Красный Крест в России. От зарождения до 1920-х гг.

Швей­цар­ский пред­при­ни­ма­тель и обще­ствен­ный деятель Анри Дюнан стал иници­а­то­ром Между­на­род­ного Коми­тета Крас­ного Креста. В России подоб­ное сооб­ще­ство действо­вало с 1854 года по иници­а­тиве вели­кой княгини Елены Павловны и Нико­лая Ивано­вича Пиро­гова под назва­нием Кресто­воз­дви­жен­ской общины сестёр мило­сер­дия. Причи­ной возник­но­ве­ния обще­ства помощи стала Крым­ская война. Исто­рия россий­ского Крас­ного Креста нача­лась в 1867 году и за деся­ти­ле­тия актив­ной работы помогла сотням тысяч людей.

VATNIKSTAN разо­брался, почему мы должны помнить имя Анри Дюнана, чем важна эта орга­ни­за­ция и какие пери­пе­тии ей пришлось пере­жи­вать за непро­стую россий­скую исто­рию.


Кто такой Анри Дюнан

Этот чело­век, изме­нив­ший мир, родился 8 мая 1828 года в Женеве. Воспи­тан­ный в духе мило­сер­дия и одно­вре­менно пред­при­ни­ма­тель­ства, с 18 лет он посе­щал боль­ных, бедных, заклю­чен­ных в тюрь­мах, пыта­ясь облег­чить их жизнь. После обуче­ния в колле­дже Дюнан устро­ился стаже­ром в банк. В 1859 году Дюнана посы­лает в Алжир его банк в каче­стве пред­ста­ви­теля. Здесь Анри решает открыть свой бизнес, но мест­ные власти оста­ются глухими к просьбе дать разре­ше­ние на землю для пред­при­я­тия. Более того, чинов­ники требуют от Дюнана подтвер­жде­ние из Фран­ции, чьей коло­нией был Алжир. Реше­ние вопроса потре­бо­вало поездки в Париж, но и там до пред­при­я­тия Дюнана не было дела.

Фран­цуз­ские чинов­ники отка­зы­ва­лись давать подтвер­жде­ние, отма­хи­ва­ясь тем, что полно­мо­чия для его выдачи имеются только у первого чело­века Фран­ции – импе­ра­тора Напо­леона III, на тот момент отпра­вив­ше­гося в Соль­фе­рино. Подъ­ез­жая к распо­ло­же­нию импе­ра­тора, Дюнан не подо­зре­вал, что совсем скоро его жизнь изме­нится навсе­гда.

«… Эскад­рон кава­ле­рии несётся во весь опор: лошади давят подко­вами ране­ных и мёрт­вых. Одному оторвало челюсть, другому размоз­жило череп, третьему, кото­рого можно было ещё спасти, раздро­било грудь … тут артил­ле­рия мчится за кава­ле­рией, прокла­ды­вая себе дорогу по телам убитых и ране­ных … земля пропи­ты­ва­ется кровью, и вся равнина усеяна кусками чело­ве­че­ской плоти», ― Анри Дюнан «Воспо­ми­на­ния о битве при Соль­фе­рино»

Ужас­ное зрелище поля боя в памяти пред­при­ни­ма­теля оста­лось до конца жизни. Оста­но­вив­шись в Соль­фе­рино в мест­ной церкви, превра­щён­ной в госпи­таль, Дюнан, не имев­ший меди­цин­ского обра­зо­ва­ния, несколько дней помо­гал ране­ным, как мог: утешал словами, промы­вал и пере­вя­зы­вал раны, поил водой, устра­и­вал поудоб­нее, чтобы они не лежали вповалку. Врачей на девять тысяч ране­ных было шесть, а с Напо­лео­ном III Дюнан так и не встре­тился.

Вернув­шись в Женеву, Анри напи­сал книгу «Воспо­ми­на­ния о битве при Соль­фе­рино». Вышед­шая в 1862 году, она стала бест­сел­ле­ром и была пере­ве­дена на многие евро­пей­ские языки. Книга гово­рила об ужасах войны, а в конце её пред­ла­га­лось создать особый между­на­род­ный орган для оказа­ния гума­ни­тар­ной помощи во время войны. Целе­устрем­лен­ность и упор­ство Дюнана принесли плоды ― вся Европа обра­тила внима­ние на проблему отсут­ствия помощи постра­дав­шим от войн.

22 авгу­ста 1864 года была принята первая Женев­ская конвен­ция – «Об улуч­ше­нии состо­я­ния ране­ных в армиях воюю­щих стран». Она гаран­ти­ро­вала нейтра­ли­тет медпер­со­нала во время воору­жен­ных действий, а ещё участ­ники конфе­рен­ции выде­лили особую симво­лику нейтраль­ного медпер­со­нала, гаран­ти­ру­ю­щий его непри­кос­но­вен­ность ― крас­ный крест на белом фоне (обра­щён­ный цветами флаг Швей­ца­рии).


Международный Комитет Красного Креста открывает отделение в Российской империи

Орга­ни­за­ция, подоб­ная МККК, была осно­вана в Россий­ской импе­рии в Санкт-Петер­бурге ещё в 1854 году по иници­а­тиве вели­кой княгини Елены Павловны и Нико­лая Ивано­вича Пиро­гова и полу­чила назва­ние Кресто­воз­дви­жен­ской общины сестёр мило­сер­дия. В это время шла Крым­ская война, и её ужасы были в числе глав­ных причин осно­ва­ния общины. Кресто­воз­дви­жен­ская община была первой в своем деле никто до сих пор не помо­гал ране­ным на поле боя, и вскоре первые 120 сестер мило­сер­дия, обучен­ных самим Пиро­го­вым.

«Сестры ходили за опери­ро­ван­ными и тяже­ло­ра­не­ными, не остав­ляя без попе­че­ния и ране­ных фран­цу­зов, кото­рых не считали врагами и не делали ника­кого отли­чия от русских», – Доктор Ульрих­сон, асси­стент и помощ­ник Н. И. Пиро­гова.

Сам вели­кий хирург не раз отме­чал, что оправка женщин на фронт была аван­тюр­ной идеей, испол­нен­ной им на свой страх и риск ― армей­ские авто­ри­теты проти­ви­лись присут­ствию женщин, а сам глав­но­ко­ман­ду­ю­щий царской армией А. С. Мень­ши­ков заяв­лял, что сестры мило­сер­дия хороши только для любов­ных утеше­ний с солда­тами.

Знак Россий­ского Импе­ра­тор­ского Крас­ного Креста, им награж­дали сестёр Мило­сер­дия

Своей само­от­вер­жен­ной рабо­той, бережно и акку­ратно ухажи­вая за ране­ными, ответ­ственно выпол­няя свои обязан­но­сти медсестры опро­вергли все слухи, сделав смеш­ными и неле­пыми все попытки очер­нить женщин, рабо­тав­ших наравне с мужчи­нами, а подчас и лучше мужчин. Семна­дцать из них погибли.

Исто­рия Россий­ского Крас­ного Креста начи­на­ется с 15 мая 1867 года: Алек­сандр II утвер­дил устав Обще­ства попе­че­ния о ране­ных и боль­ных воинах. Цель обще­ства ― содей­ствие в войне воен­ной адми­ни­стра­ции в уходе за ране­ными и боль­ными воинами.

«В послед­нее время во многих госу­дар­ствах обра­зо­ва­лись част­ные обще­ства попе­че­ния о ране­ных и боль­ных воинах. В Америке и Прус­сии они уже факти­че­ски дока­зали важность и благо­твор­ную пользу их деятель­но­сти … Столь благо­при­ят­ные резуль­таты возбу­дили и у нас мысль обра­зо­вать подоб­ное обще­ство» ― Устав Обще­ства попе­че­ния о боль­ных и ране­ных.

Через 12 лет, в 1879 году, это обще­ство пере­име­но­ва­лось в Россий­ское Обще­ство Крас­ного Креста. Пере­име­но­ва­ние произо­шло потому, что круг обязан­но­стей и полно­мо­чий обще­ства расши­рился – ещё с 1872 года люди полу­чали помощь Обще­ства во время стихий­ных бедствий, а в 1878–1879 годах силы Обще­ства были брошены на устра­не­ние эпиде­мий и их послед­ствий. Так же пере­име­но­ва­ние отме­тило уста­но­вив­шу­юся связь Обще­ства с отде­ле­ни­ями Крас­ного Креста в других стра­нах.

Россий­ская импе­рия стала одной из первых стран в мире, где было создано обще­ство Крас­ного Креста, и на момент его созда­ния в России имелся боль­шой опыт оказа­ния помощи постра­дав­шим от войн.


Российское общество Красного Креста в мирное время

Круг задач РОКК исто­ри­че­ски оказался шире, чем у зару­беж­ных коллег. Страна просила помощи и полу­чала ее от Крас­ного Креста. Устав 1893 года пред­пи­сы­вал Обще­ству помо­гать не только ране­ным на полях сраже­ний, но и инва­ли­дам войн, насе­ле­нию, постра­дав­шему во время стихий­ных бедствий, пожа­ров, эпиде­мий и голода, де-факто оказа­ние помощи при выше­опи­сан­ных явле­ниях нача­лось задолго до этого.

Помощь при стихий­ных бедствиях и несчаст­ных случаях нача­лась в 1872 году после того, как при силь­ном земле­тря­се­нии постра­дал город Шемахи (совре­мен­ный Азер­бай­джан). В 1875 году пожары в Брян­ске, Моршан­ске, Ржеве и Воль­ске оста­вили сотни людей бездом­ными. В помощь постра­дав­шим РОКК было собрано более 100 тысяч рублей, а на посо­бия пого­рель­цам выдали в сумме больше 40 тысяч рублей.
В 1878–1879 годах отряды Россий­ского Обще­ства Крас­ного Креста боро­лись с чумой в станице Ветлянка Астра­хан­ской губер­нии. Постра­дав­шим оказы­ва­лась меди­цин­ская помощь. Чумную одежду уничто­жали в огне, а людям и их семьям, столк­нув­шимся с зара­же­нием, выда­вали новые комплекты одежды, обуви и белья. На сред­ства РОКК в постра­дав­шей Ветлянке и селе Николь­ском были открыты две боль­ницы.

Медсестры Крас­ного Креста в столо­вой

В 1879 году Россий­ский Крас­ный Крест столк­нулся с новой бедой ― эпиде­мией дифте­рита, охва­тив­шей Полтав­скую губер­нию и сопро­вож­дав­шейся боль­шой смерт­но­стью. На «фронт без орудий» было отправ­лено 30 врачей и 300 сестёр мило­сер­дия, кото­рые в общей слож­но­сти помогли 83 тысяч людей ― 23 тысячи из них болели дифте­ри­том, 60 стра­дали прочими болез­нями. В ходе «войны» дезин­фи­ци­ро­вали 33 тысячи домов. 50 сестер мило­сер­дия были зара­жены дифте­ри­том, две из них умерли от инфек­ции.

С 1882 года Обще­ство помо­гало солда­там не только на войне, но и в мирной жизни ― обес­пе­чи­вали бесплат­ное лече­ние, обучали ремес­лам; увеч­ные воины могли найти приют в специ­аль­ных домах для инва­ли­дов и домах для неиз­ле­чи­мых и хрони­че­ских боль­ных. Боль­ных и ране­ных офице­ров отправ­ляли в отече­ствен­ные и загра­нич­ные лечеб­ницы. Дети и вдовы погиб­ших солдат сели­лись во вдовьих домах, домах с деше­выми квар­ти­рами, детских прию­тах и учили­щах для сирот.


В начале 1890-х годов Россий­скую импе­рию охва­тил голод, от кото­рого постра­дало 25 губер­ний, и кото­рый надолго остался в памяти народа как наци­о­наль­ная траге­дия. На помощь постра­дав­шим было пожерт­во­вано 5 милли­о­нов рублей. На эти деньги было открыто 2763 столо­вых, кото­рые могли прокор­мить более 200 тысяч чело­век, было выдано более 3 милли­о­нов обедов; постро­ено 40 ночлеж­ных домов и приютов. Помощь голо­да­ю­щей России отправ­лял и Амери­кан­ский Крас­ный Крест, чтобы потом через четверть века возоб­но­вить свою деятель­ность на той же терри­то­рии, но в другом госу­дар­стве. Где бушует голод, там таятся и болезни. Вслед за голо­дом пришли много­чис­лен­ные эпиде­мии: тиф, холера, цинга, чума и дифте­рия. В пора­жен­ные районы Обще­ство отправ­ляло пере­движ­ные ― «лету­чие» ― отряды, коли­че­ство медсе­стёр в кото­рых было свыше 700 чело­век. Многим людям спасли жизнь столо­вые и чайные для неиму­щих людей, откры­тые во время эпиде­мий. Вскоре Кресто­воз­дви­жен­ская община пере­шла под крыло РОКК.

В 1897 году оказы­ва­лась помощь постра­дав­шим от навод­не­ния в Санкт-Петер­бурге: они полу­чили бесплат­ную меди­цин­скую помощь и запас лекарств, обес­пе­чи­ва­лись одеж­дой, обувью, дровами, детям выда­вали бесплат­ное молоко. В следу­ю­щем году оказы­ва­лась помощь постра­дав­шим от голода и эпиде­мий в 9 губер­ниях. РОКК открыло 7,5 тысяч столо­вых, в кото­рых можно было прокор­мить 1,5 милли­о­нов чело­век. Более тысячи меди­цин­ских работ­ни­ков открыли 450 неболь­ших стаци­о­на­ров, где лечи­лось 15 тысяч боль­ных тифом и цингой, а всего через стаци­о­нары прошло свыше 125 тысяч чело­век. Приюты Крас­ного Креста дали кров 10 тыся­чам нужда­ю­щихся. Через пару лет в Санкт-Петер­бурге был открыт Коми­тет по подаче первой помощи постра­дав­шим от несчаст­ных случаев, стан­ции кото­рого стали прооб­ра­зом совре­мен­ной Службы скорой помощи.


Затишье перед бурей

К началу ХХ века Россий­ское Обще­ство Крас­ного Креста пред­став­ляло собой отла­жен­ную и хорошо разви­тую струк­туру с широ­кой сетью учре­жде­ний. Централь­ным орга­ном РОКК было Глав­ное управ­ле­ние, распо­ло­жен­ное в Санкт-Петер­бурге. В обще­стве насчи­ты­ва­лось около 100 тысяч членов и 450 отде­ле­ний, распо­ло­жен­ных по всей терри­то­рии Россий­ской импе­рии. На это время пришелся наиболь­ший расцвет обще­ства.

Источ­ни­ками финан­си­ро­ва­ния деятель­но­сти РОКК были пожерт­во­ва­ния част­ных лиц, проценты с ценных бумаг и различ­ные сборы. На собствен­ные сред­ства обще­ством откры­ва­лись боль­ницы, бесплат­ные столо­вые, ночлеж­ные дома и приюты.


РОКК и бесконечные войны

Несмотря на появ­ле­ние «мирных» направ­ле­ний в своей деятель­но­сти, присталь­ное внима­ние Россий­ского Крас­ного Креста всегда было обра­щено туда, где проли­ва­ется кровь, а в воздухе витают стоны стра­да­ния. За треть века с осно­ва­ния Обще­ства, оно участ­во­вало в десятке войн и конфлик­тов, в число кото­рых входят те, где не участ­во­вала россий­ская армия.

Посте­пенно влия­ние Крас­ного Креста усили­ва­лось, оно стало одни из мощней­ших и круп­ней­ших в мире, обла­дая как огром­ным обще­ствен­ным влия­нием, так и финан­сами – ежеме­сяч­ный бюджет обще­ства мог дости­гать 18 милли­о­нов рублей. Обще­ство поль­зо­ва­лось благо­склон­но­стью правя­щей элиты (его почет­ными членами были россий­ские импе­ра­торы, вели­кие князья и княгини, пред­ста­ви­тели высо­ко­по­став­лен­ного духо­вен­ства, лица высшего обще­ства) и разви­вало свою деятель­ность и за грани­цами импе­рии. Отряды Обще­ства рабо­тали в период следу­ю­щих войн:

  1. Франко-прус­ская война (1870−1871 годы).
  2. Русско-турец­кая война (1877−1878 годы).
  3. Япон­ско-китай­ская война (1893−1894 годы). Оказана помощь Японии в размере обес­пе­че­ния лаза­рета на 25 мест.
  4. Англо-бурская война (1899 год).
  5. Боксер­ское восста­ние (1899−1901 годы), оказы­вали помощь боль­ным и ране­ным в 1900–1901 годах.
  6. Русско-япон­ская война (1904−1905 годы).

Во время Русско-турец­кой войны симво­лика орга­ни­за­ции – крас­ный крест на белом фоне – по требо­ва­нию Турции была заме­нена на крас­ный полу­ме­сяц (с того времени и по сего­дняш­ний день исполь­зу­ется как символ МОКК ислам­ских стра­нах), и далее РОКК прак­ти­че­ски цели­ком взяло на себя меди­цин­ское обес­пе­че­ние армии; в госпи­та­лях Обще­ства неустанно труди­лось 430 врачей и 1 514 сестер мило­сер­дия и сани­та­ров. Откры­ва­лись лаза­реты в тылу действу­ю­щей армии, сфор­ми­ро­ва­лись сани­тар­ные поезда, кото­рые пере­везли 216 440 боль­ных и ране­ных, возни­кали пере­движ­ные сани­тар­ные отряды и пере­вя­зоч­ные пункты вблизи мест сраже­ний.

Русско-япон­ская война стала серьёз­ным испы­та­нием как для обще­ства в целом, так и для РОКК в част­но­сти. Во время войны на Даль­ний Восток напра­вили 143 учре­жде­ния Крас­ного Креста, оказав­шие помощь почти 600 тыся­чам чело­век.

Преду­пре­жден значит, воору­жен. Печаль­ный пример эпиде­мий, охва­ты­вав­ших Россий­скую импе­рию одна за другой, пока­зал необ­хо­ди­мость «наступ­ле­ния». Впер­вые были созданы 2 сани­тарно-бакте­рио­ло­ги­че­ских и 8 дезин­фек­ци­он­ных отря­дов, снаб­жен­ных всеми необ­хо­ди­мыми сыво­рот­ками и сред­ствами. 22 поезда, принад­ле­жа­щих обще­ству, совер­шили 179 рейсов. Общее коли­че­ство пере­ве­зен­ных солдат, постра­дав­ших на фронте ― около 90 тысяч. Пита­ние ране­ным круг­ло­су­точно обес­пе­чи­вали снаб­жен­ные кухнями и хлебо­пе­кар­ными печами пункты пита­ния, через кото­рые в сутки прохо­дило от 800 до 2400 чело­век.

Армию сопро­вож­дали также зубо­вра­чеб­ные каби­неты. Впер­вые было обра­щено внима­ние на солдат, стра­да­ю­щих менталь­ными расстрой­ствами. Для помощи душев­но­боль­ным были обору­до­ваны госпи­таль, лаза­рет и два эвако­пункта в Харбине, Чите, Крас­но­яр­ске и Омске соот­вет­ственно. Обще­ство открыло Централь­ное спра­воч­ное бюро о воен­но­плен­ных, кото­рое сотруд­ни­чало с япон­ским отде­ле­нием Крас­ного Креста. Таким, обра­зом, РОКК взяло на себя еще одну функ­цию ― доставку писем воен­но­плен­ных их семьям, почто­вых пере­сы­лок и полу­че­ния пожерт­во­ва­ний.

Из-за посто­ян­ной нехватки пере­вя­зоч­ного мате­ри­ала РОКК начал его произ­вод­ство, а позже и произ­вод­ство постель­ного белья.

Следу­ю­щим вызо­вом стала Первая миро­вая война, объеди­нив­шая десятки тысяч добро­воль­цев со всех концов Россий­ской импе­рии. К началу 1915 года на фронт было отправ­лено 318 учре­жде­ний Крас­ного Креста, насчи­ты­ва­лось 604 поле­вых и 9728 тыло­вых лечеб­ных пунк­тов.

На 1 января 1917 года, немно­гим менее чем за два месяца до Февраль­ской рево­лю­ции, Крас­ному Кресту служили 2,5 тысячи врачей, около 20 тысяч сестер мило­сер­дия, 50 тысяч сани­та­ров. Коли­че­ство сани­тарно-бакте­рио­ло­ги­че­ских отря­дов увели­чи­лось до 36, а дезин­фек­ци­он­ных отря­дов – до 53, бакте­рио­ло­ги­че­ские отряды также обза­ве­лись собствен­ными лабо­ра­то­ри­ями в коли­че­стве 11. Ране­ных пере­во­зили суда и поезда РОКК, пере­дан­ные в веде­ние Обще­ства част­ные авто­мо­били.

В число функ­ций Крас­ного Креста посту­пило управ­ле­ние делами бежен­цев: снаб­же­ние и упоря­до­че­ние их пере­ме­ще­ний. При нем функ­ци­о­ни­ро­вало со времен Русско-япон­ской войны выше­упо­мя­ну­тое Бюро.

Пере­вя­зочно-пита­тель­ные пункты функ­ци­о­ни­ро­вали в поле­вых усло­виях и в тылу, обес­пе­чи­вая солдат и граж­дан­ское насе­ле­ние меди­цин­ской помо­щью, горя­чим пита­нием и сухпай­ками. Когда в 1915 году впер­вые в исто­рии немец­кие войска приме­нили хими­че­ское оружие, Обще­ство осво­ило произ­вод­ство филь­тро­ван­ных проти­во­га­зов, выпу­стив за три месяца 6 милли­о­нов штук, и проти­во­га­зов-повя­зок, выпу­стив за этот же срок 10 милли­о­нов штук.

В деятель­но­сти обще­ства участие прини­мала импе­ра­тор­ская фами­лия. До 1917 года покро­ви­тель­ни­цей обще­ства была Мария Фёдо­ровна ― жена Алек­сандра III. Её дочь, Ольга Алек­сан­дровна, овла­дев умени­ями сестры мило­сер­дия, ухажи­вала за ране­ными и боль­ными в Киеве. При лаза­рете Крас­ного Креста в Царском селе функ­ци­о­ни­ро­вали курсы сестер мило­сер­дия, кото­рые успешно окон­чила Алек­сандра Фёдо­ровна, а затем рабо­тала со своими дочерьми наравне со всеми сёст­рами мило­сер­дия.


 

В пожаре мировой революции

В 1917 году бывшая Россий­ская импе­рия раско­ло­лась на куски, а вместе с ней и Крас­ный Крест. После Октябрь­ской рево­лю­ции его руко­вод­ство всту­пило в конфликт с совет­ской властью, и печаль­ные резуль­таты не заста­вили себя ждать.

Декре­том от 6 января 1918 года «О пере­даче имуще­ства и капи­та­лов учре­жде­ний Крас­ного Креста и Всерос­сий­ского союза горо­дов в госу­дар­ствен­ную собствен­ность» часть имуще­ства обще­ства была экспро­при­и­ро­вана, часть ликви­ди­ро­вана, а часть нахо­ди­лась за грани­цей. Глав­ное управ­ле­ние Крас­ного Креста было упразд­нено, а вместо него начал действо­вать Коми­тет по реор­га­ни­за­ции Обще­ства. Многие члены централь­ного руко­вод­ства были аресто­ваны, а руко­во­ди­тель Комис­сии по делам воен­но­плен­ных был расстре­лян.

«1. Имуще­ство Крас­ного Креста объяв­ля­ется собствен­но­стью Россий­ской Респуб­лики.
2. Глав­ное управ­ле­ние Крас­ного Креста упразд­ня­ется …
…1. Все имуще­ство Всерос­сий­ского союза горо­дов пере­да­ется в собствен­ность Россий­ской Респуб­лики.
2. Глав­ный коми­тет Всерос­сий­ского союза горо­дов упразд­ня­ется.
…Коми­теты по реор­га­ни­за­ции Всерос­сий­ского земского союза, Всерос­сий­ского город­ского союза и Крас­ного Креста объяв­ля­ются на правах секций одной общей колле­гии».

Но даже тогда Крас­ный Крест не отка­зался от своего девиза ― «Мило­сер­дие на поле брани» ― и напра­вил на фронт потрё­пан­ные отряды форми­ро­ва­ний. На начало ноября 1918 года на полях сраже­ний действо­вали около 300 учре­жде­ний Крас­ного Креста, рабо­тали 470 врачей, свыше 1000 сестер мило­сер­дия. К 1920 году учре­жде­ний Крас­ного Креста было 439. Действо­вали те самые «лету­чие» сани­тар­ные отряды, оказы­вав­шие первую помощь крас­но­ар­мей­цам.

Первая миро­вая оста­лась позади, но Совет­ской России угро­жала новая опас­ность ― Граж­дан­ская война, сопря­жён­ная не только с причи­не­нием стра­да­ний людям на поле боя, но и с многими эпиде­ми­ями. Холера, сыпной и возврат­ный тиф, вене­ри­че­ские забо­ле­ва­ния пора­жали и солдат, и граж­дан­ское насе­ле­ние, и белых, и крас­ных. Начав свой путь в армии, испы­ты­вав­шей лише­ния ещё с Первой миро­вой войны, болезни желез­но­до­рож­ными путями нашли дорогу в граж­дан­ские насе­лён­ные пункты. К тому же 1920 году в стране действо­вали 63 эпиде­мио­ло­ги­че­ских и 14 дезин­фек­ци­он­ных отря­дов, усили­ями кото­рых эпиде­мии были оста­нов­лены. Отряды Обще­ства помо­гали стро­ить бани и кухни для нужда­ю­щихся. Созда­ва­лись особые госпи­тали и лаза­реты ― сыпно­ти­фоз­ные, холер­ные.

Остав­ше­муся имуще­ству Обще­ства грозили окон­ча­тель­ная ликви­да­ция и разграб­ле­ние, но в самый послед­ний момент, на краю пропа­сти, деле­гат Между­на­род­ного Коми­тета Крас­ного Креста смог убедить совет­скую власть спасти от ката­строфы остатки Обще­ства. Декрет 6 января допол­нило и частично отме­нило поста­нов­ле­ние, провоз­гла­шав­шее сохра­не­ние Крас­ного Креста, как части между­на­род­ной ассо­ци­а­ции Крас­ного Креста, чья деятель­ность осно­вы­ва­ется на Женев­ских конвен­циях 1864 и 1907 годов.

«В допол­не­ние к декрету Совета Народ­ных Комис­са­ров от 6 января 1918 года о пере­даче имуще­ства и капи­та­лов учре­жде­ний Крас­ного Креста и Всерос­сий­ского Союза Горо­дов в госу­дар­ствен­ную собствен­ность объяв­ля­ется, что озна­чен­ным декре­том Россий­ское Обще­ство Крас­ного Креста во главе с Коми­те­том по реор­га­ни­за­ции Крас­ного Креста, как специ­аль­ное отде­ле­ние Между­на­род­ной Ассо­ци­а­ции Крас­ного Креста, действу­ю­щей на осно­ва­нии Женев­ской конвен­ции 1868 и 1907 годов не уничто­жено. Все преро­га­тивы Россий­ского Обще­ства Крас­ного Креста, как Отде­ле­ния Между­на­род­ного Обще­ства, сохра­ня­ются за Коми­те­том по реор­га­ни­за­ции Россий­ского Обще­ства Крас­ного Креста» ― Поста­нов­ле­ние СНК РСФСР от 3 мая 1918 года «О допол­не­нии декрета Совета Народ­ных Комис­са­ров от 6 января 1918 года о Россий­ском Обще­стве Крас­ного Креста».

В 1921 году, когда ещё не успели утих­нуть отго­лоски войн, потряс­ших Россию, огром­ную терри­то­рию страны ― Повол­жье, Укра­ину, Урал и Север­ный Кавказ с общим насе­ле­нием 38 милли­о­нов чело­век ― охва­тили засуха и после­до­вав­ший за ней голод. Госу­дар­ство поста­нов­ле­нием пору­чило Крас­ному Кресту помочь голо­да­ю­щим в бедству­ю­щих райо­нах, орга­ни­зо­вать врачебно-пита­тель­ные отряды и прове­сти зару­беж­ные кампа­нии по привле­че­нию других наци­о­наль­ных обществ к сбору гума­ни­тар­ной помощи и денеж­ных средств. На помощь пришли объеди­нен­ные Фритьо­фом Нансе­ном Между­на­род­ный Коми­тет Крас­ного Креста и Амери­кан­ская Адми­ни­стра­ция помощи.

После того, как проблема голода была частично устра­нена, страну пора­зили эпиде­мии маля­рии, соци­аль­ных болез­ней ― тубер­ку­лёза, трахомы, вене­ри­че­ских забо­ле­ва­ний, оспы и детских инфек­ций ― дифте­рии, скар­ла­тины и кори. Одних только боль­ных маля­рией было 17 милли­о­нов, и подав­ля­ю­щее боль­шин­ство ― дети.


В пользу Крас­ного Креста отчис­ля­лись сборы с продажи биле­тов на транс­порт­ные сред­ства, напри­мер, на паро­ход, и увесе­ли­тель­ные меро­при­я­тия, такие как оперетты. Деньги шли на помощь голо­да­ю­щим, терпя­щим бедствия и болезни людям. Обще­ство также полу­чило право ввозить гума­ни­тар­ные грузы в страну без акци­зов и пошлин, произ­во­дить, иметь и исполь­зо­вать свои собствен­ные пере­вя­зоч­ные мате­ри­алы.

Остро стоял вопрос репа­три­а­ции воен­но­плен­ных, разбро­сан­ных по всей терри­то­рии новой России и удер­жи­ва­е­мых внутри её границ. Поло­же­ние их было ужаса­ю­щим ― из-за Граж­дан­ской войны и царя­щего хаоса никому не было дела до снаб­же­ния лаге­рей продо­воль­ствием. Хоть Брест­ский мирный дого­вор и пред­пи­сы­вал вернуть всех плен­ных на родину, делом это было весьма пробле­ма­тич­ным. Зимой 1918–1919 годов многие плен­ные восполь­зо­ва­лись беспо­ряд­ками, царив­шими не только в России, но и в прочих проиг­рав­ших держа­вах, и исполь­зо­вали свои силы, чтобы хоть как-то добраться до дома. Ослаб­лен­ные, одетые в лохмо­тья и одоле­ва­е­мые вшами и блохами солдаты стано­ви­лись пере­нос­чи­ками всякого рода болез­ней, а особенно тифа и гриппа.

От так назы­ва­е­мой «испанки» в РСФСР постра­дало около 3 милли­о­нов чело­век. Многие плен­ные умерли по дороге домой от голода и холода, а позд­нее из-за навя­зы­ва­ния Герма­нии Комис­сии по контролю за репа­три­а­цией русских воен­но­плен­ных обмен воинами задер­жался по мень­шей мере на год. Между­на­род­ный Коми­тет Крас­ного Креста в попыт­ках сгла­дить острую ситу­а­цию и облег­чить жизнь плен­ных той же зимой 1918–1919 годов начал выпол­не­ние плана по обес­пе­че­нию продо­воль­ствием русских воен­но­плен­ных, нахо­дя­щихся в Централь­ной Европе, и их репа­три­а­ции.

«Задер­жав­шихся» в Сибири австро-венгер­ских и немец­ких солдат совет­ское руко­вод­ство также не спешило возвра­щать на родину. И только в 1920 году на конфе­рен­ции МККК доктор Нансен и пред­ста­ви­тели, австрий­ского, венгер­ского, немец­кого и совет­ского прави­тельств уста­но­вили поря­док репа­три­а­ции всех воен­но­плен­ных. Между­на­род­ный коми­тет взял на себя пере­го­воры со стра­нами тран­зита – Латвией, Литвой, Поль­шей, Эсто­нией и Финлян­дией, состав­ле­ние спис­ков репа­три­ан­тов и наблю­де­ние за ходом репа­три­а­ции через госу­дар­ствен­ные границы и орга­ни­за­цию тран­зит­ных лаге­рей и пунк­тов дезин­фек­ции. В общей слож­но­сти, было репа­три­и­ро­вано 425 тысяч плен­ных.

Осенью 1922 года Крас­ный Крест имел 17 врачебно-пита­тель­ных отря­дов, кото­рые кормили ежедневно 130 тысяч чело­век. Чтобы прокор­мить такое коли­че­ство людей, требо­ва­лось около 5 милли­о­нов кило­грамм прови­анта, а чтобы оказать меди­цин­скую помощь ― свыше 33 тысяч кило­грамм меди­ка­мен­тов. На конец того же года фили­алы Россий­ского Обще­ства Крас­ного Креста были открыты в 11 госу­дар­ствах, с помо­щью кото­рых соби­рали гума­ни­тар­ную помощь: продукты пита­ния, одежду, обувь и деньги.


Заключение

Обще­ство Крас­ного Креста суще­ствует в России и в насто­я­щее время, по-преж­нему помо­гая бедным, нужда­ю­щимся, попав­шим в несчаст­ные случаи, оказав­шимся в зоне природ­ных бедствий. За 152 года непре­рыв­ного суще­ство­ва­ния был внесён суще­ствен­ный вклад в россий­скую исто­рию, а в неко­то­рых момен­тах орга­ни­за­ция, суще­ство­ва­ние кото­рой дал один чело­век, не имев­ший выда­ю­ще­гося таланта управ­ле­ния, изме­нила ход исто­рии. Мы отсле­дили период разви­тия Россий­ского (Совет­ского) Крас­ного Креста в период от 1867 года до конца Граж­дан­ской войны 1918–1922 годов, и можем с уверен­но­стью сказать, что исто­рия Крас­ного Креста не должна быть забы­той, а орга­ни­за­ция, оплот гума­низма, должна суще­ство­вать и дальше. А также мы реко­мен­дуем прочесть книгу Анри Дюнана «Воспо­ми­на­ния о битве при Соль­фе­рино».


Читайте также наш мате­риал: «10 глав­ных сраже­ний Граж­дан­ской войны».

Поделиться