Пять заблуждений о покушении Каплан на Ленина

30 августа 1918 года в Москве террористка Фанни Каплан стреляла в лидера русской революции Владимира Ленина. Это покушение за последние сто лет обросло таким множеством домыслов и мифов, что может претендовать на звание одного из самых запутанных политических дел в советской истории.

Любители пикантных подробностей при рассказе о террористическом акте почему-то вспоминают о знакомстве Каплан с братом советского лидера Дмитрием Ульяновым, хотя даже если их отношения имели романтический подтекст, никакого влияния на решение убить Ильича они не оказали. Фанаты конспирологии в духе Николая Старикова будут упорно искать масштабный заговор с потенциальным зарубежным следом. А журналисты и публицисты, довольные разнообразием теорий, с удовольствием подчеркнут, что покушение на Ленина до сих пор остаётся «тёмной и загадочной» страницей истории.

Разобравшись в пяти основных заблуждениях, которые чаще всего всплывают при обсуждении данного сюжета, приходим к выводу, что на сегодняшний день никаких принципиальных тайн в нём и не осталось.


Заблуждение первое. Каплан не стреляла в Ленина

Эта альтернативная гипотеза является самой популярной в массовой публицистике. Она полностью переворачивает наш взгляд на покушение и заставляет посмотреть на Фанни Каплан как на случайную жертву обстоятельств. Версия была обоснована в эмигрантской литературе и затем получила распространение в перестроечной и современной прессе. Наиболее частым аргументом в ней является факт весьма плохого зрения террористки. Действительно, как может почти слепая женщина метко выстрелить в другого человека?

Фанни Каплан приобщилась к террору ещё в годы первой русской революции. Молодая еврейская девушка попала в поле зрения полиции в 1906 году из-за случайного взрыва самодельной бомбы, которую она вместе со своим товарищем Виктором Гарским хранила в гостиничном номере в Киеве. Паспорт на имя Каплан, кстати, был фальшивым, но именно с этим именем девушка была отправлена на Нерчинскую каторгу. Во время взрыва она получила травму и в итоге, уже в Сибири спустя три года, полностью ослепла.

Тюремный снимок Фанни Каплан в Чите. Фото 1907 года

Заезжавший на каторгу врач установил, что зрачки ослепшей всё-таки реагируют на свет и лечение возможно. Зрение вернулось к Каплан благодаря усилиям местных докторов, а после революции она прошла дополнительный курс лечения в харьковской глазной клинике. Согласно свидетельству эсера Петра Соколова, летом 1918 года Фанни Каплан весьма неплохо стреляла: во время упражнений она попала в цель 14 раз из 15 возможных. Таким образом, фактов о плохом зрении Каплан в последний год её жизни нет.

Амнистия в 1917 году освободила революционерку. Благодаря знакомству на каторге с Марией Спиридоновой и другими эсерами её взгляды окончательно определились в русле этой партии. Напомним, что партия социалистов-революционеров не единожды практиковала индивидуальный террор, идейные основы которого можно найти ещё в народническом движении. Резкое неприятие большевистской политики на фоне эсеровской традиции привели Каплан к очевидной идее – убить Ленина.

Ситуация осложнялась тем, что после 1917 года сторонники террора не составляли большинства в руководстве партии эсеров. (Здесь и далее речь идёт о правых эсерах.) Тем не менее партия могла разрешить индивидуальный акт, который при этом должен совершаться не от лица партии, да и вообще террористу нельзя было заявлять о своей партийной принадлежности. Именно такое разрешение Каплан получила от члена ЦК партии Дмитрия Донского в конце августа 1918 года.

Инсценировка покушения на Ленина. Следственное фото

30 августа у завода Михельсона Владимир Ленин, выходя после митинга в окружении толпы, был дважды ранен стрелявшей Фанни Каплан. Практически сразу же она была задержана и под следствием придерживалась принятой у эсеров позиции относительно индивидуального акта:

«Стреляла в Ленина я потому, что считала его предателем революции, и дальнейшее его существование подрывало веру в социализм. <…> Я считаю себя социалисткой, сейчас ни к какой партии себя не отношу. <…> К какой социалистической группе принадлежу сейчас, не считаю нужным сказать».

Быть может, находясь в толпе, стреляла в итоге не она? Когда сторонники подобного мнения ссылаются на допрошенных, которые непосредственно не видели стрелявшую, они забывают, что из 17 свидетельств мы имеем 7 показаний, где говорится о стрелявшей женщине. Некоторые из них и вовсе не оставляют сомнений, что стрелявшая и задержанная женщина – это одно лицо. Рабочий Семён Титов показывал:

«Когда тов. Ленин приехал на митинг, то женщина, которая стреляла в тов. Ленина, пришла на завод Михельсона минут на пять позже тов. Ленина и стала рядом со мной и приблизительно минут десять очень строго следила за тов. Лениным… <…> Но когда товарищ Ленин стал браться рукой за ручку автомобиля, в это время женщина, за которой я следил, присела и начала стрелять. Тогда публика рассыпалась во все стороны. Я тоже отбежал в сторону, начал следить за ней, куда она побежит. В это время какой-то господин подбежал к ней, вышиб у ней револьвер и начал поднимать тов. Ленина, и она отошла шагов на десять, и мы её сейчас же задержали и повели её в Замоскворецкий военный комиссариат».


Заблуждение второе. Для выстрела использовались отравленные пули

Летом 1922 года состоялся судебный процесс над лидерами правых эсеров. Среди множества обвинений им вменялась причастность к покушению на Ленина. По официальной версии советских властей, некоторые члены эсеровской партии непосредственно помогали Каплан организовать теракт. В этом признались Григорий Семёнов и Лидия Коноплёва, упомянув, в частности, пули, отравленные ядом кураре. По их словам, яд не подействовал, потому что при высокой температуре во время выстрела он теряет свойства.

Следствие 1918 года факта отравления не установило. Пули, правда, были надрезаны, но сделано это было в кустарных условиях, так что должного разрывного эффекта не последовало. Ленину вообще повезло: две раны не задели жизненно важных органов, и уже в середине сентября, встав на ноги, он попросил врачей не беспокоить его лишний раз звонками и вопросами.

В.Н. Пчёлин «Покушение на В.И. Ленина в 1918 г.» (1920-е гг.)

На судебном процессе спустя четыре года профессор Щербачёв дал заключение, что яд кураре не перестаёт действовать даже при температуре выше 100 градусов по Цельсию. Кроме этого, никаких осложнений состояния Ленина, которые могли бы говорить об отравлении, просто не обнаружилось. Впрочем, образ коварных эсеров, закладывающих в пули яд, был настолько красив, что мимо него не смогла пройти официальная советская пропаганда. Заблуждение об отравленных пулях попадается в публицистике и по сей день.


Заблуждение третье. Покушение было организовано партией эсеров

В мировой истории практически каждое покушение на политического деятеля сопровождалось версиями о том, что его осуществила какая-то политическая организация. Этот сюжет не стал исключением.

Свидетельства Семёнова и Коноплёвой идеально подходили к идеологической схеме, которая была заложена ещё в обращении ВЦИК, опубликованном на следующий день после покушения. В нём председатель ВЦИК Яков Свердлов утверждал: «Мы не сомневаемся в том, что и здесь будут найдены следы правых эсеров, следы наймитов англичан и французов». Очевидная выгода подобных признаний для разгромного процесса 1922 года заставляет обратить внимание на личности их авторов.

Фанни Каплан. Этюд к картине В.Н. Пчёлина «Покушение на В.И. Ленина в 1918 г.»

Семёнов и Коноплёва осенью 1918 года были арестованы, но ни о какой причастности к покушению Каплан речи тогда не шло. Спустя несколько месяцев их освободили, и, как справедливо отмечают исследователи, с этого времени началось их сотрудничество с ВЧК. В 1921 году оба вступили в ряды РКП(б).

Вскоре Семёнов опубликовал отдельной брошюрой обличительные материалы о террористической деятельности эсеров после Октябрьской революции, а Коноплёва письменно их подтвердила. Их показания на процессе против эсеров содержали ряд нестыковок, не говоря уже об отравленных пулях и других явно выдуманных фактах. В связи с этим доверять их прямым утверждениям следует весьма осторожно – где в них правда, а где вымысел, разобраться нелегко.

Против версии об ответственности эсеров за покушение говорит множество случаев, когда ЦК партии после революции прямо высказывался против тактики террора, считая, что убийство Ленина или Троцкого обрушит на них ярость рабочего класса. Разрешение индивидуального акта, данное Каплан Донским, формально не противоречило политике партии, но даже это решение было принято им лично и вряд ли получило бы коллективное одобрение. Например, эсер Борис Бабин-Корень, по свидетельству жены, считал, что Донской должен был бы доложить ЦК о намерении Каплан, установить за ней слежку и по возможности изолировать.

Владимир Ленин. Этюд к картине В.Н. Пчёлина «Покушение на В.И. Ленина в 1918 г.»

Даже если сам Донской с симпатией относился к террористическим идеям и решил на свой страх и риск подтолкнуть Каплан к реализации покушения, границы его ответственности за события 30 августа 1918 года остаются туманными. С одной стороны, имеются факты, что он приказал Семёнову оказать помощь Каплан, но каковы должны быть размеры этой помощи, Семёнов мог понимать по-своему. С другой – Донской на процессе против эсеров показывал, что даже сделал Семёнову выговор за выдачу Каплан револьвера.

В мелких подробностях предыстории покушения исследователям предстоит разбираться ещё очень долго. Но можно утверждать наверняка, что партия правых эсеров не планировала и не санкционировала убийство Ленина.


Заблуждение четвёртое. В покушении можно найти «кремлёвский след»

Предположение о том, что реальными организаторами покушения были ближайшие соратники Ленина, идёт бок-о-бок с заблуждением о непричастности Каплан. Если Фанни Каплан не стреляла и является невинной жертвой, то кто же мог желать смерти Ленина? Его возможные наследники – например, Яков Свердлов.

Формальный глава Советского государства в первые же часы после покушения обвинил в нём эсеров и заграницу, а сам через несколько дней санкционировал смертный приговор Каплан и предлагал кадровые перестановки в руководстве страны. Сотрудничество с ВЧК Семёнова и Коноплёвой вписывается в эту картину: становится ясно, почему сознавшихся участников покушения на Ленина не привели к ответственности – потому что они уже тогда работали на Дзержинского, который, в свою очередь, помогал Свердлову. Правда, нет данных о том, что эти двое эсеров стали сотрудничать с чекистами до своего ареста осенью 1918 года, но всегда можно додумать и обратное.

Браунинг № 50489. Этюд к картине В.Н. Пчёлина «Покушение на В.И. Ленина в 1918 г.»

Складная концепция «кремлёвского заговора» против Ленина строится исключительно на домыслах. Заметим, что она появилась уже в поздней эмигрантской литературе, когда сменилось несколько поколений людей. Это не случайно, поскольку современникам революционной эпохи такая версия показалась бы неправдоподобной. После формирования сталинской системы управления и представления о том, что советский режим – режим единоличной власти вождя, нам сложно понять, что партия большевиков во время революции действовала как коллектив.

Передел власти в 1918 году был просто не нужен. Ленин не пытался выдавить из руководства ни Свердлова, ни Дзержинского, ни Троцкого, отчего им было бессмысленно устранять своего лидера. Потеря такой крупной политической фигуры в условиях Гражданской войны и вовсе была опасной. Кроме этого, в революционной среде продолжала работать психология восприятия «своих» как соратников. Даже спустя десять лет во время жёсткой внутрипартийной борьбы Сталин не стал физически устранять авторитетного Троцкого. А в первые месяцы после революции представить тайный заговор в большевистском руководстве с целью убийства весьма затруднительно.

А.М. Герасимов «Выстрел в народ» (1960)

Резкие действия Свердлова безо всякой конспирологии объясняются неожиданностью самого покушения. Смерть Ленина неминуемо привела бы к вопросу о его заместителе, и потому какие-то перестановки могли обсуждаться заранее. А поиски «внутреннего врага» и быстрая казнь Фанни Каплан имели весьма очевидную цель – развязать волну «красного террора».


Заблуждение пятое. После 1918 года Каплан осталась в живых

«По моему приказу часовой вывел Каплан из помещения, в котором она находилась, и мы приказали ей сесть в заранее подготовленную машину.

Было 4 часа дня 3 сентября 1918 года. Возмездие свершилось. Приговор был исполнен. Исполнил его я, член партии большевиков, матрос Балтийского флота, комендант Московского Кремля Павел Дмитриевич Мальков, – собственноручно. И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда…»

Так в воспоминаниях коменданта Малькова описана смерть Фанни Каплан. Несмотря на то, что смертная казнь задокументирована во множестве источников, ещё в ранние советские годы то там, то тут появлялись слухи, что Каплан осталась в живых. Возможно, в этом проявилась давняя склонность публики к историям о несчастных, забытых и таинственных узниках.

Б.Е. Владимирский «Выступление В.И. Ленина на заводе Михельсона» (1925)

Полноценный фактаж версия получила уже в нашем веке. В 2004 году в украинской газете «Факты и комментарии» было опубликовано интервью некоего Петра Вовчика под заголовком: «Моя бабушка, Фанни Каплан, никогда не стреляла в Ленина!». Имелась в виду, разумеется, двоюродная бабушка:

«– В 1936 году Фанни прислала своей сестре, моей бабушке Ане… весточку, – продолжает свой рассказ Пётр Матвеевич. – К нам заехал житель села Червонное, которому во время раскулачивания пришлось с семьёй поскитаться по сибирским лагерям. Там он и встретил Фанни. Она передала нам малюсенький клочок бумаги, на котором было написано: „Я жива, здорова, не виновата. Молитесь за меня“.

<…>

А одна женщина рассказала мне, что сидела с Фанни в лагерях. Эта женщина утверждала, что Каплан умерла около 1955 года в одной из тюрем Москвы, куда её перевезли из… Улан-Уде!»

К сожалению, установить источники этих семейных легенд не удаётся. Но и без серьёзных оснований они получили отражение в популярной прессе и даже в статье о Фанни Каплан в Википедии.

Орудие покушения на Ленина. Из альбома «ВЧК. Главные документы»

Обзор популярных заблуждений о покушении Фанни Каплан на Ленина показывает, что в истории всегда найдётся место для поиска сенсаций и неожиданных открытий. История этого неудавшегося убийства, конечно, имеет свои белые пятна и сегодня. В частности, мы до конца не знаем, кто и в какой мере знал о намерениях Каплан и мог ей помогать.

Но даже возможное наличие «группы поддержки» в лице сторонников, сообщников и соратников не отменяет общепринятой версии. Покушение на Ленина было индивидуальным террористическим актом Фанни Каплан. Опираясь на традиции народников и эсеров, оно гораздо больше походит на террор русских революционеров предшествующих лет, чем на политические заказные убийства современной эпохи.

Поделиться