ляр­но­стью из новых партий поль­зо­ва­лись анар­хи­сты. Ещё в 1910 году был осно­ван анар­хист­ский проф­союз CNT, кото­рый был одной из самых старых и силь­ных анар­хист­ских орга­ни­за­ций мира. Числен­ность CNT стабильно состав­ляла несколько сотен тысяч участ­ни­ков, а в годы Граж­дан­ской войны достигла двух милли­о­нов.

Другая важная особен­ность Испа­нии заклю­ча­лась в том, что куль­тура заго­вора была очень развита в стране. Ряд либе­раль­ных, условно прогрес­сив­ных деяте­лей состоял в масон­ских ложах, наибо­лее деятель­ные и влия­тель­ные анар­хи­сты состо­яли в тайной орга­ни­за­цией FAI. Заго­вор воен­ных был вполне нормаль­ным явле­нием. Впослед­ствии эта особен­ность сыграет реша­ю­щую роль в исто­рии Испа­нии.

Наибо­лее устой­чи­вый режим первой поло­вины века – дикта­тура Примо де Риверы (1923 – 1930) сфор­ми­ро­ва­лась именно в резуль­тате воен­ного заго­вора. Были запре­щены факти­че­ски все поли­ти­че­ские партии преж­ней Испа­нии, но в то же время первые годы прав­ле­ния в Испа­нии наблю­дался неко­то­рый эконо­ми­че­ский рост, появи­лась совре­мен­ная инфра­струк­тура (хоро­шие шоссей­ные дороги и желез­но­до­рож­ное сооб­ще­ние отме­чали наши добро­вольцы в своих мему­а­рах).  Недол­гое время режим Примо де Риверы способ­ство­вал эконо­ми­че­скому росту Испа­нии, однако эконо­ми­че­ский кризис рубежа 20- и 30-х годов выну­дил дикта­тора отойти от дел. Примо де Ривера через несколько недель после своей отставки умер. Приме­ча­тельно, что его сын, Хосе Анто­нио, станет осно­ва­те­лем движе­ния испан­ских фаши­стов – фалан­ги­стов, осуществ­ляв­ших идео­ло­ги­че­скую поддержку Франко.

demonstration
Апреля 1931 года, Мадрид

В 1931 году произо­шла испан­ская рево­лю­ция, в резуль­тате кото­рой утвер­ди­лась Вторая Испан­ская респуб­лика. Неко­то­рые исто­рики (напри­мер, Хью Томас) объеди­няют собы­тия 1931 по 1939 год в единый исто­ри­че­ский период. По своей сути, Вторая Испан­ская Респуб­лика пред­став­ляла собой поли­ти­че­скую систему посто­ян­ной турбу­лент­но­сти. Посте­пенно проис­хо­дил разлом внутри обще­ства, кото­рый впослед­ствии вылился в Граж­дан­скую войну. Респуб­лику сотря­сали кризисы и восста­ния как с правой, так и с левой стороны. Наибо­лее яркие – заго­вор испан­ского гене­рала Санх­урхо с правой стороны (основ­ные участ­ники избе­жали нака­за­ния или были поми­ло­ваны) и Асту­рий­ское восста­ние шахтё­ров, кото­рое было жестоко подав­лено Франко, тогда ещё верным гене­ра­лом Респуб­лики.

Ката­ли­за­то­ром для проти­во­ре­чий стали выборы в кортесы (испан­ский парла­мент) 16 февраля 1936 года. В ходе выбо­ров сфор­ми­ро­ва­лись две поли­ти­че­ские коали­ции «Народ­ный фронт» (соци­а­ли­сты, комму­ни­сты, левые респуб­ли­канцы, либе­ралы) и «Наци­о­наль­ный фронт» (умерен­ные правые из CEDA, монар­хи­сты, фалан­ги­сты). Выборы с незна­чи­тель­ным разры­вом выиг­рал «Народ­ный фронт». Факти­че­ски после победы «Народ­ного фронта» нача­лась волна поли­ти­че­ского наси­лия. Особенно резо­нанс­ными были убий­ства левого офицера Касти­льо и профа­шист­ского депу­тата Сотело, произо­шед­шие за считан­ные дни до мятежа. Именно тогда в Мадриде произо­шли первые столк­но­ве­ния.

Граж­дан­ская война в Испа­нии нача­лась с путча, произо­шед­шего в ночь с 17 на 18 июля 1936 года. О заго­воре воен­ных слухи начали цирку­ли­ро­вать сразу же после победы Народ­ного фронта на выбо­рах. Заго­вор­щики рассчи­ты­вали с помо­щью верных воору­жён­ных офице­ров и солдат, кото­рые были в каждом гарни­зоне и части, сразу же захва­тить власть по всей стране. Плац­дар­мом для мятежа Франко, Мола и Санх­урхо, ключе­вых фигур испан­ских реак­ци­он­ных сил, послу­жило Марокко. Для Франко, влия­тель­ного моло­дого гене­рала, – Марокко было его вотчи­ной, в 20-е годы он пода­вил восста­ние там. Респуб­ли­канцы держали его в стороне от Марокко. Именно там удалось мятеж­ни­кам закре­питься. Однако в самой Испа­нии мятеж­ни­кам не удалось момен­тально захва­тить власть.


СССР, Русское зарубежье и Испания до Гражданской войны 1936 – 1939 гг.

О каких-то намё­ках на офици­аль­ные отно­ше­ния между Испа­нией и СССР при консти­ту­ци­он­ной монар­хии гово­рить не прихо­дится. Разве только режим Примо де Риверы активно инте­ре­со­вался возмож­но­стью заку­пать в СССР бензин. Испа­ния явля­лась далё­ким краем, однако исто­рия и куль­тура кото­рого были хорошо известны в СССР. Формально дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния между Совет­ским Союзом и Испа­нией были уста­нов­лены только в 1933 году, в Испа­нию послом отпра­вился бывший нарком просве­ще­ния знаме­ни­тый Анато­лий Луна­чар­ский. Однако по дороге в Мадрид Луна­чар­ский умер. Факти­че­ски дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния между Испа­нией и Совет­ским Союзом были уста­нов­лены только после начала Граж­дан­ской войны. Послан­ники СССР, полпред Марсель Розен­берг и Влади­мир Анто­нов-Овси­енко, прибыли в Мадрид в авгу­сте 1936 года.

Инфор­ма­ция о жизни в Испа­нии посту­пала от журна­ли­стов. Михаил Коль­цов, корре­спон­дент «Правды», став­ший впослед­ствии одним из важней­ших пред­ста­ви­те­лей Совет­ского Союза в воюю­щей Респуб­лике, был авто­ром ряда репор­та­жей, знако­мив­ших чита­те­лей с жизнью Испа­нии. В 1933 году статьи Коль­цова были изданы в книге под загла­вием «Испан­ская весна». Писал об Испа­нии и Илья Эрен­бург, другой влия­тель­ный совет­ский журна­лист. В целом, быто­вало пред­став­ле­ние об Испа­нии как о стране, где фашист­ский режим Примо де Риверы был смещён в инте­ре­сах испан­ской короны, а затем Вторая респуб­лика пода­рила угне­та­е­мому народу надежду. Правда, совет­ские публи­ци­сты были строги и к Респуб­лике.

Вот что пишет Илья Эрен­бург в декабре 1931 года:

Респуб­лика закрыла короны тряпьём, она пере­име­но­вала улицы, она пере­ме­нила бута­фо­рию. Актёры те же. Им даже неза­чем разу­чи­вать новые роли. Правда, ввиду эконо­мии неко­то­рым офице­рам пришлось выйти в отставку, но отнюдь не монар­хи­стам – нет, черес­чур беспо­кой­ным мечта­те­лям. Старые коро­лев­ские поли­цей­ские охра­няют респуб­ли­кан­ский поря­док. Что ни день, они аресто­вы­вают рабо­чих. Как встарь, они убивают «смутья­нов».

СССР оказы­вал влия­ние на комму­ни­сти­че­скую партию Испа­нии, кото­рая входила в Комин­терн, между­на­род­ную орга­ни­за­цию, с помо­щью кото­рой Совет­ский Союз доби­вался влия­ния за рубе­жом. Образ Совет­ского Союза как обще­ства буду­щего тира­жи­ро­вался как основ­ной элемент агита­ции комму­ни­сти­че­ской партии. В Комин­терне состо­яла Комму­ни­сти­че­ская партия Испа­нии, обра­зо­ван­ная выход­цами из Испан­ской соци­а­ли­сти­че­ской рабо­чей партии (PSOE или ИСРП). Голов­ная партия PSOE, многие партийцы кото­рой хоть и симпа­ти­зи­ро­вали Совет­ской России, в Комин­терн не всту­пила. Тем не менее комму­ни­сти­че­ская партия, хоть и усилив­шая свои пози­ции после победы Народ­ного фронта на выбо­рах 1936 года, до момента начала войны имела весьма огра­ни­чен­ную попу­ляр­ность среди испан­цев, усту­пая на левом фланге и соци­а­ли­стам, и анар­хи­стам. Числен­ность Комму­ни­сти­че­ской партии к концу 1936 года достигла 300 тысяч чело­век, что по испан­ским меркам 30-х годов немного.

Важно сказать, что созда­ние коали­ции «Народ­ного фронта» входило в замыслы Комин­терна. В 30-е годы концеп­ция немед­лен­ной всемир­ной рево­лю­ции смени­лась идеей об участии комму­ни­сти­че­ских партий в парла­мен­тах. Основ­ная причина – проти­во­сто­я­ние креп­нув­шему фашизму. В этой связи с начала того же 1934 года всем комму­ни­сти­че­ским партиям Европы было пред­ло­жено исполь­зо­вать «буржу­аз­ную парла­мент­скую демо­кра­тию», пока она не будет заме­нена «проле­тар­ской демо­кра­тией».

Совет­ская Россия воспри­ни­ма­лась наро­дом Испа­нии как Эльдо­радо для всех угне­тён­ных. Реак­ция на рево­лю­цию была бурной, собы­тия в России 1917 года вдох­но­вили испан­цев и ката­лон­цев на ряд проте­стов, стачек и даже столк­но­ве­ний с властями. Неко­то­рые исто­рио­графы выде­ляют так назы­ва­е­мое боль­ше­вист­ское трёх­ле­тие в Испа­нии. Соот­вет­ственно, высшие слои Испа­нии воспри­ни­мали образ СССР враж­дебно как угрозу сложив­ше­муся порядку.

Стоит отме­тить, что в Испа­нии даже не офор­ми­лась полно­цен­ная община русских эмигран­тов. Русских эмигран­тов было несколько десят­ков. В основ­ном это были бывшие бело­гвар­дейцы, служив­шие в иностран­ном леги­оне. Они были участ­ни­ками неко­то­рых орга­ни­за­ций русской эмигра­ции.  Среди них был некто Иванов, участ­во­ва­ший в расстреле Асту­рий­ских шахтё­ров, впослед­ствии этот Иванов будет служить у фран­ки­стов. В целом, русские эмигранты в Испа­нии тяго­тели к правым кругам.


Реакция на начало Гражданской войны

Граж­дан­ская война в Испа­нии, начав­ша­яся с воен­ного заго­вора гене­ра­лов Франко и Мола, с первого своего дня широко осве­ща­лась в совет­ской прессе. Прак­ти­че­ски сразу в Испа­нию отпра­вился в каче­стве корре­спон­дента Илья Эрен­бург из Парижа, а Михаил Коль­цов присо­еди­нился чуть позже, осенью 1936 года. Начали публи­ко­ваться очерки из Испа­нии. Очерки — это глав­ный формат совет­ской между­на­род­ной журна­ли­стики тех времён. Авторы, участ­ники инфор­ма­ци­он­ной войны, соче­тали черты репор­тажа, публи­ци­стики и неко­то­рых явных форм агита­ции. Коль­цов и Эрен­бург сотруд­ни­чали с глав­ными газе­тами Совет­ского Союза – «Прав­дой» и «Изве­сти­ями».

Выра­же­нием отно­ше­ния совет­ского народа к войне в Испа­нии стал митинг 3 авгу­ста 1936 года. Митинг прошёл в Москве на Пушкин­ской площади и собрал 150 тысяч чело­век, причём демон­стра­ция носила полу­спон­тан­ный харак­тер, реше­ние о митинге в поддержку Респуб­лики было принято утром того же дня (об этом утвер­ждает Михаил Коль­цов). На митинге ораторы призы­вали оказать всяче­скую помощь Респуб­лике. Рабо­чие коллек­тивы начали соби­рать гума­ни­тар­ную помощь и деньги для Респуб­лики, а воен­но­слу­жа­щие отправ­лять заявки о просьбе запи­саться добро­воль­цем. Именно митинг 3 авгу­ста стал стар­том их испан­ской биогра­фии.

koltsov
Михаил Коль­цов

Вот как описы­вает митинг Михаил Ботин, совет­ский добро­во­лец-зенит­чик:

Стоты­сяч­ный митинг моск­ви­чей и гостей столицы, собрав­шихся 3 авгу­ста 1936 года у стен древ­него Кремля, прохо­дил под лозун­гом «Прочь руки фаши­стов от респуб­ли­кан­ской Испа­нии!». С пламен­ной речью обра­тился к труже­ни­кам первый секре­тарь Всесо­юз­ного Централь­ного Совета Проф­со­ю­зов СССР Нико­лай Михай­ло­вич Швер­ник. Он сказал, что трудя­щи­еся всего мира с глубо­чай­шим волне­нием и трево­гой наблю­дают за собы­ти­ями в Испа­нии. Это чувство тревоги вызы­ва­ется тем, что в Испа­нии борются два непри­ми­ри­мых лагеря, С одной стороны — лагерь фашизма, ничем не прикры­той звер­ской реак­ции, мрако­бе­сия и форси­ро­ван­ной, подго­товки новой брато­убий­ствен­ной миро­вой бойни. С другой стороны — лагерь демо­кра­тии, свободы, сторон­ни­ков мира, отста­и­ва­ю­щий жизнен­ные инте­ресы всего чело­ве­че­ства, объеди­ня­ю­щий под знаме­нами единого фронта всех, кому дороги заво­е­ва­ния чело­ве­че­ской куль­туры.

Совет­ские граж­дане активно жерт­во­вали деньги и соби­рали продо­воль­ствие для Испа­нии. Иссле­до­ва­тель Нико­лай Платош­кин заяв­ляет о следу­ю­щих цифрах:

По иници­а­тиве работ­ниц москов­ской «Трех­гор­ной ману­фак­туры» в начале сентября 1936 года начался сбор денег для оказа­ния продо­воль­ствен­ной помощи женщи­нам и детям Испа­нии. За несколько дней посту­пило 14 млн рублей. К концу октября 1936 года на 47 млн рублей в Испа­нию было отправ­лено 1 тыс. тонн сливоч­ного масла, 4200 тонн сахара, 4130 тонн пшеницы, 3500 тонн муки, 2 млн банок консер­вов, 10 тысяч комплек­тов одежды. Испан­ским детям полю­би­лись сгущен­ное молоко и бакла­жан­ная икра из дале­кой России. Женщины с гордо­стью пока­зы­вали совет­ские продукты сосе­дям. Всего за время граж­дан­ской войны в фонд помощи Испа­нии совет­ские люди собрали 274 млн рублей.

Со време­нем, когда дела Респуб­лики были совсем плохи, Совет­ская Россия приняла детей испан­ских комму­ни­стов. После окон­ча­ния Граж­дан­ской войны 500 испан­цев пере­едут жить в Совет­ский Союз.

Сооб­ще­ство Русского зару­бе­жья разде­ли­лось. Наибо­лее реак­ци­он­ные и самые правые круги русской эмигра­ции поддер­жали Франко. В реак­ци­он­ной эмигрант­ской прессе даже курси­ро­вали слухи о том, что мятеж в Марокко подняли русские эмигранты.  В целом же, русская эмигра­ция в духе евро­пей­ского обще­ствен­ного мнения поддер­жи­вало Респуб­лику. Была и пози­ция прин­ци­пи­аль­ного нейтра­ли­тета. Вот что писал влия­тель­ный публи­цист Русского зару­бе­жья и воен­ный исто­рик Антон Керс­нов­ский:

Когда, нако­нец, мы поум­неем и пере­ста­нем распи­наться за чужих? С какой стати и почему проли­ваем потоки слез и чернил во имя какой-то совер­шенно ненуж­ной, чуждой и безраз­лич­ной нам Испа­нии? И если бы только слезы и чернила! Нашлись русские люди, русские офицеры, пошед­шие проли­вать свою кровь на поля Ламанчи, выру­чая потом­ков Дон Кихота, — ту самую русскую кровь, проли­вать кото­рую за чужие инте­ресы они не имеют права, ибо скоро она может пона­до­биться Матери-России.


Добровольцы: кто они

Стоит разде­лить совет­ских добро­воль­цев на две кате­го­рии – на совет­ни­ков и воен­ные специ­а­ли­стов. Совет­ни­ками, безусловно, явля­лись лица, прико­ман­ди­ро­ван­ные, испол­няв­шие приказы руко­вод­ства, в их случае можно слово «добро­вольцы» зака­вы­чить.

Совет­ские добро­вольцы – это  в боль­шин­стве своём кадро­вые офицеры, кото­рые изъявили жела­ние участ­во­вать в помощи Испан­ской респуб­лике. Поря­док был такой: либо по партий­ной линии, либо воен­ному руко­вод­ству отправ­ля­лось заяв­ле­ние о жела­нии помочь Респуб­лике.

Стоит сказать, что офици­ально воен­ная помощь Испа­нии со стороны Совет­ского Союза нача­лась в сентябре 1936 года.  Проци­ти­руем иссле­до­ва­теля Платош­кина: По пред­став­ле­нию Нарко­мата обороны полит­бюро ЦК ВКП(б) приняло 29 сентября 1936 года реше­ние о прове­де­нии опера­ции «Х» — так было названо оказа­ние воен­ной помощи Испа­нии. Корабли, пере­во­зив­шие оружие в респуб­лику, имено­ва­лись «игре­ками». Глав­ным усло­вием опера­ции была опре­де­лена ее макси­маль­ная секрет­ность, и поэтому все действия коор­ди­ни­ро­вало Разве­ду­прав­ле­ние Генштаба РККА.

premier_sovetniki i td
Премьер-министр испан­ской респуб­лики Л. Каба­льеро, гене­рал Посас, совет­ский комбриг Д. Г. Павлов, его адъютант Ф. И. Кравченко направ­ля­ются в распо­ря­же­ние танко­вой части.

Воен­ные совет­ники были прикреп­лены к круп­ным воен­ным подраз­де­ле­ниям. Были и глав­ные совет­ники, прико­ман­ди­ро­ван­ные к Респуб­ли­кан­ской Армии, кото­рые коор­ди­ни­ро­вали действия всех воен­ных специ­а­ли­стов и совет­ни­ков. Глав­ными совет­ни­ками пооче­рёдно были старые боль­ше­вики Ян Берзин, Григо­рий Штерн и Кузьма Кача­нов (первый будет расстре­лян во время репрес­сий 1937 года, а второго и третьего расстре­ляют в первые месяцы Вели­кой Отече­ствен­ной войны по сфаб­ри­ко­ван­ному делу).

Вот как описы­вает один из воен­ных совет­ни­ков, в буду­щем маршал, Кирилл Мерец­ков то, чем ему прихо­ди­лось зани­маться:

Совет­ники пред­ла­гали испан­скому коман­до­ва­нию идею опера­ций. Если идея прини­ма­лась, то совет­ники разра­ба­ты­вали планы опера­ций. Если прини­мался план, они писали проекты опера­тив­ных прика­зов и обучали ответ­ствен­ных за это лиц штаб­ной работе. Затем прихо­ди­лось обучать высший комсо­став решать опера­тив­ные проблемы, сред­ний комсо­став — тактике и пока­зы­вать, как учить своих солдат. Совет­ники участ­во­вали в форми­ро­ва­нии и орга­ни­за­ции всех интер­на­ци­о­наль­ных и ряда испан­ских бригад, а затем нередко водили их в бой, особенно в первых сраже­ниях, чтобы пока­зать офице­рам, как нужно управ­лять подраз­де­ле­ни­ями в бою.

Воен­ным совет­ни­кам запре­ща­лось участ­во­вать в воен­ных опера­циях, в отли­чие от воен­ных специ­а­ли­стов.

Воен­ные специ­а­ли­сты зани­ма­лись как обуче­нием испан­ских воен­ных, так и непо­сред­ственно участ­во­вали в воен­ных действиях. Это были танки­сты, зенит­чики, дивер­санты, лётчики. Они отправ­ля­лись в Испа­нию с техни­кой, произ­ве­дён­ной на совет­ских заво­дах. Форми­ро­ва­лись смешан­ные экипажи из совет­ских и испан­ских воен­ных.

Кроме того, нужно отме­тить и полит­эми­гран­тов, прожи­вав­ших в Совет­ском Союзе и бежав­ших от фашист­ских режи­мов. Это были выходцы из Италии, Герма­нии, Венгрии, Болга­рии, часто рабо­тав­шие в струк­ту­рах Комин­терна. Среди были и воена­чаль­ники, напри­мер, гене­рал Лукач (псев­до­ним писа­теля и рево­лю­ци­о­нера Бела Франкля, извест­ного в Совет­ском Союзе как Матвей Залка), итальян­ский лётчик, звер­ски убитый фран­ки­стами, Примо Джибелли полу­чил звание Героя Совет­ского Союза, несколько лет в Совет­ском Союзе прожил и знаме­ни­тый Энрике Листер, воена­чаль­ник комму­ни­сти­че­ских отря­дов Респуб­лики.

soviet adviser1
Неиз­вест­ный совет­ский воен­ный специ­а­лист в Испа­нии

Отправ­ля­лись совет­ские добро­вольцы двумя путями – либо поез­дом через Польшу во Фран­цию, а далее через границу, изоб­ра­жая из себя граж­дан­ских, на поез­дах в Барсе­лону, либо по морю из Одессы в порто­вые города Испа­нии (в первую очередь, в ту же Барсе­лону – это был важный пере­ва­лоч­ный путь).

Всего побы­вало в Испа­нии около 4 тысяч совет­ских добро­воль­цев, 200 чело­век из кото­рых погибли. Была частая рота­ция кадров. Одно­вре­менно в Испа­нии нахо­ди­лось не более 600 совет­ни­ков и воен­ных специ­а­ли­стов. Все совет­ские граж­дане действо­вали в Испа­нии под вымыш­лен­ными именами.

Добро­вольцы были и среди русских эмигран­тов. Боль­шая часть (от двух­сот до тысячи) сража­лась в рядах Респуб­лики. Среди них был родствен­ник эсера Бориса Савин­кова – Лев, полков­ник царской армии, прия­тель Анны Ахма­то­вой – Влади­мир Глино­ед­ский, пору­чик Остап­ченко и многие другие. Отправку добро­воль­цев из числа русских эмигран­тов кури­ро­вала Вера Гучкова-Трэйл, дочка лидера октяб­ри­стов Гучкова. Она этим зани­ма­лась с ведома ОГПУ. Как счита­лось, участ­ники войны в Испа­нии на стороны Респуб­лики русские эмигранты могли вернуться на родину. 42 эмигранта, воевав­ших на стороне Респуб­лики, после окон­ча­ния Граж­дан­ской войны стали граж­да­нами Совет­ского Союза.

Ехав­ший через Польшу воен­ный совет­ник, став­ший героем Сталин­града, а в 1936 году лейте­нант Алек­сандр Родим­цев описы­вает содер­жа­ние бело­эми­грант­ских газет, изда­вав­шихся в Польше:

Пест­рые, брос­кие заго­ловки привле­кали внима­ние. Графиня Перков­ская публи­ко­вала свои воспо­ми­на­ния о Петер­бурге. Барон Невель­ский согла­шался продать достой­ному преем­нику коллек­цию русских лаптей. На послед­ней стра­ничке поме­щена корот­кая инфор­ма­ция о мятеже в Испа­нии, о добро­воль­цах, проби­ра­ю­щихся через Пире­неи. Автор, поже­лав­ший остаться неиз­вест­ным, призы­вал сверст­ни­ков кровью, проли­той в Испа­нии, иску­пить вину перед Роди­ной, полу­чить разре­ше­ние вернуться домой.

Родим­цев также расска­зы­вает о том, что было много укра­ин­ских добро­воль­цев, кото­рые сфор­ми­ро­вали роту имени Тараса Шевченко.

Вот что пишет Родим­цев:

Особенно много было укра­ин­цев, эмигран­тов из запад­но­укра­ин­ских земель, нахо­див­шихся в составе буржу­аз­ной Польши. Они были вынуж­дены в поис­ках работы пере­се­литься во Фран­цию, Бель­гию, Арген­тину и другие страны. Хлеб­нув­шие немало горя, познав­шие преле­сти «буржу­аз­ного равно­пра­вия», добро­вольцы из Запад­ной Укра­ины, преодо­ле­вая множе­ство препят­ствий, пришли на помощь своим братьям по классу – рабо­чим и крестья­нам. Была даже сфор­ми­ро­вана укра­ин­ская рота имени Тараса «Укра­ин­ских добро­воль­цев насчи­ты­ва­лось около тысячи чело­век. Многие из них знали испан­ский язык и рабо­тали пере­вод­чи­ками. Необ­хо­ди­мость конспи­ра­ции скрыла от нас их истин­ные имена.

Впослед­ствии в своих мему­а­рах Родим­цев описы­вает, как под видом эмигранта-добро­вольца Савченко в частях оказался лазут­чик барон Скрын­ник, только случай помог Алек­сан­дру Родим­цеву не попасть под пулю барона. Барон Скрын­ник будет расстре­лян. Эта исто­рия свиде­тель­ствует, что было много желав­ших пора­же­ния Испан­ской Респуб­лике в числе русского эмигрант­ского сооб­ще­ства.

Действи­тельно 72 русских эмигранта отпра­ви­лись воевать с респуб­ли­кан­ской армией Испа­нии. Идео­ло­ги­че­ское обос­но­ва­ние их поступка заклю­ча­лось в том, что они продол­жали Граж­дан­скую войну, нача­тую в России против комму­ни­стов. Среди фран­кист­ских добро­воль­цев были многие титу­ло­ван­ные воен­ные, вроде гене­рала Анато­лия Фока, кото­рый и иници­и­ро­вал отправку бело­эми­гран­тов на сторону мятеж­ни­ков. Реак­ци­он­ная бело­эми­грант­ская пресса назы­вала мятеж­ни­ков «испан­скими корни­лов­цами». Стоит сказать, что также назы­вал фран­ки­стов и Лев Троц­кий.  В штабе фран­ки­стов даже была идея создать русское воен­ное подраз­де­ле­ние, но она была отверг­нута и русские бело­эми­гранты сража­лись в рядах карли­стов, ради­каль­ных монар­хи­стов, наибо­лее реак­ци­он­ных даже по меркам фракист­ской пёст­рой коали­ции правых сил.


Советский след в Испанской гражданской войне

Стоит разде­лить на три типа участия Совет­ского Союза в Граж­дан­ской войне в Испа­нии: воен­ное (как непо­сред­ствен­ное, так и постав­ками), поли­ти­че­ское и дипло­ма­ти­че­ское.

Офици­ально поддер­жи­вали офици­аль­ную закон­ную власть в Испа­нии только две державы – Совет­ский Союз и Мексика. Либе­раль­ные режимы Запад­ной Европы воздер­жа­лись от помощи как одной, так и другой стороне, несмотря на то, что обще­ство в боль­шин­стве своём поддер­жи­вало респуб­ли­кан­цев. Герма­ния и Италия же отпра­вили десятки тысяч своих воен­но­слу­жа­щих в поддержку Франко, а также множе­ство самого совре­мен­ного воору­же­ния.

Военное участие

Помо­гать Испа­нии оружием было решено уже в авгу­сте 1936 года. За время войны грузы достав­ля­лись через порты Аликанте, Барсе­лона и Карта­хена, а также фран­цуз­ские порты Гавр и Шербур, откуда контра­бан­дой (формально боль­шую часть войны испано-фран­цуз­ская граница была закрыта) по желез­ной дороге грузы достав­ля­лись в Испа­нию.

Первый совет­ский корабль с воен­ными грузами прибыл 25 сентября 1936 года. А лётчики гото­вили аэро­дромы ещё с начала сентября. В аэро­дромы начали достав­ляться само­лёты И-15 и И-16, а затем бомбар­ди­ров­щики СБ (они постав­ля­лись в том числе через Мексику – неофи­ци­аль­ное назва­ние «катюшки») и P-Z («наташки»).

В начале октября 1936 года в Карто­хену доста­вили первые совет­ские танки Т-26, кото­рые назы­вают лучшей боевой маши­ной Граж­дан­ской войны в Испа­нии. Также прибыли совет­ские танки­сты. Всего за время войны таких танков было постав­лено в коли­че­стве 50 машин. Другой вид танка, БТ-5, их было постав­лено около ста боевых единиц. Также достав­ля­лись броне­ма­шины моде­лей БА-3 и ФАИ.

t-26
Танк Т-26

Всего было достав­лено, по разным данным, от 648 до 1003 само­лё­тов, от 360 до 600 танков, 60 броне­ав­то­мо­би­лей, 1186 до 1555 орудий, 340 мино­ме­тов, 20486 пуле­ме­тов, 497813 винто­вок, 862 млн. патро­нов, 3,4 млн. снаря­дов, 110 тысяч авто­мо­би­лей, 4 торпед­ных катера.

Три совет­ских корабля, пере­во­зив­ших грузы в Испа­нию, были потоп­лены. Но Совет­скому Союзу удалось глав­ное — воору­жить армию Испан­ской респуб­лики.

Совет­ский Союз, безусловно, оказы­вал свою помощь не безвоз­мездно. В Одессу был отправ­лен золо­той запас Респуб­лики, на сумму примерно в 2,3 милли­арда пессет или 788 милли­о­нов долла­ров. Это было три четверти золото-валют­ных запа­сов Испа­нии. В пере­воде на сего­дняш­ние деньги, по мнению иссле­до­ва­теля Еремея Парнова, сумма состав­ляет около 40 милли­ар­дов долла­ров. Сумма кажется астро­но­ми­че­ской. Однако СССР ещё и выдал Респуб­лике кредит на сумму в 85 милли­о­нов долла­ров.

Совет­ские воен­ные специ­а­ли­сты сыграли важней­шую роль при обороне Мадрида. Вовремя подо­спев­шая воен­ная помощь спасла город, кото­рый нахо­дился в осад­ном поло­же­нии. Мадрид был взят только после окон­ча­ния Граж­дан­ской войны фран­ки­стами, а самая слож­ная ситу­а­ция октября-декабря 1936 года была разре­шена с помо­щью совет­ских воен­ных и воору­же­ния. Важно отме­тить совет­ских танки­стов, кото­рые под руко­вод­ством комдива Дмит­рия Павлова и полков­ника Поля Армана, нанесли реши­тель­ное пора­же­ние фран­ки­стам, что помогло избе­жать взятия бывшей столицы Испа­нии (на время Граж­дан­ской войны она была пере­не­сена из Мадрида вначале в Вален­сию, а затем в Барсе­лону). Их действия за время войны были беспре­це­дентны. В один из дней танки­стам Армана удалось пово­е­вать на десяти различ­ных участ­ках фронта. Совет­ские танки­сты проявили себя геро­и­че­ски. Коман­дир взвода Семен Осад­чий совер­шил первый в мире анко­вый таран. С ходу врезав­шись в итальян­ский танк «ансальдо», он смял его и столк­нул в ущелье. Произо­шло это непо­да­лёку от Мадрида. Через 10 дней после своего подвига Осад­чий погиб­нет. Всего 21 совет­ский танкист полу­чит звание Героя Совет­ского Союза.

soviet letchiki
Совет­ские добро­вольцы летчики-истре­би­тели на аэро­дроме на Алкала де Энарес. Первый ряд (справа): Г. Заха­ров, Е. Ярлы­кин, П. Агафо­нов, Н. Мирош­ни­ченко. Второй ряд: К. Ковтун, П. Рыча­гов, К. Кова­лев­ский, Н. Шмелько.

Не мень­ший геро­изм проявили и совет­ские лётчики. 28 октября 1936 года они начали бомбар­ди­ровку войск мятеж­ни­ков непо­да­лёку от Мадрида. Для фран­ки­стов это был шок. Это был дебют бомбар­ди­ров­щи­ков СБ, кото­рые полу­чат наиме­но­ва­ние «катюшки» или «Софья Бори­совна». В ходе обороны Мадрида совет­ская авиа­ция и артил­ле­рия осуществ­ляли совмест­ные действия. В ходе боёв за Мадрид октября-декабря 1936 года было уничто­жено совет­скими лётчи­ками 63 само­лёта врага в воздуш­ных боях и 64 разбомб­лено на фран­кист­ских аэро­дро­мах. Совет­ские лётчики сража­лись по всему фронту. Всего их было, по утвер­жде­нию испан­ского исто­рика Мира­льеса, 772 чело­века, 99 из их числа погибли. 35 лётчи­ков-добро­воль­цев были удосто­ены звание Героя Совет­ского Союза.

Особое внима­ние следует уделить дивер­сан­там, отряды кото­рых форми­ро­ва­лись из числа испан­ских солдат и воинов интер­на­ци­о­наль­ных бригад. Дивер­сии как воен­ный метод скеп­ти­че­ски оцени­вало руко­вод­ство Испан­ской армии, однако дивер­санты дока­зали свою полез­ность, отправ­ля­ясь глубоко в тыл врага. Дивер­сан­тами руко­во­дили знаме­ни­тые специ­а­ли­сты Хаджи-Умар Мамсу­ров и Илья Стари­нов. Хаджи-Мамсу­ров, имев­ший псев­до­ним «полков­ник Ксанти», стал одной из легенд Граж­дан­ской войны в Испа­нии. Дивер­сан­там удалось совер­шить ряд опера­ций среди кото­рых пущен­ный под откос поезд под Кордо­вой, взорван­ный мост под Аликанте и выве­ден­ный из строя с помо­щью взрыва тоннель под той же Кордо­вой.

Политическое участие

Влия­ние Совет­ского Союза на поли­тику в респуб­ли­кан­ской Испа­нии сильно преуве­ли­чи­вают. Совет­ское руко­вод­ство в лице Сталина, Моло­това и Воро­ши­лова прямо заяв­ляло премьеру Испа­нии Ларго Каба­льеро, кото­рого прозвали испан­ским Лени­ным: «Вполне возможно, что парла­мент­ский путь окажется более действен­ным сред­ством рево­лю­ци­он­ного разви­тия в Испа­нии, чем в России».

Более того, комму­ни­сты во время Граж­дан­ской войны были одной из самых умерен­ных сил предельно ради­ка­ли­зи­ро­вав­шейся Респуб­лики. Они высту­пали, в отли­чие от анар­хи­стов и троц­ки­стов-поумов­цев, против обоб­ществ­ле­ния част­ного имуще­ства и земли. Все поли­ти­че­ские вопросы, по мнению комму­ни­стов, должны были быть отодви­нуты на задний план и решаться после войны. Комму­ни­сты счита­лись самой дисци­пли­ни­ро­ван­ной партией и глав­ной опорой в армии.

poum
Бойцы, примы­ка­ю­щие к орга­ни­за­ции POUM

Однако стоит отме­тить, что в Испа­нии действо­вала орга­ни­за­ция под назва­нием SIM, кото­рая по своим функ­циям напо­ми­нала НКВД. Это была тайная поли­ция, орган в усло­виях граж­дан­ской войны жизненно важный. Именно тайная поли­ция сыграла свою роль при разгроме POUM, орга­ни­за­ции извест­ной по всему миру тем, что к ней примы­кал Джордж Оруэлл. Это была струк­тура в духе троц­кизма, высту­пав­шая за отмену част­ной собствен­но­сти и крити­ко­вав­шая комму­ни­стов с левых пози­ций. К SIM был прико­ман­ди­ро­ван пред­ста­ви­тель НКВД Орлов. Впро­чем, разгром POUM был исклю­че­нием, обуслов­лен­ный тем, что троц­кизм комму­ни­сти­че­скими парти­ями, входив­шими в Комин­терн, факти­че­ски прирав­ни­вался к фашизму.

Дипломатическое участие

На между­на­род­ной арене един­ствен­ным евро­пей­ским защит­ни­ком Испа­нии был Совет­ский Союз. Левое прави­тель­ство Леона Блюма в Париже пыта­лось оказы­вать помощь Респуб­лике, но это было незна­чи­тельно и очень недолго. Либе­раль­ные демо­кра­тии высту­пали с пози­ций невме­ша­тель­ства в дела Испа­нии. То есть леги­тим­ное прави­тель­ство, против кото­рого восстала армия, не имела возмож­но­сти заку­пать воору­же­ние. Поли­тика прави­тельств шла враз­рез с обще­ствен­ным мнением Фран­ции, Вели­ко­бри­та­нии и США. Только в Париже на митинг вышло 300 тысяч чело­век. В Вели­ко­бри­та­нии, согласно соцо­про­сам, порядка 75 процен­тов насе­ле­ния поддер­жи­вало Респуб­лику. Тысячи добро­воль­цев отправ­ля­лись в Испа­нии и всту­пали в Интер­бри­гады.

Англией был иници­и­ро­ван созыв между­на­род­ной орга­ни­за­ции Коми­тета по невме­ша­тель­ству в Испан­ские дела, кото­рый остро­умно прозвали «коми­те­том по вмеша­тель­ству». В эту струк­туру входило 27 госу­дарств. Однако основ­ные вопросы обсуж­да­лись подко­ми­те­том в составе Англии, Фран­ции, СССР, Герма­нии, Италии, Чехо­сло­ва­кии, Бель­гии, Швеции и Порту­га­лии. Воен­ные из трёх стран (Герма­нии, Италии и Порту­га­лии) открыто сража­лись на стороне Франко: итальян­цев до 150 тысяч, немцев до 50 тысяч и порту­галь­цев до 20 тысяч прошли через Испан­скую граж­дан­скую войну. Един­ствен­ное, чего доби­вался коми­тет – это регу­ляр­ные дипло­ма­ти­че­ские ноты. В целом, Коми­тет по невме­ша­тель­ству соот­вет­ство­вал поли­тике запад­ных демо­кра­тий по зами­ре­нию Муссо­лини и Гитлера, кото­рая привела ко Второй миро­вой войне.


Значение

Учиты­вая сложив­ши­еся обсто­я­тель­ства, факти­че­ское отсут­ствие армии, наибо­лее боеспо­соб­ные части кото­рой высту­пили на стороне мятеж­ни­ков, прямую воен­ную помощь, кото­рую оказы­вали фран­ки­стам Гитлер, Муссо­лини и Сала­зар, невоз­мож­ность офици­ально заку­пать воору­же­ние, кажется удиви­тель­ным, что Респуб­лика продер­жа­лась два с поло­ви­ной года. Более того, на момент капи­ту­ля­ции, Респуб­лика контро­ли­ро­вала треть страны и недо­тя­нула полгода до начала Миро­вой войны, на кото­рую рассчи­ты­вали респуб­ли­кан­ские лидеры. Респуб­ли­канцы демон­стри­ро­вали фанта­сти­че­скую стой­кость.

Роль Совет­ского Союза сложно недо­оце­нить. Госу­дар­ство смогло нала­дить поставки воору­же­ния через весь конти­нент  несмотря на небла­го­при­ят­ную обста­новку: рыска­ю­щие фашист­ские суда и подлодки. Более ощути­мую поддержку оказать было сложно. Совет­ский Союз действо­вал на два фронта.  В эти же годы Совет­ский Союз оказы­вал помощь китай­цам, воевав­шим с Японией. При этом помощь Китаю была заметно меньше, чем Испа­нии.

pamyatnik

О полно­цен­ном участии совет­ских войск на стороне Респуб­лики не могло быть и речи. Это сложно было сделать с точки зрения логи­стики. Вопросы возни­кали даже в связи с пере­прав­кой несколь­ких сотен чело­век.

Важно сказать несколько слов о поли­ти­че­ских репрес­сиях, кото­рые косну­лись ряда совет­ских добро­воль­цев из числа воен­ных совет­ни­ков. Причина, по кото­рой они были репрес­си­ро­ваны, не связана с Испа­нией ни коим обра­зом. Воен­ная элита была слом­лена из-за мнимого или не очень заго­вора Туха­чев­ского. К сожа­ле­нию, поли­ти­че­ское руко­вод­ство имело вполне резон­ные осно­ва­ния (другое дело, что эти осно­ва­ния были частично сфаб­ри­ко­ваны) пола­гать, что из маршала Туха­чев­ского может полу­читься совет­ский Франко. И можно только жалеть о том, что в пред­две­рии Вели­кой Отече­ствен­ной войны и в первые её месяцы многие опыт­ные геро­и­че­ские воен­ные были расстре­ляны.

Тем не менее сотни совет­ских воен­ных из числа воен­спе­цов смогли полу­чить бесцен­ный боевой опыт. Родим­цев, Мали­нов­ский, Криво­шеин, Арман, Мамсу­ров, Стари­нов, Батов, Кузне­цов и другие будут сражаться против фаши­стов уже в Совет­ском Союзе.


Бонус

Интересные факты, связанные с Гражданской войной в Испании

1. Граж­дан­ская война в Испа­нии нача­лась и закон­чи­лась с заго­вора воен­ных. Респуб­ли­кан­ский полков­ник Касадо осуще­ствил пронун­си­а­менто (такое специ­аль­ное слово для обозна­че­ния заго­во­ров) с целью добиться более достой­ных усло­вий капи­ту­ля­ций. Более достой­ных усло­вий не добился, но сохра­нил себе жизнь.

2. «Пятая колонна», как известно, стало обще­упо­тре­би­мым выра­же­нием после Граж­дан­ской войны в Испа­нии. Так назы­ва­лись фран­ки­сты, действо­вав­шие в тылу Респуб­лики. Только в Мадриде таких аген­тов было около 20 тысяч и они сидели в прямом смысле по посоль­ствам. Когда совет­ские добро­вольцы и испан­ская служба безопас­но­сти нагря­нули в финское посоль­ство, откуда часто стре­ляли, то обна­ру­жили там 2,000 чело­век, никто из кото­рых не имел отно­ше­ния к Финлян­дии.

3. В авгу­сте 1936 года, как известно, прохо­дила Олим­пи­ада в Берлине. Рабо­чее движе­ние орга­ни­зо­вало парал­лель­ную Олим­пи­аду в Барсе­лоне, кото­рая была основ­ным сопер­ни­ком Берлина за место прове­де­ния Олим­пи­ады. Барсе­лон­ская альтер­на­тив­ная рабо­чая Олим­пи­ада должна была пройти с 19 по 26 июля 1936 года. Состо­яться полно­цен­ным сорев­но­ва­ниям поме­шало начало мятежа. Столк­но­ве­ния нача­лись на улицах Барсе­лоны 19 июля, примерно в одно время с маршем спортс­ме­нов. Атлеты приняли участие в подав­ле­нии мятежа и стали первыми иностран­ными добро­воль­цами в рядах респуб­ли­кан­цев. С этих атле­тов ведёт своё начало движе­ние Интер­бри­гад.

4. В составе Интер­бри­гад был бата­льон имени Авра­ама Линкольна. Его до самой смерти возглав­лял негр Оливер Лоу, что было беспре­це­дентно по меркам 30-х годов даже для левого движе­ния.

5. Глав­ный роман об Испан­ской войне – «По ком звонит коло­кол» Эрне­ста Хемин­гуэя. Прото­ти­пом глав­ного героя книги Роберта Джор­дана пооче­рёдно назы­вали трёх совет­ских дивер­сан­тов Стари­нова, Мамсу­рова и Кирилла Орлов­ского, но на самом деле прото­ти­пом Джор­дона была амери­кан­ский еврей Алекс из отряда Стари­нова. Проще с другими геро­ями: гене­рал Гольц – это гене­рал Штерн, а Карлов – это образ на основе двух исто­ри­че­ских деяте­лей — публи­ци­ста Миха­ила Коль­цова и Алек­сандра Орлова. Отель Гейлорд, описан­ный в романе действи­тельно суще­ство­вал в Мадриде с тем же назва­нием и там действи­тельно соби­ра­лись совет­ские совет­ники, воен­ные специ­а­ли­сты и добро­вольцы со всех стран мира.

6. В романе «По ком звонит коло­кол» есть один персо­наж, фигу­ри­ро­вав­ший под своим именем – это фран­цуз­ский деятель Комин­терна и руко­во­ди­тель Интер­бри­гад Андре Марти. В романе он грозит распра­вой персо­нажу под именем Карлов. В действи­тель­но­сти публи­цист Михаил Коль­цов, про кото­рого гово­рили, что он ярый сторон­ник Сталина, был расстре­лян после доноса Марти.

7. Михаил Туха­чев­ский и Франк­сиско Франко встре­ча­лись. Произо­шло это в Лондоне в январе 1936 года, за полгода до начала заго­вора. Михаил Туха­чев­ский возглав­лял совет­скую деле­га­цию на траур­ной процес­сии по случаю смерти англий­ского короля Георга V, Франко пред­став­лял Испа­нию.

8. Это была очень жесто­кая война, но суще­ство­вало одно неглас­ное правило, кото­рое очень удив­ляло совет­ских добро­воль­цев. Воюю­щие тщательно соблю­дали сиесту и давали друг другу пообе­дать.

9. Сын одного из лиде­ров комму­ни­сти­че­ской партии Испа­нии, Ибар­рури Доло­рес, извест­ной по всему миру под прозви­щем Пасси­о­на­рия, Рубен Доло­рес погиб­нет под Сталин­гра­дом, сража­ясь в Крас­ной Армии.

10. До смерти Франко в 1975 году у Совет­ского Союза не было дипло­ма­ти­че­ских отно­ше­ний с Испа­нией. Тем не менее Франко нена­ро­ком помог сбор­ной Совет­ского Союза стать чемпи­о­ном Европы по футболу в 1960 году. Франко стро­жайше запре­тит сбор­ной своей страны участ­во­вать в четверть­фи­наль­ном матче Кубка Европы против сбор­ной Совет­ского Союза. Сбор­ной СССР была присво­ена победа.


Список исполь­зо­ван­ной лите­ра­туры: 

  1. Нико­лай Платош­кин, Граж­дан­ская война в Испа­нии 1936 — 1939 гг. М., 2005 
  2. Хью Томас, Граж­дан­ская война в Испа­нии. 1931–1939 гг. 
  3. Алек­сандр Ильич Родим­цев. «Под небом Испа­нии.» Совет­ская Россия, 1985
  4. Кирилл Афана­сье­вич Мерец­ков. «На службе народу [с иллю­стра­ци­ями].» Поли­т­из­дат, 1970.
  5. Ботин, Михаил. «За свободу Испа­нии.» "Совет­ская Россия", 1986
  6. Илья Эрен­бург. Испан­ские репор­тажи 1931–1939, М., 1986 
  7. Михаил Коль­цов. Испа­ния в огне. М., 1987 

Поделиться