«Коренастый, в кепке». Как одевался Ленин

Профес­си­о­наль­ные исто­рики утвер­ждают, что Ленин нико­гда не был модни­ком и был холо­ден к стиль­ной одежде. Журна­ли­сты подробно описы­вают детали его гарде­роба, упоми­ная их высо­кую стои­мость. Но что в действи­тель­но­сти носил Ленин? Когда впер­вые сменил шляпу на кепку? Сколько у него было галсту­ков? И как старый костюм-«тройка» прибли­жал его к народу?

VATNIKSTAN отве­тил на эти и другие вопросы в статье об одежде лидера боль­ше­ви­ков.


Разго­вор о том, как одевался Ленин, стоит начать с обзора его фото­порт­ре­тов. Во времена своего студен­че­ства и «Союза борьбы за осво­бож­де­ние рабо­чего класса» (1890-е годы) Влади­мир Ильич одевался во вкусе своего времени: одно­тон­ные двуборт­ные пиджаки с неши­ро­кими лацка­нами, рубашки с острыми концами ворот­ничка, к ним — неболь­шие галстуки. О голов­ных уборах на основе имею­щихся фото­гра­фий гово­рить нельзя — извест­ные нам порт­реты были сделаны в поме­ще­нии.  В целом трудно отме­тить что-либо экстра­ор­ди­нар­ное во внеш­нем виде Ленина до 1900-х годов — он просто следо­вал совре­мен­ной ему моде.

Ленин. Санкт-Петер­бург, февраль 1897 года

О том, как рево­лю­ци­о­нер одевался в следу­ю­щем деся­ти­ле­тии, судить прихо­дится лишь по одной фото­гра­фии 1900 года, на кото­рой он выгля­дит так же, как и раньше.

Ленин. Москва, февраль 1900 года

Инте­рес­ные изме­не­ния со стилем Влади­мира Ильича произо­шли чуть позже, в период второй эмигра­ции, кото­рая пришлась на 1910-е. Мы распо­ла­гаем несколь­кими сним­ками того времени, на кото­рых Ленин одет с боль­шим вкусом.

Ленин. Париж, 1910 год
Ленин. Сток­гольм, 1917 год

Любо­пытно отме­тить, что воспо­ми­на­ния совре­мен­ни­ков — второй источ­ник инфор­ма­ции о стиле Ленина — контра­сти­руют с визу­аль­ным мате­ри­а­лом. Напри­мер, на цюрих­ской фото­гра­фии 1917 года Влади­мир Ильич одет в модный пиджак в полоску и жилет в тон, рубашку с отлож­ным ворот­нич­ком и длин­ный галстук.

Ленин. Цюрих, 1917 год

Вместе с тем в воспо­ми­на­ниях сапож­ника Камме­рера, у кото­рого он оста­но­вился в Цюрихе, мы читаем, что Ленин совер­шенно не забо­тился о своем внеш­нем виде:

«Това­рищ Ленин <…> отли­чался необы­чай­ной просто­той. Как он, так и его жена не прида­вали ника­кого значе­ния хоро­шей одежде и хоро­шей пище. Они платили мне 28 фран­ков в месяц. Зимой я должен был делать им пару тяжё­лых крестьян­ских башма­ков с боль­шими гвоз­дями. — “Тов. Ленин,— гово­рил я ему,— с этими башма­ками вас примут за крестьян­ского старо­сту.” Он смеялся, но продол­жал носить эти башмаки в тече­ние всей зимы».

Этот коммен­та­рий был приве­дён в статье «Ленин как чело­век» (1924 года), и несо­мненно имеет идео­ло­ги­че­скую окраску — совет­скому чело­веку «вождь проле­та­ри­ата» не мог быть пред­став­лен как франт.

Инте­ресно, что на эмигрант­ских фото­гра­фиях Влади­мир Ильич носит на голове шляпу. Свою знаме­ни­тую кепку он надел не ранее 1917 года, по возвра­ще­нии в Россию – об этом свиде­тель­ствуют источ­ники.

Ленин и Н.К.Крупская выхо­дят с засе­да­ния I Всерос­сий­ского съезда по просве­ще­нию. Москва, 28 авгу­ста 1918 года

«<…> К трибуне идут два чело­века: один невы­со­кий, плот­ный, коре­на­стый, в кепке; у него малень­кая рыже­ва­тая бородка и слегка прищу­рен­ные глаза. Я успела рассмот­реть, что глаза — зоркие и словно смеются. — Ленин»,

— пишет Марга­рита Влади­ми­ровна Ямщи­кова (лите­ра­тур­ный псев­до­ним «Ал. Алтаев») о митинге 1917 года.

Кепку также описал маши­нист паро­воза Г. Э. Ялава:

«22 авгу­ста (4 сентября) 1917 года из Петро­града по распи­са­нию вышел дачный поезд № 71. Он держал путь на Райволу. Паро­воз был подан вовремя; на нём стоял номер 293. На подходе к стан­ции Удель­ная, что в десяти верстах от Петро­града, я стал внима­тельно всмат­ри­ваться в темноту, как вдруг увидел сред­него роста коре­на­стого чело­века, быстро идущего к паро­возу. Чело­век был в кепке, в старой «тройке», обыч­ной одежде питер­ского рабо­чего, с гладко выбри­тым лицом. Он подбе­жал к машине, не говоря ни слова, цепко схва­тился за поручни и вска­раб­кался в паро­воз­ную будку. Ленин — а это был он — привет­ливо поздо­ро­вался и снял пальто».

Важно отме­тить, что слова Ялава о «старой “тройке”», «обыч­ной одежде питер­ского рабо­чего» поддер­жи­вают образ «простого», «своего» Ленина. В том же ключе продол­жают и другие очевидцы. По воспо­ми­на­ниям фото­графа Федора Васи­лье­вича Феофа­нова, снимав­шего Ленина и Круп­скую на откры­тии Кашин­ской элек­тро­стан­ции 14 ноября 1920 г.:

«Ильич — невы­со­кого роста, коре­на­стый, с добро­душ­ным лицом, в сером костюме, поря­дочно поно­шен­ном, одна колоша надо­рвана. Надежда Констан­ти­новна была тоже в простом платье».

В.И. Ленин и Н.К. Круп­ская на откры­тии Кашин­ской элек­тро­стан­ции. 14 ноября 1920 года

О бесхит­рост­ном наряде Влади­мира Ильича вспо­ми­нал полков­ник Хэскелл, дирек­тор совет­ского пред­ста­ви­тель­ства «Амери­кан­ской адми­ни­стра­ции помощи» (American Relief Administration, ARA). В интер­вью газете Chigago Tribune в 1922 году воен­но­слу­жа­щий даже отме­тил носки Ленина:

«Он был одет в простой костюм, застёг­ну­тый до подбо­родка, под кото­рым был мягкий ворот­ни­чок и галстук, в носках из домаш­ней пряжи и ботин­ках, кото­рые уже служат ему много лет».

Боль­шин­ство коммен­та­то­ров вспо­ми­нают, что Ленин в конце 1910-х — начале 1920х одевался в костюмы. На фото­гра­фиях чаще всего мы видим его в костюме-тройке — пиджак, жилет, брюки. Из пиджа­ков на нём заме­чены двуборт­ные и одно­борт­ные с острыми лацка­нами. К ним подби­ра­лись рубашки с отлож­ным ворот­нич­ком и разные галстуки, зака­лы­вав­ши­еся специ­аль­ной булав­кой. Всего за период с 1918 по 1922 годы мы видим на Влади­мире Ильиче как мини­мум пять разных галсту­ков.

Ленин. Москва, октябрь 1918 года
Ленин. Москва, 1 мая 1920 года

Подроб­ный коммен­та­рий о внеш­нем виде Ленина соста­вил итальян­ский комму­нист Вачирка, видев­ший его во время подго­товки третьего конгресса Комин­терна (прохо­дил в 1921 году):

«Ленин имеет насто­я­щий вид “мелкого буржуя”, чинов­ника мини­стер­ства или врача. Его можно вполне принять за фран­цуза, швей­царца или итальянца. Он одет вполне по-евро­пей­ски и костюм его не носит отпе­чатка каких-либо стран­но­стей. Люст­ри­но­вый пиджак, кото­рый обык­но­венно наши мини­стер­ские или банков­ские чинов­ники носят на службе, брюки из тёмного сукна в полоску, внизу загну­тые, но не потому, что того требует мода, а потому, что они слиш­ком длинны, хорошо вычи­щен­ные ботинки, из кото­рых один, однако, с боль­шой дырой на подошве, невы­со­кий белый крах­маль­ный ворот­ни­чок, тёмный галстук и всё это блестит чисто­той и отли­ча­ется просто­той».

В холод­ное время Ленин ходил в пальто с мехо­вым ворот­ни­ком и мехо­вой шапке, хотя иногда голов­ной убор заме­нялся на кепку.

Ленин. Москва, 7 ноября 1919 года

Лите­ра­тор Елиза­вета Драб­кина оста­вила описа­ние, как видела Ленина в Боль­шом зале Консер­ва­то­рии на концерте, посвя­щён­ном годов­щине Октябрь­ской рево­лю­ции. Веро­ятно, это был 1918 год, поскольку она заме­чает, что Ленин «стара­ется устро­ить поудоб­нее левое плечо, из кото­рого ещё не были извле­чены эсеров­ские пули», имея в виду поку­ше­ние, совер­шен­ное Фанни Каплан 30 авгу­ста 1918 года. Драб­кина пишет, что в тот год стояла холод­ная погода и зрители сидели в зале Консер­ва­то­рии в верх­ней одежде. Ленин не был исклю­че­нием:

«Прямо передо мной место было свободно. Кресло рядом с этим свобод­ным местом зани­мал чело­век в шапке-ушанке, отде­лан­ной черным мехом. <…> Теперь он снял шапку и опустил ворот­ник. Я увидела, что это Влади­мир Ильич».

Более конкрет­ное описа­ние, веро­ятно, того же пальто приво­дит писа­тель­ница Лидия Сейфул­лина, видев­шая его в 1920 году:

«На Всерос­сий­ском съезде по внешколь­ному обра­зо­ва­нию, в зале особ­няка в Малом Хари­то­ньев­ском пере­улке, я увидела и услы­шала Ленина. <…> В дверях, веду­щих на возвы­ше­ние, заня­тое прези­ди­у­мом съезда, появился неболь­шого роста чело­век в чёрном распах­ну­том пальто с бараш­ко­вым ворот­ни­ком, с шапкой в руках».

Тёплое время года Ленин прово­дит в подмос­ков­ных Горках, где одева­ется не в «тройки», а «по-дачному» — в воен­ный френч и простор­ную рубашку.

Френч Ленина, 1920-е. Коллек­ция Госу­дар­ствен­ного исто­ри­че­ского музея
Ленин на прогулке в Горках. Август-сентябрь 1922 года

Итак, все свиде­тель­ства сооб­щают, что Ленин на протя­же­нии своей жизни пред­по­чи­тал простую одежду без изыс­ков. Но почему он делал так? На этот вопрос может отве­тить отры­вок из книги Die socialistische idee, кото­рую напи­сал теоре­тик соци­а­лизма Хенд­рика де Мана в сере­дине 1930-х годов:

«Для колос­саль­ного влия­ния лично­сти Ленина на русские народ­ные массы совсем, конечно, небез­раз­лично было то, что он в своей част­ной жизни мог жить в шалаше и в своей внеш­но­сти обна­ру­жи­вал абсо­лют­ное безраз­ли­чие ко всем призна­кам буржу­аз­ного хоро­шего тона. Его порт­реты вряд ли зани­мали бы место старых русских икон в русских рабо­чих жили­щах и крестьян­ских хижи­нах, если бы он носил вместо своего простого рабо­чего костюма и рабо­чей кепки прилич­ный чинов­ни­чий костюм немец­кого партий­ного вождя или роскош­ное одея­ние мини­стра или дипло­мата во фраке и звёз­дах».


Читайте также «Боль­ше­вики и "немец­кие деньги". Детек­тив эпохи русской рево­лю­ции» и «Дворя­нин, еврей, калмык?.. О запу­тан­ной родо­слов­ной Ленина»

Поделиться