Пять заблуждений о покушении Каплан на Ленина

30 авгу­ста 1918 года в Москве терро­ристка Фанни Каплан стре­ляла в лидера русской рево­лю­ции Влади­мира Ленина. Это поку­ше­ние за послед­ние сто лет обросло таким множе­ством домыс­лов и мифов, что может претен­до­вать на звание одного из самых запу­тан­ных поли­ти­че­ских дел в совет­ской исто­рии.

Люби­тели пикант­ных подроб­но­стей при рассказе о терро­ри­сти­че­ском акте почему-то вспо­ми­нают о знаком­стве Каплан с братом совет­ского лидера Дмит­рием Улья­но­вым, хотя даже если их отно­ше­ния имели роман­ти­че­ский подтекст, ника­кого влия­ния на реше­ние убить Ильича они не оказали. Фанаты конспи­ро­ло­гии в духе Нико­лая Стари­кова будут упорно искать масштаб­ный заго­вор с потен­ци­аль­ным зару­беж­ным следом. А журна­ли­сты и публи­ци­сты, доволь­ные разно­об­ра­зием теорий, с удоволь­ствием подчерк­нут, что поку­ше­ние на Ленина до сих пор оста­ётся «тёмной и зага­доч­ной» стра­ни­цей исто­рии.

Разо­брав­шись в пяти основ­ных заблуж­де­ниях, кото­рые чаще всего всплы­вают при обсуж­де­нии данного сюжета, прихо­дим к выводу, что на сего­дняш­ний день ника­ких прин­ци­пи­аль­ных тайн в нём и не оста­лось.


Заблуждение первое. Каплан не стреляла в Ленина

Эта альтер­на­тив­ная гипо­теза явля­ется самой попу­ляр­ной в массо­вой публи­ци­стике. Она полно­стью пере­во­ра­чи­вает наш взгляд на поку­ше­ние и застав­ляет посмот­реть на Фанни Каплан как на случай­ную жертву обсто­я­тельств. Версия была обос­но­вана в эмигрант­ской лите­ра­туре и затем полу­чила распро­стра­не­ние в пере­стро­еч­ной и совре­мен­ной прессе. Наибо­лее частым аргу­мен­том в ней явля­ется факт весьма плохого зрения терро­ристки. Действи­тельно, как может почти слепая женщина метко выстре­лить в другого чело­века?

Фанни Каплан приоб­щи­лась к террору ещё в годы первой русской рево­лю­ции. Моло­дая еврей­ская девушка попала в поле зрения поли­ции в 1906 году из-за случай­ного взрыва само­дель­ной бомбы, кото­рую она вместе со своим това­ри­щем Викто­ром Гарским хранила в гости­нич­ном номере в Киеве. Паспорт на имя Каплан, кстати, был фаль­ши­вым, но именно с этим именем девушка была отправ­лена на Нерчин­скую каторгу. Во время взрыва она полу­чила травму и в итоге, уже в Сибири спустя три года, полно­стью ослепла.

Тюрем­ный снимок Фанни Каплан в Чите. Фото 1907 года

Заез­жав­ший на каторгу врач уста­но­вил, что зрачки ослеп­шей всё-таки реаги­руют на свет и лече­ние возможно. Зрение верну­лось к Каплан благо­даря усилиям мест­ных докто­ров, а после рево­лю­ции она прошла допол­ни­тель­ный курс лече­ния в харь­ков­ской глаз­ной клинике. Согласно свиде­тель­ству эсера Петра Соко­лова, летом 1918 года Фанни Каплан весьма неплохо стре­ляла: во время упраж­не­ний она попала в цель 14 раз из 15 возмож­ных. Таким обра­зом, фактов о плохом зрении Каплан в послед­ний год её жизни нет.

Амни­стия в 1917 году осво­бо­дила рево­лю­ци­о­нерку. Благо­даря знаком­ству на каторге с Марией Спири­до­но­вой и другими эсерами её взгляды окон­ча­тельно опре­де­ли­лись в русле этой партии. Напом­ним, что партия соци­а­ли­стов-рево­лю­ци­о­не­ров не едино­жды прак­ти­ко­вала инди­ви­ду­аль­ный террор, идей­ные основы кото­рого можно найти ещё в народ­ни­че­ском движе­нии. Резкое непри­я­тие боль­ше­вист­ской поли­тики на фоне эсеров­ской тради­ции привели Каплан к очевид­ной идее – убить Ленина.

Ситу­а­ция ослож­ня­лась тем, что после 1917 года сторон­ники террора не состав­ляли боль­шин­ства в руко­вод­стве партии эсеров. (Здесь и далее речь идёт о правых эсерах.) Тем не менее партия могла разре­шить инди­ви­ду­аль­ный акт, кото­рый при этом должен совер­шаться не от лица партии, да и вообще терро­ри­сту нельзя было заяв­лять о своей партий­ной принад­леж­но­сти. Именно такое разре­ше­ние Каплан полу­чила от члена ЦК партии Дмит­рия Донского в конце авгу­ста 1918 года.

Инсце­ни­ровка поку­ше­ния на Ленина. След­ствен­ное фото

30 авгу­ста у завода Михель­сона Влади­мир Ленин, выходя после митинга в окру­же­нии толпы, был дважды ранен стре­ляв­шей Фанни Каплан. Прак­ти­че­ски сразу же она была задер­жана и под след­ствием придер­жи­ва­лась приня­той у эсеров пози­ции отно­си­тельно инди­ви­ду­аль­ного акта:

«Стре­ляла в Ленина я потому, что считала его преда­те­лем рево­лю­ции, и даль­ней­шее его суще­ство­ва­ние подры­вало веру в соци­а­лизм. <…> Я считаю себя соци­а­лист­кой, сейчас ни к какой партии себя не отношу. <…> К какой соци­а­ли­сти­че­ской группе принад­лежу сейчас, не считаю нужным сказать».

Быть может, нахо­дясь в толпе, стре­ляла в итоге не она? Когда сторон­ники подоб­ного мнения ссыла­ются на допро­шен­ных, кото­рые непо­сред­ственно не видели стре­ляв­шую, они забы­вают, что из 17 свиде­тельств мы имеем 7 пока­за­ний, где гово­рится о стре­ляв­шей женщине. Неко­то­рые из них и вовсе не остав­ляют сомне­ний, что стре­ляв­шая и задер­жан­ная женщина – это одно лицо. Рабо­чий Семён Титов пока­зы­вал:

«Когда тов. Ленин прие­хал на митинг, то женщина, кото­рая стре­ляла в тов. Ленина, пришла на завод Михель­сона минут на пять позже тов. Ленина и стала рядом со мной и прибли­зи­тельно минут десять очень строго следила за тов. Лени­ным… <…> Но когда това­рищ Ленин стал браться рукой за ручку авто­мо­биля, в это время женщина, за кото­рой я следил, присела и начала стре­лять. Тогда публика рассы­па­лась во все стороны. Я тоже отбе­жал в сторону, начал следить за ней, куда она побе­жит. В это время какой-то госпо­дин подбе­жал к ней, вышиб у ней револь­вер и начал подни­мать тов. Ленина, и она отошла шагов на десять, и мы её сейчас же задер­жали и повели её в Замоск­во­рец­кий воен­ный комис­са­риат».


Заблуждение второе. Для выстрела использовались отравленные пули

Летом 1922 года состо­ялся судеб­ный процесс над лиде­рами правых эсеров. Среди множе­ства обви­не­ний им вменя­лась причаст­ность к поку­ше­нию на Ленина. По офици­аль­ной версии совет­ских властей, неко­то­рые члены эсеров­ской партии непо­сред­ственно помо­гали Каплан орга­ни­зо­вать теракт. В этом призна­лись Григо­рий Семё­нов и Лидия Коно­плёва, упомя­нув, в част­но­сти, пули, отрав­лен­ные ядом кураре. По их словам, яд не подей­ство­вал, потому что при высо­кой темпе­ра­туре во время выстрела он теряет свой­ства.

След­ствие 1918 года факта отрав­ле­ния не уста­но­вило. Пули, правда, были надре­заны, но сделано это было в кустар­ных усло­виях, так что долж­ного разрыв­ного эффекта не после­до­вало. Ленину вообще повезло: две раны не задели жизненно важных орга­нов, и уже в сере­дине сентября, встав на ноги, он попро­сил врачей не беспо­ко­ить его лишний раз звон­ками и вопро­сами.

В.Н. Пчёлин «Поку­ше­ние на В.И. Ленина в 1918 г.» (1920-е гг.)

На судеб­ном процессе спустя четыре года профес­сор Щерба­чёв дал заклю­че­ние, что яд кураре не пере­стаёт действо­вать даже при темпе­ра­туре выше 100 граду­сов по Цель­сию. Кроме этого, ника­ких ослож­не­ний состо­я­ния Ленина, кото­рые могли бы гово­рить об отрав­ле­нии, просто не обна­ру­жи­лось. Впро­чем, образ ковар­ных эсеров, закла­ды­ва­ю­щих в пули яд, был настолько красив, что мимо него не смогла пройти офици­аль­ная совет­ская пропа­ганда. Заблуж­де­ние об отрав­лен­ных пулях попа­да­ется в публи­ци­стике и по сей день.


Заблуждение третье. Покушение было организовано партией эсеров

В миро­вой исто­рии прак­ти­че­ски каждое поку­ше­ние на поли­ти­че­ского деятеля сопро­вож­да­лось верси­ями о том, что его осуще­ствила какая-то поли­ти­че­ская орга­ни­за­ция. Этот сюжет не стал исклю­че­нием.

Свиде­тель­ства Семё­нова и Коно­плё­вой идеально подхо­дили к идео­ло­ги­че­ской схеме, кото­рая была зало­жена ещё в обра­ще­нии ВЦИК, опуб­ли­ко­ван­ном на следу­ю­щий день после поку­ше­ния. В нём пред­се­да­тель ВЦИК Яков Сверд­лов утвер­ждал: «Мы не сомне­ва­емся в том, что и здесь будут найдены следы правых эсеров, следы найми­тов англи­чан и фран­цу­зов». Очевид­ная выгода подоб­ных призна­ний для разгром­ного процесса 1922 года застав­ляет обра­тить внима­ние на лично­сти их авто­ров.

Фанни Каплан. Этюд к картине В.Н. Пчёлина «Поку­ше­ние на В.И. Ленина в 1918 г.»

Семё­нов и Коно­плёва осенью 1918 года были аресто­ваны, но ни о какой причаст­но­сти к поку­ше­нию Каплан речи тогда не шло. Спустя несколько меся­цев их осво­бо­дили, и, как спра­вед­ливо отме­чают иссле­до­ва­тели, с этого времени нача­лось их сотруд­ни­че­ство с ВЧК. В 1921 году оба всту­пили в ряды РКП(б).

Вскоре Семё­нов опуб­ли­ко­вал отдель­ной брошю­рой обли­чи­тель­ные мате­ри­алы о терро­ри­сти­че­ской деятель­но­сти эсеров после Октябрь­ской рево­лю­ции, а Коно­плёва пись­менно их подтвер­дила. Их пока­за­ния на процессе против эсеров содер­жали ряд несты­ко­вок, не говоря уже об отрав­лен­ных пулях и других явно выду­ман­ных фактах. В связи с этим дове­рять их прямым утвер­жде­ниям следует весьма осто­рожно – где в них правда, а где вымы­сел, разо­браться нелегко.

Против версии об ответ­ствен­но­сти эсеров за поку­ше­ние гово­рит множе­ство случаев, когда ЦК партии после рево­лю­ции прямо выска­зы­вался против тактики террора, считая, что убий­ство Ленина или Троц­кого обру­шит на них ярость рабо­чего класса. Разре­ше­ние инди­ви­ду­аль­ного акта, данное Каплан Донским, формально не проти­во­ре­чило поли­тике партии, но даже это реше­ние было принято им лично и вряд ли полу­чило бы коллек­тив­ное одоб­ре­ние. Напри­мер, эсер Борис Бабин-Корень, по свиде­тель­ству жены, считал, что Донской должен был бы доло­жить ЦК о наме­ре­нии Каплан, уста­но­вить за ней слежку и по возмож­но­сти изоли­ро­вать.

Влади­мир Ленин. Этюд к картине В.Н. Пчёлина «Поку­ше­ние на В.И. Ленина в 1918 г.»

Даже если сам Донской с симпа­тией отно­сился к терро­ри­сти­че­ским идеям и решил на свой страх и риск подтолк­нуть Каплан к реали­за­ции поку­ше­ния, границы его ответ­ствен­но­сти за собы­тия 30 авгу­ста 1918 года оста­ются туман­ными. С одной стороны, имеются факты, что он прика­зал Семё­нову оказать помощь Каплан, но каковы должны быть размеры этой помощи, Семё­нов мог пони­мать по-своему. С другой – Донской на процессе против эсеров пока­зы­вал, что даже сделал Семё­нову выго­вор за выдачу Каплан револь­вера.

В мелких подроб­но­стях предыс­то­рии поку­ше­ния иссле­до­ва­те­лям пред­стоит разби­раться ещё очень долго. Но можно утвер­ждать навер­няка, что партия правых эсеров не плани­ро­вала и не санк­ци­о­ни­ро­вала убий­ство Ленина.


Заблуждение четвёртое. В покушении можно найти «кремлёвский след»

Пред­по­ло­же­ние о том, что реаль­ными орга­ни­за­то­рами поку­ше­ния были ближай­шие сорат­ники Ленина, идёт бок-о-бок с заблуж­де­нием о непри­част­но­сти Каплан. Если Фанни Каплан не стре­ляла и явля­ется невин­ной жерт­вой, то кто же мог желать смерти Ленина? Его возмож­ные наслед­ники – напри­мер, Яков Сверд­лов.

Формаль­ный глава Совет­ского госу­дар­ства в первые же часы после поку­ше­ния обви­нил в нём эсеров и загра­ницу, а сам через несколько дней санк­ци­о­ни­ро­вал смерт­ный приго­вор Каплан и пред­ла­гал кадро­вые пере­ста­новки в руко­вод­стве страны. Сотруд­ни­че­ство с ВЧК Семё­нова и Коно­плё­вой вписы­ва­ется в эту картину: стано­вится ясно, почему сознав­шихся участ­ни­ков поку­ше­ния на Ленина не привели к ответ­ствен­но­сти – потому что они уже тогда рабо­тали на Дзер­жин­ского, кото­рый, в свою очередь, помо­гал Сверд­лову. Правда, нет данных о том, что эти двое эсеров стали сотруд­ни­чать с чеки­стами до своего ареста осенью 1918 года, но всегда можно доду­мать и обрат­ное.

Брау­нинг № 50489. Этюд к картине В.Н. Пчёлина «Поку­ше­ние на В.И. Ленина в 1918 г.»

Склад­ная концеп­ция «крем­лёв­ского заго­вора» против Ленина стро­ится исклю­чи­тельно на домыс­лах. Заме­тим, что она появи­лась уже в позд­ней эмигрант­ской лите­ра­туре, когда смени­лось несколько поко­ле­ний людей. Это не случайно, поскольку совре­мен­ни­кам рево­лю­ци­он­ной эпохи такая версия пока­за­лась бы неправ­до­по­доб­ной. После форми­ро­ва­ния сталин­ской системы управ­ле­ния и пред­став­ле­ния о том, что совет­ский режим – режим едино­лич­ной власти вождя, нам сложно понять, что партия боль­ше­ви­ков во время рево­лю­ции действо­вала как коллек­тив.

Пере­дел власти в 1918 году был просто не нужен. Ленин не пытался выда­вить из руко­вод­ства ни Сверд­лова, ни Дзер­жин­ского, ни Троц­кого, отчего им было бессмыс­ленно устра­нять своего лидера. Потеря такой круп­ной поли­ти­че­ской фигуры в усло­виях Граж­дан­ской войны и вовсе была опас­ной. Кроме этого, в рево­лю­ци­он­ной среде продол­жала рабо­тать психо­ло­гия воспри­я­тия «своих» как сорат­ни­ков. Даже спустя десять лет во время жёст­кой внут­ри­пар­тий­ной борьбы Сталин не стал физи­че­ски устра­нять авто­ри­тет­ного Троц­кого. А в первые месяцы после рево­лю­ции пред­ста­вить тайный заго­вор в боль­ше­вист­ском руко­вод­стве с целью убий­ства весьма затруд­ни­тельно.

А.М. Гера­си­мов «Выстрел в народ» (1960)

Резкие действия Сверд­лова безо всякой конспи­ро­ло­гии объяс­ня­ются неожи­дан­но­стью самого поку­ше­ния. Смерть Ленина неми­ну­емо привела бы к вопросу о его заме­сти­теле, и потому какие-то пере­ста­новки могли обсуж­даться зара­нее. А поиски «внут­рен­него врага» и быст­рая казнь Фанни Каплан имели весьма очевид­ную цель – развя­зать волну «крас­ного террора».


Заблуждение пятое. После 1918 года Каплан осталась в живых

«По моему приказу часо­вой вывел Каплан из поме­ще­ния, в кото­ром она нахо­ди­лась, и мы прика­зали ей сесть в зара­нее подго­тов­лен­ную машину.

Было 4 часа дня 3 сентября 1918 года. Возмез­дие свер­ши­лось. Приго­вор был испол­нен. Испол­нил его я, член партии боль­ше­ви­ков, матрос Балтий­ского флота, комен­дант Москов­ского Кремля Павел Дмит­ри­е­вич Маль­ков, – собствен­но­ручно. И если бы исто­рия повто­ри­лась, если бы вновь перед дулом моего писто­лета оказа­лась тварь, подняв­шая руку на Ильича, моя рука не дрог­нула бы, спус­кая курок, как не дрог­нула она тогда…»

Так в воспо­ми­на­ниях комен­данта Маль­кова описана смерть Фанни Каплан. Несмотря на то, что смерт­ная казнь задо­ку­мен­ти­ро­вана во множе­стве источ­ни­ков, ещё в ранние совет­ские годы то там, то тут появ­ля­лись слухи, что Каплан оста­лась в живых. Возможно, в этом прояви­лась давняя склон­ность публики к исто­риям о несчаст­ных, забы­тых и таин­ствен­ных узни­ках.

Б.Е. Влади­мир­ский «Выступ­ле­ние В.И. Ленина на заводе Михель­сона» (1925)

Полно­цен­ный фактаж версия полу­чила уже в нашем веке. В 2004 году в укра­ин­ской газете «Факты и коммен­та­рии» было опуб­ли­ко­вано интер­вью неко­его Петра Вовчика под заго­лов­ком: «Моя бабушка, Фанни Каплан, нико­гда не стре­ляла в Ленина!». Имелась в виду, разу­ме­ется, двою­род­ная бабушка:

«– В 1936 году Фанни прислала своей сестре, моей бабушке Ане… весточку, – продол­жает свой рассказ Пётр Матве­е­вич. – К нам заехал житель села Червон­ное, кото­рому во время раску­ла­чи­ва­ния пришлось с семьёй поски­таться по сибир­ским лаге­рям. Там он и встре­тил Фанни. Она пере­дала нам малю­сень­кий клочок бумаги, на кото­ром было напи­сано: „Я жива, здорова, не вино­вата. Моли­тесь за меня“.

<…>

А одна женщина расска­зала мне, что сидела с Фанни в лаге­рях. Эта женщина утвер­ждала, что Каплан умерла около 1955 года в одной из тюрем Москвы, куда её пере­везли из… Улан-Уде!»

К сожа­ле­нию, уста­но­вить источ­ники этих семей­ных легенд не удаётся. Но и без серьёз­ных осно­ва­ний они полу­чили отра­же­ние в попу­ляр­ной прессе и даже в статье о Фанни Каплан в Вики­пе­дии.

Орудие поку­ше­ния на Ленина. Из альбома «ВЧК. Глав­ные доку­менты»

Обзор попу­ляр­ных заблуж­де­ний о поку­ше­нии Фанни Каплан на Ленина пока­зы­вает, что в исто­рии всегда найдётся место для поиска сенса­ций и неожи­дан­ных откры­тий. Исто­рия этого неудав­ше­гося убий­ства, конечно, имеет свои белые пятна и сего­дня. В част­но­сти, мы до конца не знаем, кто и в какой мере знал о наме­ре­ниях Каплан и мог ей помо­гать.

Но даже возмож­ное нали­чие «группы поддержки» в лице сторон­ни­ков, сообщ­ни­ков и сорат­ни­ков не отме­няет обще­при­ня­той версии. Поку­ше­ние на Ленина было инди­ви­ду­аль­ным терро­ри­сти­че­ским актом Фанни Каплан. Опира­ясь на тради­ции народ­ни­ков и эсеров, оно гораздо больше похо­дит на террор русских рево­лю­ци­о­не­ров пред­ше­ству­ю­щих лет, чем на поли­ти­че­ские заказ­ные убий­ства совре­мен­ной эпохи.

Поделиться